Зеркало




03 мая, 2018

Правила секса в США

что говорят молодые американцы там, где русские молчат или кричат

Когда американская поп–культура заполнила российские экраны — от фильмов в духе «Основного инстинкта» до клипов, прославляющих потные попы — мы поверили, что Америка — царство вседозволенности. Но сегодня сексуальное поведение образованной молодежи в США меньше всего похоже на оргии рэперов и шутки из «Американского пирога». Журналист Даша Борисенко делится опытом жизни в Штатах и рассказывает, что такое американский сексуальный этикет и почему «Секс в большом городе» — плохое пособие для начинающих.

Есть десятки статей о том, насколько неправдоподобен мир «Секса в большом городе». И все равно для многих поклонников сериал остается библией американской культуры отношений. Но сегодня полагаться на мудрость Кэрри Брэдшоу и ее подруг не просто бесполезно — скорее вредно.

Дело не только в том, что на гонорары за газетные колонки не соберешь коллекцию «блаников», а условия жизни на Манхэттене далеки от просторных, чистых и современных квартир, в которых героини совокупляются с мускулистыми (и почти всегда белыми) мужчинами. И даже не в том, что реальные нью–йоркцы зачастую физически истощены выживанием в дорогом и недружелюбном городе: у них не остается сил на свидания и выбор партнера или постоянные отношения со встречами чаще, чем раз в неделю.

Главное, что сериал, который претендовал на роль рупора феминизма в лице четырех женщин, построивших карьеру прежде семьи, сегодня выглядит шовинистским и устаревшим. Это продемонстрировал недавний мем #wokecharlotte : его создатели вложили в уста чопорной WASP Шарлотты Йорк комментарии, которыми феминистка из 2018–го ответила бы на шуточки вроде «Бисексуальность — это остановка на пути в Гейтаун». А еще за последние 15 лет американцы все–таки научились тому, что с таким трудом дается героиням сериала, которые неделями не решаются сказать партнеру, что им не нравится оральный секс или его свидания с другими женщинами. Они научились разговаривать.

До секса

Представьте, сегодня у вас было свидание. Скорее всего, хотя бы второе и непременно удачное. Ваш спутник предлагает подвезти вас домой. В ответ вы предлагаете зайти на чай. Спустя полчаса вы лежите на кровати, и тут события принимают неожиданный оборот. Вам смотрят в глаза и спокойным, бытовым тоном спрашивают: “Do you want to make out?” Это было непристойное предложение, и если вы действительно хотите заняться сексом, то на этот обескураживающий русского человека вопрос нужно ответить однозначное “I do”, — иначе другому придется одеться и поспешно удалиться. Ведь он вам не насильник.

Обязательное условие sex–positive поведения, то есть отношения к сексу как к здоровому и нестыдному удовольствию в его самых разнообразных формах, — контакты должны быть безопасными и основанными на sexual consent. Обо всем нужно договариваться: от первого поцелуя до любых экспериментов, которые могут потенциально доставить партнеру (или партнерам) дискомфорт. Люди много разговаривают до, во время и после секса, и кокетству в стиле «„нет“ значит „да“» в этих разговорах места нет.

Dating life — такая же часть жизни молодого американца, как учеба, работа или игра в футбол по вторникам. Если человек пока не нашел или вообще не ищет единственного постоянного партнера, он сидит в «Тиндере» и его аналогах или — куда реже — ищет претендентов на свидания среди своего окружения. В дейтинг–приложениях американцы чаще всего однозначно заявляют о своих намерениях. К примеру, если это исключительно отношения на одну ночь, то напишут: “Just looking for hookups ”, если человек настроен на casual sex без обязательств, то: “Not currently seeking anything serious”, а если ему действительно интересны отношения, то он может изъясняться уже более витиевато, вроде: “I want someone to inspire me”.

О сексуальных предпочтениях тоже принято сообщать сразу. Общим термином kink называют любое «неванильное» поведение, будь то игры с переодеванием или стремление отшлепать партнера. Конечно, человек может и уточнить свои «весьма специфичные» вкусы: скажем, сообщить, что он cuckold (ему доставляют удовольствие измены партнерши) или furry (наряжается в костюм животного, не в последнюю очередь — в сексуальном контексте). Любая особенность сексуального поведения считается нормой, если не угрожает благополучию других, поэтому пучить глаза в ответ на такие признания не принято.

Сексуальную ориентацию в Америке (и во всем западном мире) видят как спектр, где помимо открытых гетеросексуалов ( straight ) существует широкое поле тех, кого можно назвать queer. Этот термин используют для самоопределения все, кому не нравятся привычные ярлыки вроде gay, lesbian или bisexual — нюансов сексуального поведения куда больше, чем это допускает представление, будто в мире есть только мужчины с пенисом, женщины с вагиной и не слишком разнообразные варианты взаимодействия между ними. Понятие genderqueer включает в себя всех, чья гендерная идентичность отличается от cisgender male / female, которые определяют себя в соответствии со своим биологическим полом. Например, самоощущение gender fluid person меняется с течением времени, а agender person вообще не хочет соотносить себя ни с одним гендером. Способов взаимодействия между людьми с разными вариантами самоопределения множество: нет ничего необычного в том, что цисгендерный гетеросексуальный мужчина ищет отношений с queer girl. Просто ему так больше нравится.

В Америке становятся социальной нормой открытые отношения с одним партнером, вплоть до open marriage, и полиамория — отношения с несколькими партнерами. В «Тиндере» люди прямо описывают себя как open или poly (хороший пример американской страсти к сокращениям). Порой в таком профиле вы можете найти рассказ об отношениях, в которых человек уже состоит. Некоторые пишут сразу за двоих, например, в поисках unicorn — бисексуальной девушки, заинтересованной в сексе с гетеросексуальными парами. Если вы попадете на свидание с полиамором, перед вами может раскрыться сложная иерархия его романтической жизни, но не спешите смеяться над конструкциями вроде “I’m not my girlfriend’s primary boyfriend, and I like it”. Да, за глаза моногамные американцы и сами любят подшутить над полиаморами, говоря, будто те подвели развернутую теорию под то, что люди и так делали всегда, и просто боятся близких отношений. Но открыто демонстрировать человеку, что вы не уважаете его сексуальную стратегию, грубо и несовременно.

После секса

Американцы — индивидуалисты и заботятся о комфорте партнера не больше, чем о собственном. То, что свидание закончилось сексом, не означает, что вы обязаны заснуть в обнимку. Если события разворачиваются на вашей территории, партнер спросит, может ли он остаться. Если в гостях оказались вы и при этом вас открыто не пригласили переночевать, стоит уточнить: “Is it okay with you if I stay?” Конечно, совместную ночь часто расценивают как знак начинающейся эмоциональной связи. Если друг рассказывает вам, что после вчерашнего свидания кто–то из двоих stayed over, можете его поздравить — он надеется на продолжение отношений. Но в то же время, если человек вам понравился, а после секса решил уйти или отправить вас домой — не стоит расстраиваться. Вполне возможно, ему рано вставать и он хочет выспаться один в своей постели. Нормальный американский прагматизм.

Когда ваша связь выходит за пределы нескольких свиданий и регулярного секса и вы уже услышали незамысловатое американское признание “I really like you”/“I’m really into you”, наступает ответственный момент — время make a commitment. То, что вы встречаетесь, официально не ограничивает вашего партнера и вас в походах на свидания и секс с другими людьми до тех пор, пока у вас не состоится разговор о being exclusive.

Если после утреннего секса вам вдруг торжественно объявляют “I don’t have other girlfriends/boyfriends”, наименее уместно с вытянутым лицом выяснять, с кем вами до этого «изменяли». Это серьезное признание, так что улыбнитесь и готовьтесь вступить в настоящие отношения. Теперь вас будут испытывать на предмет compatibility, ведь эмоциональная расположенность и хороший секс значат в Америке не меньше, чем готовность в далеком будущем отдать совместных детей на домашнее обучение и способность поладить с семьей партнера, когда поедете к ним на День благодарения. И да, будьте готовы к тому, что вы довольно быстро перейдете к фазе making plans, ведь раз вас выбрали из многих, то вашему спутнику стоит подкорректировать программу встреч с друзьями и семейных праздников в соответствии со своим новым статусом. Это совсем не значит, что дело идет к помолвке, — просто все тот же американский прагматизм.

Американские отношения нередко заканчиваются скоропостижно и не всегда изящно. В стремлении разобраться в себе, встать на ноги и найти идеальную партию американцы порой просто не находят эмоциональных сил объясниться с партнером и молча исчезают из его жизни. Ghosting — явление, которое в эпоху интернета царит далеко за пределами Америки, но в Штатах оно распространено повсеместно. Люди научились легко и спокойно разговаривать о сексе, но когда дело доходит до объяснения сложных чувств, слов зачастую не находится, и они просто перестают отвечать на звонки и сообщения.

Если ответственный разговор о расставании все же случается, то американский аналог русского шаблонного «Дело не в тебе, дело во мне» — “I’m not emotionally available right now”. В реальности это, конечно, часто значит, что человек потерял интерес к конкретному партнеру, но оправдывать разрыв принято желанием наладить свою психологическую жизнь. Если ваш «эмоционально недоступный» бывший спустя пару дней обновляет свой профиль в «Тиндере» — просто улыбнитесь и на этот раз смахните влево. Дорогу осилит идущий.

Даша Борисенко

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть