Зеркало




16 июля, 2019

Ил-2

В одной из московских квартир случилось горе. Мать не могла поверить: дети разбили самую ценную модель из коллекции самолётов деда — штурмовик Ил-2. А ведь старик провел за штурвалом такого самолета всю войну. И ему сильно не понравится, что мальчишки умудрились сделать то, чего не смогли немцы десятки лет назад.

— Это все Петя! — крикнул Ваня, чуть отойдя от брата.
— Прям так Петя?
— Да! Это все он. Он сломал, не я. Честно!
— Наигрались в партизан, разбойники? — мать аккуратно свернула полотенце и отложила его в сторону. Она всё ещё не могла поверить в произошедшее.
— Ваня хотел поиглать! — наконец заговорил Петя. Он плохо выговаривал букву «р», хоть и шел уже ему пятый год.
— Ну и достанется же вам от деда! — не унималась мать. В свое время он не давал ей даже притронуться к его коллекции, а эти даже не покраснели.

В двери провернулся ключ.
— Что вы тут без меня? — сказал входящий в квартиру старик, держа в одной руке два огромных пакета. — Не сожгли дом?
— Деда! — в один голос закричали дети, подбегая к нему. — А ты купил нам что-нибудь?
— Ну конечно!
— Разбойники! Помогли бы дедушке лучше сначала, — с улыбкой произнесла мать.
— Ничего, доченька, у деда еще не все двигатели погорели, — сказал он, снимая свои туфли, — Ну что, идем смотреть на покупки?
— Да! — в унисон прокричали внуки.

Они любили деда. А он любил баловать их. Перед сном постоянно рассказывал интересные истории с войны, разбавляя их юмором. Учил детишек вязать узлы, собирать модельки самолетов. Заставлял делать по утрам зарядку. Петя и Ваня не любили этого, но против деда идти нельзя. Ведь он самый лучший у них.

Старик поставил два громаднейших, по словам Вани, пакета на стол и начал перечислять купленное:
— Все, как ты и заказывала! Хлеб, капуста, буряк, сельдь, картофель, перец, огурцы да помидоры.
— А сыр, пап? Сыр-то не купил!
— Точно! Все ощущение такое было, будто забыл что-то. Ну, не бей деда. Я не эти ваши компиютеры, могу и забыть что-то! Тем более, такие симпатичные девушки по улице ходят! Как тут не забыть об этом сыре? — с досадой произнес он, причесывая свои пышные седые волосы.

Восемьдесят с небольшим ему можно было дать, только заглянув в паспорт. Густые волосы он укладывал набок. Каждое утро делал зарядку, а затем брал свой старый станок и брился. Не доверял он современным аналогам. «Черт те что придумают! На войне и ножом за счастье было», — ворчал старик. В его руках было еще полным-полно сил. Соседи даже шутили: «Да Степаныч у вас молодеет с годами». А он и вправду молодел. Особенно душой.

Неожиданно, пока дед еще не понял, что случилось неладное, Ваня закричал:
— Деда, а Петя твой самолет разбил!
Шестилетний мальчишка решил в лучших традициях старших братьев спихнуть всю вину на младшего.
— Точно Петя?
— Да! Это все Петя. Он взял и сломал твой самолет.
— Ах врунишка. И какой самолет он сломал?
— Только не кричи на них сильно, — тихо произнесла мать.
— Так какой? — дед вновь обратился к Ване, но тот молчал, словно партизан в плену. — Иван, будь мужчиной! Говори.
— Твой… любимый, — робко произнес Ваня. Хоть дед почти никогда и не ругал их, но всегда оставался строгим.
— Так значит, любимый мой? И Петька?
— Да!
— Петя, это правда? — повернувшись к тому, грозным тоном произнес дед.
Ваня показал что-то брату, пока старик не видел, после чего Петя, запинаясь, ответил:
— Да, я ласбил его, — сказал белокурый мальчишка с веснушками на щеках, собрав всю волю в кулак. Ребенок знал, что старику это не понравится.
— Молодец, Петя! Тебе за это мороженое! — дед достал из пакета одно и отдал его внуку. Тот сильно удивился. Он ожидал, что его могут выпороть, ну, в лучшем случае, строго отчитают, а тут такой поворот!
Еще больше удивился его брат. Мороженое? Пете? Ванька был шокирован. А пока он не мог понять происходящее, братец уже доедал вафельный стаканчик. Ведь что может быть лучше мороженого для мальчишки?
Удивление старшего брата быстро сменилось гневом. Он уже собирался возмутиться во весь голос, но дед сыграл на опережение:
— А ты не получишь, Ваня! Старший, а скидываешь все на младших! — заявил старик. А затем взял мороженое из пакета и положил в морозилку. Теперь оно было в неприступной крепости, ведь мальчишке в силу возраста не хватало для этого сил.
— Неправда! — пытался до последнего стоять на своем старшенький.
— Ну как неправда? Я же знаю, что Петя еще не может достать до полки с моим любимым самолетом. А вот ты… А вот ты, Ваня, можешь! — со строгим выражением лица сказал дед. Он разнёс оборону Вани в пух и прах. — Иван-Иван! Солдат должен отвечать за свои поступки.
На лице ребёнка появился страх. Он боялся, что дед начнет кричать на него, но вместо этого старик погладил внучонка по голове и удалился в свою комнату.

А ведь дед был хорошим солдатом. Его китель, гордо висящий в шкафу, был весь усыпан различными наградами. Нет, старик был отличным солдатом!
Он присел возле поломанной модели Ил-2. На таком самолёте довелось пролететь всю Европу: от Москвы и до самого Берлина. Небольшая горечь осела в душе — это было так давно, но так недавно, как ему казалось.

— Деда, а что ты делаешь? — спросил Ваня.
— Да вот, чиню то, что ты сломал. — Старик взял обломки фюзеляжа и крыльев и положил их на стол. «Этот самолёт ещё можно спасти! Эта ласточка у меня еще полетает», — раздался голос в его голове.
— А почему он твой любимый?
— Ванька, а Ванька! Деда на таком всю молодость облетал! Какие же времена были!
— Прям на нём? — недоумевая, произнёс ребёнок.
— Ну, не на этой модели, конечно же. На большом таком самолёте. Он выше меня был. А как ревел двигатель... Помнишь, как ревел твой брат, когда ты забрал его любимую игрушку? — дед посмотрел на Ваню, тот утвердительно кивнул. — Вот тот был ещё громче! — на лице мальчишки появилось удивление.
— Ещё?
— Да. Деда на таком летал и пугал плохих дядек. Они пытались обидеть вашу бабушку, но я смог защитить её и всех остальных. Теперь они не тревожат никого. Но знаешь почему?
— Нет, деда. Почему? Расскажи!
— Потому что этот самолетик волшебный — он сдерживает этих злых дядек, чтобы те больше никого не тронули!
— А разве такое бывает, деда?
— Конечно же, Ванька. И не такое бывает! От как выскочит один из них! Весь такой чёрный, со страшным и злым лицом, и как побежит за тобой, Ваня! Вот тогда и вспомнишь старика.
— Я не хочу, чтобы он за мной бегал!
— Вот. И я тоже не хочу. А знаешь, кого они боятся?
— Не-а.
— Боятся они тех, кто не врунишка, Ваня. И вот этого самолётика. Если с ним что-то происходит — они тут же пытаются выйти на свободу. И бродят по квартирам ночью, ища лгунишку, который врёт и не краснеет. Вот как ты, например! — дед говорил очень серьёзным голосом. На голове ребёнка волосы встали дыбом.
— Но Петька тоже соврал! А за это ты ему мороженое дал!
— Он, Ванька, поступил правильно. Вы должны прикрывать друг друга перед мной, старым ворчуном! Ведь вы братья. А ты спихнул свою вину на него. Разве так можно делать?
— Я больше не буду, деда. Честно, — негромко произнес разбойник. Эта история про монстров, ищущих врунишек, неслабо напугала маленького Ваньку.
— Ну, это хорошо, конечно. Но! Кто теперь починит самолёт? Деда уже старый и плохо видит. Не может деда уже сам справиться, — продолжал строго говорить старик. Хоть и врал, ибо зрение у него было отменным, особенно для своего возраста, но внук не остался равнодушен. — От помог бы мне кто-то!
— Давай я помогу, деда!
— Ну, не знаю... Тут надо уметь. Это тебе не ломать!
— Я смогу! Нельзя выпускать монстров!
— Ну хорошо, садись рядом, — сказал старик, указав на стул, стоящий рядом с ним.

Маленький Ваня уселся поудобнее и принялся внимательно слушать деда. Тот подолгу рассказывал, какую детальку куда надо приклеивать. Говорил и о самом самолёте, ведая внуку истории о поверженных монстрах. В голове мальчика воссоздавалась невероятная картина боя: злые-злые чёрные дядьки на самолётах летели вокруг деда, пытаясь пробраться к бабушке, но старик ловил их одного за другим. Он отправлял их туда, откуда они пришли. Кружащие и гудящие криком Петьки самолёты попадались в огромные сети высоко в небе. Дед словил каждого. Он добрался до их логова, где и запер огромную дверь, через которую монстры выбирались наружу. Но дед бы не справился без своих друзей. Прикрывая его, многие из них сами попались в сеть страшных монстров, и те забрали их с собой. За эту победу дедушке дали кучу наград и крепкое здоровье. А еще он стал ворчуном немного, но это была уже другая история в голове мальчишки.

Вдвоем они быстро управились и починили Ил-2. Штурмовик словно и не падал с высокой полки на пол. Этот самолёт верой и правдой служил деду долгих четыре года. Вместе они прогнали монстров с Родины во время страшной войны. Про саму войну он вспоминал лишь вот в такой манере — через грозных чёрных чудищ. Ничего более старик не рассказывал — не хотел вспоминать это тяжёлое время, отнявшее у него молодость. Не хотел и забивать голову внукам этими страшными историями. Они слишком хорошие, чтобы знать это. Но старик всегда любил поведать что-то о самолетах из своей коллекции. По-другому и не могло быть! Их было больше сотни: от моделей времен Первой мировой до современных Су-35 и F-22. Но любимым был лишь один — тот самый Ил-2.

— Ну вот! Как новенький! — гордо заявил дед.
— Ага, деда!
— Улыбаешься? Молодец! Хорошо поработал. А теперь давай поставим его на место. — Старик протянул модель самолёта Ване. Тот гордо взял его и понес к остальным на полку. Ему было не просто дотянуться, но он справился с этим и поместил самолёт прямо на старое место, будто тот никуда и не падал.
— Отлично! А теперь скажи мне: будешь ещё врать? — дедуля наклонился и пронзительно глянул в голубоватые глаза внука.
— Нет!
— Не обманываешь?
— Честно-честно!
— Отлично. Можешь пойти и взять у мамы мороженое. И передай, что я так сказал, хорошо? — Ваня напомнил старику его самого в таком возрасте. Вернее, он уже и не помнит себя шестилетнего, но что-то в глубине души подсказало, что именно таким он и был. Партизаном с русыми волосами и глазами цвета неба. И ямочки на пухленьких щечках были такими же. И дед учил его так же.

Ванька побежал на кухню за мороженым. Дед, довольный работой, уселся на диване. Нет, он не вспоминал те суровые дни. Да и эта история не о боли от войны. Слишком много о ней уже сказано, особенно устами тех, кого там не было. Эта история о правде, которой нельзя обучиться, подобно пилотированию самолета. Она нередко горька на вкус, но в силу этого ещё ценнее. Ею не выигрывают войны, ведь они сеют только смерть, а по правде можно только жить.

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть