Зеркало




04 августа, 2017

Другая история викингов: рогатая нечисть с побережья Ютландии и немного национализма

Говорят, все археологи мира смогли найти только пару рогатых скандинавских шлемов, да и то из другого периода. А мужественный облик бородатых блондинов, щеголяющих голыми коленками и коровьими рогами, придумали сами скандинавы, доработав античную тему. Появлению новых этнических героев способствовал рост национального самосознания, вызванный финалом Наполеоновских войн. Те, кому нечем стало гордиться, предались воспоминаниям о былом и великом, окружившись тенями воинственных предков. Выйдя из европейской мясорубки с немалыми потерями, шведы, датчане и немцы всерьёз озаботились созданием образа сурового северного воителя, способного подсластить пилюлю. И здесь они были не одиноки: эпоха романтического национализма повсеместно растянулась на добрую сотню лет!

Собственно говоря, до XIX века европейцы вообще мало задумывались о своём варварском прошлом. Нет, конечно же они были в курсе родства с кельтами, франками, саксами или вестготами, но особого фанатизма не выказывали. Жителей Старого Света больше интересовали идеи французских просветителей и плоды научно–технического прогресса. Однако с приходом романтизма, вновь отсылающего человека к природе, на публику хлынул золотой дождь из эпических песен, саг, поэм и сказаний.

Поблекшие было от времени Нибелунги, в компании с Роландом, Беовульфом, Хервёром, Фритьофом и неудачливыми русскими князьями, вновь оказались в тренде. Массы желали знать свои языческие корни. Отсутствие в стране средневекового эпоса компенсировалось написанием стилизаций, по типу финской Калевалы. И всё это на фоне расцвета исторической прозы, поэзии, живописи, сказок братьев Гримм, оперы Вагнера, романтического балета и винтажной архитектуры. Да, да, архитектуры — города расцвели особыми "псевдорусскими", "неоготическими" и "неомавританскими" стилями (особенно на вокзалах), а к приевшимся памятникам правителей добавились статуи национальных героев. Заимствованный у немецких философов термин "народность" к месту и не к месту грел патриотические чувства, в школах и университетах внедрялся культ великих земляков и событий, и даже археология наконец–то обрела поддержку на государственном уровне. Что в общем–то подтверждает старую истину: когда будущее туманно, общество вновь припадает к своим истокам.

Истории татуированных норманнских парней ныне у всех на слуху, но есть ещё любопытные малораскрученные нюансы. Как правило они связаны с периодом Великого переселения в начале первого тысячелетия нашей эры. Тогда все народы гото–германской группы преследовали одну и ту же цель: вырвать кусок пожирнее из бескрайней Римской империи. В этом ожесточённой борьбе, продолжавшейся несколько веков, отметились все желающие добычи и славы, включая жителей скандинавского севера. Есть мнение, что большая часть древних германцев вышла именно оттуда, заполонив своей жадной ордой европейские просторы. По прошествию времени, когда их арьергард почивал на лаврах, в отвоёванных у римлян территориях, оставшиеся дикими племена их северной родины, страдая от избытка здоровых лоботрясов и изменений в климате, вновь устремились на запад, грабить своих уже окультуренных родственников. Ну и заодно всех тех, кто проживал рядом с ними. Именно эту, вторую волну скандинавской экспансии, мы привычно называем эпохой викингов (с середины VIII столетия), забывая, что те, против кого они обращали своё оружие, частично сами припёрлись с полуострова Ютландия, южного побережья Швеции и прилегающих островов. Только раньше. В сложившейся парадоксальной ситуации наследники древних германцев мочили своих же братьев по крови!

Но самую большую глупость сделали жители Британии. В 429 году, когда римские легионы стройными рядами покидали эту островную провинцию, местные кельты — бритты, оставшись без прикрытия, попросили помощи у норманнов. Дикие племена других коренных британцев — пиктов и скоттов вносили сумбур в их размеренное существование. Вскоре из ютландской Англии (Ангельна) прибыл варяжский десант на 4 шустрых драккарах. Норманны, называющие себя англами, мигом разнюхали, что земля в округе плодородна, леса богаты, а бритты — трусливы и совсем разучились воевать. Дождавшись подкрепления уже на 18 кораблях, слаженная германская команда англов, саксов и ютов сокрушила мечами и секирами полчище раскрашенных аборигенов, размахивающих дротиками и копьями. А потом принялась за самих бриттов, преподав тем урок взаимовыгодного сотрудничества. Ошалев от подобного коварства, бритты неожиданно воспряли духом, и кровавое противостояние затянулось ещё на двести лет. Небольшие судёнышки викингов не могли перевезти сразу большую армию, однако всё это время северяне прибывали на острова пачками, с радостью предаваясь любимому занятию. В конце концов бритты были разбиты, пав жертвой собственной разобщённости. Многие из них бежали в горы Уэльса, где до сих пор живут их потомки, другие в Корнуолл, Камберленд и даже за море, на побережье Галлии, подарив тому славное имя Бретань. Поэтому, каждый раз называя нынешних жителей Британских островов бриттами, мы всего лишь показываем уровень собственного невежества.

Воцарившиеся в Британии англы с саксами (с примкнувшими к ним ютами и фризами) превратили острова в арену древнегерманских разборок. Поделив захваченные у бриттов территории сначала на 3 королевства, а затем на 7, они принялись самозабвенно выяснять кто же из них круче, пока в 830 году король Уэссекса Эгберт впервые не объединил большую часть страны под своим началом. Правда титул Король Англии появился только через два поколения, в правление Алльфреда Великого (о котором писали уже не раз), увековечив в названии нового государства норманнов–англов, первыми ступившими на берег британского острова. Говорят, англам там так понравилось, что они перетянули туда всё землячество, оставив после себя в ютландской Англии брошенные дома и хозяйства. Беспрестанный трафик в Британию и обратно укрепил в норманнах привычку к кочевому военному образу жизни, и, когда остров пал, толпа воинственных скитальцев начала искать себе новое применение: не землю же им пахать! Но не только это породило вторую, гораздо более мощную волну викингов. В самой Скандинавии произошли властные перемены по низложению мелких королей и принцев, коим тоже кроме как пиратствовать ничего не оставалось. А тут ещё внушительная фигура короля франков Карла Великого, осенённого христианским крестом. Родственные связи франков с прочими германцами его совершенно не трогали, Карл видел перед собой полчища нечестивых язычников, нуждающихся в термической обработке. Основательно сбрендив на вере в Иисуса и своём предназначении, он не просто покорил в 782 году саксонские земли до реки Эльбы, но и насильно окрестил население, в качестве устрашения используя этнические чистки. 4500 пленных саксов были казнены в непосредственной близости от датской границы. Нужно ли говорить, что саксонский лидер Видукинд был зятем датского короля Зигфрида?

Разумеется, какими бы рисковыми не были варяжские витязи, они не могли себе позволить прямых столкновений с регулярными частями Карла Великого. Хитрые скандинавы избрали привычную тактику точечных ударов, отдавая особое предпочтение католическим монастырям. Наверное, даже мусульмане не расправлялись с церковными служащими так жестоко — викинги видели в Христианстве прямую угрозу своему роду. Неудивительно, что в летописях монахи представляют их исчадиями ада и сатанинскими отродьями! Короче, рога на касках — в самую тему.
Стройную теорию по превращению кровавой норманнской экспансии в вынужденную меру защиты от христианизации предложил в 2010 году профессор Эдинбургского университета Роберт Фергюссон. Однако она ничем не лучше версий о перенаселённости Скандинавии, модернизации драккаров, глобальном похолодании, или даже необходимости викингов зарабатывать "калым" за невесту. На мой взгляд, горячие скандинавские парни просто любили покуролесить! И Нормандская династия английских монархов вместе со славной историей их французской вотчины — достойный памятник этим безумствам!

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть