Зеркало




28 июня, 2018

«Многие наши девочки мечтают выйти за городского»

Исповедь деревенской девушки, переехавшей в Петер

Наверное, каждый горожанин мечтал о переезде в деревню, а любой деревенский житель думал о том, как хорошо в городе. Ни те, ни другие не ценят того, что имеют. Деревенские приходят к выводу, что им нужно как можно быстрее покинуть эту «дыру» и бежать за большими деньгами и более легкой жизнью. Городские решают, что проще работать на земле для себя, чем в фирме на дядю, и уверены, что сельская жизнь даст им ощущение свободы. Между тем у человека с головой и руками, умеющего рационально использовать свои способности, силы и время, повсюду немало возможностей, хотя условия жизни, конечно, разные. Я переехала из деревни в Петрозаводск несколько лет назад, но так и не пришла к выводу, где же все-таки лучше.

Фраза «можно вывезти девушку из деревни, а вот вывести деревню из девушки — никогда» стала настолько расхожей, что многие приехавшие в город деревенские строят из себя местных, скрывают свое происхождение и даже стыдятся его.

Как будто все, кто родился и вырос в деревне, вытирают сопли рукавом, ходят с немытой головой и грязью под ногтями и не могут связать двух слов, а городские сплошь высококультурные и суперумные личности. Мне непонятно, как можно стесняться своих корней, а не гордиться ими, ведь мы рождены в конкретном месте не просто так. А если кто-то говорит, мол, ты из деревни, вкладывая в это негативный смысл, так это не от большого ума.

Невозможно переоценить городские удобства, если только это не касается времени, когда долго не дают или не отключают отопление: в деревне ты сам решаешь, топить печку или нет. Всласть постоять под душем или расслабиться в ванне очень приятно, да и в баню в городе при желании можно сходить, и при этом не таскать воду ведрами. Я привыкла все делать быстро, работать много, поэтому в Петрозаводске, где есть возможность использовать технику, у меня появилось больше свободного времени и для отдыха, и для каких-то занятий чисто для себя, и для раздумий.

В деревне жизнь каждого человека как на ладони, а в городе никто не знает, что происходит за запертыми дверями квартир, где люди считают себя неприкосновенными в плане постороннего внимания. Деревенские не по одному разу сбегают к соседям, чтобы что-то рассказать или о чем-либо попросить. Угощают друг друга горячими пирогами и только что пойманной рыбой. В городе я столкнулась с другими отношениями: позвонив в квартиру к соседке и обратившись с вопросом, натолкнулась на раздражение, вроде как я ей помешала. Она дала понять, что я пытаюсь вторгнуться в ее личное пространство, и этого ни в коем случае нельзя делать.

В деревне много пьют, но и в городе пьют не меньше, просто у нас это локализовано, потому и видится как в увеличительное стекло. В нашей деревне два магазина, которые работают по тому же режиму, что и городские, но водку можно достать всегда, и получить за нее все что угодно. Трагические случаи тоже в основном происходят на почве пьянства и, как правило, с приезжими. Сколько им ни тверди, что лес и вода не любят пьяных, они все равно не слушают. А еще городские обладают непревзойденной способностью лезть куда не надо и при этом ни о чем не задумываться. Увидят в лесу медвежат и — о, мишки! — бегут фотографировать. А что это не зоопарк, и рядом медведица, то, как говорится, дело десятое.

Наши тоже чаще гибнут из-за водки, и больше молодые. У нас говорят, что если не погиб молодым, то потом наживешь ума и будешь знать, как себя вести. Типичный несчастный случай в наших краях выглядит так: человек садится в моторку, забыв поставить передачу на нейтралку, дергает шнур, лодка резко срывается с места, человек падает и попадает под винт. Или оступается при проверке сетей, выпадает с лодки и запутывается в своих же сетях. Хотя мне кажется, в городе куда больше возможностей погибнуть по неосторожности: тут и масса транспорта, и куча электроприборов. У нас бывает, в выходные редкая машина проедет по улице — такое чувство, будто все кругом вымерло или куда-то исчезло, как в фантастических фильмах.

В деревне я чувствую себя безопаснее, чем в городе. Какой бы репутацией ни обладал наш, деревенский, он скажет «привет, Людка!» и пройдет мимо. Если ребята и дерутся, то по большей части с парнями из соседней деревни, девушек не трогают. А в городе никогда не знаешь, что у кого на уме, кто на что способен, потому я стараюсь не выходить на улицу после наступления темноты. Преступность у нас тоже, конечно, присутствует, и есть даже один рецидивист — Ваня, который живет за три дома от моего и с которым и смех, и грех. Он несколько раз сидел за ограбление магазина: как вернется из тюрьмы, так снова идет грабить магазин. И все уже знают, что это сделал именно Ваня.

Мне кажется, городские зря сетуют на плохое медицинское обслуживание: столько поликлиник, аптек, врачей, фармацевтов. Эти жалобы из разряда «они горя не видели». Вот у нас с медицинской помощью по-настоящему сложно: если приключится что-то серьезное, то пока ждешь скорую, помереть можно. А на мелкие проблемы со здоровьем нам особо некогда обращать внимания, именно поэтому мы болеем меньше, чем городские жители, хотя, конечно, едим больше натуральных продуктов, и воздух у нас не такой отравленный.

В городе я люблю посещать, к счастью, еще сохранившиеся небольшие магазины, которые напоминают мне наше сельпо, где продукты можно даже взять в долг, под зарплату. В супермаркетах теряюсь, забываю, что нужно купить, глаза разбегаются. А так мне очень нравится, что в Петрозаводске много кафе, ресторанов и доставки еды: можно сэкономить время, попробовать что-то экзотическое. С одеждой тоже намного лучше, хотя городские опять-таки жалуются на недостаток ассортимента. Выбора много во всем: скажем, у нас недостаточно возможностей найти вторую половинку, и это одна из существенных причин бегства молодежи в город. В деревне скучно, и хотя по времени досуга мало из-за постоянных забот, его все-таки хочется разнообразить, и, как мне кажется, в Петрозаводске с этим нет проблем.

Я удивляюсь, какая в Петрозаводске невкусная вода, даже та, что продается в бутылках: куда ей до нашей колодезной! У нас волосы моешь — они совсем другие, даже без дорогих шампуней, такая хорошая вода. В городе я скучаю и по нашим запахам: деревянного дома, костра, чистого снега, вспаханной земли, прелой листвы, свежей травы и сена. После города воздух у нас такой, что его буквально хочется пить. В деревне огромное небо, а в городе оно словно зажато домами, потому я понимаю тех, кто покупает квартиры на набережной, с видом на озеро, когда можно созерцать просторы, от которых словно распахивается душа и появляется чувство свободы.

В Петрозаводске меня раздражают все эти сюси-пуси с маленькими собачками, потому что для нас собака — сторож при доме, спутник в лесу, и никому не придет в голову повязывать им бантики и кормить по какой-то диете. Кошка создает уют в деревенском доме, но при этом и у нее есть своя «работа». Деревенские любят животных и заботятся о них, но жизнь не позволяет содержать их в условиях, порой лучших, чем у людей, как это иногда происходит в городе. Мне кажется абсурдным существование моды на какую-либо породу, я не понимаю, зачем люди покупают щенка или котенка за бешеные деньги, а потом платят еще столько же за лечение этих хлипких созданий.

Антагонизм города и деревни пока существует: недаром фраза «погнали наши городских» еще в ходу. И все-таки сознание притягивает противоположное: многие наши девчонки мечтают выйти за интеллигентного парня из города и жить в благоустроенной квартире, а некоторые петрозаводчанки не прочь обзавестись супругом из числа крепких, хозяйственных деревенских мужиков и поселиться в своем доме. И город, и деревня по-своему хороши: каждый выбирает то, что ему ближе, или пытается соединить преимущества жизни и там и там, прийти к некоей золотой середине.

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть