Зеркало




08 июня, 2017

Дневник неформала

Часть вторая
©Гектор Шульц

1 декабря.
Пацаны слили мой дневник в Сеть. Почитал комментарии, шокировался. Все считают меня быдлом. Наташка тоже.
Весь день лежал на кровати и читал «Законы формальной логики», чтобы опровергнуть сказанное. Бабка, увидев, что я читаю, въебала ушат валерьянки и перекрестила дверь.

2 декабря.
Шпилили с пацанами в третьих Героев по сетке. Толян играл за некромантов и всех нагнул. Пацаны сказали, что ему конец. Толян сказал, что не страшно и у него личей до жопы.

3 декабря.
Ходили на концерт Cannibal Corpse.
Баран выкушал пол-литра водки и как-то проник в гримерку к музыкантам. Выводила его охрана. Баран орал, брыкался и просил дать ему пирожок, которым оказался Джордж Фишер. Пацаны оценили и сказали, что Баран хоть и лох, но мужик, чем сломали логику Толяну.

Толян пытался склеить двух девок. Девками оказались два худощавых неформала мужского пола. Один был кареглазый, а у второго один глаз синий, второй стеклянный. Закорешились и позвали их после концерта пить пиво и слушать Нирвану.
Во время исполнения Hammer Smashed Face Сифилиса нокаутировали сиськами две самки, оказавшиеся упитанными неформалами, а Толяна облили водкой с кусочками хлеба. Или это не водка была…

4 декабря.
Весь день сортировал автографы известных металлистов, куда добавился клок волос с головы басиста, оторванный Бараном во время его экстрадиции из концертного зала. Подумав, убрал из альбома высохшую кровь Дэни Филта и решил подарить ее Наташке.
Наташка подарок не оценила и отдала его Толяну. Толян сварил приворотное зелье и опробовал его на Сифилисе. Когда Сифилис узнал про ингредиенты, то весь вечер гонялся за Толяном. Действует, сука.

5 декабря.
Заболел. У мну грустиффка. Посоны сказали, фто у миня ЭмОёБсТвО.

6 декабря.
Пришел в себя. Доказывал пацанам, что я неформал, слушая три альбома Dark Funeral на медленной скорости пять часов и плюясь в плакат Кобзона, пока не засох язык.

7 декабря.
Смотрели с пацанами «Люди Икс». Толян сказал, что хотел бы себе способность Магнето. Засыпали его столовыми приборами и кастрюлями, а Сифилис еще и борщом облил.

9 декабря.
Из армии вернулся наш дружище Йобан. На самом деле его зовут Иосифом, но кликуха ему подходит на все 100%.
По случаю возвращения друга много пили и закусывали квашеной капустой, которую Йобан купил на вокзале. Напившись, устроили военные игры. Йобан на спор отжался от пола 40 раз в противогазе. Толян решил повторить рекорд Йобана, но потерял сознание после четвертого раза. Оказалось, что Йобан засунул в шланг противогаза свой носок. В итоге остаток вечера реанимировали Толяна, пока Йобан не разрулил проблему, неистово уебав Толяна по груди кулаком. Пацаны смеялись до тех пор, пока ошалевший Толян не въебался головой в шифоньер, оставив там вмятину. Вновь реанимировали Толяна, но Йобана к нему не подпускали.

11 декабря.
Решали с пацанами на тему новогодних праздников. Толян яростно орал, что к себе в хату никого не пустит. Решили в итоге праздновать у Сифилиса. Сифилис мычал и, протестуя, пытался скинуть со своей головы задницу Йобана. Не удалось, ибо Йобан набрал в армии плюс сорок килограммов, а Сифилис как был задротом, так им и остался.

12 декабря.
Пригласил Наташку на Новый Год к Сифилису. Наташка отказалась и сказала, что я по-прежнему быдло. Два часа доказывал ей, что это не так, зачитывая любимые отрывки из панк-оперы Кощей Бессмертный и «Евгения Онегина», ради прикола заменяя имя «Татьяна», на «Трактор».

13 декабря.
Вместе с Наташкой на Новый Год собралась и Маринка, местная оторва. Йобан потер ладошки и призывно ей облизал щеку. Толяна вывернуло маринованными грибочками. Наташка сказала, что он «фу» и уебала гота по голове сковородкой. Йобан сказал, что брутальнее этого, только пьяный ефрейтор Зюба, гулявший по казарме с вантузом в жопе.

20 декабря.
Отходил от очередной тусовки, где Йобан и Толян подрались из-за Маринки, местной оторвы. А всему виной косые глаза оной Маринки. Пацаны не поняли, кому она подмигивала и приглашала уединиться в комнате. Пьяный Толян предложил Йобану помериться хуями, а Йобан согласился. В итоге все узрели, что хуй Толяна куда больше всех наших. Наташка призывно засмеялась и мне пришлось избить Толяна. Потом ко мне присоединился и Йобан, а к Толяну Сифилис, Баран и Маринка. Тут-то всем и стало понятно, к кому она питала чувства. Однако это не спасло Толяна от открытого перелома руки, а Йобана от отбитого до синевы яйца. Дал себе зарок не злить Маринку и Наташку, которые нещадно поразили пах нашего товарища.

22 декабря.
Пытался вызвать дух Курта Кобейна, пока родителей не было дома. Явился призрак моего хомяка Гоши, которого пьяный Толян три года назад смыл в унитаз по чистой случайности. Молча выслушал претензии грызуна и согласился с тем, что я хуевый хозяин. На том и порешили.
Через пару часов повторил попытку вызова Курта. Явилась Маринка, местная оторва, с бутылкой ледяной беленькой.

25 декабря.
Наташка узнала, что Маринка приходила ко мне с водкой. Девчата неистово подрались. Йобана так восхитило это событие, что он решил собрать рок-группу и даже придумал название. «Брутальные пилотки». Пацаны не поняли и решили отпиздить Йобана. Йобан поправился и сменил название на «Брутальные хуи». На том и порешили.

26 декабря.
Сегодня была первая репетиция нашей группы. Йобан взял на себя роль вокалиста и два часа споласкивал горло ледяным сиропом, чтобы петь более брутально. Толян притащил из дома винтажную электрогитару Урал. Правда он что-то намудрил с переключателями и после неудачного соло к нему явился дух Чака Шульдинера из группы «Death» и дал Толяну пизды за коверканье своих мелодий. Потом порвалась первая струна, благодаря чему Толян впечатался в стену. Йобан тут же придумал новую песню «Смертоносная струна электрогитары Урал». Сифилис сказал, что Йобан йобнутый. На том и порешили.
Три часа меняли струну. Новые струны рвались и били Толяна по лицу, сделав его похожим на Джокера. Йобан психанул и, сняв пружину с гаражной двери, приладил ее к гитаре Толяна. Получилось пиздец как брутально. Первым номером решили сыграть «В траве сидел кузнечик». От звука сгорел усилок и треснула чугунная ванна, в которую отец Йобана сливал масло от своего Запорожца.

30 декабря.
Ходили с пацанами в магазин за продуктами. Засунули Толяну в одежду пять бутылок водки и отправили на выход. Его спалил охранник, но Толяну удалось убежать, разбив только одну бутылку. Йобан чуть не бросился слизывать ее с пола, благо, что Сифилис указал ему на осколки и вероятность резаной раны языка.
Купили колбасы, картошки и всякой хуйни для салатов, после чего отправились на хату к Сифилису, чтобы готовить. Во время готовки Толян сожрал две банки зеленого горошка и обосрался от счастья. Дали ему пизды и отправили в магазин за новым.
Йобан приготовил мясо по карпатски, но пацаны подменили мясо трусами Сифилиса. Йобан попробовал кусочек и сказал, что мясо суховато, после чего два часа гроулил в туалет песни группы Йорш. Пацаны сказали, что Йобан теперь говнарь и пошли готовить дальше.
Вечером пришли Наташка и Маринка, местная оторва. Они принесли с собой лимонада, коньяка и пару упаковок печенек. Печеньки сожрал Толян, который мучался от гороха. По традиции, дали Толяну по голове и продолжили готовить.

1 января.
Проснулся после праздника в ванной вместе с Наташкой и Маринкой. Рядом на унитазе спит Толян в позе богомола-пропойцы. Дверь приоткрыта и видна помятая рожа Йобана, на которой кто-то нарисовал хуй.
На кухне пиздец. Кто-то засунул Барана в духовку и полил его кетчупом. Сифилис спал в родительской комнате, сжимая в руках порножурнал «Страсти по баньке». На балконе, внезапно, обнаружился злющий отец Сифилиса в одних трусах. Выпустил его и налил ему водки. Тут-то память и вернулась.
Короче, дорогой дневник. Дичь, бля, была полная. Маринка и Йобан отправились в комнату, дабы предаться соитию под чарующие звуки «Behemoth». Через минуту Маринка выскочила из комнаты и заявила, что Йобан упал. Зашли в комнату и точно. Йобан лежал без трусов в кровати, обнимая банку с солеными огурцами. Поржали, нарисовали ему член на лбу и отправились пить дальше.
Сифилис подмешал Толяну в коктейль слабительного, после чего запер туалет на амбарный замок. В итоге Толяну пришлось гадить с балкона, сидя на обледеневших перилах, как чертов кочет. Пацаны поржали и великодушно простили друга. Вернулся молчаливый Йобан, только странно пахнущий рассолом и с укропом на ширинке. Всю ночь он жутко посматривал на Маринку, которая радостно щебетала с Наташкой, обсуждая размер достоинства Филиппа Киркорова.
Пацаны, которым надоели потуги Барана петь ртом в микрофон караоке «Владимирский централ», засунули его в духовку, предварительно обмазав кетчупом. Зажигалки ни у кого не нашлось и было решено оставить идиота до утра, а там разобраться с ним на трезвую голову и предъявить за блатняк.
В шесть утра домой вернулся отец Сифилиса, которого собственный сына запер на балконе в одних трусах. Правда дал ему полбутылки коньяка. Судя по глазам Сифилиса-старшего, хуй у младшего все-таки отвалится.
После пробуждения все молча пили чай на кухне под осуждающим взором отца Сифилиса. Сам Сифилис держался за жопу и красноречиво стрелял глазами в нашу сторону. Покурив с пацанами в подъезде, решили повторить такую тусовку и на следующий год. Ладно, написался я уже. Пойду опохмелюсь и к Маринке с Наташкой в теплую постельку. Бывайте, человеки. Ваш нефор, Валерка.

Posted by at        

« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть