Зеркало




05 июня, 2018

Робкий ребенок и репетиторство

Я репетитор по русскому языку. Обратилась ко мне как-то клиентка – надо научить сына-старшеклассника писать сочинения. Мальчика зовут Ярослав, робкий, неуверенный в себе. Писать не может вообще: как только нужно выполнить более-менее творческое задание, сразу впадает в ступор. Начинаю прощупывать почву: учительница строгая, мама еще строже, постоянно ругают и за устную, и за письменную речь, мальчик страдает молча, вроде старается, но словно блок какой-то стоит, писать не может совсем.

Начинаю с простеньких заданий. Говорю: «Грамотность проверять не буду, важна только идея. Главное – старайся придумывать так, чтобы было интересно». Вроде соглашается. Тема – антонимы. Вкратце объясняю тему и даю задание – придумать текст, построенный на антитезе, чем больше антонимов, тем лучше. Мальчик пишет забавный текст о том, как столкнулись две машины – ламборджини и запорожец, в первой ехала дочь олигарха, во второй – сын уборщицы. На первой была царапина, вторая машина – всмятку. Ну и так далее. Ребенок щедро сыплет антонимами, в том числе и контекстными, придумывает кульминацию и развязку (мама уборщица неожиданно для всех приехала и всё разрулила). Я его искренне хвалю, текст получился и правда классный. У мальчика загораются глаза, готов еще пробовать. За орфографические и пунктуационные ошибки не ругаю, как и обещала.

На следующих занятиях проходим синонимы, омонимы, неологизмы… По каждой теме – творческие задания, ребенок втянулся, чувствует себя окрыленным, потому что и сам видит, что получается отлично. Просит дать ему домашнее задание. Спрашиваю: «Какая тема тебе интересна? Попробуй написать рассказ о том, о чем хочется». На следующее занятие притаскивает полностью исписанную тетрадку с двумя главами романа в стиле «Метро», про всяких постапокалиптических тварей и отважных сталкеров. Читаю: пишет действительно интересно. Почувствовав одобрение, уходит воодушевленным, в голове куча задумок, на следующее занятие пристаскивает уже две тетрадки – всю неделю писал. Я радуюсь: наконец-то блок снят, ребенок оказался очень творческим. Начинаю аккуратно возвращать с небес на землю: написанное проверяем на ошибки, причем я начинаю с объяснения правила, а он потом читает нужный абзац и находит ошибку сам (чтобы не так обидно было). Параллельно пишем сочинения по школьной программе (пока с моей помощью, но тем не менее). Радуюсь прогрессу, всё идет как надо.

Закончилось всё очень резко: мама Ярослава решила отказаться от моих услуг. Знаете, с какой формулировкой? «Вы его не критикуете». Мол, ему нужен преподаватель построже. «Предыдущая преподавательница постоянно его ругала за ошибки, а вы не ругаете, только хвалите». На мои слова, что сейчас главное не вспугнуть, ребенок только-только раскрылся, хмыкнула: «Он мне давал почитать свою «книгу». По-моему, чушь какая-то. Да и безграмотно написано». Я начала было объяснять ей свою методику, про то, как Ярослав сам проверяет написанное и находит ошибки, но она не дала мне договорить: «Ваша методика не особо эффективна. Из трех тетрадок текста проверена только первая, это слишком медленно. Когда он вам приносит написанный текст, надо его сразу читать с красной пастой в руках и по ходу исправлять ошибки». Я представила глаза Ярослава, когда он счастливый отдает тетрадку, а в ответ получает вагон критики, и мне поплохело.

Мама Ярослава воспользовалась возникшей заминкой и стала жаловаться. К предыдущей репетиторше ей возвращать сына не хотелось: той за 70 лет, с Ярославом у них не получилось общий язык найти, да и прогресса за год обучения никакого не было. Но она хотя бы строгая. Со мной прогресс вроде есть – за написанное со мной сочинение он получил хорошую оценку. Однако мама Ярослава не видела черновиков, а это значит, что он писал не сам. «Там должно было всё перечеркнуто быть, всё, понимаете? Всё исчеркано красной пастой! Чтобы он видел. И чтобы я видела, что работа велась. А вы с ним сочинение на ноутбуке набирали, это вообще нонсенс, я против этого!».

В общем, не сложилось у нас с мамой Ярослава. Мои доводы она слушать не захотела. Мальчика вернули к старой репетиторше. И знаете, что самое интересное? Он ведь мне про нее -рассказывал. Грустно так: «Да она мне не объясняет ничего, мы с ней каждое занятие диктанты пишем, а потом она моей маме рассказывает, какой я плохой и как много ошибок делаю». Собственно, этим ее деятельность и ограничивалась. Зато строгая. И регулярно передает для мамы перечёркнутые красной пастой листочки.

Вот такие дела, малята. Что-то грустненько.

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть