Зеркало




15 июня, 2018

Плохая девочка, или Баба тоже может

Жил-был и умер в 1632 году, в Швеции, король Густав II Адольф. Сыновей у него не имелось, осталась только дочь Кристина, пяти лет. И был при дворе такой хитровыебанный канцлер Оксеншёрна. Решил он власть к рукам прибрать. Тут, конечно, в Швецию набежали принцы, чтоб жениться на пятилетней королевне, и взять на себя бремя управления богатой страной. Оксеншёрна говорит:
— И куда вы, блядь, лезете, варвары и ебанаты? Уебывайте подобру, враждебные педофилы, мы вам невинный цветочек не отдадим.

И прогнал всех женихов. Потом отстранил от воспитания принцессы Кристины ее родную мать, королеву Марию Элеонору, пояснив:
— А вы чо, не знали? Она ж ебнутая баба, истеричка и сумасшедшая. И короля нашего хоронить не давала, гроб в спальне поставила, и уж хуй знает, как развлекалась, с трупным-то окоченением. А над своей кроватью повесила золотой футляр с сердцем его величества. Это ж бля та же Хуана Кастильская, только блондинка, и жопа больше.

Короче, Марию Элеонору оболгали и сослали в замок Грипсхольм, а Оксеншёрна возвел Кристину на трон, создал при ней опекунский совет, сам стал ее воспитывать. Тут надо сказать, что покойный папаша королевы мечтал о сыне, потому Кристину до пяти лет растил, как мальчика. А Оксеншёрна честно занимался с ней науками.

В результате выросло, блядь, что выросло. Малорослая, кривобокая, жирная, носатая, пиздецки страшная и охуительно умная баба с упоротым характером.
— Ваше величество, вам уж 16, — говорит Оксеншёрна. — Пора замуж.
Он-то планировал королеву выдать за своего сына Эрика. Правда, не Адамса. Если бы тот Эрик был Адамс, ясно, Кристина б за него вышла и целыми днями MANOWAR слушала, и все в порядке было бы. Но тот Эрик был необаятельным хуесосом, и Кристина не повелась.

— Давайте вам подберу другого жениха, раз Эрик не люб, — настаивает канцлер.
— Щас, бля, — отвечает Кристина. — Если Эрик Адамс еще не родился, я вообще замуж не пойду. Баба тоже может в одиночку управлять королевством.
Оксеншёрна аж присел на жопу:
— Как так?
— Да вот блядь так. Я фанатка королевы-девственницы Елизаветы I, желаю тоже быть одинокой, и никакого ебучего замужа.

Канцлер понял, что бесполезно, но увещевает:
— Хуй с вами, ваше величество… Эм… То есть, наоборот, не с вами. Короче. Баба, конечно, может. Но какой пример вы народу подадите? Подданные, глядя на вас, тоже трахаться перестанут, рождаемость упадет.
— Пиздец проблема, — ржет Кристина. — Баба тоже может трахаться без брака.

Собрала компанию самых красивых придворных кавалеров, и пригласила их на ночь в опочивальню. Мужики обрадовались: фаворит королевы — это ж карьера. Но припомнив личико Кристины, на свои силы не понадеялись, виагры нажрались, идут, обсуждают, что вместе не так страшно, можно будет по очереди отдыхать.

— Хаюшки, второсортные существа с непонятными отростками в штанах, — приветствует их Кристина. — Никакой ебли вам, конечно, не будет, но вы отсюда выйдете утром, и будете рассказывать про неебической силы оргию с double penetration и прочими делами. И всем будете говорить, что я просто зверь в койке.
— Ваше величество, а зачем? — вельми охуели придворные.
— А чтоб народу пример развратного поведения подавать. Чтоб размножались, суки, во имя Швеции.
— Ваше величество, а вы как же без секса? — пригорюнились кавалеры.

— Кто вам сказал такую старомодную хуйню? — И выводит к ним красавицу, графиню Эббу Спаре. — Вот моя любовница. Баба тоже может бабу трахать.
— Ваше величество! — взвыли мужики. — Может, рано еще европейские ценности насаждать, подождем лет триста?
— Швеция в области толерантности должна быть впереди планеты всей. А станете пиздеть, прикажу шведский флаг поменять: будет на нем не крест, а два льва-пидор@са на радужном фоне.

Придворные совсем огорчились:
— А нам что делать? Мы ж виагры нажрались.
— Вот друг другом и займитесь во имя толерантности.
Вроде все наладилось: Кристина с графиней резвится, кавалеры за ними в спальне наблюдают, себя за любовников выдают, народ трахается азартно — все при деле. Но тут Кристину посетил новый заёб.
— Баба тоже может изучать математику, — говорит. — Подать мне сюда Рене Декарта, буду с ним систему координат обсуждать.

Декарт был уж старенький, и ехать ужасно не хотел. Но Кристина его так заебла приглашениями, что он согласился, приехал. Однако назло координаты обсуждать не стал, а начал мстительно рассказывать, как заебись быть католиком. 4 месяца рассказывал, а потом коварно помер. Кристину от его речей перемкнуло, она и заявляет:
— Баба тоже может перейти в католичество. Отрекаюсь от престола, еду в Рим. Всем чмоки в этом чате, идите на хуй.

И в 1654 году свалила из страны. В Риме ей устроили торжества: мол, королева-героиня, из лютеран в католики. Кристина думала, так всегда будет, но через год все на нее хуй забили. Тогда она решила:
— Баба тоже может стать королевой!
Поехала во Францию, приходит к кардиналу Мазарини и предлагает:
— Давайте вы отобьете у испанцев Неаполитанское королевство, а я там на трон сяду, так уж и быть.
— Не понял, блядь, — уточняет Мазарини. — То есть, мы испанцев запиздим, а вы королевствовать будете?
— Ну да, — подтверждает Кристина. — Заебись я придумала?
— Не, чот не нравится, — отказывается кардинал.

Кристина обиделась и устроила полный пиздец в Фонтенбло, где ее приютил Людовик XIV. Схватила в коридоре молодого пацана, маркиза Мональдески, и орет:
— Ратуйте! Это ж шпион испанский!
— Вы ёбу дали, ваше бывшее величество? — отбивается парень. — Я не шпион, я обер-шталмейстер.
— Нет, шпион! — блажит Кристина. — И я буду тебя казнить.
Приговорила сама парня к казни, и давай его резать на куски. Маркиз убегает, она за ним с ножом. Два с половиной часа хуячила: кровь, кишки, распидорасило по стенам. Потом спрашивает Мазарини:
— Ну чо, воевать пойдем? А то вон у вас уже шпионы практически в каждом углу.

Мазарини отвечает:
— Ваше охуевшее бывшее величество, валите-ка вы из благословенной Франции к ебене-фене.
Народу объявили, что Кристина прирезала любовника, тем самым опозорили ее девственность и нетрадиционную ориентацию.
В 1660 году умер в Швеции король Карл Х Густав, и Кристина тут как тут:
— А давайте я опять на троне посижу.
На что рикстаг ответил страшным оскорблением, предложив:
— Сосите хуй, ваше бывшее величество.

Потом Кристина поехала в Польшу, когда отрекся король Ян Казимир, и предложила свою кандидатуру на престол. Тут шляхта ее просто оборжала.
— Ладно, — смирилась Кристина, — Баба тоже может весело жить.
И уехала в Рим, где действительно жила весело еще двадцать лет. Потом померла, и даже была похоронена в соборе Св. Петра. Потому что баба тоже может.

Мораль: баба, конечно, может, кто б спорил? Только вот если ты и так королева от природы, зачем выебываться и кому-то что-то доказывать? Найди своего Эрика Адамса, да слушай спокойно MANOWAR.

На эпическом полотне — Кристина музицирует с каким-то чуваком, видимо, принимая его за Эрика Адамса. Где тут Кристина, а где чувак, сказать затрудняюсь. ))

© Диана Удовиченко

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть