Зеркало




15 сентября, 2017

Почему Дальний Восток остался без рабочих рук

Госкорпорация «Гражданские самолёты Сухого» заказала в издании "Ведомости" цикл публикаций о Дальнем Востоке. Среди них — статья о том, почему при заметном профиците вакансий, никто работать в этом регионе не хочет.

Я перепечатываю этот материал полностью с рядом своих комментариев под ним:

4 вакансии на одни руки

На Дальнем Востоке – острый дефицит рабочих кадров, и в ближайшие годы он только усилится. Как государство и бизнес пытаются решить проблему?

К 2025 г. на Дальнем Востоке должно появиться больше 670 новых предприятий и 100 000 новых рабочих мест. Пока же на одного безработного здесь приходится 3–4 вакансии. Как государство и бизнес решают кадровый вопрос?

На рынке труда Дальнего Востока структурный дисбаланс: на одного безработного приходится 3–4 вакансии, рассказывает представитель автономной некоммерческой организации «Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке» (АРЧК ДВ).

Кадры – проблема всех отраслей на Дальнем Востоке, говорит представитель Объединенной судостроительной корпорации (ОСК, у нее в Комсомольске-на-Амуре расположен Амурский судостроительный завод): если специалистов и руководителей еще можно выбирать, то основные производственные рабочие – большая ценность. В регионе дефицит инженерно-технических и узкоспециализированных кадров, согласна Оксана Прищепа, директор по персоналу «Мазда Соллерс мануфэкчуринг рус» (МСМР). С этой проблемой компания столкнулась еще во время запуска производства в 2012 г. МСМР – совместное предприятие японской Mazda и «Соллерса», выпускает некоторые модели Mazda (проектная мощность – 100 000 автомобилей в год).

Специалистов в дальневосточных регионах долго готовили, не учитывая реальные потребности компаний, объясняет представитель АРЧК ДВ: юристы, экономисты, преподаватели пополняли ряды соискателей и безработных, зачастую устраиваясь работать не по специальности. А если люди и получали нужную подготовку и квалификацию, то, закончив учиться, они выбирали крупные компании в Центральной России или за рубежом, сетует Прищепа. Многие молодые люди по-прежнему считают недостаточно престижными рабочие специальности.

Дальнему Востоку нужны квалифицированные рабочие и инженерные специальности – это до 70% всех вакансий на рынке, подсчитали специалисты АРЧК ДВ.

Кто нужен на Дальнем Востоке

Наиболее востребованы специалисты инженерно-технического профиля, проектировщики, программисты, операторы технологических установок, электрогазосварщики, токари-универсалы, слесари по обслуживанию и ремонту оборудования, электромонтажники, горнорабочие, водители, автомеханики, мастера по добыче рыбы, обогатители полезных ископаемых и др., говорит представитель АРЧК ДВ. Агентство ждет роста занятости в химической и газоперерабатывающей, добывающей, пищевой промышленности, в судостроении и судоремонте, рыболовстве и аквакультуре.

Увеличить численность

До 1991 г. численность населения на Дальнем Востоке росла самыми высокими темпами, но с тех пор сократилась с 8,06 млн до 6,18 млн человек, передал изданию «Ведомости&» замминистра по развитию Дальнего Востока Сергей Качаев. Население России за эти годы сократилось на 4,3 млн человек, свидетельствуют данные Всемирного банка, т. е. больше трети убыли обеспечили дальневосточные регионы. Основная причина – миграция в центральные и западные регионы из-за закрытия предприятий. Сейчас стратегическая цель демографической политики на Дальнем Востоке – увеличить численность населения до 6,5 млн человек к 2025 г., рассказывает Качаев: на 50 000 – за счет снижения смертности и повышения рождаемости и около 250 000 – за счет мигрантов и иммигрантов.

28 июня 2017 г. правительство утвердило концепцию демографической политики Дальнего Востока – комплекс мер, за счет которых рассчитывает увеличить население федерального округа. Численность рабочей силы в России в 2015 г. – 76,6 млн человек, из них 21,1 млн – в Центральном федеральном округе, в Дальневосточном – только 3,37 млн человек, свидетельствуют данные Росстата.

400 000 рублей - примерно столько стоят в среднем для работодателя Дальнего Востока привлечение, переезд и адаптация работника на новом месте.

Привлечь молодежь

Чтобы привлекать молодые кадры, планируется наладить образовательную миграцию в вузы Дальнего Востока, рассказывает представитель Минвостокразвития. Сохранять выпускников в регионе после окончания вузов должны помочь программы поддержки профессионального образования, молодых квалифицированных специалистов и молодых семей, продолжает она. В концепции есть меры поддержки молодых семей, говорит представитель АРЧК ДВ. Например, планируется развивать региональные системы предоставления пособий при рождении детей, ввести налоговые льготы на ребенка для многодетных семей, расширить направления использования материнского капитала. В России действует единое пособие при рождении ребенка – в 2017 г. это 16 350,33 руб. (для жителей Крайнего Севера – вдвое больше). Но есть и региональные надбавки. Например, московские семьи дополнительно получают 5500 руб. при рождении первого ребенка и 14 500 руб. при рождении второго.

Вернуть из-за рубежа

Еще один важный блок утвержденной политики – создание дополнительных условий для переселения соотечественников, проживающих за рубежом, рассказывает представитель Минвостокразвития. Так, при переезде на Дальний Восток из-за рубежа по утвержденной в 2006 г. госпрограмме по содействию добровольному переселению в Россию соотечественников переселенцы получают повышенные подъемные – 240 000 руб. участнику госпрограммы и по 120 000 руб. каждому члену его семьи, рассказывает представитель АРЧК ДВ. Обычно это 20 000 руб. для работника и 10 000 руб. для членов его семьи. Их можно тратить на любые не запрещенные законодательством цели. Государство возмещает затраты за переезд, провоз имущества, в том числе одного автомобиля. Программа позволяет получить российское гражданство в течение 200 дней с момента постановки на учет против обычных примерно 6,5 года, отмечает представитель агентства.

На Дальний Восток уже переехало более 45 000 соотечественников, и лишь не более 2% уехали в центральные регионы. Для сравнения: только в I квартале 2016 г. в программе участвовало 59 300 человек, из них больше половины – 28 372 человека – выбрали для переселения Центральный федеральный круг, говорится в данных МВД (более поздних данных нет).

Позвать из России

Есть государственные стимулы и для внутренней миграции. Так, программа Минтруда «Повышение мобильности трудовых ресурсов» рассчитана на людей, которые переезжают в регионы, испытывающие нехватку кадров. Таких 16: кроме регионов Дальнего Востока это Калужская, Липецкая, Новосибирская области и Красноярский край. Господдержку по ней получает и работник (75 000 руб.), и его работодатель (225 000 руб.), говорит представитель АРЧК ДВ. Деньги идут на переезд, адаптацию на новом месте, аренду жилья, обучение или переобучение. Основное условие для работника – заключение трудового договора на три года и полное выполнение всех его условий, при нарушении условий договора субсидии нужно вернуть, говорит представитель агентства.

По программе повышения мобильности трудовых ресурсов в 2016 г. на Дальний Восток переехало 264 человека, за все годы – около 400 человек. Во все регионы в 2016 г. предполагалось привлечь 2140 человек, сообщал Роструд в августе 2016 г. У компании «Сухой» (входит в Объединенную авиастроительную корпорацию, ОАК) в программе участвует 32 человека, говорит директор по персоналу ОАК Любава Шепелева. Ежегодно по разным программам «Сухой» перевозит в филиал в Комсомольске-на-Амуре чуть больше 100 человек, в основном это высококвалифицированные рабочие или инженеры, рассказывает она. Работники, переехавшие на постоянное место жительства в Комсомольск-на-Амуре, получают подъемные, компенсацию стоимости переезда и в течение первого года – оплаты аренды жилья.

Работает это так: предприятие само определяет потребность в специалистах редких специальностей и начинает поиск, поясняет Шепелева. Выбирает из тех специалистов, которые уже приезжали по контрактам на работу, или изучает резюме на сайтах; несколько лет назад компания даже размещала рекламу.

Самолеты вместо машин

В 2016 г. токарь-расточник 6-го разряда Владислав Кожухаренко вместе с семьей – женой и дочерью – переехал из Тольятти в Комсомольск-на-Амуре и устроился на авиастроительный завод компании «Сухой» (входит в ОАК), рассказывает представитель компании. Двумя годами ранее «АвтоВАЗ», где Кожухаренко проработал почти 20 лет, в несколько раз сократил персонал. «Сухой» оплатил переезд и перевоз багажа, частично оплачивает аренду двухкомнатной квартиры и даже помог с обстановкой. Жена – менеджер – относительно быстро нашла работу в торговой сфере. На заводе Кожухаренко вытачивает высокоточные детали для самолетов Sukhoi SuperJet 100 и другой техники. Зарплата Кожухаренко более чем вполовину выше, чем в Тольятти.

Удержать кадры

Государственная политика помогает, но на быстрые результаты рассчитывать не приходится, признается представитель ОСК: переезжать на Дальний Восток люди не спешат. Трудовая мобильность населения остается низкой, соглашается представитель АРЧК ДВ: люди вообще мало готовы переезжать за работой в другой регион.

Впрочем, даже тех, кто переехал, еще нужно удержать. Например, из 16 человек, привлеченных по программе повышения мобильности на Амурский судостроительный завод (входит в ОСК) за последние два года, продолжают трудиться 7 человек – остальные уехали в родные регионы, говорит представитель корпорации.

Больше программ

До 2025 г. на Дальнем Востоке будет запущено более 670 новых предприятий и создано 100 000 рабочих мест, сообщает представитель министерства. Но существующие программы не смогут обеспечить кадрами эти рабочие места. Сейчас популярнее всего программа повышения трудовой мобильности, но она рассчитана на небольшое количество участников, так что ее нужно будет модернизировать, говорит Валентин Тимаков, гендиректор АРЧК ДВ. В ближайшие три года заработают региональные программы опережающего демографического развития, делится планами министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка (комментарии он передал через представителя). Возможны, например, снижение обязательного срока заключения трудового договора с трех до двух лет, увеличение размера субсидии на одного работника, рассуждает представитель АРЧК ДВ. Понадобится и модернизация программы переезда соотечественников, указывает Тимаков, она создана и реализуется только для иностранных граждан.

Общей статистики, сколько всего по всем программам переехало на Дальний Восток, нет – программы курируют разные ведомства.

Сохранить своих

Но экономически более эффективно привлекать на работу местных жителей, обеспечивая их переобучение или повышение квалификации, говорит Тимаков. По расчетам АРЧК ДВ, для работодателя Дальнего Востока привлечение, переезд и адаптация работника на новом месте стоят в среднем около 400 000 руб. Привлечение местного работника с учетом переобучения обходится в разы меньше, отмечает Тимаков, не называя абсолютных цифр.

Сами работодатели тоже занимаются проблемой кадров. У МСМР, по словам Прищепы, работает свой учебный центр; чтобы искоренить предвзятое отношение к рабочим специальностям, компания проводит образовательные экскурсии по производственной линии для студентов и старших школьников, а ее сотрудники выступают в вузах. ОСК, по словам ее представителя, разрабатывает программы дополнительной мотивации персонала своих предприятий на Дальнем Востоке.

В 2016 г., по словам Шепелевой, на базе Губернаторского авиастроительного колледжа «Сухой» и правительство Хабаровского края создали межрегиональный центр компетенций. Край, федеральное правительство и Комсомольский-на-Амуре авиационный завод инвестировали более 300 млн руб. в оснащение современным оборудованием цехов и лабораторий (в каких пропорциях, она не говорит). Ежегодно техникум выпускает около 500 рабочих – клепальщиков, операторов станков с ЧПУ, причем некоторых – с очень высоким, 4-м, разрядом, многие из которых во время учебы ознакомились с технологиями на авиазаводе, рассказывает Шепелева. Этого с учетом различных программ хватает, чтобы закрыть все вакансии, резюмирует она.

Комментарии:

1. Зарплата — ТАБУ. Госкорпорация «Гражданские самолёты Сухого» проплатила большой материал, под него был собран массив фактов и цифр, поставлен вопрос, почему же Дальнему Востоку не хватает трудовых ресурсов и... В тексте вы не найдете ни единого упоминания о размерах заработных плат. Да и о них — пара упоминаний вскольз, хотя именно размер оплаты труда является определяющим фактором для 90-95% соискателей. И все это не говоря уже о динамике оплаты труда в сравнении с другими регионами РФ и уж тем более — соседними китайскими провинциями.

Это норма для российского "государства" и опора российской трудовой политики на всех ее уровнях — зарплат не существует. Менеджеры, чиновники и пропагандисты будут рассказывать про стоимость привлечения одного работника, делиться планами на 2025 год, страдать по поводу демографии (русские перестали рожать), требовать "возврата молодежи" и предлагать "работу в уникальном, интересном коллективе". Но табу никогда не будет нарушено. Его не сломал даже фейковый пример "токаря" из Тольятти.

Фейковый потому, что пассаж "двумя годами ранее «АвтоВАЗ», где Кожухаренко проработал почти 20 лет, в несколько раз сократил персонал" — абсолютно выдуман. За 2014 год АвтоВАЗ сократил свой штат с 70 до 55 тысяч человек, или на 20,5%. Согласитесь, это не тянет на "в несколько раз". Почему в текст попала такая смешная ошибка? Потому что писавший его человек слышал о перманентном сокращении штата на АвтоВАЗе, но не счел нужным провести элементарный фактчекинг. Ему нужен был "пример". Поэтому достаточно коряво получилось, что "образцовый" господин Кожухаренко, уволенный в Тольятти в 2014 году, только в 2016 году добрался до авиационного завода в Комсомольске-на-Амуре. Где получил зарплату в "полтора раза выше" (а сколько конкретно? Почему молчим?). Вот несколько лет назад дела там обстояли примерно так.

2. Публичное отрицание объективных законов/правил рынка труда. Эмбарго на анализ доходов, анализ заработных плат и даже сравнение их по стратам (квалифицированные рабочие, инженеры, управляющий персонал и так далее) логично приводит к отрицанию рынка труда как такового и конкуренции на нем в принципе. Официально рынка труда в РФ нет и он никак не анализируется.

Если посмотреть на декларации государственных чиновников и менеджеров крупных корпораций, ознакомиться с "исследованиями" системных либералов, то все проблемы предлагается решать директивно и формально: принять меры, обеспечить, наказать, довести, нарастить... В итоге проходят годы, а дефицит трудовых ресурсов на том же Дальнем Востоке лишь усугубляется. Все это выглядит какой-то надуманной пародией, ибо даже в советское время с его более серьезной централизацией, идеологической интоксикацией биомассы и более развитым контролем рынок труда не отрицался. И население завлекалось на "северА" и тот же Дальний Восток именно высокими зарплатами. Не историями про "древние рабочие династии" или "трудовую гордость слесарей".

После 1991 года все это прекратилось, и население логичным образом побежало. В первую очередь — с гиблых мест. Камчатский край, Магаданская область, Чукотка, Забайкальский край буквально обезлюдели. Например, население Магаданской области в 1991-2016 годах сократилось с 385 до 145 тысяч человек и продолжает снижаться. Население Камчатского края снизилось с 490 до 310 тысяч человек. В более лояльных регионах (как климатически, так и экономико-инфраструктурно) отток населения составил лишь 20-25% — Приморский край, Амурская область, Хабаровский край, Сахалинская область и так далее. Но и этого немало.

Поэтому рецепт обратного возврата населения в эти регионы крайне прост: конкурентные условия оплаты труда. Конкурентные по сравнению с другими регионами РФ и с учетом переезда и жилья. Это если речь идет о постоянном проживании — для вахтовика жилье менее значимо. То есть, если токарь получает в Московской области 40-50 тысяч рублей, то в Приморском крае его должны ждать 80-120 тысяч. Если токарь в Нижнем Новгороде получает 20-30 тысяч рублей, то в Хабаровском крае ему стоит предлагать 50-70 тысяч рублей и не меньше. Иначе вам никак не переманить их. Но этого не происходит, ибо люди даже как ресурс властями и бизнесом РесФеда не воспринимаются.

3. Люди — не нужны. Это глобальный девиз государства "Ресурсная Федерация". Почему он такой? Потому что первые четверть века своего существования Ресурсная Федерация провела в комфортных условиях, позволявших плевать на человечекий фактор. В наследство от СССР РФ досталось более 80 миллионов человек трудоспособного возраста, что при общем сокращении рабочих мест в экономике делало стоимость человеческого труда величиной ускользающе малой. Плюс трудовая миграция из бывших советских республик позволила оперативно закрыть дыры в "растущих" сегментах — ритейле, сфере обслуживания, ЖКХ и строительстве в Москвабаде, Санкт-Петербурге и ряде городов-миллионников.

Но эта прекрасная пора уже закончилась. Каждый год экономически активное население РФ (на 2016 год оно оценивалось в 75 миллионов человек, из которых более 71 миллиона были трудоустроены) сокращается примерно на 1 миллион. С учетом демографической ямы 20-х годов XXI века (резкое снижение количества женщин детородного возраста), дело пойдет еще быстрее. Миграционный потенциал Средней Азии в целом тоже близок к исчерпанию, а трудовые ресурсы из Украины и Молдавии переориенируются прямо на глазах на рынок труда в Евросоюзе. Зачем украинцу 20-30-40 тысяч рублей в РФ, если в Польше он может зарабатывать на конвейере, минимум, до 600-800 евро (40-55 тысяч рублей)?

Относительно того же Дальнего Востока перспективы вообще мрачные. Резидент РФ "Путин" пообещал... вывести к 2025 году оплату труда в этом регионе на... среднероссийский уровень. Тогда о каком привлечении трудовых ресурсов может идти речь? Зачем людям из какой-нибудь Самары с их условной "среднероссийской зарплатой" ехать в гнилой Хабаровский край за такой же "среднероссийской зарплатой"?

Пикантность добавляет то, что в большинстве регионов Дальнего Востока зарплаты формально выше, чем в каком-нибудь российском Центре, в Поволжье, на Северном Кавказе или на Урале. Например, в Магаданской области — 56 тысяч рублей, Хабаровском и Приморском краях — 35 тысяч рублей, Сахалинской области — 51 тысяча рублей и так далее. Тогда как номинальная средняя (не средняя медианная) зарплата за 2016 год в РФ, согласно Росстату, составила 36 746 рублей (до вычета налогов). Если эта статистика верна, то получается, что даже чуть более высокие зарплаты на Дальнем Востоке (формально более высокие) не являются для россиян определяющим стимулом переезжать туда. В реальности все прекрасно понимают, что в 35 тысяч рублей в Хабаровском крае ничем не лучше, а скорее даже хуже 20-25 тысяч рублей в Рязанской области или Краснодарском крае. Поэтому, как фиксируют данные социологических опросов, порог "принятия" решения у россиян относительно переезда на Дальний Восток начинается от гарантированных 50+ тысяч рублей в месяц плюс жилье. Но как раз таких условий, еще раз подчеркнем, никто им не предоставляет.

Поэтому и получается, что на четыре вакансии с оплатами труда в размере 15-35 тысяч рублей на Дальнем Востоке... только один потенциальный соискатель. А из тех, что трудоустроились, более половины в скором времени покидают регион:

Впрочем, даже тех, кто переехал, еще нужно удержать. Например, из 16 человек, привлеченных по программе повышения мобильности на Амурский судостроительный завод (входит в ОСК) за последние два года, продолжают трудиться 7 человек – остальные уехали в родные регионы, говорит представитель корпорации.

Покидают потому, что уровень зарплат на этом предприятии катастрофически низкий, а перспективы ее роста — нулевые. Квалифицированные рабочие получают на Амурском судостроительном заводе в среднем от 25 до 35 тысяч рублей, инженеры — 20-30 тысяч рублей. Такие зарплаты даже по меркам нищей РФ конкурентными назвать никак нельзя. Естественно, что представитель корпорации об этом ни слова не скажет. Отсюда и чудовищное лицемерие россиянских кадровых служб и государственных чиновников. Например, в нежелании молодежи работать за копейки на рабочих специальностях с нулевыми перспективами роста вознаграждения труда виновно... "предвзятое отношение":

У МСМР, по словам Прищепы, работает свой учебный центр; чтобы искоренить предвзятое отношение к рабочим специальностям, компания проводит образовательные экскурсии по производственной линии для студентов и старших школьников, а ее сотрудники выступают в вузах. ОСК, по словам ее представителя, разрабатывает программы дополнительной мотивации персонала своих предприятий на Дальнем Востоке.

Экскурсии проводят, программы мотивации разрабатывают, с предвзятым отношением борятся... Идут годы, а на российские заводы люди как не шли, так и не идут. Загадка, не правда ли? Наверное, потому что русские обленились.

А еще провалились идеи статусных россиянцев по привлечению трудовых ресурсов из Китая (где в соседних с РФ провинциях средняя зарплата в пересчете на рубли уже составляет более 45-47 тысяч рублей) и Средней Азии. Почему-то киргизы, таджики, узбеки, выходцы с Кавказа и прочие люди не стремятся на производство и рудники, не лезут в горячие цеха меткомбинатов и химкомбинаты Дальнего Востока и Сибири за 20-30 тысяч рублей, а предпочитают строительство, ритейл, сферу услуг и торговлю в крупных мегаполисах и денежных "нефтяных регионах" — ХМАО и ЯНАО, например.

Вот и приходится резиденту РФ "Путину" отдуваться за всех: то в ручном режиме зарплату работягам в Нижнем Тагиле начислять, то брать под свой контроль работу судоверфи "Звезда" в Приморском крае. Там людям щедро обещают 60 тысяч рублей в месяц, но пока по факту платят в два раза меньше и с задержками до пяти месяцев.

Надеюсь, это частично объясняет, почему российский Дальний Восток в рамках сложившейся колониальной экономики РесФеда и чудовищного отношения к человеческим ресурсам обречен и дальше загнивать, превращаясь в депрессивный макро-регион.

https://reddevol.com/articles/pochemu_dalniy_vostok_ostalsya_bez_rabochih_ruk

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть