Зеркало




24 апреля, 2008

40 лучших первых фраз в русской прозе

Вдруг случилось буквально следующее. Оклеветан клевретами, мой дядя в порядке отчаяния повесился на часах Спасской башни. (Саша Соколов, «Палисандрия»)
На очень холодной площади в декабре месяце тысяча восемьсот двадцать пятого года перестали существовать люди двадцатых годов с их прыгающей походкой. Время вдруг переломилось; раздался хруст костей у Михайловского манежа — восставшие бежали по телам товарищей — это пытали время, был «большой застенок». (Юрий Тынянов «Смерть Вазир-Мухтара»)
Проходя между часом дня и тремя по Мэдисон-авеню, там где ее пересекает 55-я улица, не поленитесь, задерните голову и взгляните вверх — на немытые окна черного здания отеля «Винслоу». Там, на последнем, 16-ом этаже, на среднем, одном из трех балконов гостиницы сижу полуголый я. Обычно я ем щи и одновременно меня обжигает солнце, до которого я большой охотник. (Эдуард Лимонов «Это я, Эдичка»)
Фома Пухов не одарен чувствительностью: он на гробе жены вареную колбасу резал, проголодавшись вследствие отсутствия хозяйки. (Андрей Платонов «Сокровенный человек»)

Как ни старались люди, собравшись в одно небольшое место несколько сот тысяч, изуродовать ту землю, на которой они жались, как ни забивали камнями землю, чтобы ничего не росло на ней, как ни счищали всякую пробивающуюся травку, как ни дымили каменным углем и нефтью, как ни обрезывали деревья и ни выгоняли всех животных и птиц, — весна была весною даже и в городе. (Лев Толстой «Воскресение»)
Тамань — самый скверный городишко из всех приморских городов России. Я там чуть-чуть не умер с голода, да еще в добавок меня хотели утопить. (Михаил Лермонтов «Тамань»)
Когда-то в России и правда жило беспечальное юное поколение, которое улыбнулось лету, морю и солнцу — и выбрало «Пепси». (Виктор Пелевин «Generation «П»)
Последние пожитки гробовщика Адрияна Прохорова были взвалены на похоронные дроги, и тощая пара в четвертый раз потащилась с Басманной на Никитскую, куда гробовщик переселялся всем своим домом. (Александр Пушкин «Гробовщик»)
Я человек больной… Я злой человек. Непривлекательный я человек. Я думаю, что у меня болит печень. Впрочем, я ни шиша не смыслю в моей болезни и не знаю наверно, что у меня болит. (Федор Достоевский «Записки из подполья»)
Генерал разведки в отставке Виктор Андреевич Белосельцев чувствовал приближение осени по тончайшей желтизне, текущей в бледном воздухе московского утра, словно где-то уронили невидимую капельку йода и она растворялась среди фасадов и крыш, просачивалась струйками в форточку, плавала в пятне водянистого солнца, создавая ощущение незримой болезни, поразившей город. (Александр Проханов «Господин Гексоген»)
В Гороховой улице, в одном из больших домов, народонаселения которого стало бы на целый уездный город, лежал утром в постели, на своей квартире, Илья Ильич Обломов. (Иван Гончаров «Обломов»)
Все говорят: Кремль, Кремль. Ото всех я слышал про него, а сам ни разу не видел. Сколько раз уже (тысячу раз), напившись, или с похмелюги, проходил по Москве с севера на юг, с запада на восток, из конца в конец и как попало — и ни разу не видел Кремля. (Венедикт Ерофеев «Москва-Петушки»)
В ворота гостиницы губернского города NN въехала довольно красивая рессорная небольшая бричка, в какой ездят холостяки: отставные подполковники, штабс-капитаны, помещики, имеющие около сотни душ крестьян, — словом, все те, которых называют господами средней руки. В бричке сидел господин, не красавец, но и не дурной наружности, ни слишком толст, ни слишком тонок; нельзя сказать, чтобы стар, однако ж и не так, чтобы слишком молод. Въезд его не произвел в городе совершенно никакого шума и не был сопровожден ничем особенным; только два русские мужика, стоявшие у дверей кабака против гостиницы, сделали кое-какие замечания, относившиеся, впрочем, более к экипажу, чем к сидевшему в нем. «Вишь ты, — сказал один другому, — вон какое колесо! что ты думаешь, доедет то колесо, если б случилось, в Москву или не доедет?» — «Доедет», — отвечал другой. «А в Казань-то, я думаю, не доедет?» — «В Казань не доедет», — отвечал другой. (Николай Гоголь «Мертвые души»)
Ты жив — я мертва. (Мария Рыбакова «Анна Гром и ее призрак»)
Однажды весною, в час небывало жаркого заката, в Москве, на Патриарших прудах, появились два гражданина. (Михаил Булгаков «Мастер и Маргарита»)
Не лЬпо ли ны бЬщетъ, братие, начяти старыми словесы троудъныхь повЬстии о пьлкоу ИгоревЬ, Игоря Святославичя? («Слово о полку Игореве»)
Вечером 11 октября 1492 года Христофор Колумб, на 68-й день своего плавания, заметил вдали какой-то движущийся свет. Колумб пошел на огонек и открыл Америку.
Вечером 8 февраля 1914 года мы с братом отбывали наказание в углу. На 12-й минуте братишку, как младшего, помиловали, но он отказался покинуть меня, пока мой срок не истечет, и остался в углу. Несколько минут затем мы вдумчиво и осязательно исследовали недра своих носов. На 4-й минуте, когда носы были исчерпаны, мы открыли Швамбранию. (Лев Кассиль «Кондуит и Швамбрания»)
Месяц ясен, за числами не уследишь, год нынешний. (Саша Соколов «Между собакой и волком»)
Летом 1971 года, ровно через полвека после того, как Роман Федорович Унгерн-Штернберг — немецкий барон, русский генерал, монгольский князь и муж китайской принцессы, был взят в плен и расстрелян, я услышал о том, что он, оказывается, до сих пор жив (Леонид Юзефович «Самодержец пустыни»)
В уездном городе N было так много парикмахерских заведений и бюро похоронных процессий, что казалось, жители города рождаются лишь затем, чтобы побриться, остричься, освежить голову вежеталем и сразу же умереть. (Илья Ильф, Евгений Петров «Двенадцать стульев»)
Меня удивляет, как могли вы не получить моего первого письма из Англии, от 2/14 ноября 1852 года, и второго из Гонконга, именно из мест, где об участи письма заботятся, как о судьбе новорожденного младенца. (Иван Гончаров «Фрегат Паллада»)
Всякий знает в центре Симферополя, среди его сумасшедших архитектурных экспрессии, дерзкий в своей простоте, похожий на очиненный карандаш небоскреб газеты «Русский Курьер». К началу нашего повествования, на исходе довольно сумбурной редакционной ночи, весной, в конце текущего десятилетия или в начале будущего (зависит от времени выхода книги) мы видим издателя-редактора этой газеты 46-летнего Андрея Арсениевича Лучникова в его личных апартаментах, на «верхотуре». (Василий Аксенов «Остров Крым»)
Однажды играли в карты у конногвардейца Нарумова. (Александр Пушкин «Пиковая дама»)
Нас здесь четверо: я, по имени Дориос, затем Мариус, потом существо № 8 и Ладочка. (Юрий Мамлеев «Живая смерть»)
Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему. Все смешалось в доме Облонских. (Лев Толстой «Анна Каренина»)
Облачным, но светлым днем, в исходе четвертого часа, первого апреля 192… года (иностранный критик заметил как-то, что хотя многие романы, все немецкие например, начинаются с даты, только русские авторы — в силу оригинальной честности нашей литературы — не договаривают единиц), у дома номер семь по Танненбергской улице, в западной части Берлина, остановился мебельный фургон, очень длинный и очень желтый, запряженный желтым-же трактором с гипертрофией задних колес и более чем откровенной анатомией. (Владимир Набоков «Дар»)
Спешу уведомить вас, что просьбу вашу я уважил и везу вам из плавания
двух редкостных птиц, убитых мною в заливе Кара-Бугазском. (Консантин Паустовский «Кара-Бугаз»)
Говорили, что на набережной появилось новое лицо: дама с собачкой. (Антон Чехов «Дама с собачкой»)
Конечно, встречаясь на лесных дорогах, они не могли отводить глаза, делать вид, что не замечают друг друга. (Сергей Ануфриев, Павел Пепперштейн «Мифогенная любовь каст»)
Cело Уклеево лежало в овраге, так что с шоссе и со станции железной дороги видны были только колокольня и трубы ситценабивных фабрик. Когда прохожие спрашивали, какое это село, то им говорили: — Это то самое, где дьячок на похоронах всю икру съел? (Антон Чехов «В овраге»)
Так, но с чего же начать, какими словами? Все равно, начни словами: там, на пристанционном пруду. На пристанционном? Но это неверно, стилистическая ошибка, Водокачка непременно бы поправила, пристанционным называют буфет или газетный киоск, но не пруд, пруд может быть околостанционным. (Саша Соколов «Школа для дураков»)
— Пущай! Пущай! Бей, не жалей! Вот как есть, вот сюда пусть бьет. — Вадя, оскользнувшись от порыва, шире распахивал полушубок, разрывал рубашку на сердце, и слезы лились, и он слабо отстранял от себя Надю, удерживавшую его, чтобы он вдруг ненароком не настиг пацанов. (Александр Иличевский «Матисс»)
Он поет по утрам в клозете. (Юрий Олеша «Зависть»)
В городе ежегодно звездные ночи сменялись белыми ночами. В городе жило загадочное существо — Тептелкин. Его часто можно было видеть идущего с чайником в общественную столовую за кипятком, окруженного нимфами и сатирами. (Константин Вагинов «Козлиная песнь»)
Андрей Норушкин угодил в такую летнюю метель: тёплый ветер отыскал в лесу просеку с отцветшим иван-чаем, сорвал с земли её лёгкий наряд и, крутя, понёс вдаль, под яркие небеса — в августе это бывает. (Павел Крусанов «Бом-бом»)
В тот день, когда ужасный разгром русского флота у острова Цусима приближался к концу и когда об этом кровавом торжестве японцев проносились по Европе лишь первые, тревожные, глухие вести, — в этот самый день штабс-капитан Рыбников, живший в безыменном переулке на Песках, получил следующую телеграмму из Иркутска: «Вышлите немедленно листы следите за больным уплатите расходы». (Александр Куприн «Штабс-капитан Рыбников»)
— Моржо! — с чувством сказала Дианка. В наиболее патетических ситуациях она почему-то всегда называла Моржова на французский манер. — Моржо!.. Иди в жо!
Ну, Моржов, собственно, и пошёл. (Алексей Иванов «Блуда и МУДО»)
Давным-давно в городке на берегу Средиземного моря жил старый столяр Джузеппе, по прозванию Сизый Нос.Однажды ему попалось под руку полено, обыкновенное полено для топки очага в зимнее время. (Алексей Толстой «Золотой ключик, или Приключения Буратино»)
— Очень хорошо, что вы являетесь ко мне с цветами. Все мужчины, высуня язык, бегают по Сухаревке и закупают муку и пшено. (Анатолий Мариенгоф «Циники»)
Что бы разум и сердце произвести ни захотели, тебе оно, о! сочувственник мой, посвящено да будет. Хотя мнения мои о многих вещах различествуют с твоими, но сердце твое бьет моему согласно — и ты мой друг. Я взглянул окрест меня — душа моя страданиями человечества уязвленна стала. Обратил взоры мои во внутренность мою — и узрел, что бедствия человека происходят от человека, и часто от того только, что он взирает непрямо на окружающие его предметы. Ужели, вещал я сам себе, природа толико скупа была к своим чадам, что от блудящего невинно сокрыла истину навеки? Ужели сия грозная мачеха произвела нас для того, чтоб чувствовали мы бедствия, а блаженство николи? Разум мой вострепетал от сея мысли, и сердце мое далеко ее от себя оттолкнуло. Я человеку нашел утешителя в нем самом. (Александр Радищев «Путешествие из Петербурга в Москву»)

http://www.afisha.ru/blogcomments/1624/

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Первый
24.04.08 15:09

1-й

 
клей
24.04.08 15:13

Нас здесь четверо: я, по имени Дориос, затем Мариус, потом существо № 8 и Ладочка.

 
hunter
24.04.08 15:13

3!

 
Arma
24.04.08 15:15

ну и?

 
василяй
24.04.08 15:19

Где ДД??????????????????

 
VAVA
24.04.08 15:22

ВОФФКА УЧИТЕЛЬ ЛИТЕРАТУРЫ БЛЯ.

 
Lenin
24.04.08 15:24

хде WHEEL NUT?

 
mikorr
24.04.08 15:35

Если Бразилии разрешить выставить на ЧМ десять сборных, они войдут в число 15 лучших. Если ставить Набокова, то остальные начнутся с места 15-го.

 
Dimon
24.04.08 15:36

Воффко! ТЫ чЁ!

 

24.04.08 17:35

111

 
прапорщег
24.04.08 18:18

Бля! Ещё и Розенталя в студию!

 
Салтыков-Щедрин
25.04.08 11:37

Этому дали то, тот получил аренду

 


Последние посты:

Бабая с днюхой!
Девушка дня
Итоги дня
Жена не хочет развода
Гирлянда из натурального материала на австралийской елочке
А ты заказал подарок?
Шуба
О штабных картах, кремлевцах и войсковых разведчиках
Счастливчики уходящего года
Будильник


Случайные посты:

Если бы мужские персонажи видеоигр были одеты подобно женским
А вы ходите на встречи одноклассников?
Насильники утопленниц
Итоги дня
Юное дарование
В мире животных
Когда стыдно за своих
Про Васю который всегда добивался своей цели или самый неудачливый (удачливый) преступник
Совет
Как я снял проститутку