Зеркало




21 марта, 2018

Генеральная уборка

Как-то раз у Макса родители уехали в отпуск. В Турцию или в Египет на неделю, не помню уже. Помню только, что я сразу к нему жить переехал. С бухлом, закуской и личными вещами. Утром на работу, вечером обратно, стакан, пельмени и прочие радости. Так мы и жили не тужили пока в один момент не закончилась чистая посуда. Самая беда была в том, что никто из нас не хотел ее мыть.
- Макс, иди мой посуду! Твоя хата в конце концов – убеждал его я.
- Нихуя себе, ты значит пришел, насвинячил, а я теперь мой? Давай-ка друг, будь добр помой-ка посуду, а я мусор соберу и выкину.
- Ты че, конь! Я в гостях вообще-то. Ты где видел, чтобы хозяева заставляли гостей посуду мыть? Не охуел ли ты часом?
- Да какой ты гость нахуй!? Гости это когда пришли, посидели немного и ушли, а ты уже неделю тут живешь как дома!

В ванной наблевал вчера, охуенный гость. Таких гостей за хуй, да в музей, блядь. Помой посуду и я все прощу.
- Ты про ванну не гони, куда мне было еще блевать, если ты бухой спал в туалете? Тем более я все убрал уже, иди посмотри. А посуду сам мой, у тебя родители скоро вернутся, смотри какой срач кругом.
- Дааа, дела однако. Слушай, я же тебя о помощи прошу. Какой ты друг тогда если откажешь? Давай вместе все уберем, порядок наведем? Ты посуду помоешь, а я остальное все.
- Вот ты пристал со своей посудой. Я вон доширак заварю сейчас, мне посуда нахуй не нужна. С уборкой без проблем, помогу, а посуду мыть не буду.
- У меня аллергия на моющие средства. Мне нельзя к ним прикасаться. – Это был запрещенный прием, Макс уже ничем не гнушался. Я знал, что никакой аллергии у него нет. Какая еще аллергия может быть у человека, который однажды на спор всадил 0,5 водки с горла? Но тем не менее с уборкой, да и с посудой надо было что-то делать, все оставить как есть и бросить было нельзя, хоть я и сволочь конечно, но немного совести еще где-то хранилось в глубине души. Именно эти жалкие остатки совести не позволили мне тогда просто забить хуй.
- Макс, а сколько стоит вызвать клининговую компанию? Ты не знаешь? Наверняка же есть специальные службы, которые приезжают и убираются, а? Давай выясним?
- Хуле там выяснять, три тыщщи в час, за анал доплата. Нахуя тебе эти службы? Вон вызывай проституток и пусть убираются. Такие же бабы как и в клининговой компании, только их еще ебать можно. А там приедет хуй знает что с пылесосом. Лучше уж проституток, чем на уборку бабки тратить. А пылесос вон в кладовке лежит.
- А ведь это идея! Мы их до гола разденем, фартуки только дадим. Они будут ходить с тряпками, а мы будем их по жопам шлепать, поторапливать. Чтобы и убраться и поебаться успеть. Ты гений, Макс! У тебя есть фартуки?
- Нету. Да похуй фартуки, пусть в нижнем белье ходят, тоже нормально. Двух на час или одну на два? Лучше двух я думаю, вдвоем сподручнее да и веселья поболее будет. Где-то тут была газета с телефонами.
Идея вызвать проституток нам так понравилась, что мы даже собрали все пустые бутылки и выбросили. Настроились на уборку, так сказать. Договорились, что никто никого не ебет, пока не будет все сделано. А там если время останется. Сначала дело.
Приехали быстро. Сутенер привез четверых на выбор. Мы заранее старались выбирать без маникюра, а то хоть и шлюхи, но все же. Сутенером был молодой парень, как оказалось просто водитель. Он прошел в квартиру, посмотрел, что больше никого нет, взял деньги за час вперед и ушел. С нами остались Аня и Катя. Аня была небольшого роста, черные крашеные волосы, чуть полноватая, в рваных джинсах и с короткой стрижкой каре. Катя блондинка с блядским таким взглядом. Но одета прилично, тоже джинсы, свитер какой-то. Вроде и одежда одинаковая, но вот как-то Аня чуть неряшливо, что ли выглядела.
- Значит так, девочки. Вы поработать приехали, деньги уплачены. А работа - это то что скажут делать, а не то что вы хотите. Ебаться сегодня не будем, а будем мыть пол, посуду, вытирать пыль и пылесосить. Генеральная уборка! – Макс сразу решил расставить акценты.
- А еще убираться будем голышом, так что раздевайтесь – Я тоже лепту внес.
Девки конечно растерялись слегка.
- Вы че, пацаны, прикалываетесь? Какая уборка голышом? Мы вообще-то не убираться приехали – это Катя сказала. Начал назревать конфликт интересов. Все планы рушились на глазах. Можно было все это провернуть, но сказывался цейтнот. С наскоку так не делается все же, сначала надо налить, пошутить немного. Я решил попробовать разделить их.
- Аня, иди сюда. Макс, покажи Кате где швабра. Аня, посуду умеешь мыть? – Я открыл кран с водой и слегка подтолкнул Аню к раковине. Кажется, она не понимала, что и правда надо мыть посуду, а не сосать хуй. Она взяла тарелку сверху горы и беспомощно оглянулась на подругу.
- Я ничего мыть не собираюсь. Сроду тряпки не держала – Катя села на табуретку и достала телефон. По ее виду было понятно, что она будет быковать до конца.
- Ах не будешь мыть, значит… Ну пойдем со мной тогда. – Макс взял Катю за руку и увел. Я уж подумал все, кончилась уборка. Придется ебать Аню. Знал бы что так получится, другую бы выбрал. Но Макс подозрительно быстро вернулся.
- Я ее на балконе закрыл. Чтоб не мешалась – сообщил он – Потом разберемся. Похоже о том, что ебаться сегодня не будем была не шутка. Вдвоем мы уставились на Аню. Она взяла губку и начала тереть тарелку. Я подумал, что раздеть ее теперь вряд ли получится, но по жопе все-таки шлепнул:
- Давай не филонь, подруга, мы сейчас тебе еще тарелок и стаканов натаскаем из других комнат.
Работа закипела. Мы с Максом сами не заметили, как втянулись. Сначала мы собрали всю посуду со всех комнат. Потом весь мусор в пакеты, благо их было много, так как каждый приходил с работы с пакетом бухла. Подумав на упреждение я первый схватил веник и стал подметать, швабра досталась Максу. Аня добросовестно стояла у раковины и не отлынивала. Каждый раз, заходя на кухню, я шлепал ее по заднице и подбадривал, она даже пару раз улыбнулась. Потом мы протерли везде пыль, поменяли грязные простыни. Аня полила цветы, которые начали уже погибать. Через час хата блестела как будто приезжала клининговая компания. А времени оставалось всего 10 минут.
-Ну что, Аня, ты молодец, спасибо за помощь. Ты свободна, можешь идти. А друзьям своим скажи, пусть приходят и деньги за Катю возвращают. Тогда ее отпустим. А то сама понимаешь, она не работала, просидела впустую на балконе. А мы лучше бухла и жрачки купим, нам такие услуги не нужны. Мне бы кто платил по три косаря в час за сиденье на балконе, я бы там поселился нахуй. – эту мысль я вынашивал с самого начала. Она казалась разумной и справедливой. Макс смотрел на меня с любопытством.
- Ладно, я передам – Аня оделась и стояла у порога. Я решил не ждать, пока придет сутенер и отпустить ее чуть раньше, чтобы она сама ввела его в курс дела и не пришлось тут самому рассказывать. Пусть лучше она почву подготовит. А сам развил мысль, когда за ней закрылась дверь:
- Не ссы, Макс. Максимум, что нам грозит, даже если четверо сейчас придет - ну не вернут деньги и все. Пиздить нас решительно не за что, да и не станут они нас в собственной квартире мудохать. А ситуацию я любому обосную, пусть хоть кто приезжает.
- Не ссать-то я не ссу, но знаешь… А если начнут вопросы задавать типа: «Это кто тут самый охуевший, а?». Сам знаешь, чем такие разговоры заканчиваются. Выдернут тебя или меня из хаты и пизда. В подъезде-то оно по-другому повернется… Можно и в ответку предъяву словить, заплатили за час, продержали дольше, людей занятых отвлекли… Вписал ты нас в блудняк, короче.
- Ой, да ладно, Макс, не нагнетай! С нас взять то нехуя. На крайняк стрелу забьем, а сами хуй положим. Думаешь нужны мы кому, искать нас потом? Да и не будет ниче, заберут свою шлюху и отвалят. А то что, просто так ее отпустить теперь? Ты нормально себя чувствовать потом будешь? Может еще на замену или еще на час договоримся, там же не конченые отморозки тоже, за шлюху честных пацанов пиздить? Правда-то наша, как ни крути. Они-то тоже нас не знают, а понтов мы накидаем.
- Ага, накидаем… Если слету по печени не получим…
- Ну хуй знает, я например, на незнакомых никогда не залупаюсь. Мало-ли что за люди. Только бухой в говно. Иногда.
Макс не отвечал. Достал оставшиеся полбутылки водки и стаканы. Молча разлил. Закуски не было, что-то готовить не имело смысла, надо было сначала уладить со шлюхой. Я выпил и пошел посмотреть, как она там. Она сидела на корточках привалившись к стене и, похоже, спала. Руки на коленях, голова опущена на руки. Вернулся на кухню и стал ждать.
Прошло пятнадцать минут. Мы смотрели на часы и незаметно нервничали. Мысли всякие нехорошие думали, но виду не подавали. Еще через пятнадцать минут Макс встал:
- Все, я заебался сидеть и ждать. Не хотят, как хотят. Пацан этот десять раз уже мог прийти. И вообще я жрать хочу. Сходи в магазин, купи водки, хавки, ну сам знаешь.
- Э, мальчика на побегушках нашел, посылаешь? Вместе пошли! Тем более денег у меня не так много осталось. Скинемся пополам.
- А эта?
- А куда она с балкона денется, пусть сидит. Придем, выпустим. Расскажем ей, что и почему, стакан нальем. Убираться не хочет, ну уж похавать-то приготовит, сама же голодная наверно. А там и на поебаться договоримся. Ее кинули похоже. Никто и не придет за ней, раз до сих пор не пришли. Значит на работу ей сегодня больше не надо. А за балкон она нас простит, помиримся.
- Может сейчас выпустить? Она уже полтора часа там сидит все-таки.
- Опасно. Съебется как-нибудь или на кровать насрет. Спиздить может что-нибудь или сломать. Да нихуя с ней не будет. Скажем ей, что отойдем ненадолго за продуктами.
- Ну похуй, пойдем.
Покричав про «за продуктами» и «ненадолго» через стекло, пошли в магазин. Магазин находился довольно близко, минут пять пешком, но проходили мы минут сорок. Сначала спорили, какую водку брать и сколько, брать пиво или не брать. Решили брать на утро. Закуски разной набрали, мяса решили пожарить. А то пельмени заебали в край. На выходе встретили знакомых со двора, с которыми выпили по банке пива и обменялись новостями. Про балкон и шлюху не стали рассказывать, потому что они бы с нами попросились, но у них никогда не было денег, а угощать всех подряд угощения не напасешься, самим мало.
В общем когда уже подходили к подъезду меня охватило какое-то смутное волнение, не слишком ли долго нас не было, не случилось ли чего. Тем более Макс у подъезда нашел лыжные палки, точно такие же как у его бати. Но плохие мысли отгоняло предвкушение горячего ужина и хорошего вечера. Приятная тяжесть пакета с алкоголем в руках не давала критически посмотреть на окружающую действительность. А ведь было от чего насторожиться. Но мы беспечно вызвали лифт, поднялись на свой этаж и как только Макс достал из кармана ключи и подошел к двери, сверху и снизу загрохотали шаги по лестнице. Я только успел подумать, что кроме шагов слышно еще металлический бряцающий звук, как меня буквально впечатали в стену лестничной клетки. Хорошо еще пакет с водкой успел поставить на пол.
- Стоять! Не двигаться! Руки! – говоривший одной рукой держал меня за голову, прижимая к стене. По интонации я сразу понял, что лучше стоять и не двигаться. Тычками заставил поднять руки, пинком раздвинул ноги. Быстро обшмонал. Рядом второй проделывал то же самое с Максом.
Когда нас развернули, перед нами стояли четверо ментов в полной боевой выкладке. В бронежилетах и с автоматами. От сердца отлегло. Ментов мы не боялись. Эти без причины пиздить не будут.
- Фффуууууухх….. А мы сутенеров ждали – выдохнул Макс.
- Кооо-гооо ждали? Твоя квартира? Кто внутри? – это был старший. Он говорил резко, отрывисто. Видно было что он на взводе.
- Давайте зайдем и посмотрим. Подруга там наша, Катя. Никакого криминала, командир, все в порядке. – Макс аккуратно наклонился взять с пола выпавшие ключи. Старший отступил на шаг назад.
- В пакетах что?
- Продукты.
- Открой, покажи.
Я аккуратно, без резких движений, раздвинул ручки пакета и показал содержимое. Напряжение явно спало. Макс тем временем отомкнул замок и мы все вместе прошли на кухню. Один мент прошел по комнатам, привел Катю и жестом усадил за стол.
- Вы звонили? Эти вас в заложники взяли? – кивнул мент на нас, обращаясь к Кате.
- ЧТОООО!? - Мы с Максом начали хором возмущаться. – Какие заложники, дура, ебанулась что ли?
- Не выражайтесь! У нас сигнал о похищении и заложнике, незаконном лишении свободы. До пятнадцати лет между прочим, а тут еще банда по предварительному сговору. Колитесь, похитители, что тут происходит? Зачем девушку на балконе закрыли? – ментов ситуация явно начала забавлять.
- Да какая девушка, шлюха она! Спросите ее, как она в квартиру попала! Мы вообще сутенеров ждали, а приехали вы. Кто теперь деньги вернет, вы? Нас, можно сказать, кинули, бракованную шлюху подсунули. Работать отказалась, деньги взяла. Мы ее поменять на другую хотели или деньги назад вернуть. А на балконе чтоб не спиздила ничего, пока в магазин ходим. Так что это мы тут пострадавшие от мошеннических действий сутенеров – меня понесло. Было понятно, что дело пустяковое, никто нас привлекать не станет, просто хуйня вышла.
- Девушка, как вы оказались в квартире? Это ваши знакомые?
Катя на деле оказалась даже еще тупее, чем выглядела. У нее хватило ума вызвать ментов и заявить, что ее держат в заложниках, но больше ничего вразумительного она объяснить не могла. Все, на что ее хватило, это пустить слезу, всхлипнуть и обиженно сказать:
- Они меня пол заставляли мыть!
- Какой пол? – мент удивленно повернулся к Кате – Ты в квартиру как попала, отвечай!
Катя молчала. Не говорить же, что шлюха приехала по вызову. Пришлось мне рассказывать про генеральную уборку, про посуду, про цены на уборщиц и что в сравнении со шлюхами то на то и выйдет, а уборщиц мы ебать брезгуем. Про идею с фартуками, про сутенеров, Аню, которая честно помыла посуду, про жажду справедливости. Ведь по сути получается шлюха соскочит не поработав. Менты откровенно ржали.
- Ладно, все понятно с вами – сказал старший – собирайтесь, поехали.
- Куда поехали?
- С нами поедете, в РОВД, объяснительные писать. Вызов на пульт поступил, отреагировать надо – пояснил мент – Да не ссыте, отказняк накатаем, да отпустим. Девушка, вы заявление будете писать? Претензии есть к молодым людям?
- Нет у меня претензий, не буду ничего писать, отпустите меня, мне домой надо – Катя явно не догоняла, какую кашу она заварила. И как теперь расхлебывать.
- Вот сейчас напишем все что надо и поедешь, хоть домой, хоть к черту на кулички. Быстро одевайтесь! – мент стал раздражаться и повышать голос.
РОВД находилось в десяти минутах езды. Нас посадили в два уазика и быстренько привезли. Там мы долго ждали какого-то опера, причем Катю увели куда-то отдельно от нас с Максом. Просидев около часа, мы стали спрашивать всех подряд, когда нас отпустят и зачем мы вообще нужны. Пришел наконец опер, сказал, что заявление Катя писать не будет, выдал нам пропуска и показал куда идти на выход. И никакие объяснения не потребовались, как сказал опер они сами все напишут с Катиных слов, а на нас похуй, свободны.
Выйдя на улицу Макс заметил:
- Вот не хотела пол мыть, хотела хуй сосать, сейчас на год вперед насосется. Проститутка и менты, да там очередь стоит уже наверно, показания брать. Или давать. Даже не жалко ее нисколько.
- Знаешь Макс, хуй с ней. Ты смотри, на улице темно уже, мы в жопе. Пешком домой идти нам никак нельзя, тут хоть и недалеко, но там целая куча опасностей по дороге. Опять сюда привезут, не дойдем. – меня занимали совсем другие мысли. Хотелось есть.
- Бляяя, может давай заплатим? Так впадлу бегать… - заныл Макс. Была его очередь ловить такси. Дело в том, что на такси мы передвигались исключительно бесплатно. Просили остановить метров за 100-200 до нужного места, выходили из машины и тупо убегали. Причем тот, кто сидит впереди, бежит по ходу движения или перпендикулярно, а тот кто сзади – против. Когда случались редкие погони, то у заднего шансов свалить было намного больше, если пытались догнать, то только переднего пассажира. Кто ловит машину, тот и садится вперед. Хотя за все время никто ни разу нас не догнал.
- Ну нахуй, заплатим. На пиво тебе жалко было, а на такси не жалко? Ладно, вместе побежим, парой – я решил в этот раз не пользоваться привилегией заднего пассажира – Иди, лови, только выбирай кто бегать не умеет, мне тоже впадлу.
Хорошо, что поток машин был довольно плотный, на поднятую руку практически сразу кто-нибудь останавливался. Потенциальные догоняльщики отсекались «в ебеня задешево» сами. Пропустив пять-шесть машин, мы наконец сели в раздолбаную шестерку. За рулем сидел такой толстый чувак, что даже казался круглым. Врядли он даже думать станет чтобы нас догонять. Да и нахуя?
Так и получилось, никто за нами не побежал. Мы по привычке стартанули, отбежали метров десять и Макс вроде как начал снижать шаг, как я обогнал его и заорал:
- Последний моет посуду! До подъезда!
Бегали мы хорошо. Макс занимался легкой атлетикой и футболом, а я лыжами и плаванием. Результатов особых не добились вследствие распиздяйства и пристрастия к бухлу по пятницам, но общий физический уровень был выше среднего. Мы неслись как на олимпиаде за медалью, ведь дома надо было готовить, а значит неизбежно опять вставал вопрос с посудой. У меня была фора, которую Макс никак не мог сократить. Однако, забежав во двор, я аж споткнулся. На лавочке во дворе сидела Аня. Она смотрела как мы бежим и ее лицо медленно вытягивалось от удивления. Я свернул к ней.
- Анька, бежим! Менты! – на ходу хлопнул ее по плечу и полетел дальше.
- И таксист! – пробежал мимо Макс.
Не знаю, кого Аня больше боялась, ментов или таксистов, но она резко подорвалась и побежала за нами. Все равно прибежала последней.
- Ну все, ты последняя! – сказал я и заржал.
- Ну и что? Какие менты? Где Катя? Вы откуда? – спрашивала Аня тяжело дыша.
- В милиции твоя Катя. Всех сдала. И нас и тебя и сутенеров ваших. Всех. Тебя ищут сейчас, домой тебе нельзя. Мы-то убежали. Но нас не будут искать, а вот тебя будут. А ты что тут делаешь?
- Так я за Катей приехала, она у меня одна подруга. Мало ли что вы с ней сделали. На телефон не отвечает. А зачем меня искать будут?
- Иди у ментов спроси, зачем. Дадут суток пятнадцать и будут ебать всем отделом бесплатно. За что найдется, даже не думай. Знаешь, что менты с проститутками делают? На субботники не ездила ни разу?
- Нет, не ездила. Я вообще недавно работаю.
- Ладно, пошли с нами. Сейчас пожрать сварим, у нас и водка в морозилке и пиво в холодильнике. И дома чистота. Пойдем! С Катей все в порядке будет, не ссы, ты ей уже ничем не поможешь. Да и мы не маньяки какие-то. А то заметут тебя сразу, будешь в обезъяннике ночевать – Макс приобнял Аню и вызвал лифт. – Ты есть хочешь? Готовить умеешь?
Аня есть хотела и готовить умела. И очень не хотела к ментам. Мы качественно ее запугивали ментовскими зверствами наливая очередные пятьдесят грамм. У Макса не хватало мизинца на левой ноге, бухой уронил топор на даче. Он снял носок и в красках расписывал как злобный мент здоровенными клещами откусывает ему палец. От водки Аня отказалась и пила наше утреннее пиво, пообещав утром честно сходить в магазин. Она пожарила мясо, сварила макарон, сделала салатик из квашеной капусты. Да просто лука нарезала и маслом полила. А нам больше ничего и не надо было. Самое главное, Аня помыла посуду, когда мы поели и продолжали просто бухать. Далеко за полночь мы с Максом допили 0,7. Рассказывать байки про ментов немного надоело, Аня рассказала как приехала из деревни поступать в политехнический институт и не поступила, что родителям сказать страшно и она врет как будто учится и живет в общежитии. На самом деле снимает квартиру пополам с Катей где-то на окраине. Что Катя немного ебанутая и не первый раз попадает в неприятности. Что сутенерам на них похуй по большому счету, они половину забирают себе, рассчитываются после заказа. За кого-то другого может и поехали бы, но Катя им самим надоела со своими выебонами. Она с ней только потому что одна не потянет квартиру снимать. Шлюхи не так уж и много зарабатывают, это миф.
- Ну что, Анютка, пойдем в любовь поиграем? Разок сыграем и спать, а то поздно уже. Хорошо хоть выходной завтра – я встал и аккуратно взял ее за локоть.
- Мне в душ надо, дайте полотенце – сказала Аня. Она все понимала правильно и была не против.
Аня ушла мыться, а мы с Максом начали спорить, кто пойдет первый. Никто не хотел сидеть и ждать в одиночестве, поэтому решили идти сразу вдвоем. Будем вместе ее ебать, один сзади, другой спереди. Потом поменяемся. Кому куда первому тянули на спичках. Мне досталось сзади. Когда Аня вышла в полотенце из ванной, мы уже ждали ее в трусах. Проводили в спальню, она встала на кровать раком и начала сосать хуй Макса, а я пристроился сзади. Втроем было пиздец неудобно, это только в порнухе выглядит нормально, а на самом деле мы никак не могли синхронизировать движения, получалась не ебля, а толкотня какая-то. Я решил присунуть Ане в очко, думал так быстрее кончу и пойду уже спать, пусть Макс ее тут хоть заебет потом. Только я плюнул ей в жопу и начал примеряться, как Аня замычала и завертела крупом
- Туда нельзя, я туда не даю – выплюнув хуй изо рта заявила Аня
- Как это не даю? Серьезно? Да ладно!? – я искренне удивился – Макс, смена! Давай поменяемся.
Макс перешел назад, а я присел на корточки и начал задавать Ане вопросы:
- Аня, вот ты в жопу не даешь, а что будет, если я тебя все равно туда выебу? Через силу?
- Не, ну ты что, насиловать меня что ли будешь? Ты же не такой, я же вижу
- Ну, допустим не я, кто-нибудь выебет тебя в жопу. Это изнасилование тогда получается, так?
- Ну да, мне больно, потому и не даю.
- И что? Кому ты жаловаться пойдешь? Дальше то что? Ну выебали и выебали. Подумаешь больно, потерпела чуть-чуть.
- Ой, все, блядь, у меня от ваших разговоров хуй падает – Макс все это время методично ебал Аню сзади – Пошли лучше накатим еще, ну его нахуй такую еблю.
Мне и самому уже расхотелось ебаться. Никакого удовольствия. А вот вопрос про жопу почему-то взбудоражил. Оставив Аню одеваться, мы с Максом снова достали из холодильника убранные уже нарезки колбасы, сыра и миску с капустой. Пришла Аня и тоже попросила налить стопку. Мы выпили я продолжил:
- Нет, Макс, ты прикинь, приезжает девушка на вызов, минет, классика, а в жопу не дает. А ее берут и ебут в жопу без всякого согласия, а? Каково? И ведь сделать-то она тоже ничего не может, не пойдешь же в милицию заявление об изнасиловании писать? Как тут быть? – рассуждал я.
- Интересно, а как менты на такое заявление реагировать будут? И что там писать? Знаете, товарищи милиционеры, я в пизду шлюха за деньги, а в жопу не шлюха, в жопу честная девушка. Поэтому я приехала ебаться в пизду за деньги, а меня выебали в жопу против воли, значит изнасиловали, судите его. Интересный расклад получается – я задумался над этой проблемой.
- Мне тоже интересно – сказал Макс – вариантов нет, надо проверять.
- Никуда я не пойду жаловаться – тихо сказала Аня – Налейте еще.
- Аня, а давай сейчас ты ментам позвонишь и вот такую версию расскажешь? На громкую связь включим, а ты спросишь, как тут быть, совета попросишь, а мы послушаем, что они ответят? А? А потом скажешь, что никто тебя не насиловал, это просто теория. – Макс загорелся идеей выяснить про изнасилование проститутки. Вообще в принципе возможно ли изнасиловать проститутку?
- Вы че, совсем ебанутые? Никуда я не буду звонить. Вы пиздец конечно, вам надо, вы и звоните. Я вообще спать пошла – Аня от греха подальше ушла в спальню и завалилась прямо в одежде на постель. Мы с Максом не стали ее задерживать. Мне что-то тоже показалась подозрительной идея звонить ментам.
Налив еще по пятьдесят и выпив, мы тоже пошли спать. Это был длинный день, который давно пора было закончить. Макс ушел в Ане в спальню и закрыл дверь. Я лег во второй комнате на диване и моментально уснул. А утром часов в шесть меня разбудил звук ключа в замке. Макс, распиздяй, не помнил, когда возвращаются его родители, то ли сегодня, то ли завтра. Я мигом вскочил и встретил их у порога:
- Здравствуйте! А мы вас завтра ждали. Вы извините, мы тут с Максом посидели вчера немного. Но мы все убрали.
- Здравствуй, здравствуй… - протянул батя Макса. Он знал меня давно и не удивился моему присутствию. Но вот про «все убрали» не верил. Макса нельзя было оставлять дома одного даже на выходные, не получив невероятный свинарник по приезду.
- Ладно, дядь Ген, я пойду домой, не буду мешать. Только по секрету – там в спальне Максим с девушкой. Он давно вас познакомить хотел, да все стеснялся. А тут забыл, когда вы возвращаетесь.
- С невестой? – ахнула Максова мама. Ее глаза вспыхнули радостью. Ну неужто этот долбоеб себе девушку нашел, так и читалось в ее глазах.
- Только тссс. Не говорите, что я сказал. – Довольный я обулся и убежал вниз по лестнице. Пора и честь знать, и так неплохая неделька выдалась.

P.S.
Макс не разговаривал со мной неделю. А потом долго ныл, что мог бы сказать, что твоя, нахуя ты меня так подставил… Мамка завтрак приготовила, клушу эту усадила за стол и форменный допрос ей учинила. А она все что нам, то и им как на духу – и про не поступила, про деревню свою, про Катю ебанутую, которая в милицию попадает. Хорошо хоть не сказала, что шлюхой работает. У меня батя чернее тучи ходит. Сынок, это конечно твой выбор, я все понимаю, но…. и замолкает. Мамка пилит, когда в деревню свататься поедем.. Пиздец короче. А вот нехуй таким распиздяем быть, надо знать точное время возврата. Моя совесть чиста.


© Слесарь с завода

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть