Зеркало




09 сентября, 2019

Когда нормальные имена успели стать проблемными?

Лично мне очень нравится, что сейчас детей зовут по- разному. Все эти редкие раньше Климы, Вилены, Тихоны и Евдокии очень распространены. В мое время тем детям, у которых имя было странноватым, жилось не очень весело: тяжело пришлось Нестору из параллельного класса, Марлену с пятого этажа и жирному Никите, впрочем, последнему, наверное всё-таки не из-за имени.

Сейчас ситуация диаметрально противоположная, людей удивляют обычные имена. На площадке курят две мамы с колясками, болтают:

-А вашу как зовут?
-Авруша, полностью Аврора. А вашу?
-Юля.
-Как, Юля и все?

И с недавних пор я прекрасно понимаю людей, дающих странные имена, ведь чуть больше четырех лет назад я, под действием гормонов не иначе, ну или общего послеродового помутнения, чуть не назвала новорожденного сына Адольф. Нет, я не совсем конченная, просто актер в детстве нравился, Дольф Лундгрен, ну вот, как бы в честь.

- Твоего ребенка будут дразнить Гитлером!!, - кричали мои родственники в ужасе
- Чего сразу Гитлером,- всхлипывала я, прижимая к груди тщедушное тельце будущего фюрера, -его будут звать Адик..
- Ты себя вообще слышишь? Адик -это маленький ад.

В итоге, под давлением благоразумия в лице родственников, Адик сначала стал Эриком (привет Ремарку), а потом, слава богу, Женей.

Поэтому сейчас, слыша как иногда смешно сочетаются имена и фамилии детей, типа Проскуренко Оливии или Распопова Германа, я даже мысленно не иронизирую над их родителями, ведь четыре года назад меня совершенно не смущало, что у меня дома будет жить Белкин Адик.

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть