Зеркало




29 августа, 2008

Гы-гы

Звонит телефон
- Алло, это синьор Род? Это Эрнесто, домоуправляющий вашей загородной
резиденции.
- Да, Эрнесто, это я. Что-нибудь случилось?
- Я просто хотел вам сказать, что ваш попугай.... он умер.
- Как умер? Мой попугай? Призер международных соревнований?
- Да, синьор.
- Черт, я на него угрохал уйму денег. От чего он умер?
- Он сьел тухлятины, синьор Род.
- Tухлятины? Кто его накормил тухлятиной?
- Никто, синьор. Он сам поклевал немого мяса с дохлой лошади.
- Какой лошади?
- Вашего арабского скакуна, синьор Род.
- Как, мой жеребец тоже мертв?
- Да, синьор. Он тащил телегу с водой и не выдержал.
- Ты что, с ума сошел? Какая телега с водой?
- Которой мы тушили пожар, синьор.

- Господи, пожар?
- Да, синьор, в вашем доме. Занавеска загорелась от свечи.
- Какого черта!!! Ты хочешь сказать, что моя усадьба сгорела от одной
свечки?
- Да, синьор.
- Зачем ты зажег свечку, Эрнесто?
- Для похорон, синьор.
- Каких похорон???!!!!
- Ваша жена, синьор. Она пришла поздно ночью, я подумал, что это воры и
ударил ее вашей новой клюшкой для гольфа Taylor Made Super Quad 460.

......... Долгое молчание.........

- Эрнесто, если ты сломал эту клюшку, тебе полный пиздец!

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии

29.08.08 10:21

1?

 

29.08.08 10:22

И 2

 

29.08.08 10:22

Говно

 
?
29.08.08 10:22

гадость

 
poncho
29.08.08 10:25

что то подобное в мульте старом видел

 
Кучер
29.08.08 10:29

Сегодня моя девушка Лена позвонила мне и сказала, что не будет больше заниматься со мной ЭТИМ. Сказала, что это отвратительно и что она не желает иметь с извращениями ничего общего. Сказала, что раньше она меня любила, но из-за моих ненормальных пристрастий больше не будет иметь со мной дел и уйдёт к другому, порядочному человеку. Для меня это был удар по яйцам, да ещё такой силы, что невозможно передать словами. Как я теперь буду жить без моей Ленки, без её восхитительного ануса, без её таких ароматных, тягучих и вкусных какашек? Чем же я буду питаться?!! Её злые слова гремели в моей голове, вытесняя все мысли. Происходящее казалось страшным, кошмарным сном. Ещё вчера всё было просто отлично, а сегодня мир рухнул. В голове крутились воспоминания, такие милые сердцу и такие желанные, как Лена какала мне в рот, а я со смаком пережевывал и глотал ее бесподобное дерьмецо. Оно было такого красивого тёмно-коричневого цвета, и таким сладким. А её моча имела такой изысканный солоноватый вкус… Сама Лена никогда ничем подобным не занималась, и поедание дерьма казалось ей отвратительным. Мне приходилось очень долго её упрашивать, чтобы она радовала меня своим калом, делала она это крайне неохотно и только из любви ко мне. Сколько бы я не просил её попробовать моё говнецо, ничего из этого не выходило. И вот сегодня она меня бросила. После всего того, что между нами было! Я не мог представить себе, как я буду жить дальше. Где мне найти такую тёлку, чтобы давала есть говно?! Из всех баб, которые у меня были, только Ленка подарила мне такое. Я не мог усидеть дома и пошёл побродить в парке, проветриться и собраться с мыслями. Проходя по извилистым тропкам, я вдруг обнаружил кучку свежего дерьма чуть в стороне. Искушение было настолько велико, что я чуть было не съел эту прелесть, но огромными усилиями я воздержался. Откуда я мог знать, кто это насерил – мужик или баба? Если баба, да ещё и молоденькая, то это просто замечательно, ну а если мужик? Не буду же я есть мужское говнище, в самом-то деле! Я шёл дальше без всякой цели, просто собираясь с мыслями, и вдруг вышел к общественному туалету. Это было кирпичное здание с двумя входами по разным сторонам с естественными обозначениями «М» и «Ж». Я смотрел на него не отрываясь, почти не дыша, и думал, как же мне раньше не приходило в голову такая элементарная мысль о посещении таких мест. А я всю жизнь искал, где бы обожраться дерьма, когда «дерьмовых ресторанов» по всему городу пруд пруди! С сильно бьющимся сердцем я подошёл к туалету и вошёл в проём с буквой «Ж» над ним. Вонь в сортире была невероятно сильной и едкой, ведь никаких уборщиков здесь никогда не было. Тем лучше! Значит, все богатства этого заведения будут принадлежать только мне, и никому больше! Я даже не обдумывал свои действия, всё происходило само по себе и было абсолютно естественным. Я просто сел на самый край круглого отверстия в полу, свесив ноги вниз, а потом спрыгнул туда полностью. Это было, как погрузиться в целое море вечного наслаждения. Я буквально утонул в дерьме, которое набиралось тут годами. Невероятной силы зловоние царило здесь, ведь немалая часть говна была уже давно протухшей и скисшей. Наверное, более интеллигентный говноед на моём месте бы брезгливо поморщился, но я не из таких. Для меня это было в самый раз. Я плавал в море женского кала и плакал от счастья, подобного которому я не испытывал никогда в жизни. Я глотал сильно пахнущее дерьмище, смешанное с мочой, и пребывал в состоянии невероятного блаженства. Вся моя прошлая жизнь вдруг показалась мне такой мелкой и глупой, такой безсмысленной... Но теперь я наконец-то нашёл истинный рай! Я плавал в говне, не забывая поедать его, около часа, когда сверху послышались чьи-то шаги. Я замер, пытаясь сообразить, что происходит, и до меня дошло, что в туалет вошла посетительница и собирается облегчиться. Свежее говнецо всегда кстати, я никак не собирался от него отказываться, поэтому тут же встал чётко под отверстием на верху, задрал голову и открыл рот для приёма пищи. Дыра потемнела – это баба присела над ней – и на меня полился тёплый золотой дождик. Я высунул язык, стараясь поймать как можно больше капель, и с наслаждением пил то, что попадало в мой рот. Было очень вкусно, но продолжалось не долго, и вскоре поток мочи иссяк. А так ожидаемых мною какашек не последовало – тёлка закончила ссать и ушла, промокнув пизду салфеткой и сбросив эту салфетку вниз. Я был огорчён, но не так уж сильно – я прекрасно понимал, что здесь я буду получать всё, о чём только может мечтать копрофаг. И очень скоро меня осчастливили порцией свежего дерьма. Сначала вновь пришедшая не могла просраться и только пукала, но потом пошло говно. Оно полетело вниз и угодило в мой широко открытый рот. На вкус это было просто потрясающе, и я со смаком пережёвывал терпкую массу, наслаждаясь удушливым вкусом, и только потом проглотил, отправив новую порцию кала в свой и без того набитый дерьмом живот. Облизываясь, я вдруг почувствовал шевеление под языком. Подставив ладонь к лицу, я выплюнул что-то и попытался рассмотреть это в слабом свете, попадающего сюда из отверстия сверху. На ладони у меня извивалась глиста. «Надо же», подумал я, «вот так сюрприз!». Впрочем, какая разница? Я уже сожрал столько разных экскрементов и столько ещё сожру, что наивно полагать, будто не подхвачу червячков. Наверняка их здесь целая куча, и наверняка я уже заполнен ими, как жопа говном. Так что не имеет значения. К тому же, у меня такой же смысл жизни, как и у глистов, поэтому между нами много общего. Братья, можно сказать. Я был просто в восторге от своей новой жизни. В моём желудке ещё никогда не было такого количества дерьма и мочи, и теперь я чувствовал себя на седьмом небе. Умиротворённый, я сел, прислонившись спиной к стене, так, что на поверхности испражнений находилась только моя голова, и задремал. Разбудил меня поток невероятно вонючего поноса, хлынувший сверху мне на голову. Я вскочил от неожиданности, поскользнувшись и чуть было не утонув в говне, но удержал равновесие и быстро задрал голову, одновременно открыв рот, чтобы поймать дарованную мне манну небесную. Понос хлынул мне в горло, свободно прошёл по пищеводу и с плеском вошёл в желудок, такой вкусный и приятный. Света сверху стало проникать чуть больше – это женщина закончила срать и поднялась с карачек. Послышалось: «Ох, кажется, меня сейчас вырвет...», и я даже увидел её лицо – она наклонилась над отверстием в полу (для меня – в потолке). Насколько я смог разглядеть, ей было чуть больше тридцати, довольно симпатичная. Судя по всему, чувствовала она себя скверно – об этом говорили и страдальческое выражение её лица, и сильное зловоние поноса, которым она меня осчастливила, и её явное намерение проблеваться. Она открыла рот, и через секунду на меня вылился добрый литр рвоты и желудочного сока. Всё это, безусловно, угодило в мой предусмотрительно распахнутый рот. Пока я кайфовал, сверху вылилась ещё одна струя желчи, хоть и не такая сильная, как первая, но не менее едкая. Замечательный десерт после вкусного обеда! Бабёнка уже ушла, а я всё продолжал смаковать её рвоту, так гармонично дополнившую её поносец. В пузе у меня царили мир и покой. Теперь ни о какой Ленке я не скорбел – с ней никогда не было ничего подобного, да и быть не могло. И стоило ли тратить столько времени на неё, когда вот он – Рай!? Теперь я никогда не вернусь к своей прежней жизни. Здесь то, чего я никогда и нигде не найду. Здесь заложен весь смысл моего существа, наивысшее наслаждение. Здесь нет необходимости ходить на работу, платить за еду, терпеть соседей, и тому подобное. Здесь я сам себе хозяин, здесь моё королевство, моё владение, мой Рай!

 
ynikola
29.08.08 10:32

гыгыгы))нада деладь... чо нипанятнава?))

 
Cowboy
29.08.08 10:35

зато ниже - про гагно.

 
ynikola
29.08.08 10:36


кучер ат слова куча!)))ггг

 
йазвочко
29.08.08 10:37
"Cowboy" писал:
зато ниже - про гагно.
спасип што предупредили...

про клюшку долго-нудно-старо и никуя не смешно

 
Тихий Извращенец.
29.08.08 10:38

Вроде на прошлой неделе на ДД было.Хули дело Утесова живет.

 
йазвочко
29.08.08 10:40
"Тихий Извращенец." писал:
Хули дело Утесова живет.
точно-точно..именно об этом я и подумала
 

29.08.08 10:54
"Кучер" писал:
Сегодня моя девушка Лена позвонила мне и сказала, что не будет больше заниматься со мной ЭТИМ. Сказала, что это отвратительно и что она не желает иметь с извращениями ничего общего. Сказала, что раньше она меня любила, но из-за моих ненормальных пристрастий больше не будет иметь со мной дел и уйдёт к другому, порядочному человеку. Для меня это был удар по яйцам, да ещё такой силы, что невозможно передать словами. Как я теперь буду жить без моей Ленки, без её восхитительного ануса, без её таких ароматных, тягучих и вкусных какашек? Чем же я буду питаться?!! Её злые слова гремели в моей голове, вытесняя все мысли. Происходящее казалось страшным, кошмарным сном. Ещё вчера всё было просто отлично, а сегодня мир рухнул. В голове крутились воспоминания, такие милые сердцу и такие желанные, как Лена какала мне в рот, а я со смаком пережевывал и глотал ее бесподобное дерьмецо. Оно было такого красивого тёмно-коричневого цвета, и таким сладким. А её моча имела такой изысканный солоноватый вкус… Сама Лена никогда ничем подобным не занималась, и поедание дерьма казалось ей отвратительным. Мне приходилось очень долго её упрашивать, чтобы она радовала меня своим калом, делала она это крайне неохотно и только из любви ко мне. Сколько бы я не просил её попробовать моё говнецо, ничего из этого не выходило. И вот сегодня она меня бросила. После всего того, что между нами было! Я не мог представить себе, как я буду жить дальше. Где мне найти такую тёлку, чтобы давала есть говно?! Из всех баб, которые у меня были, только Ленка подарила мне такое. Я не мог усидеть дома и пошёл побродить в парке, проветриться и собраться с мыслями. Проходя по извилистым тропкам, я вдруг обнаружил кучку свежего дерьма чуть в стороне. Искушение было настолько велико, что я чуть было не съел эту прелесть, но огромными усилиями я воздержался. Откуда я мог знать, кто это насерил – мужик или баба? Если баба, да ещё и молоденькая, то это просто замечательно, ну а если мужик? Не буду же я есть мужское говнище, в самом-то деле! Я шёл дальше без всякой цели, просто собираясь с мыслями, и вдруг вышел к общественному туалету. Это было кирпичное здание с двумя входами по разным сторонам с естественными обозначениями «М» и «Ж». Я смотрел на него не отрываясь, почти не дыша, и думал, как же мне раньше не приходило в голову такая элементарная мысль о посещении таких мест. А я всю жизнь искал, где бы обожраться дерьма, когда «дерьмовых ресторанов» по всему городу пруд пруди! С сильно бьющимся сердцем я подошёл к туалету и вошёл в проём с буквой «Ж» над ним. Вонь в сортире была невероятно сильной и едкой, ведь никаких уборщиков здесь никогда не было. Тем лучше! Значит, все богатства этого заведения будут принадлежать только мне, и никому больше! Я даже не обдумывал свои действия, всё происходило само по себе и было абсолютно естественным. Я просто сел на самый край круглого отверстия в полу, свесив ноги вниз, а потом спрыгнул туда полностью. Это было, как погрузиться в целое море вечного наслаждения. Я буквально утонул в дерьме, которое набиралось тут годами. Невероятной силы зловоние царило здесь, ведь немалая часть говна была уже давно протухшей и скисшей. Наверное, более интеллигентный говноед на моём месте бы брезгливо поморщился, но я не из таких. Для меня это было в самый раз. Я плавал в море женского кала и плакал от счастья, подобного которому я не испытывал никогда в жизни. Я глотал сильно пахнущее дерьмище, смешанное с мочой, и пребывал в состоянии невероятного блаженства. Вся моя прошлая жизнь вдруг показалась мне такой мелкой и глупой, такой безсмысленной... Но теперь я наконец-то нашёл истинный рай! Я плавал в говне, не забывая поедать его, около часа, когда сверху послышались чьи-то шаги. Я замер, пытаясь сообразить, что происходит, и до меня дошло, что в туалет вошла посетительница и собирается облегчиться. Свежее говнецо всегда кстати, я никак не собирался от него отказываться, поэтому тут же встал чётко под отверстием на верху, задрал голову и открыл рот для приёма пищи. Дыра потемнела – это баба присела над ней – и на меня полился тёплый золотой дождик. Я высунул язык, стараясь поймать как можно больше капель, и с наслаждением пил то, что попадало в мой рот. Было очень вкусно, но продолжалось не долго, и вскоре поток мочи иссяк. А так ожидаемых мною какашек не последовало – тёлка закончила ссать и ушла, промокнув пизду салфеткой и сбросив эту салфетку вниз. Я был огорчён, но не так уж сильно – я прекрасно понимал, что здесь я буду получать всё, о чём только может мечтать копрофаг. И очень скоро меня осчастливили порцией свежего дерьма. Сначала вновь пришедшая не могла просраться и только пукала, но потом пошло говно. Оно полетело вниз и угодило в мой широко открытый рот. На вкус это было просто потрясающе, и я со смаком пережёвывал терпкую массу, наслаждаясь удушливым вкусом, и только потом проглотил, отправив новую порцию кала в свой и без того набитый дерьмом живот. Облизываясь, я вдруг почувствовал шевеление под языком. Подставив ладонь к лицу, я выплюнул что-то и попытался рассмотреть это в слабом свете, попадающего сюда из отверстия сверху. На ладони у меня извивалась глиста. «Надо же», подумал я, «вот так сюрприз!». Впрочем, какая разница? Я уже сожрал столько разных экскрементов и столько ещё сожру, что наивно полагать, будто не подхвачу червячков. Наверняка их здесь целая куча, и наверняка я уже заполнен ими, как жопа говном. Так что не имеет значения. К тому же, у меня такой же смысл жизни, как и у глистов, поэтому между нами много общего. Братья, можно сказать. Я был просто в восторге от своей новой жизни. В моём желудке ещё никогда не было такого количества дерьма и мочи, и теперь я чувствовал себя на седьмом небе. Умиротворённый, я сел, прислонившись спиной к стене, так, что на поверхности испражнений находилась только моя голова, и задремал. Разбудил меня поток невероятно вонючего поноса, хлынувший сверху мне на голову. Я вскочил от неожиданности, поскользнувшись и чуть было не утонув в говне, но удержал равновесие и быстро задрал голову, одновременно открыв рот, чтобы поймать дарованную мне манну небесную. Понос хлынул мне в горло, свободно прошёл по пищеводу и с плеском вошёл в желудок, такой вкусный и приятный. Света сверху стало проникать чуть больше – это женщина закончила срать и поднялась с карачек. Послышалось: «Ох, кажется, меня сейчас вырвет...», и я даже увидел её лицо – она наклонилась над отверстием в полу (для меня – в потолке). Насколько я смог разглядеть, ей было чуть больше тридцати, довольно симпатичная. Судя по всему, чувствовала она себя скверно – об этом говорили и страдальческое выражение её лица, и сильное зловоние поноса, которым она меня осчастливила, и её явное намерение проблеваться. Она открыла рот, и через секунду на меня вылился добрый литр рвоты и желудочного сока. Всё это, безусловно, угодило в мой предусмотрительно распахнутый рот. Пока я кайфовал, сверху вылилась ещё одна струя желчи, хоть и не такая сильная, как первая, но не менее едкая. Замечательный десерт после вкусного обеда! Бабёнка уже ушла, а я всё продолжал смаковать её рвоту, так гармонично дополнившую её поносец. В пузе у меня царили мир и покой. Теперь ни о какой Ленке я не скорбел – с ней никогда не было ничего подобного, да и быть не могло. И стоило ли тратить столько времени на неё, когда вот он – Рай!? Теперь я никогда не вернусь к своей прежней жизни. Здесь то, чего я никогда и нигде не найду. Здесь заложен весь смысл моего существа, наивысшее наслаждение. Здесь нет необходимости ходить на работу, платить за еду, терпеть соседей, и тому подобное. Здесь я сам себе хозяин, здесь моё королевство, моё владение, мой Рай!
охуеть
 
Лизавета
29.08.08 11:00

F

"Кучер" писал:
Сегодня моя девушка Лена позвонила мне и сказала, что не будет больше заниматься со мной ЭТИМ. Сказала, что это отвратительно и что она не желает иметь с извращениями ничего общего. Сказала, что раньше она меня любила, но из-за моих ненормальных пристрастий больше не будет иметь со мной дел и уйдёт к другому, порядочному человеку. Для меня это был удар по яйцам, да ещё такой силы, что невозможно передать словами. Как я теперь буду жить без моей Ленки, без её восхитительного ануса, без её таких ароматных, тягучих и вкусных какашек? Чем же я буду питаться?!! Её злые слова гремели в моей голове, вытесняя все мысли. Происходящее казалось страшным, кошмарным сном. Ещё вчера всё было просто отлично, а сегодня мир рухнул. В голове крутились воспоминания, такие милые сердцу и такие желанные, как Лена какала мне в рот, а я со смаком пережевывал и глотал ее бесподобное дерьмецо. Оно было такого красивого тёмно-коричневого цвета, и таким сладким. А её моча имела такой изысканный солоноватый вкус… Сама Лена никогда ничем подобным не занималась, и поедание дерьма казалось ей отвратительным. Мне приходилось очень долго её упрашивать, чтобы она радовала меня своим калом, делала она это крайне неохотно и только из любви ко мне. Сколько бы я не просил её попробовать моё говнецо, ничего из этого не выходило. И вот сегодня она меня бросила. После всего того, что между нами было! Я не мог представить себе, как я буду жить дальше. Где мне найти такую тёлку, чтобы давала есть говно?! Из всех баб, которые у меня были, только Ленка подарила мне такое. Я не мог усидеть дома и пошёл побродить в парке, проветриться и собраться с мыслями. Проходя по извилистым тропкам, я вдруг обнаружил кучку свежего дерьма чуть в стороне. Искушение было настолько велико, что я чуть было не съел эту прелесть, но огромными усилиями я воздержался. Откуда я мог знать, кто это насерил – мужик или баба? Если баба, да ещё и молоденькая, то это просто замечательно, ну а если мужик? Не буду же я есть мужское говнище, в самом-то деле! Я шёл дальше без всякой цели, просто собираясь с мыслями, и вдруг вышел к общественному туалету. Это было кирпичное здание с двумя входами по разным сторонам с естественными обозначениями «М» и «Ж». Я смотрел на него не отрываясь, почти не дыша, и думал, как же мне раньше не приходило в голову такая элементарная мысль о посещении таких мест. А я всю жизнь искал, где бы обожраться дерьма, когда «дерьмовых ресторанов» по всему городу пруд пруди! С сильно бьющимся сердцем я подошёл к туалету и вошёл в проём с буквой «Ж» над ним. Вонь в сортире была невероятно сильной и едкой, ведь никаких уборщиков здесь никогда не было. Тем лучше! Значит, все богатства этого заведения будут принадлежать только мне, и никому больше! Я даже не обдумывал свои действия, всё происходило само по себе и было абсолютно естественным. Я просто сел на самый край круглого отверстия в полу, свесив ноги вниз, а потом спрыгнул туда полностью. Это было, как погрузиться в целое море вечного наслаждения. Я буквально утонул в дерьме, которое набиралось тут годами. Невероятной силы зловоние царило здесь, ведь немалая часть говна была уже давно протухшей и скисшей. Наверное, более интеллигентный говноед на моём месте бы брезгливо поморщился, но я не из таких. Для меня это было в самый раз. Я плавал в море женского кала и плакал от счастья, подобного которому я не испытывал никогда в жизни. Я глотал сильно пахнущее дерьмище, смешанное с мочой, и пребывал в состоянии невероятного блаженства. Вся моя прошлая жизнь вдруг показалась мне такой мелкой и глупой, такой безсмысленной... Но теперь я наконец-то нашёл истинный рай! Я плавал в говне, не забывая поедать его, около часа, когда сверху послышались чьи-то шаги. Я замер, пытаясь сообразить, что происходит, и до меня дошло, что в туалет вошла посетительница и собирается облегчиться. Свежее говнецо всегда кстати, я никак не собирался от него отказываться, поэтому тут же встал чётко под отверстием на верху, задрал голову и открыл рот для приёма пищи. Дыра потемнела – это баба присела над ней – и на меня полился тёплый золотой дождик. Я высунул язык, стараясь поймать как можно больше капель, и с наслаждением пил то, что попадало в мой рот. Было очень вкусно, но продолжалось не долго, и вскоре поток мочи иссяк. А так ожидаемых мною какашек не последовало – тёлка закончила ссать и ушла, промокнув пизду салфеткой и сбросив эту салфетку вниз. Я был огорчён, но не так уж сильно – я прекрасно понимал, что здесь я буду получать всё, о чём только может мечтать копрофаг. И очень скоро меня осчастливили порцией свежего дерьма. Сначала вновь пришедшая не могла просраться и только пукала, но потом пошло говно. Оно полетело вниз и угодило в мой широко открытый рот. На вкус это было просто потрясающе, и я со смаком пережёвывал терпкую массу, наслаждаясь удушливым вкусом, и только потом проглотил, отправив новую порцию кала в свой и без того набитый дерьмом живот. Облизываясь, я вдруг почувствовал шевеление под языком. Подставив ладонь к лицу, я выплюнул что-то и попытался рассмотреть это в слабом свете, попадающего сюда из отверстия сверху. На ладони у меня извивалась глиста. «Надо же», подумал я, «вот так сюрприз!». Впрочем, какая разница? Я уже сожрал столько разных экскрементов и столько ещё сожру, что наивно полагать, будто не подхвачу червячков. Наверняка их здесь целая куча, и наверняка я уже заполнен ими, как жопа говном. Так что не имеет значения. К тому же, у меня такой же смысл жизни, как и у глистов, поэтому между нами много общего. Братья, можно сказать. Я был просто в восторге от своей новой жизни. В моём желудке ещё никогда не было такого количества дерьма и мочи, и теперь я чувствовал себя на седьмом небе. Умиротворённый, я сел, прислонившись спиной к стене, так, что на поверхности испражнений находилась только моя голова, и задремал. Разбудил меня поток невероятно вонючего поноса, хлынувший сверху мне на голову. Я вскочил от неожиданности, поскользнувшись и чуть было не утонув в говне, но удержал равновесие и быстро задрал голову, одновременно открыв рот, чтобы поймать дарованную мне манну небесную. Понос хлынул мне в горло, свободно прошёл по пищеводу и с плеском вошёл в желудок, такой вкусный и приятный. Света сверху стало проникать чуть больше – это женщина закончила срать и поднялась с карачек. Послышалось: «Ох, кажется, меня сейчас вырвет...», и я даже увидел её лицо – она наклонилась над отверстием в полу (для меня – в потолке). Насколько я смог разглядеть, ей было чуть больше тридцати, довольно симпатичная. Судя по всему, чувствовала она себя скверно – об этом говорили и страдальческое выражение её лица, и сильное зловоние поноса, которым она меня осчастливила, и её явное намерение проблеваться. Она открыла рот, и через секунду на меня вылился добрый литр рвоты и желудочного сока. Всё это, безусловно, угодило в мой предусмотрительно распахнутый рот. Пока я кайфовал, сверху вылилась ещё одна струя желчи, хоть и не такая сильная, как первая, но не менее едкая. Замечательный десерт после вкусного обеда! Бабёнка уже ушла, а я всё продолжал смаковать её рвоту, так гармонично дополнившую её поносец. В пузе у меня царили мир и покой. Теперь ни о какой Ленке я не скорбел – с ней никогда не было ничего подобного, да и быть не могло. И стоило ли тратить столько времени на неё, когда вот он – Рай!? Теперь я никогда не вернусь к своей прежней жизни. Здесь то, чего я никогда и нигде не найду. Здесь заложен весь смысл моего существа, наивысшее наслаждение. Здесь нет необходимости ходить на работу, платить за еду, терпеть соседей, и тому подобное. Здесь я сам себе хозяин, здесь моё королевство, моё владение, мой Рай!

Это Воффкин авторский текст?

 
кшм
29.08.08 11:01

неприятное отстоище

 

29.08.08 11:12
"Кучер" писал:
фу бля,отвратительно....неосилил, рвотные рефлексы...
 
васякедофф
29.08.08 11:58

а ничо что яма в таких толчках одна для эм и жо?

 
чел
29.08.08 12:21

бля

 
чел
29.08.08 12:23

бля полная хуйня такой анекдот про чапая есть
переделанаы БОЯН

 
SAMoWAR
29.08.08 12:48

ВНИМАНЕЕ ВСЕМ - НАКАНЕЦ ТА НАС ПАСЕТИЛЛ МАДЕРАТАР ЧАТА "АЦЦКАЯ КАРЧМА", ОДМИН САЙТА "ИЗВРАЩЕНЕЦ.РУ", ЗАСЛУЖЕННЫЙ КОПРОФИЛ СССР, ПАЧЁТНЫЙ КАНЕЁБ-ПЯТИБОРЕЦ КУЧЕР!!! (ДОЛГИЕ НЕСМОЛКАЕМЫЕ АППЛАДИСМЕНТЫ БЛЯ...

 
найман
29.08.08 13:08

кучир я тибя люблю!

 
ynikola
29.08.08 13:11

кучна ложид... мадыратор...)))

 
SAMoWAR
29.08.08 13:18
"найман" писал:
кучир я тибя люблю!
можна и мне пацаны свамме???
 
solo
29.08.08 14:12

боян.
"Все хорошо, прекрасная маркиза!"

 
migel
01.09.08 00:53

замечательный римейк прекрасной маркизы. зачем тот ?человек? задвинул пост про говно непонятно.

 
Weltfremd
05.10.08 19:43

Автор рассказа про человека в туалете - я. Если уж рассказ повесили здесь, то могли бы и указать, кто его написал.

 


Последние посты:

Пристрелил дерево!
Сомелье
Биткойн уже 20 000 $
Подруга, попав в мужской коллектив, изменилась до неузнаваемости
Привет из Москвы конца шестидесятых
Купить квартиру или пригласить Лепса: сколько стоят звезды на Новый год
7 шокирующих фактов о мужике-трансгендере, который смог родить ребенка
23 эмоции, которые люди чувствуют, но не могут объяснить
Наташа
Предупредил, значит, защитил


Случайные посты:

Жизньдерьмо.фр
Когда сын нарокман
57 лучших фотографий National Geographic за 2017 год
Прикипело
Шо, опять?
Итоги дня
Девушка дня
Про рейтинги
Домой с гостинцами
Малайские диалоги