Зеркало




21 июня, 2017

Как я поел мясо. Одесская история

Пролог:

Клянусь на любом печатном
издании за правдивость данного
сюжета из моей измученной
биографии

Введение, или немножЕчко за мою бывшую

Моя бывшая умеет готовить есть…
Всей молодой половозрелой поросли, которая после этой фразы дружно воскликнет: «Ша, Беня, не может быть! Не делай нам мозг!» я отвечу:
- Таки да, умеет!

Конечно, я в полной мере разделяю скепсис вышеупомянутой поросли, ибо родились они уже после развала Союза, то есть в те наступающие времена тотального разучения женщин готовить, мужчин - прочистить карбюратор или починить розетку без летального исхода, а детей - мочить друг друга брызгалками, а не из огнестрельных пистолетов в компьютерных играх или в ночных клубах…

Однако же, продолжу утверждать, что готовила моя бывшая, назовём её Бася, весьма и весьма потрясно! Чтоб я так жил, как она вкусно готовила! Следует особо отметить, что приготовление корма из несъедобных в сыром виде ингредиентов проходило для неё и для окружающих очень легко, что особенно приятно! Процесс готовить был для неё в радость, при этом ни я, ни окружающие не испытывали от этого таинства никакого дискомфорта и прочего геморроя на голову, не говоря уже о пожарной охране.
Помимо обладания у неё кулинарного дара, она была ещё очень даже красавицей, чьё милое вкусное тело, а так же внешность лица и тухеса пока ещё не были испорчены излишним холестерином, цулюлитом, законом Ньютона и другими «прелестями» генномодифицированной жизни.
Да, ребятки! Вы таки можете мне с трудом верить или верить не без труда, но такие экземпляры в женском животном мире ещё встречаются!
Вдобавок, я имею вам сказать, что Басенька была начитанна, эрудированна и имела верхних образований более одного ВУЗа! При этом, с ней вовсе не хотелось спать, то есть занудой она не была, а на язык была весьма шустра во всех смыслах.
А уж воспитана она была, как истинный выходец из еврейской семьи. Вернее, выходка. Впрочем, за её выходки я скажу дальше и позже.

Басины родители тоже были евреями, как и она. Ну… традиция такая, что ж поделаешь? Сам не без этого…
Басин папа был какой-то пурыц где-то на государственной службе и получал из бюджета много регулярной зарплаты, не смотря на прочие, существенно бОльшие сторонние доходы.
Мама Баси тоже всю жизнь не работала, а сидела дома, часто произносила «вейзмир», охала на предмет, как всё плохо, и какая она везде больная, что не мешало ей потреблять совсем не в виде растирки всякие напитки с маркировкой «икс ноль»…
Басину маму я тогда за глаза называл не тёщей, а прототёщей, поскольку с Басей мы ещё не заключили законный брак, а переопылялись неофициально без согласия властей и без санкции прокурора.


Действие I
Приготовление к приготовлению мяса


В один прекрасный день, мы с Басенькой опять проснулись у меня в жилище.
На тот момент у нас с ней проистекал, как говорят, букетно-конфетный период времени. Я покупал букеты и конфеты, после чего мы бурно дружили организмами на зависть соседям и спелеологам. Одним словом, я развлекал Басю всем содержимым своих штанов, то есть кошельком и прочим достоинством.
В ту самую ночь я был особенно разнуздан, после чего Бася несколько раз уходила рыдать в ванную, где и причитала от счастья:
- Если бы я раньше знала, что так можно, то моя жизнь была бы полный цимес уже годов с шестнадцати! - доносилось из помывочной.

Наступивший следующий день был томным.
Бася в узбекском халате на босу ногу сидела в щикарном настроении на креслах, штудируя какой-то фолиант за кулинарию. Я клацал «мышкой» и никого не боялся.
И тут Бася как заорёт:
- Хочу-у-у!!!
Я, признаться, чуть в обморок не обделался! Вроде бы, после прошедшей ночи хотеть мы оба не могли по причине взаимной истощённости, поэтому я съёжился местами и осторожно спросил у Баси вопрос:
- Женщина, я дико извиняюсь, но шо же вы так кричите? Вы же не в постели! Вы шо, снова хотите опять?
- Нет, Беня, не опять! У тебя все мысли только за спальню. А я имею тебе сказать за кухню! - ответствовала Бася и ткнула мне книгой в очки.
В моих очках тут же отразился какой-то кулинарный рецепт приготовления мяса нереальной вкусноты и вполне реальных денег, по крайней мере, по мнению Баси.
- И как мы с этим будем делать? – спрашиваю я, облегчённо выдохнув всеми отверстиями.
- Шо как?! - глаза Баси горели похлеще Александрийской библиотеки от предвкушения и энтузиазма.
- Шо как, Беняшечка? Ты тормозишь или да? Я хочу это сделать! Я хочу это мясо! Я хочу его так же, как они его тут рисуют! Я хочу уже его приготовить и всё это съесть тебе, ты же иначе не поправишься! Ты только посмотри на фото этого блюда! Обещаю, шо мой шедевр в реальности переплюнет эту жалкую полиграфию!
С этим словами Бася громко захлопнула книгу и уставилась на меня всеми чертами лица. В её взгляде читалась укоризна и мой дальнейший положительный ответ.
- Дорогая, я всё понял без второго слова! Я сейчас же на пятой передаче иду делать базар, а пока я надеваю чистый носок, ты напиши мне на бумажку, на что именно я должен буду похудеть карманом с перспективой поправиться животом!
Бася мне составила цельный манускрипт продуктов, и я, накинув второй носок, направился делать базар.


Действие II
Предвкушение поедания


Тётка, торговавшая мясом, была похожа на дядьку. Она была слегка с усами и говорила матом за жаркую погоду.
На рынке, действительно, было жарко!
Живая рыба на прилавках негромко умирала с открытым ртом от удивления за такой длинный столбик термометра. Торговка, продающая зелень, брызгала на связанные пучки зелени водой из пульверизатора. Периодически она оттопыривала на грудях свой халатик и направляла тугой, холодный и распылённый водяной напор на себя вниз, аж до самых волос. Жарко было всем…
Тётка, торговавшая мясом, отмахивалась картонкой от стада кружащихся над мясом мух и работала ртом, как радио, давая рекламу своего товара. При приближении покупателя, она включала громкость в формате 5.1 и, как бы в никуда, начинала причитать:
- Вот, шо значит свежее мясо! Смотрите сюдой всеми глазами! Вы видите, какое оно наисвежайшее!? Отбоя нет от мухуёв!
При этом, она так пафосно махала картонкой над мясом, как будто это не мясо вовсе, а арабский шейх! Не менее!
- А из чего у вас мясо? – приблизившись к прилавку, спросил я.
- Молодой человек, вы шо? Вы не в курсе знать? У вас на носе очки для хорошо смотреть или для умного вида? Вот это из свинины, а вот это из говядины. Хотите попробуйте! Советую вам взять сразу оба два мяса полностью и оптом. У меня тут всего килограмм тридцать будет, и я за всё сразу отдам со скидкой!
- Мне столько не надо! - сказал я.
- Если столько не надо, тогда дороже!
- Я вас внимательно понял!
- Ну таки берите! А то мухи будут жирнеть дальше, а вы наоборот, хотя куда уже?!
- Хорошо, наделайте мне несколько килограмм из коровы…
- Да я уже вижу, шо вам не из свинины! - тихо буркнула мясниха и, довольная таким гешефтом, заулыбалась во все коронки.

Погрузив мясо в сумку, я пошёл дальше для овощей, зелени и специй. Отойдя на приличное расстояние, я едва расслышал тихую фразу торговки:
- Надо же! Очки нацепил, а сам идиёт, каких с биноклем не найти! Не отличает, где мясо, а где мясо!
Вертаться взад для продолжения дискуссии за диоптрии у меня не было никакого желания, поэтому я продолжил идти вперёд между торговыми рядами, осматривая их достопримечательности.
Затарившись, согласно Басиному манускрипту, я вышел из рынка и пошёл до дома.
В сумках лежал аппетитный фрагмент уже не совсем живой коровы, специи источали едва уловимый и нежный аромат… Со слюнями на глазах я шёл по улице. Душа прыгала от счастья гораздо выше и чаще, чем те поцы на майдане!
- Господи, какой же ты, Бенька, счастливый! Вот же повезло дураку в очках! - думал я.
- Мало того, шо баба досталась красивая и вкусная, да ещё и готовит пожрать так же, как и выглядит. К тому же, она без гламура, феминизма и прочего халоймеса. А в нынешние времена женщина, умеющая спасать мужчину от голода во всех его смыслах – явление, почти уникальное! Вот же постарались Басины родители…
Хотя прототёща утверждала, что Бася - это только её заслуга! И Басин папа тут вовсе не причём, так как он всё время на работе. От прототёщиных мансов у всех всегда раскладывалось впечатление, что Бася просто не могла появиться на свет при таком рабочем графике папы и при всех прогрессирующих болезнях прототёщи, которая ещё в детстве была бесплодной…


Действие III
Поедание


Зайдя домой, я наполнил коридор ароматом специй и оставил на полу дорожку из говяжьей крови с коридора на кухню.
Выложив всё из сумки на стол, мы с Басей переглянулись!
Натюрморт поражал своим великолепием, разнообразием цветовой гаммы и шиком красивой жизни! Отдельно от Баси, меня он также поражал своим расходами, за которые я, конечно же, молчаливо затих. Грех говорить за деньги в такие минуты, дабы не портить всю торжественность момента.
- Браво, Беньчик! - захлопала Бася ладонями рук. Это будет шедевр кулинарного искусства, клянусь! Я прямо вот сейчас приступаю готовить! Надеюсь, ты потерпишь до результата, Бенечка, и не будешь кусочничать?!
- Конечно же нет, Басенька! Я всю жизнь до тебя кусочничал, и я теперь такой рад, что это уже не повторится! Готовь, сколько нужно, время не важно, важен результат! Я тебя не спешу!
Я знал, что процесс готовки для Баси был намного важнее, чем даже для меня моё поедание того, что она приготовит!
И только я пошёл до ванны мылить руки, как у Баси зазвонил переносной телефон…

Надо признаться, что за несколько месяцев нашего с Басей духовного и физического общения, такое иногда случалось. Прототёща звонила Басе по каким-то срочным делам, Бася стремительно вставала на лыжи и пропадала на два-три дня. Что конкретно за дела, и что за срочность, мне было неведомо. Лично мне сдавалось, что прототёща просто в очередной раз либо переела корвалола, либо увидала в телерекламе какой-нибудь аэрогриль для кошерной пищи, который нужно было незамедлительно купить со скидкой в два процента от стоимости всех насадок.
Однако, я отвлёкся в сторону…
Итак, я громко роняю мыло об ванну и понимаю, что это был один из таких дьявольских звонков. Сквозь мою улыбку, полную предвкушения от скорой близости с едой, медленно начинает проступать лимонная морда. Процесс на Басином лице был полностью синхронизирован с моим.
- Ну… Не судьба мне сейчас приготовить, Бень! - с жалостью изрекает Бася и начинает шустро напяливать блузку.
Перспектива провести вечер, выковыривая из зубов остатки трефной шаурмы, мне тоже не улыбалась, и я стал грустнеть быстрее, чем напяливалась Басина блузка.
- Бень… Ну не судьба! - повторила Бася. А впрочем…
Тут, вдруг Бася замерла на несколько секунд неподвижно. Выражение её лица крайне быстро менялось, и было красноречиво видно, что её осенило, как Плейшнера на Блюменштрассе!
- Я приготовлю! - вдруг взвизгнула Бася! Я приготовлю! Господи! Как же я раньше не догадалась!
Дальнейшее я помню плохо… Всё, как в тумане, как в пелене… Мгновенность происходящего действия ввела меня в ступор…
Майн идише мейделе ловко смахнула со стола все продукты в одну большую сумку, резко вставила ноги в соответствующие туфли и хлопнула дверью, оставшись при этом с той стороны…


Эпилог


Помните немую сцену из «Ревизора»? В данный момент, это был я! Сказать, что я был на шоке - это ничего не сказать! Положительный это был шок или отрицательный, я не мог дать себе точного ответа.
Через пару часов я позвонил Басе.
- Бась, ну шо там у тебя из-за мамы?
- Всё уже хорошо… Просто у мамы опять повысилась гипертония, и я мерила ей давление…
- Бась, может я таки уже приеду к вам?
- Не надо! Маму лучше сейчас не беспокоить!
- Ну может ты вечером опять ко мне?
- Нет, Бень, я побуду два-три дня рядом с мамой!
- Ну ладно, тогда давай! Позвони мне через два-три дня, хорошо? Маме привет!
- Давай, Беньчик, передам, конечно…

Звонок в телефон неожиданно раздался на следующий день вечером.
Он казался непривычно задорным, звонким и жизнерадостным! Таким же был и голос звонившей мне прототёщи.
- А-а-а! Бе-не-ч-ка! Шалом тебе, мой хороший!
- И вам доброго вечера, Фрида Марковна!
В голосе прототёщи явно чувствовалось присутствие напитков, весьма отдалённых от корвалола, папазола и им подобных…
- Бе-не-ч-ка! Алёсики! Ты ещё слушаешь меня? Ау-у! Бенечка-а… Эх… Ты та-а-аки ге-ений, Бенечка!
- Шо вы имеете ввиду, Фрида Марковна? - спросил я, улавливая в трубке далёкие звуки музыки, звякания посуды и легкого хора женских голосов.
- Ты таак умеешь выбирать говядину, овощи и всё такое! Всё такое вкусное и нежное! Мясо особенно свежее, молодое, ну просто во рту тает!
- Я счастлив, шо вам понравилось! - не без сарказма сказал я.
- Ой, Бенечка! Тут к Басеньке пришли подружки, мы накрыли стол и устроили де-е-евишник! Мой-то вечно на работе! Так шо мы кутим!
- Я обратно рад за вас до энуреза! - опять не без сарказма ответил я.
- Спасибо тебе, дорогой ты мой, что умеешь сделать людям праздник! Сейчас это такая редкость! Теперь мы всегда тебя будем посылать за продуктами, как профессионала, ты не против?
- Нет, не против… Я привык, шо меня посылают…
В это время в трубке раздался далёкий тихий возглас:
- Мама-а-а! Ну где вы там отсутствуете? Идите здесь, а то всё остынет до минуса!
Звонкий голос прототёщи куда-то в сторону тут же ответствовал:
- Уже бегу-у! Ну всё, Бенечка, я побежала! До свидания, хороший ты наш!
- И вам до свид….
В трубке раздались короткие гудки…

Через три дня позвонила Бася.
- Беньчик, шаломчик! Звоню, как и договаривались! Я соскууучилась! Я приеду сегодня вечером до тебя!
- Да ты шо? Какое счастье! - уныло ответил я. Как мама? Опять живая?
- Таки да, она уже поправилась! Так шо я сегодня у тебя! Я скоро буду начинать одеваться, а к тебе имею просьбу…
- Шо ты из-под меня хочешь? - не менее уныло, чем с прошлого раза, произнёс я.
- Ты пока сделай базар! Ужас, как хочется приготовить чего-нибудь вкусненького! А я приеду и удивлю тебя кулинарным шедевром! Договорилась?

Я вздохнул, замолчал и задумался…

Мяса, почему-то, мне больше не хотелось…


КОНЕЦ


© Беня Молдаванский

Posted by at        

« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть