Зеркало




20 июля, 2017

Мистика

Помнится,в далёкую институтскую мою бытность,поехала наша компашка отдохнуть в затяжные майские выходные,на «малую родину» к одному товарищу,в Богом забытую деревушку в Рязанской области,на границе с областью Московской.
Для прелюдии:деревня эта(о значимости и размерах сего населённого пункта,можно судить по тому,что обозначен он был,разве что цифровой сноской,на самых подробных картах Генштаба армии),была выстроена в форме подковы,вокруг заболоченной лужи приличных размеров, носившей гордое название «пруд».К нему с утра,под видом «рыбалки»,стягивались местные «страждущие».Собирались они,как белые люди,с удочками,сачками и прочей рыбацкой дребеденью,несмотря на то,что последние рыба и лягушка там сдохли ещё тогда,когда будущий «товарищ Брежнев» агукал в детском «манеже».
Помакав для приличия лески в грязную жижу,которая должна была изображать воду, «хворые» начинали усиленно «лечиться»,чем им там с утра «Бог послал»,пока «терапия» не начинала приносить свои плоды и они не сливались в горизонтальном экстазе с окружающей обстановкой,украшая ландшафт своими бесчувственными телами.

У одного из берегов этого «Арала»,из «воды»,торчал циклопический ржавый остов некой сельскохозяйственной машины. Определение модели и целевого назначения этого монстра советского машиностроения,было чем-то вроде местного аналога интеллектуальной викторины и служило причиной множества мордобоев между местными «синими спецами» и «спецами» приезжими,тоже становившимися не менее «синими» уже на второй день пребывания на природе,в доставшихся от предков семейных «поместьях».Разгадать загадку,на момент описываемых событий,не удалось ещё никому,включая местных-ЭТО,судя по его виду,попало туда ещё в период первых пятилеток и живых или вменяемых свидетелей,лицезревших эту «вундервафлю» в дееспособном и,тем паче,активном состоянии,попросту не осталось.
«Родовое гнездо»,находилось в одном из концов упомянутой деревенской «подковы».С одной стороны от него,доживала свой век древняя,как плита Хаммурапи,бабка.Несмотря на почти полную глухоту,она была ещё достаточно бодрой чтоб держать кой-какую живность,которой суждено было сыграть роковую роль в последующих событиях.
С другой стороны домов уже не было,а примерно в полукилометре,располагался местный «мусороперерабатывающий комплекс»,а попросту-большущий овраг в котором валялось и живописно тухло всякое,весело оживляя довольно унылый полевой пейзаж,жужжаньем тысяч зелёных мух,немногим меньше воробья в размерах.
Деревенский даунтаун представлял собой,криво мощёную плиткой,площадь с двумя магазинами,заколоченным клубом,и «околотком» с пьяненьким участковым(в подобных местах,я,честно сказать,в другом состоянии их и не видел,но если-б за пьянство давали звания, конкретно этому,быть бы полковником,не меньше),сосланным туда из райцентра,за непомерное мздоимство.Участковый, ввиду того что брать в деревне,кроме самогона и картошки было нечего,развил в себе две удивительные способности: выпить «четверть» без закуски и становиться невидимым при любых деревенских происшествиях,кроме свадеб,поминок,юбилеев и прочих событий,на которых можно было на халяву «нажраться в дрова».
Кроме этого в «культурной части» посёлка располагался сельсовет и непременный, облупившийся и уделанный не знающими ничего святого голубями, бюстик Ленина.Несмотря на удалённость «поместья» от этого центра культурной жизни посёлка,а также на то,что хозяева приезжали туда пару раз в месяц и только летом,в довольно запущенном доме была цела нехитрая обстановка и даже стёкла,что для деревни середины-конца 90-х было, мягко говоря, не совсем обычно. Ну да это так,лирика, а теперь к сути.
По прибытии на место,которому в недалёком, примерно двухчасовом, будущем, надлежало стать гнездом веселья,разврата и порока,компашка,как водится,приготовила шашлычок и крепко «поддала» под горячее.Когда у всех стали явственно проявляться признаки средней стадии опьянения,хозяин "избушки на курьих ножках",начал «кошмарить» народ(в основном,конеч- но,девушек ).
Суть леденящей душу семейной легенды,состояла в том,что прадед его, чей, собственно, это и был "надел",в деревне,ещё до революции,слыл колдуном.Место это,с тех пор,считают «нехорошим» и местные сюда не ходят,потому как видят тут всякое.На улице было ещё светло,водка с пивом были холодными,а шашлык и молодая компания -горячими.Над семейным преданием нахально поржали,а непопулярность точки у «аборигенов»,с присущим городской молодёжи цинизмом, списали на вонь из полуразвалившегося сортира в углу бывшего огорода.
Короче-поболтали,посмеялись,поплясали под магнитолу из машины.Парочки,в предвкушении сумерек и продолжения «банкета»-похватали друг-друга за всякие выступающие интересности.Потом,методично и крепко надравшись,стали расползаться по койкам,дабы предаться,кто-блаженному пьяному забытью,а кто-не менее блаженному пьяному разврату,благо «горючего в баках,было под завязку».
Тут одна девочка,назовём её Юля,увидела в груде разнообразного барахла, извлечённого из багажника машины,прихваченый кем-то сдуру и не иначе как под влиянием «вчерашнего» (собственно гулянка,началась за два дня до излагаемых событий ещё в городе,на квартире одного из участников действа,где и родилась идея вылазки) ,гамак.У юной жертвы урбанизации «загорелось ретивое». Хочу, говорит,попробовать в гамаке поспать.На улице,благо,была жара и комаров не очень.Ну,что делать,желание жещины-закон.Прилично нетрезвая мужская половина компании,безбожно матерясь,падая и путаясь в верёвках(поскольку единственный человек,кому это было не в диковинку,уже с час,как находился в блаженной нирване,пуская пьяные слюни в зарослях одичавшей малины),подвесили ей эту «адову люльку» на двух усохших пеньках,«в девичестве» бывших,видимо,какими-то фруктовыми деревьями.Потом,закинули туда,маловменямое капризное «тело» и,с чувством выполненного долга,уползли в дом.На этом,комедия закончилась и начался сущий триллер.
Примерно в два часа ночи,со двора раздался звук,по сравнению с которым,общегородские сигналы оповещения Штаба Гражданской обороны,показались-бы мышиным писком.Проснулась,судя по огонькам в окнах,примерно треть деревни.Мало кто мог ожидать такого вопля от горла,призрастающего из тела весом в неполных 45 кг.Непроспавшиеся собутыльники,в затопленных алкоголем мозгах которых мгновенно промелькнули все просмотренные в жизни фильмы ужасов,выбежали из дома кто в чём был,или не был.
«Сирена» сидела в дико раскачивающемся вожделенном гамаке,тряслась и,не в состоянии что-либо сказать,икала и тыкала рукой куда-то в забор,ни за,ни перед которым решительно ничего не было.
Смежный с домом глухой ровесницы революции забор,напоминал зубы обитателя тюремной богадельни.Доски в нём чередовались в пропорции:одна гнилая на три отсутствующих.Спрятаться за ним мог разве что гном,страдающий анорексией,да ещё и стоя на четвереньках. Беглый осмотр этого реликта и прилегающих кустов не дал ничего.Трясущуюся и заикающуюся страдалицу забрали в дом и напоили(само-собой,не чаем).После стакана водки,столбняк с даром речи у Юли поменялись местами.Первый ушёл,а второй вернулся.Враз окривевшая(на старые-то «дрожжи») «в корягу» нимфа,на мгновение вернувшаяся в сознание,изрекла буквально следующее: «-Там,у забора,чёрт стоял,на меня смотрел и головой кивал…»,после чего «наркоз» и нервное напряжение подействовали,и она мешком свалилась на пол в состоянии близком к коматозному.
Станиславский аплодировал-бы от восхищения,наблюдая последующую паузу…Всё,думает народ,Юле больше не наливать НИКОГДА.И папирос с «дурной весёлой махоркой» не давать.
На этом месте,на первый план,в качестве замены,выступил новый игрок-Юлин тогдашний, как говорят, «бойфренд». Назовём его Лёша.
Выглядел этот,добрейшей души парень,как гибрид Шварценеггера,в лучшие его годы,с новеньким афальтоукладчиком. Незадолго до этого,он «распечатал» второй центнер веса и к своим двадцати годам успел набрать кучу разрядов по всяким контактным видам спорта.То-ли бокс и борьба,то-ли ещё что-то (как он ухитрялся совмещать довольно неплохие спортивные результаты с попойками и кутежами,о которых гремела слава на весь институт,а также с успешным изучением права и увлечением восточной философией-для меня до сих пор загадка,но факт остаётся фактом). Короче-«чемпион всего на свете»,как мы шутливо говорили,но всевозможные смуглые и раскосые личности,видя это тело(нет,не так.ТЕЛО-вот так,примерно) на улице,в бейсболке «White power»(натуральным «скином» он никогда не был,но к «сочувствующим» себя причислял) и «борцовке», пачками переходили на другую сторону или, с максимально доступной скоростью, осмотрительно прятались в подъезды и магазины,где и старались лишний раз «не отсвечивать».
Лёша,опрометчиво понадеявшись на свою устрашающую внешность и спортивную подготовку,решил вступиться за честь дамы сердца.Со словами: «-Пойду сам туда лягу,посмотрю что за чёрт,да и рога ему заодно сломаю.Ну,или руку.Или челюсть.В общем что-нибудь,да сломаю»,он занял место своей королевы в страдальчески заскрипевшем,в преддверии своего конца,гамаке.
Руководила Лёшей на тот момент,не только жажда мести за ужас потенциальной невесты.В нём,к той поре,бултыхалось уже где-то семьсот грамм жидкости производства ликёро-водочного завода «Кристалл»,а партнёра побороться у него не было,так-как сумасшедших в компании не водилось.И подруга «в дрова»,так что даже интим не светит.А энергии-как у Братской ГЭС.Тоска-печаль,в общем…А поскольку срывать злость,за нереализованный избыток «силушки богатырской» и неудавшиеся сексуальные услады на друзьях,в нашей компании считалось дурным тоном,то Лёша решил отыграться на «стороннем персонаже». Ну,если тот,конечно, проявит глупость,попасть в его ковшовые захваты,которые у всех стандартных людей называют руками.
Не прошло и часа,как прикорнувшая было деревня была вторично разбужена. Лёшина глотка оказалась на порядок мощнее по уровню децибелл.Тут уже,практически во всех видимых домах залаяли собаки.Потом загорелся свет-люди снова проснулись.
Ох,и многих-же,наверное,мучающихся с бодуна деревенских мужиков,слезами и пинками жёны удержали в ту ночь от того,чтоб схватиться за вилы и собственноручно линчевать «заеб…ших всю деревню москвичей».
«Герой»(напомню-абсолютно лишённый воображения,в 100 с лишком килограмм весом и практически квадратный,амбал.Кулак-что двухлитровая банка и челюсть «вынести»-как высморкаться) влетел в дом сродни истребителю на форсаже,сшибая косяки,двери,мебель и друзей,и так нетвёрдо держащихся на ногах,как кегли.Штаны у него спереди подозрительно потемнели.Трясясь,как холодец и мотая белоснежной физиономией, он издавал какие-то нечленораздельные звуки,более подошедшие-бы питекантропу,нежели цивилизованному жителю мегаполиса,замученному,почти законченным высшим образованием.Периодическое уханье,сродни совиному,мычание,размахивание длинющими руками и подпрыгивание на месте, сопровождаемое неприцельным слюне- и сопле-метанием, тоже не добавляли положительных штрихов к образу вменяемого человека,живущего на пороге двадцать первого столетия.
Вторично собранный консилиум из лучших(точнее-наиболее трезвых.А ещё точнее-наименее пьяных) специалистов постановил:«-Коллеги,диагноз ясен.Это заразно.Надо лечить».«Лечение» выразилось в принятии двухсот грамм «лекарства» перорально. Когда к Лёше,как и к подружке,вернулись навыки связной речи, прекратилось слюнораспыление и,сквозь уханье с мычанием,стало возможно разобрать слова,одна мысль мелькнула одновременно у всех,кто вообще ещё был способен мыслить- «дежа вю»: «-Парни,там реально ЧЁРТ в бурьяне у забора стоит и башкой машет».
Сэр А.Конан-Дойл был пророком-«…ужас охватил пьяных сквайров.»©.На этом месте,уже вся команда «юных туристов» стала практически непрерывно,как говорят, «гадить кирпичами».Потому как,если нашлось что-то,что смогло напугать до извержения анализов ни разу не мнительного,по-жизни,Лёшу,то бояться этого действительно стоило.
Изрядно пьяненькая,но пришедшая в сознание к тому времени Юля,видя позорное фиаско своего бесстрашного рыцаря,опять впала в ступор.Да так крепко,что у остальных стали появляться опасения сдать родителям,вместо увезённой накануне «красавицы-умницы»-седую,заикающуюся и трясущуюся дурочку.
Делать нечего-надо прояснять ситуацию и исправлять, по мере возможности. «Синие» скауты,для начала приняли на грудь «эликсира храбрости»,чтоб не повторить Лёшин позор едва открыв дверь.Потом,вооружившись каким-то сельхозинвентарём найденным в сенях,молитвами(кто знал) и матами(кто не знал молитв),пошли на обход территории.Результат,вполне предсказуемо,был нулевым.Под конец обхода отважная команда собрала на себя все имеющиеся вокруг избушки репьи и свалилась (все по разу) в полутораметровые заросли крапивы.Осмотр с зажатыми носами,единственной,кроме дома,архитектурной достопримечательности на участке-полуразрушенного туалета типа «сортир»(служившего,по предварительной вечерней версии,репеллентом от местных мародёров) тоже не дал положительного эффекта.
Про себя и вслух,поминая недобрым словом матушек некоторых,свихнушихся по весне от перепоя и «недогрёба»,истеричных молодых особей,обоих полов, окончательно проснувшаяся и мучающаяся начавшимся похмельем компания, решила закончить бессмысленное шатание по участку и вернуться к недопитым бутылкам и недоеденному шашлыку.В виде наказания за ложные тревоги,чокнутую парочку,этого гастрономического изобилия было решено лишить.
Последним местом,куда заглянули,перед возвратом «на базу»,была куча сгнивших дров,завалившихся на смежный с бабкиным участком, уже упомянутый,забор(в далёкой юности,когда коммунизм был близок,а кукуруза была «царицей полей»,эти дрова,видимо,несли некую смысловую нагрузку в окружающей обстановке под именем «сарай»),где и увидели…
Вусмерть спятивший от стресса,в результате ночных воплей и последующей поисково-карательной экспедиции,старый соседкин козёл никак не ожидал,что его,в темноте и спешке найденное убежище,все-таки будет обнаружено.Поэтому он даже не сопротивлялся,когда толпа жестоких палачей,с воплями орд Атиллы,выволкла его за рога в середину уже изрядно загаженного и потоптанного двора,как гладиатора для последнего боя.
Полузаброшенный дом,с травой у забора по пояс и выше,стал непреодолимым соблазном для жаждавшего уединения пенсионера от животного мира,вот он и похаживал в соседский двор «на моцион»,когда бабка-хозяйка закидывала «кости на печку» и,возможно в последний раз, отправлялась в Морфею в гости. Я,правда,тогда впервые услышал,чтоб козы проявляли какую-то активность по ночам,но видимо ему,как и хозяйке,в виду возраста,терять было уже нечего.Козья башка с рогами,торчащая из высоченного бурьяна и с недоумением взирающая на непрошенных гостей,зверски загадивших пустыми бутылками любимый укромный уголок,собственно,и напугала до невменяемости юных любителей здорового сна на свежем воздухе.
Досталось рогатому старичку,конечно,здорово.За всю его долгую козлиную жизнь ТАКИХ пинков ему,наверное,ещё не перепадало.Да и уйти «по-добру» после экзекуции ему не дали: Леша, отошедший малость от потрясений душевных и унижений физических(портки сменил), сначала хотел было вообще казнить его. За поруганные:психику своей «принцессы»,собственное достоинство и турецкие джинсы.Правда потом,под нажимом общественности и очередной дозы «настойки смелости и милосердия»,сменил найденный в доме ржавый колун,который планировал использовать как Vergeltungswaffe ,на найденный там-же черенок системы «лопата-грабли».Воздействуя этим полусгнившим приспособлением на рёбра парнокопытного пенсионера,он и задал козьей навигационной системе курс через ближайшую, подходящую по высоте ломаных рогов, дыру в заборе,к «месту постоянной дислокации» в виде родного бабкиного сарая.
Юля оклемалась к обеду наступившего дня.Первое,что она сделала когда пришла в себя,это с каким-то истерическим остервенением,чуть-ли не ритуально,сожгла,в специально принесённом дырявом тазу,гамак,предварительно послав в зверски унизительное филологическое путешествие всех,кто пытался(впрочем-довольно вяло) ей помешать. «Умница-красавица-отличница» из профессорской семьи,провожая несчастный гамак в последний путь,использовала такие обороты и выражения,что заглянувший «на огонёк» и похмелённый из милости местный «рыбак»,только восхищённо цокал языком,пытаясь запомнить, для последующей демонстрации своей эрудиции, хотя-бы половину малоцензурной эпитафии «треклятой авоське».

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть