Зеркало




26 января, 2018

Насколько реальная жизнь в КНДР отличается от репортажей СМИ

Рассказывает гуманитарный специалист ООН, вернувшийся после длительной командировки.

Информационный туман

«У всех есть лишь частичное видение того, что происходит в КНДР», — говорит Кевин. Иностранные журналисты путешествуют по стране исключительно в сопровождении, их восприятие страны почти не отличается от взгляда обычного туриста. Иногда даже хуже, так как власти относятся к репортёрам с особым подозрением.

Гиды показывают им лишь богатые районы и красивые места, в основном только в столице — Пхеньяне. Они могут видеть и фотографировать только то, что власть хочет им показать. Поэтому репортажи из КНДР такие одинаковые или «раздутые», считает Кевин. Из-за отсутствия доступа к информации корреспондентам приходится преувеличивать историю, а не разбираться во всех её деталях. Просто потому что эти детали невозможно найти.

В это же время работникам гуманитарных организаций и ООН нельзя просто показывать красивые виды. Они прибыли в страну для помощи, а там, где всё идеально, помощь не нужна. Поэтому эксперты проводят основную часть времени в провинциальных городах: посещают фермы, школы, больницы, склады и так далее.

Вне Пхеньяна их всегда сопровождают, но иногда, отмечает Кевин, корейцы сталкиваются с дилеммой. С одной стороны, они могут показать специалисту плачевный район и привлечь финансирование ООН для решения проблемы. С другой — эту проблему можно превратить в перспективу, полезную для государственного режима.

Что касается обычных жителей — их держат в неведении в собственной стране. Внутренний туризм строго ограничен, а в отсутствии интернета пропаганда вещает из телевизора и газет. Столичные люди почти ничего не знают о том, как живут в регионах.

Что можно фотографировать в КНДР

Формально гиды разрешают специалистам фотографировать лишь ценные режиму объекты: статуи правителей, новые районы, парки или природные красоты. Запечатлеть людей в провинции довольно сложно — при их появлении сопровождающие сразу же предупреждают о запрете на съёмку. При этом во многих материалах о КНДР встречаются кадры метро. Власти очень гордятся им, так как планируют сделать его самым глубоким в мире. Одному спуститься туда нельзя — только с разрешения гидов.

Доступ к связи
Кевин утверждает, что у жителей страны постепенно появляются смартфоны. С их помощью они ровно также фотографируют и записывают видео, а иногда заходят в местный вакуумный интернет. Он называется интранет (intranet) и в нём есть даже своя локальная «Википедия». Доступ к полноценной сети есть только у высших чинов и иностранцев — в КНДР работает несколько компаний для поддержания стабильного соединения.

В сентябре 2016 года американский специалист по безопасности нашёл дыру в серверах Северной Кореи, с помощью которых проник в интранет. Как утверждает пользователь Reddit, составивший список ресурсов, в закрытой сети существует лишь 28 сайтов. Про кулинарию, спорт, новости, благотворительность, страховку и авиабилеты. Жители КНДР подключаются к интранету в университетах, библиотеках или правительственных учреждениях.

У иностранцев мобильная связь работает хорошо, но Кевин отмечает, что разговоры, вероятно, подслушивают. Лишь у небольшого числа жителей страны есть специальные чипы, позволяющие подключиться к общей сети. Иными словами, северокорейские жители не могут позвонить или принять звонок от зарубежных гостей.

Передвижение по стране
Вне Пхеньяна специалисты всегда передвигаются с переводчиком и водителем. Перемещаться по стране без сопровождения могут лишь авторизованные лица вроде работников посольства. В столице сотрудники общественных организаций или ООН могут ходить везде, кроме «Запретного города». Это центральный район, где, по слухам, живёт правящая партия и глава страны Ким Чен Ын.

К военным зонам приближаться запрещено, в некоторые магазины специалистов не пускают без объяснения причин. Также под ограничением находятся административные здания, школы и в особенности жилые и частные дома.

Представители иностранных организаций живут в небольшом «квартале дипломатов». Там есть только маленький супермаркет, но работают бары и рестораны. Расплатиться можно не только северокорейским воном, но и евро, юанями или долларами. Для покупок в магазине иностранные деньги придётся менять на местные.

Общение с корейцами
Как утверждает Кевин, иностранные специалисты работают вместе с местными сотрудниками. В основном это менеджеры, переводчики, бухгалтеры и водители. Все кроме последних знают английский. Они отчитываются перед Министерством иностранных дел КНДР и еженедельно докладывают о своих делах и деятельности зарубежных сотрудников. По субботам они читают материалы о главе страны или приходят на информационные совещания. Воскресенье — выходной, но иногда им приходится работать и в этот день. Особенно когда наступает сезон урожая.

Помощникам иностранных специалистов запрещено раскрывать зарубежным специалистам детали личной жизни, приглашать их к себе домой, или обсуждать политику. В основном, утверждает Кевин, вне рабочие темы сводятся к спорту, еде и погоде. По слухам, после трёх лет работы с западными специалистами каждый кореец проходит некий курс «перевоспитания». Его детали неизвестны.

Пропаганда и ядерные испытания
Жизнь в КНДР радикально отличается от того, что показывают по местному телевидению. По словам Кевина, зимой большую часть дня отсутствует электричество, водопроводной сети нет, а в некоторых регионах используют тракторы из 1960-х. Иногда в школах нет воды, а из столовых приборов только нож.

«У мира нет ничего, чему бы нам стоило завидовать», — жители Северной Кореи часто слышат этот слоган. За время пребывания в стране Кевин ежедневно слышал по телевидению и радио торжественные речи о величии нации. В медиа всё внимание уделяется лидерам страны, окруженными рабочими или людьми с детьми.

О ядерных испытаниях, которые участились с 2017 года, иностранные специалисты узнают из интернета или в посольстве. Обычно запуски проходят в 15:00 или в 20:00 по местному времени — жителей страны об этом предварительно оповещают.

Кевин и его западные коллеги не знают, как власти сообщают людям о грядущих испытаниях, но жители всегда собираются у телевизоров перед началом. Неважно, работают они, идут по улице или сидят дома. После объявления жители аплодируют, а в последующие несколько дней в Пхеньяне проходят парады с фейерверками, танцами и военным маршем.

В отличие от простых людей, иностранных представителей приглашают на большие празднования по случаям громких дат. Масштабные мероприятия проходят в Кымсусанском мемориальном дворце Солнца, где покоятся тела бывших правителей Ким Ир Сена и Ким Чен Ира.

Европейские посольства бойкотируют такие празднования, но Кевин и другие специалисты всегда рискуют, если не приходят. «Нам могут объяснить, обязательно ли нужно идти туда или нет. Мы никогда не знаем точно, обязаны ли мы, но нам всегда дают точно это понять», — заключает Кевин.

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть