Зеркало




03 июля, 2018

Рэп — это для педиков

Настоящего мужика от мужика игрушечного отличает суровая молчаливость. Потому что мужик, он дела делает, а не треплется, болтовня — удел баб, а мужик молча берет автомат и молча идет на войну, чтобы там молча убивать других таких же немногословных мужиков, и в том гранитном молчании есть своя сила. Вспомните фильмы из нашего детства: “Красная жара”, “Судья Дредд”, “Пятый элемент” — главный герой везде молчалив, и это молчание разбавляет его смешной, нелепый и педиковатый спутник, которого герою навязывают, как правило, против его воли. В “Жаре” Ивану Данко приходится возиться с хохмачом сержантом Ридзиком, к молчаливому судье Дредду прилипает неугомонный герой Роба Шнайдера, а Корбену Далласу трепет нервы манерный шоумен Руби Род в исполнении Криса Такера.

Я это к чему? К тому, что в основе рэпа, под всеми этими пистолетами, толстыми золотыми цепями, широкими штанами, заточенными фиксами, высокими кроссовками, кепками задом наперед, тачками, наркотой и бабками — под многими слоями всех этих атрибутов маскулинности таится болтливая бабья сущность, как зеленый росточек в проросшей луковице.

Снимите с рэпера весь этот лоск, всю эту мачистскую шелуху — и перед вами предстанет обычная базарная баба, та самая Трындычиха из "Свадьбы в Малиновке", которая тараторит по сто слов в минуту не ради того, чтобы донести до вас какую-то информацию, а просто чтобы тараторить.

Для пущей авторитетности приведу вам слова Сергея Шнурова из тех славных времен, когда он еще был крутым андеграундным музыкантом, его не было ни в соцсетях, ни тем более на Первом канале. Наберите в поиске YouTube “Шнур про рэп” и перед вами предстанет стриженный под машинку, бородатый, слегка опухший Сергей Шнуров, с бутылочкой пивка в руке, который говорит: “Знаешь, почему мне не нравится рэп? Потому что это музыка пи**лявых. Они очень много пи**ят и не по делу. Мне не нравится очень много пи**ежа. Мужчина, он должен сказать коротко и ясно”.

Известно, что лютые гомофобы — это всегда латентные геи. И рэп так и начинался — как ультрагомофобное явление. Рэперам были присущи в основном тюремные понятия, где геев, как известно, за людей не считают. Они навешивали на себя тонну девок с огромными задницами и сиськами, чтобы, не дай бог, кто не принял их за геев, а если таковой находился — его расстреливали в решето из проезжающей мимо тачки. Было невозможно даже помыслить о том, что в рэп-сообществе найдется кто-то, способный заявить о своей принадлежности к ЛГБТ, — это было равно самоубийству.

Но дилдо в мешке не утаишь, как говорится. И вот в 2000 году, когда весь мир качал, повторяя за Эминемом: “Hate fags? The answer’s “yes” (“Ненавидишь педиков? Ответ: “да”) — из его третьего альбома, рэпер Тимоти (хе-хе) Террелл Уэст, известный как Tim'm T. West, узнает, что болен СПИДом, и собирает гомо-хоп-группу Deep Dickollective. Сперва это было шуткой, что-то вроде нашей “Бухенвальд Флавы” — представить тогда в США рэперов, которые топят за гей-активизм, было так же невозможно, как у нас — скинхедов, читающих рэп. Но постепенно D/DC стали серьезными игроками на подпольной хип-хоп-сцене, голосом черных геев, которые были угнетаемы в собственном сообществе.

Разумеется, за одним голосом последовали и другие — и вот уже это целый хор, именуемый queer-rap. Хотя и тут нашлись недовольные, которые считают, что отдельный стиль для рэперов-гомосексуалов способствует лишь большему отчуждению геев в индустрии хип-хопа. Дескать, гей-рэперы такие же тру, как и остальные, не нужно их загонять в концлагерь отдельного направления, они также могут читать о тачках, бабках и проблемах с копами, а не только об анальных утехах и кружевном белье. Но это уже частности, не будем заниматься глубоким проникновением. Суть в том, что гейская сущность вылезла наружу и вслед за D/DC появились такие рэп-артисты и коллективы, как: Cakes Da Killa, Le1f, Mykki Blanco, House of Ladosha и многие другие, и их число только растет!

Но главным событием, окончательно зашкварившим весь этот ваш рэп, стал каминг-аут Фрэнка Оушена. В 2012 году Фрэнк публикует открытое письмо, в котором признается в своей бисексуальности. Его тут же поддерживает ряд рэперов, в числе которых бывшие соратники из тусовки Odd Future (позже их основатель Tyler, The Creator и сам выйдет из шкафа), а также авторитеты Jay-Z, Beyonce и гуру хип-хопа, отец Def Jam Recordings — Расселл Симмонс. Для своего журнала Global Grind Рассел напишет поздравительную статью в адрес Оушена со словами: “Сегодня большой день для всего хип-хопа. Этот день определит, кто мы есть на самом деле. Будем ли мы сострадательны? Можем ли мы любить?.. Ваше решение публично признаться в своей сексуальной ориентации дает надежду и свет для очень многих молодых людей, которые до сих пор живут в страхе”.

То есть если уж такой батя, как Расселл Симмонс, который дал жизнь мастодонтам рэпа вроде Run-DMC, Public Enemy и Beastie Boys, не видит в крепких мужских ласках ничего зазорного, то теперь можно сколько угодно получать резиновой пиписькой по губам от Тесака — никто из рэперов тебе слова лишнего не скажет!

Росток пробился из луковицы наружу, шелуха пожелтела и опала, теперь всем видна истинная сущность рэпа.

О том, что баттл-рэп — удел петухов, у нас шутили еще с самого его появления. Наш чуткий народ сразу же понял ху из ху в этом состязании пиз**болов. Где это вообще в России видано, чтобы два мужика так долго катили друг на друга бочку и при этом никто не ушел с разбитой рожей? Помните драки за школой? Двое пацанов решают выяснить отношения, они стоят в кольце зрителей и для начала обмениваются оскорблениями, чтобы раззадорить самих себя и сломить дух противника. Но, когда обмен оскорблениями затягивается, публика начинает негодовать: “Хорош болтать, Серега, врежь ему уже!”, “Давай, Колян, размотай его!” Зрители подталкивают противников друг к другу, им не интересна болтовня, они хотят крови! И вот люди смотрят рэп-баттл — но где же реальный экшен? Они обмениваются ругательствами, но до дела так и не доходит. Даже наоборот, в баттл-рэпе распускание рук считается дурным тоном. Да, конечно, мы все прекрасно понимаем, что это состязание поэтов-юмористов, понимаем его правила, но вот это ощущение неправильности происходящего — оно не покидает. Такая перепалка должна закончиться мордобоем, но нет, в результате что мы видим?

Обычную базарную склоку, когда две бабы, на потеху публике, начинают орать друг на друга, обмениваться колкостями, вытаскивать наружу грязное белье соперника, его бывших или даже нынешних подруг, физические недостатки, манеру одеваться; короче, все, чтобы только побольнее уязвить противника.

Даже его несчастную маму, прости господи, которая тут вообще ни при чем! Это все так недостойно, мелко и по-бабьи, что в заднеприводной составляющей всего этого действа не остается никаких сомнений. И не надо тут приводить в пример русских поэтов, обменивавшихся колкими эпиграммами. Пушкин с Лермонтовым за гнилой базар на дуэли погибли, как нормальные пацаны, а не строчили бездарные диссы.

Кто действительно умеет зреть в корень, так это японцы. Любое явление, попадая на благодатную почву азиатского сознания, вырастает здесь в мутантский, абсурдный гибрид. Посмотрите, например, на азиатских панков — у них ирокезы до небес, причем самых безумных цветов, незнакомых еще сетчатке глаза, а свои куртки они украшают не заклепками, а наконечниками копий. Японские скины — лысее самого Будды, а подошвы их башмаков толще и тяжелее железнодорожного рельса. Что до японских готов, то они мрачны настолько, что поглощают свет вокруг себя. А что же с баттл-рэпом, спросите вы? А в Японии баттл-рэп сразу прижился в queer-тусовке среди расфуфыренных трансов. Район Shinjuku Ni-сhome, также именуемый местными Gay Town, стал меккой для любителей острого баттла. Каждое воскресенье местные трансвеститы наряжаются в свои лучшие наряды, натягивают чулки, ставят себе высоченные прически, втыкают в задницу перья, обсыпаются блестками и стразами и выходят на сцену турнира под названием 2nd Oneh-Style Dungeon, чтобы размазать противника в честном словесном поединке. На сцене выступают: Рейчел Д'Амур по прозвищу Королева Страсти, Эйнджел Яско — Падший Ангел и Чикако Релакс — Повелительница Экстремального Диссинга. Разряженные в пух и прах педики веселят публику до упаду своими скабрезными рифмами и похабными панчами.

Япония — страна с древней историей дуэлей и с самурайским кодексом чести, который до сих пор чтим многими. Трепаться там — такой же бабий удел, как и у нас. И вот даже там нашлись подобающие для этого базарного трепа исполнители. Скоро геи оконательно и бесповоротно утвердятся в американском рэп-сообществе, ну а потом и наши балаболы смекнут, что надо либо бросать это гнилое дело, либо вместе с мастерством читки осваивать ходьбу на высоких шпильках и вместо широких штанов носить чулки в сеточку.


Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть