Зеркало




28 мая, 2008

Мася, сперва минетик!

- Здесь я чувствую себя неуютно. А вдруг Толя придет! - сказала Ира Серова своему хахалю Косте Гурову. Ира держала Костю за хуй, навалившись грудями на его живот. Это была аппетитная штучка двадцати семи лет, с губами, как два пельменя, и жопой, как две половинки персика. Ира больше пугала себя и любовника, чем действительно остерегалась внезапной облавы в его доме. Оба знали это.

- Ну чего ему вдруг прийти? - лениво ответил Костя. - За полгода не пришел, а сейчас придет! Не отвлекайся! Язычком, язычком по уздечке! Во-во! Вот так!

Он погладил Иру по густым волосам и легонько подтолкнул ее в затылок к хую. Ира с удовольствием заглотила мясистую головку члена.

Ей нравилось сосать у Кости. Красивый, стройный член. Как и его хозяин. Серова и Гуров встречались в доме Гурова, причем Ирина проникала к нему, пользуясь лазом в заборе, специально проделанным со стороны огородов. Благодаря тщательно продуманным мерам предосторожности никто в их общей компании не подозревал о развратной связи.

Это придавало дополнительную остроту половому акту и насыщало жизнь Ирины переживаниями. Именно этого ей не хватало в скучной повседневности. В ебле с другом семьи был тот плюс, что любая скучная вечеринка с попойкой становилась настоящим праздником. Муж на виду! Любимый рядом! Они пьют на брудершафт. Дочь второклассница любит обоих. Что еще нужно для счастья скучающей домохозяйке!

Гуров предпочитал ебать замужних женщин. Меньше проблем при расставании. И считал себя непревзойденным конспиратором. Одно дело - раскрутить бабу на палку. Другое - чтобы об этом не узнала ни одна живая душа. Гуров имел репутацию надежного друга и хорошего товарища.

Конечно, кошки на сердце немного скребли: перед Толиком было неудобно, ведь они корешились с пеленок. Особенно стало не по себе, когда друг как-то ляпнул: "Все бабы - бляди, кроме моей Иришки!" А эта Ирина сама в постель прыгает! Как устоять? Гуров обещал себе, что ради друга порвет интимные отношения с его женой. Вот только повод не подворачивался.

Женщина привычными махами головы обрабатывала член, придерживая яйца свободной рукой. И вот оба вислых мешочка подкатились к основанию хуя, Гуров заложил руки за голову и блаженно смежил очи. Серова неторопливо взгромоздилась на ноги Гурова, раскинула ляжки, изогнулась и вставила в жаркое и мокрое от сока влагалище хуй, твердый, как колотушка. Гуров поймал сосок Ирины и сладострастно впился в него губами. Ирина, стиснув парню виски, прижала его лицо к груди и с тихим стоном зажмурилась. Казалось, от влагалища до сердца раскинулось васильковое поле счастья.

- Сегодня можешь кончить в меня, - прошептала она.

От резкого звонка в двери оба вздрогнули. Пизда чавкнула, тревожно отрыгнув член. Звонок был требовательным и нетерпеливым.

- Кто там еще? - пробурчал Гуров. Ирина спорхнула в угол раскидистой кровати. Гуров босой, с торчащим мокрым хуем подошел к окну и осторожно выглянул из-за занавески.

- Толян! Какого хуя он тут делает?

Ирина побелела.

- Выследил! - пролепетала она. - Убьет обоих.

Серов заметил шевеление шторы и сделал нетерпеливый знак Гурову: мол, открывай, свои.

- Блин, заметил! - Гуров выругался.

- Меня?!

- Он - не рентген тебя сквозь стены видеть! Блин, что ему надо-то, а?

- Ой, Костя, что делать?!

Ирина с мольбой смотрела на Гурова. Тот уже швырял ее вещи под кровать. В доме не было шкафов, где можно было бы укрыться по классическому сценарию. Вещи, продукты, белье, посуда - все хранилось в специальной комнате-кладовке. А туда по-свойски мог залететь Толян за стаканами или еще за чем-то. Так же, как мог побежать в любую комнату, куда его понесут ноги.

- Ныряй! - приказал Гуров. - И сиди как мышь. Пойду узнаю.

Гуров натянул джинсы и изобразил недовольную спросонья физиономию.

- Братан, горю! - с порога горячо заговорил Толян. Это был чернявый мужик лет тридцати, рослый, почти одного роста с Гуровым. - Дай попить. - Не дожидаясь, он ломанулся на кухню к холодильнику. А оттуда с жестянкой пепси в гостиную к приятелю. - Ты че, спал, что ли? Или у тебя кто-то? Извини, может, я не вовремя...

- Да кто у меня может быть? - хладнокровно проговорил Гуров, почесывая живот. - Че стряслось?

- Слушай, братела, у тебя аэродром свободен на пару часов?

- Ну-у, - замялся Гуров.

- Я такую телку снял. Пиздец! Увидишь - из носа вафли потекут. А дома, сам понимаешь, стремно. Ирка зажопит.

Гуров покосился на спальню и кашлянул.

- Не вопрос, - понизив голос, сказал он.

- Ты чего шепчешь?

- Холодной воды попил и, это... осип. Я говорю: не вопрос. Называй день и бери ключи.

- Да нет, братан! Она сейчас в машине сидит. Ждет. Во, гляди!

Серов подошел к окну и выглянул из-за занавески. Гуров сделал вид, что ему очень интересно. Он лихорадочно мыслил, как выпроводить приятеля, но ничего стоящего в голову не приходило.

- Вообще-то я жду... Ко мне должна баба прийти, - заволынил он.

- Ну и хуй с ним. Ты - в одной комнате, мы - в другой. Как когда-то. Не помешаем. Нельзя упускать такую кобылу. Закапризничает.

- Че это тебя пробило? Ты вроде не блядовал после свадьбы.

- Вроде, вроде - хуй в огороде! Ну, чего, братела?

- Ладно, ебись. Я в город прокачусь.

- Ну, друган, спас!

Толя полез обниматься. И тут взгляд Гурова зацепился за босоножки Ирины прямо под гардеробом. Гуров до боли сжал пальцы: сейчас Толян обернется, и пиздец!

- Ладно, греби за ней! - Он подтолкнул друга в спину. - А я сейчас площадку подготовлю.

- Ага! - Серов радостно схватился за мобильник и, счастливо скалясь, отправился на веранду. - Ну все, мася, - заурчал он в трубу, - приземляемся. - Он зацепил носком туфли босоножку жены, машинально пнул это препятствие и вышел.

Ежась от ужаса, Гуров зашвырнул босоножки под кровать и накинул на постель покрывало. Сверху пришлось постелить чистый комплект белья.

- Что там? - послышался из-под кровати жалобный голос. - Ушел?

- Нет. Сейчас с подарком вернется.

- С каким подарком? У тебя тут пыли полно. У меня аллергия на пыль.

- Сиди там и не пизди. А то оба сгорим.

- Зачем так грубо?

- Ладно, я пошел.

- А я?

Гурову хотелось смеяться и плакать: вот вляпался! Водевиль! У входа в комнату он наклонился посмотреть на всякий случай, не видно ли Ирину. Но та словно растворилась в полумраке - забилась к стенке да еще прикрыла ноги своими тряпками.

Из прихожей послышались приглушенные голоса, стук двери. "Увел его, что ли?" - с надеждой подумала Ирина. Но тут к спальне приблизились шаги. Кто-то вошел и плюхнулся на постель. Пружины скрипнули под чьей-то тяжелой жопой. К кровати проследовали точеные ножки в туфельках на шпильке. Раздался женский смех. На палас упала юбка. Затем бюстгальтер и танго.

Что это? Но прежде чем ответ догнал мысль, Ирина поняла...

- Не, мася, сперва минетик!

Ирина узнала голос мужа, и в глазах у нее потемнело.

Из-под кровати просматривались только его щиколотки. Снова заскрипели пружины. Девка встала на колени перед кроватью и приступила к работе. Ирина в бешенстве хотела выскочить из укрытия и разорвать обоих. Или вцепиться зубами в пятку довольно кряхтевшему Серову.

Но это было невозможно! Она прикинула последствия ее появления и закусила руку.

- Не, мася, давай на ковре. Места больше и романтичнее.

Серов поставил "масю" раком. Коленки девки разошлись в стороны, а сзади к ним пристроились волосатые ноги мужа. Это была их с Серовым любимая поза - на полу. Девка легла грудью на мохнатый ковер и вытянула вперед руки. Ирина видела, как содрогались в ритм движения, будто студень, ее буфера. А глаза в сладкой поволоке смотрели на Ирину и не видели ее во мраке. Девка прижалась к ковру, и теперь Ирина видела, как ловко плясал хуй мужа в чужой пизде. Неизвестная ей блядь громко застонала и кончила.

Тогда Серов лег на спину. "Мася" схватила хуй и принялась яростно додрачивать. Сперма тугими струями зафонтанировала на улыбающиеся губы стервы. Муж блаженно зарычал. Ирина зажмурилась и тихо, как, наверное, плачут мышки, заплакала.

Вскоре любовники ушли. Когда Гуров вернулся, он был потрясен подавленным видом Ирины. Самое ужасное, она не могла устроить мужу скандал, сказав, что зажопила его!

- Как ты мог разрешить ему такое! Я остаюсь у тебя! - зло проговорила она. - Такое предательство не прощают.

- Чтобы я из-за тебя друга лишился? Представь, что это Толян полгода сидел под нашей кроватью. Сразу станет легче, - Гуров явно издевался.

Серова зло посмотрела на любовника.

Возвращаясь домой, она решила, что все мужики сволочи. А с Гуровым у нее кончено, и как же все-таки хорошо, что ни одна собака не знает, что она еблась с таким двуличным подонком.

© ВАЛЕРИЙ ОСИНСКИЙ

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Жопорез
28.05.08 16:01

Де ПеркоБОТ

 
Жопорез
28.05.08 16:02

Нема

 
Жопорез
28.05.08 16:02

Замыкаю?

 
Perkin
28.05.08 16:06

бля работы подвалило
жду ДД короче

 
Жопорез
28.05.08 16:08

Зачет))))))

 
poncho
28.05.08 16:13

в жизни наверное такое случается...

 
Фима
28.05.08 16:14

Детектива, бля! Зачет.

 
Вишенка
28.05.08 16:14

карма ептель =)

 
wwwroot
28.05.08 16:14

так им блядям

 
яаселнипадписалсо
28.05.08 16:20

да уж, хороший пост, сегодня вован порадовал.

 
Клaйпед
28.05.08 16:31

вова упорно всех разводит на эрекцию))

 

28.05.08 16:32

а женат. ебу жену когда то лучшего друга.

 

28.05.08 16:44

"Возвращаясь домой, она решила, что все мужики сволочи. "

Вишенка считает также. По той же причине.

 
Цугудер
28.05.08 18:17

бабы бляди -это точно! мой знакомый сношает свою сестру-она замужем и дети у неё есть,пару раз ключи попросил от моей хаты,мне что жалко пустил пусть сношает. А я сам камеру приспособил до последнего не верил что он её ебать будет. Вот такое вот бывает.

 
Basil
28.05.08 18:25

бу-га-га

 
Hans
28.05.08 19:07

жесть

 
Вишенка
28.05.08 22:38

"Возвращаясь домой, она решила, что все мужики сволочи. "

Вишенка считает также. По той же причине.

?? тебе книжки писать надо, придумываешь много
 

28.05.08 23:51

могут же когда захотят, ебля раскрыта

 
Гадська Морда
29.05.08 01:09

Проняло, на...

 
Аваррон
29.05.08 01:29

Заеппца. Тема ебли раскрыта дважды. Автор суров. Но справедлив. Скажет, как отрежет. Правда, чота злой он как сто тысяч морских чертей и один ёбаный в жопу краб.

size 21Kb
 
Ира держала Костю за хуй
29.05.08 06:29

"Ира держала Костю за хуй, навалившись грудями на его живот."т Это как это? Неточности у афтара, пизду же не лизал он.

 
Пизда чавкнула, тревожно отрыгнув член
29.05.08 06:31

А мне это понравилось: "Пизда чавкнула, тревожно отрыгнув член."

 
London
29.05.08 10:59

круто)

 

29.05.08 12:19

ахуенно

 
MaSter
29.05.08 12:44

Двоякое чувство... История красива по интриге, но печальна по философии. Итог - твёрдое и упругое одиночество тёти Иры с признаками психического заболевания.

 
док
29.05.08 13:46

тема ебли раскрыта, зачотку в студию!

 
Муж
29.05.08 13:58

Уверенность "кто угодно, только не моя" исправно обманывает одно поколение мужчин за другим. А вот когда узнаешь случайно, то - состояние такое прекрасно сыграл Шварцнеггер в "Правдивой лжи". Как будто тебя сбросили на землю с пятого этажа твоего тихого счастья. Не хочу ебать замужних поэтому, мужей жалко блядь, это же мы, мужской пол, сегодня мы - завтра нас...

 
Справедливый
29.05.08 14:47

хуйня....не верю...

 

29.05.08 14:48

Зачот!

 
adi
29.05.08 18:04

+1

 
ВАЛЕРИЙ ОСИНСКИЙ
30.05.08 07:20

Младший сержант второго года срочной службы Виктор Прохоров, а для своих Проха, получил поощрение от командира роты - увольнительную в город.
- За добросовестное выполнение служебных обязанностей! - провозгласил перед строем старший лейтенант Сергей Иванович Фонарев. Страшный Сифон, так прозвали его из-за инициалов С. И. Ф.
Заслуга Прохи состояла в том, что он не нажрался накануне одеколона вместе с сержантским составом взвода - попросту проспал это мероприятие.
Проха слыл в части знатным ебарем. Он специализировался на женах и дочерях командного состава полка. Рискованное увлечение, доложу вам!
Мордастый и широкий в плечах, он вызвал отеческую любовь даже у комдива. Как-то на строевом смотре тот остановился возле Прохи и подмигнул парню:
- У такого молодца хуй до пят и три яйца!
Вряд ли он ошибался.
Увольнительный день был расписан у Прохи по часам. Накануне Проха через коммутатор обзвонил всех своих баб, с которыми должен был встретиться. В двенадцать - с женой Сифона, заступавшего вечером дежурным по части.
Соня Фонарева была под стать мужу, длинная и худая, работала стоматологом в части. Впервые он трахнул Сонечку на приеме.
И Соня, до того дня считавшая еблю скучной семейной обязанностью, прозрела в мгновение. А Страшного Сифона она с тех пор просто презирала.
Так к Прохе пришла первая слава.
Изабелла, ближайшая подруга Сони, ждала Проху в три часа дня. Муж был на подледном лове.
Изабелла заведовала полковой библиотекой. Она была ладненькая и черненькая, с такой большой грудью, что прыщавые солдатики-первогодки краснели, когда Изабелла чинно цокала каблучками к библиотеке мимо плаца. С Изабеллой Проху познакомила Соня на чаепитии в своем кабинете.
Первый раз с Изабеллой было так. Проха каким-то образом увлек ее в задний кабинет библиотеки. Когда дама потянулась к верхней и дальней полке, натужившись икрами, две горячие ладони легли на ее груди, а сзади уперся мощный ствол.
Возмущенная майорша вскрикнула и постаралась вырваться. Но охальник поцеловал ее в затылок, как делал только сам начштаба. Женщина закрыла глаза и забылась на мгновение. И тут замок на юбке весело бжикнул, и мадам осталась по пояс голая, в туфлях и блузе. Да еще в полусогнутом положении.
Она чувствовала, как большие и сильные руки освободили ее грудь от бюстгальтера. Схватила жаркий и большой член молодого самчуры, чтобы перевести дух.
Проха чуть приподнял ее ногу и, присев, так ловко и точно вошел в нее, что женщина застонала:
- Тебе Соньки, что, мало? Дай я хоть двери запру!
В другой раз Проха ебал ее на подоконнике, раскинув согнутые в коленях ноги Беллы на своих локтях. Он раздвигал ее налившиеся вишней половые губы, и они оба - Проха и Белла - с улыбками наблюдали, как его влажный хуй исчезал и появлялся в разверзшемся отверстии.
А потом густые капли брызгали ей на короткие колечки волос лобка, она додрачивала парню, а другой рукой размазывала содержимое хуя Прохи по половым губам и преддверию влагалища, как питательный крем.
Они долбились до вечера, пока начштаба в пятый раз не закашлял у двери, прозорливо пробормотав:
- Да переебались они все, что ли?
Теперь Белла отправила детей к бабушке на зимние каникулы и на завтра была свободна.
И наконец, в шесть вечера Проху ждала Светка Лыкова, его настоящая зазноба, дочь подполковника Лыкова - командира части.
Этому роману способствовала своя предыстория.
Прошлым августом подполковник купил на дачу новую газовую плиту. Выбрал самого здорового солдата в качестве рабсилы. Проха ее пёр на плече с грузовика.
Комполка, утирая лысину платком, шмыгнул в дом разведать у жены, расчищено ли место для агрегата, приказав Прохе:
- Стой на месте!
Долго стоял Проха, потом сердито закрутился:
- Товарищ подполковник, да куда ее на хуй ставить? Я уже заебался держать!
Раздался треск. Проха, пока вертелся, нечаянно снес плитой душевую кабинку, оставив целым только бак с водой.
В изуродованном помещении его глазам открылась невиданной красоты девушка. Она даже не ахнула, а сердито поинтересовалась:
- Чего вылупился, мудила? Пизды живой не видел?
У Прохи заныли яйца, и он понял - она будет моей! Тут выбежавший из дома папаша плаксиво прогнусавил:
- Хоть бы срам прикрыла!
- Иди в жопу! - последовал ответ дочери.
"Ни хуя себе, сказал я себе", - присвистнул Проха.
- Давай заноси! Чего ебло раззявил? - рявкнул Лыков солдату.
После установки плиты Проху оставили попить чайку, с тем чтобы он пособил по хозяйству жене комчасти - Зое Семеновне. А сам Лыков на "козле" умчался в часть.
Зоя Семеновна статью не уступала дочери. Она подливала Прохе кваску. Когда она ходила, то под халатом рельефно выступали ее аппетитные, как персики, ягодицы, а грудь, как у козы - в стороны, подрагивала и колыхалась, как мечта. Зоя Семеновна по случаю духоты была без нижнего белья - наметанный глаз солдата ощупал все закоулки ее тела. Светка только хмыкнула, поймав сальный взгляд армейца, и негромко спросила:
- Это ты, что ли, в библиотеке самый активный читатель? Нам Белла рассказывала...
И ушла купаться на пруд.
А дальше все случилось, как по писаному.
Пока Проха подклеивал отошедшие от косяка обои, Зоя Семеновна прилегла отдохнуть, расстегнув халатик для спасения от жары. Чтобы тело дышало. В голове Прохи стучало - без трусов!
Проха провозился полчаса, возникла нужда в новом рулоне обоев, о чем он почтительно доложил Зое Семеновне.
Командирша ласково и томно ответила:
- Возьмите в углу, Витенька...
Смышленый Витенька до угла не дошел. Он упал перед королевой полка и прильнул к ее черному ароматному треугольнику. Зоя, притворно пугаясь, зашептала:
- Что ты, мальчик! - А потом взъерошила его волосы. - По маме соскучился?
Проха не мог ответить, рот и язык его были заняты понятно чем.
Пизда командирши так аппетитно звала к себе.
Проха пристроился сзади и, лежа боком на диване, всадил Зое по самые оно. Ответом был одобрительный стон.
Хуй от волнения или торопежки все время выпрыгивал из уютного гнездышка. Зоя Семеновна тогда решила додрочить Проху рукой, но в это самое время Светкин голос пробудил их от сладкого забытья:
- Давайте быстрее! "Козел" на дороге!
Как ни противно ей было лицезреть мать в таком разнузданном виде, но она почувствовала приятную ноющую тяжесть в своей молодой пещере.
- А вы все квасок пьете! - Бодрый подполкан появился на пороге, с умилением оглядывая чинную троицу, прихлебывавшую напиток за столом. - Ну и я с вами!
Под вечер Лыков приказал отремонтировать покореженную душевую. Проха закончил работу в глубоких сумерках. Трещали цикады, в жидкой дачной роще ухал глупый филин, Лыков давно дрых, а Прохоров нес полотенце за Светкой - любительницей ночного купания в пруду.
- Скука здесь! Ебарей не хватает! Все папашу боятся! - жаловалась дочь. - А насчет матери, так у нас с ней секретов нет. Я ей пригрозила: если от тебя не отстанет - расскажу папаше...
Проха вздохнул.
Купание разворачивалось славно. Светка пристроилась возле коряги в воде и начинала постанывать. Она тихонько барахтала ногами. Протянула руку и схватила Проху за яйца, чтобы член его глубже поместился во влагалище...
Внезапно чужая рука скользнула по Прохиным ягодицам и чье-то тело прильнуло к его спине теплой грудью.
- Кто здесь? - обеспокоился парень и похолодел от мысли: вдруг папаша подкараулил?
- Это Людка, подруга... Пусть будет, мы любим втроем.
Теперь уже постанывали обе. Пальцы Прохи умело ублажали клитор Людмилы. Лицо подруги в ночи он видеть не мог, но ему казалось - облик ее должен быть прекрасен, как ее податливая пизда.
Потом они выбрались на берег. Проха лег на спину и какое-то время следил, как девчонки, меняя друг друга, прыгали на нем в раскорячку, терлись о его хуй лобками и вскрикивали от радости и счастья. Проха закрыл глаза и блаженно мурлыкал.
Когда он поднял веки, над ним плясали уже четыре голые нимфы.
- Ну ты вообще даешь! - восторженно прошептала ему на ухо Светка. - Девчонки от тебя без ума!
Они долбились с Лыковой две недели.
В сентябре девочки разъехались по институтам. И только в начале октября, то есть вчера, Светка приехала на побывку.
Памятный день не задался с утра. Выяснилось, что со старыми поблядухами не все в порядке: у Соньки внезапно начались месячные, а к Изабелле внезапно, как снег летом, пожаловала сестра с племянниками.
И поэтому Проха до шести вечера голодный и злой сначала сидел в кинотеатре, затем болтался по холодному городу. Он купил моченых яблочек на рынке, поел.
И только со Светкой все было в ажуре: прибежала в назначенный час - бойкая и желанная, как обычно. И сообщила: облом! Надо идти с родаками в гости, в соседний дом. Сунула ему ключ от квартиры и приказала:
- Только свет не включай. А то наши окна прямо напротив гостей. Я приду через час, поебемся от души...
Час прошел, Светки не было. Проха подремал. Потом поглазел в окно. Там была зима и такой мрак, что не видно было вытянутой руки в квартире. Только огни соседних окон.
И надо было приключиться беде - в желудке Прохи так заговорили моченые яблочки, что он понял: терпеть более нельзя.
Беда к беде! Накануне приезда дочери идиот Лыков затеял ремонт санузла. Старый унитаз сняли. Новый, розовый, лежал в прихожей. А семейство бегало к сараям в общественный нужник.
Помня расположение квартиры, Проха нашарил в темноте на мебельной стенке пачку старых газет. Разложил на полу и облегчился. Завернув содержимое, воин отнес пакет на кухню. Но решил, что из помойного ведра все равно будет вонять. В кромешном мраке он нашарил шпингалет форточки и вышвырнул гадость вон.
Затем вернулся в комнату. Запах стоял крепкий. Проха нашарил какой-то дезодорант и щедро обрызгал все вокруг. Махнул на лицо и под мышками. Вроде посвежело. На сердце отлегло.
Тут в замке послышалось движение. Проха любил эффекты. По-армейски шустро он разделся до носков, чтобы встретить любимую как надо, и впрыгнул на стол.
...Подполковник Лыков, его жена, двое гостей и Светка, войдя и включив свет, увидели следующую картину: на столе в носках стоял голый мужик, потрясая елдой, вся морда его была измазана зеленкой из пульверизатора, который Проха принял за дезодорант. Мебельная стенка была уделана зеленкой до неузнаваемости. А по кухонному окну растекалась коричневая жижа, так как на форточке была натянута сетка от комаров...
Последнее, что запомнил Проха, - это расширившиеся от ужаса глаза женщин и налившееся краской бешенства лицо подполковника...
Что было потом, это уже неинтересно. Скажу одно: Проха вернулся домой из армии жив и, слава яйцам, здоров...

 

30.05.08 14:48

Про гавно? Прикольно, только, Валер, видно не везет тебе с женскими попками- как персики все, а должны быть как дыньки.

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Глава родительского комитета
Фен Шуй
Как меня ребенком в милицию забирали
Экскаваторщиков лучше не трогать
Как из умницы превратиться в тварь: пособие для девушек
Расширяем словарный запас
4 вида спорта, от которых потом член не стоит
Правильные наряды к Новому году


Случайные посты:

Я не нажимала!
Железная логика
Реклама, которую мы заслужили
Какая милая девочка
Училки тоже люди
Лифт
Бабая с днюхой!
Астральная беременность
Хана сарацинам!
Ответы в комменты, плиз