Зеркало




06 июля, 2009

Дорога к солнцу

I

Оранжевый песок шуршит под подошвами ботинок, я не знаю, сколько времени мы месим его ногами, двигаясь куда - то вперед. Узкая полоска мерцающего горизонта делит пейзаж на два цвета, синее небо и оранжевый песок, я считаю наш путь привалами. Тот, кто стал нашим лидером, кричит привал, и все мои спутники устало валятся на чертов песок, его чувствуешь везде: песок скрипит на зубах, забивается под ногти, скапливается в уголках глаз, между пальцами ног. Я слышал, что раньше время измеряли специальными приборами, а еще говорят раньше, становилось темно и это называлось ночь, по мне это все очень сложно и похоже на бред, есть только сейчас.

Главный везде таскает за собой карлицу Зою, она ублажает всех кто идет с нами, чертова сука. Постоянно норовит отхватить кусок пожирнее от общей добычи.
Привал продолжается до тех пор, пока все не поспят. Я думаю, что скоро мы дойдем до города и можно будет поспать подольше, а если в городе есть вода… но лучше это будет приятной неожиданностью чем разочарованием, поэтому не буду думать об этом.

- Привал! - Заорал главный, Здоровяк и Горбун развернули огромный тент и начали вкапывать опоры для него в песок.
- Я та-а-ак устала-а-а… - пронудела Зоя своим гнусавым голосом и принялась пристраивать свою толстую жопу в тени тента.

Остальные принялись скидывать с себя оружие и бронники, на стреме остался стоять я и новенький. Будда кинул на песок два темных металлических листа, скоро начнет готовить. Готовит он сносно, хотя в основном это змеи и ящерицы. У Будды странное прозвище, оно ничего не обозначает, я спрашивал у него, говорит что люди родившее его, дали ему это имя. Имя, среди нас редкий носит имя, меня никак не зовут, если кто-то обращается ко мне я это понимаю, Здоровяк - он большой, Горбун - носит горб, Главного раньше никак не звали, он просто пришел и убил нашего прошлого вожака. У Зои есть имя, Зоя - бессмысленный набор звуков, она говорит, что на древних языках это значит очень красивая - глупая сука, я, наверное, как ни будь, выбью ей зубы, чтобы меньше жрала.

Будда прыгал между барханами отлавливая еду, я подумал, что неплохо бы сожрать, кого ни будь из команды, недавно мы напали на путников, там было двенадцать человек, мы убили всех и устроили пир, человеческая плоть очень вкусная, Будда несколько часов колдовал над бутылями с кровью которую нам удалось собрать, получился сносный компот, пьем его до сих пор. Мы ели, сколько могли, потом появились стаи псов, их всегда много, стрелять бесполезно, они давят количеством, поэтому мы ушли, оставив им мясо.

Новичок, сидевший рядом, начал дремать, он навалился на свой рюкзак и пускал слюни, я немного задумался, как лучше его разбудить, потом плюнул на свои раздумья и пнул ногой по его слюнявому рту. Видимо выбил зуб, Новичок схватился за подбородок, капая кровью на песок.

- Нехуй спать… В следующий раз, щеку тебе прострелю… - я удобно расположился на рюкзаке, и погрузился в полудрему. Постепенно провалился в какие - то лабиринты мыслей, мне никогда не было интересно, что было до меня, как раньше выглядел мир, вместо наследия остались слухи о цивилизации полной говна, люди убивали друг друга чтобы окружать себя ценным дерьмом, жили в уютных домах и торговали бумагой, обещаниями и прочим… мне вериться в это с трудом, да и плевать в принципе. Пока я не помню чтобы мир становился лучше, да и много ли я видел: кругом пустыня с палящим небом, солнце не заходит никогда, всех кого я встречал на пути они почти все мертвы. Из моих спутников я больше всех знаю только Зою…

Из моих обрывочных воспоминаний и скомканных мыслей, я вернулся к действительности благодаря запаху жаренной пищи, Будда заполнил оба раскаленных листа ассорти из скорпионов, ящериц, змей и каких-то жуков.

- Фу… Жуки, это же навозники…. - заныла Зоя, я представил, как бью ей прикладом в ее жирные губы, разбивая в мелкие крошки ее зубы.
- Будешь есть после всех, - отрезал Главный, подходя к раскаленным листам. Зоя переменилась в лице и засеменила за ним, поглаживая его по ноге. Он слегка саданул ей коленом в щеку, получилось, как будто он ее не заметил, она послушно метнулась обратно под тент.

Новичок стоял как вкопанный внимательно осматривая окрестности, я отправился есть, схватил себе с листа одну змею и трех скорпионов, после чего сел рядом с Буддой. Тот увлеченно смотрел вдаль.

- Чего там? - спросил я, пережевывая клешни скорпиона.
- Что захочешь… - Будда никогда не отвечал нормально, всегда какие-то загадки.
- Угу… А ты там что видишь?
- Начало твоего пути и конец нашего…
- Чего еще… Меня что, выгнать хотят?
- Нет, просто я так вижу… Посмотри сам, может другое увидишь. - Дальше Буда не стал разговаривать он встал, подошел к Новичку и отправил его есть.
- Пошел нахуй… - пробормотал я еле слышно. Будда мог говорить, что угодно и его нельзя было трогать, поэтому все считали его ебанутым. Скорпионы были так себя, а вот змея оказалась вкусной.

Когда Зоя подошла к листам, там оставались только объедки и жуки, она с жадностью съела все что оставалось. Я достал фляжку с компотом, немного отхлебнул, слабый привкус крови, солоноватый с оттенками сладкого, скрасил бы любую трапезу, сейчас он довершил картину. Я, недолго думая завалился под тент, на стреме остался новичок, Горбун плюхнулся рядом с ним на рюкзак и захрапел во все горло.

Снилась какая-то бредятина, про старые города. Я летал между разрушенных домов в поисках чего-то, залетал в разбитые окна, и подолгу глядел на чьи-то кости. Потом я случайно поднял голову, вверх и увидел огромные парящие замки над городом, синее небо просвечивало их полупрозрачные стены, вокруг замков летали какие-то существа, даже не существа, это больше походило на всполохи белого огня, кружившего вокруг замков. Существа сливались друг с другом, разлетались на мелкие части, вновь сливались в один большой поток, одно было понятно - они живые. Одно из существ оторвавшись от общего потока выполнив несколько кульбитов, со скоростью молнии подлетело ко мне, живое пламя кружило вокруг меня, после нескольких кругов оно повисло напротив моего лица, я не мог пошевелиться, огонь начал выжигать мои глаза, яркий белый свет заполнил мою голову, я чувствовал, что мое сознание полностью перешло во власть этого существа.

Мне стало хорошо, я почувствовал, как пришло полное отрешение от происходящего со мной, существо просматривало мою скромную базу памяти и впечатлений, после чего вступило в диалог с моей забитой в угол сущностью.

- Зверь, хочешь к свету… - Я что-то промычал в ответ. - Не важно… Все уже решено, запомни имя - Кан. Теперь ты отзываешься на Кан.
Существо оставило мое сознание и с силой бросило меня вниз. Я проснулся…

Я огляделся, пустыня никуда не делась, небо находилось там же, песок пересыпался с бархана на бархан порывами ветра. На стреме стоял Здоровяк и Будда, вернее Будда сидел в позе лотоса и «поглощал своим сознанием потоки ветра» - так он называл это, а Здоровяк точил огромных размеров нож, все остальные спали. Я хлебнул из фляжки и решил, что можно поспать еще, но этого у меня не вышло, как только я начинал засыпать в голове начинался сумбурный ряд из визуальных образов, мелькала пустыня, вдоль барханов на огромной скорости носились белые огни, какой-нибудь обязательно попадал в меня и я, вздрагивая, просыпался. Мне это осточертело, и я сменил Здоровяка на посту. Будда ухмыльнулся моему появлению.

- Мешают…. - медленно произнес он.
- Чего?
- Спать мешают…
- Выспался.
- Угу… - он ухмыльнулся снова. Я раздраженно взглянул на него, но он не заметил.

Мы долго молчали, я старался подумать о еде, но меня больше волновало, что я не мог уснуть, я подумал, что очень плохо, если такие сны будут мешать спать и принялся прокручивать в голове фрагменты этого проклятого сна.

- Ты давно себя помнишь? - вдруг спросил Будда.
- Как понять, давно? - переспросил я.
- Ну, вот я помню себе с детства, когда я был ребенком, помню родителей, помню тех кто был мне близок, а ты?
- Нет, я помню пустыню, детства не помню, может, его и не было. Помню, кого убивал, и то не всех. Помню, что был в городах, названий не помню, они все одинаковые, везде разрушенные многоэтажки, помню, однажды ел оранжевый плод, он был сладкий.
- У тебя, когда-нибудь, было имя? - меня передернуло, от этого вопроса.
- Может, и было, но я его не знаю, или не помню. Да и зачем оно мне?
- Имя, это большая ответственность, оно говорит о том, что ты есть в этом мире, ты живешь в нем и несешь ответственность за соблюдение его правил.
- Будда, ты несешь такую хуйню, постоянно. Если бы кто-нибудь, из них умел готовить еду, - я показал рукой на спящих под тентом, - я бы тебе давно бы голову отстрелил. Вот я живу в это мире, без имени и знаю что в нем просто нет никаких правил.
- Хорошо, что я один умею готовить… - Он опять ухмыльнулся, мне пришла в голову мысль отрезать ему язык, я достал нож и стал прикидывать, куда ударить ему прикладом, что бы он сразу вырубился.
- Кан… - Я застыл позади него, замахнувшись автоматом. - Кан! Правильно? Вот твое имя теперь.

Я стоял несколько мгновений, сумбурно пытаясь вспомнить, говорил ли я, что ни будь вслух о своем сне. Не найдя ответа я сел рядом:
- Будда, я во сне разговариваю что ли?
- Нет, Кан, просто прими, теперь это твое имя. Если тебя спрашивают, ты должен его называть, это важно. Теперь, есть Кан и все твои действия, будут связаны с твоим именем. Твоя слабость будет известна, как и твоя сила, трусость или храбрость. Теперь у тебя есть путь, а куда он ведет, ты решаешь сам.
-Я иногда забываю, что ты дурачок, Будда, и начинаю на тебя злиться, ты просто услышал, что я во сне разговариваю и придумал тут… Ладно уж, бормочи что хочешь.

II

Будда не разговаривал больше со мной, когда проснулся Новичок, все были уже на ногах, мы добрались до города. Выбитые окна пятиэтажных домов, окопавшихся в песчаных кучах, время от времени чередовались вывешенным тряпьем, наличие обитателей в городе радовало, значит, есть кого грабить. Мы искали центральное жилище квадрата, обычно это двух или трех этажное здание рядом с входом всегда висит табличка «Школа №», номер может быть любой, в нашем случае это был номер 32. В таком здании располагается группа, контролирующая данный район, жители вывешивающие тряпье в окнах, тащат туда дань. Мы не жители, нам нужно занять школу, тогда мы сможем прийти в центральное здание города, оно называется администрация, там мы отдадим часть дани, если там будут слабые, мы займем администрацию и сможем накопить много добра.

Зоя на ходу собирает патроны в магазины, Новичок подрагивает, Вожак делает серьезный вид. Будда останется с Зоей, он не умеет стрелять.
Школа находиться на открытой местности, в окнах никого нет, у центрального входа два человека. Мы зашли с черного хода и оказались под центральной лестницей, я перекинул автомат за спину и достал дробовик. Здоровяк пошел к центральному ходу, он притаился за дверью и аккуратно перерезал горло бойцу, который зашел в здание, второй боец с булькающем звуком, захлебывался кровью на крыльце, Здоровяк вытер нож о рукав и вернулся к нам. Я направился на второй этаж, распахнув первую попавшуюся дверь я выстрелил в лицо вскочившему на ноги мужчине, после чего дробь врезалась в живот и грудь полуголой женщине, она даже не успела взвизгнуть. Где-то недалеко раздались автоматные очереди и крики, я достал из-за спины автомат и перекинул дробовик за плечо. В коридор выскочили два человека, я стрелял короткими очередями, один сразу получил пулю в голову и сполз по стене, второго я зацепил в прыжке в сторону, пули попали ему в грудь и шею, он тяжело дышал, обрывисто кашляя кровью. Я подошел к нему и воткнул нож в глазницу, он что-то прохрипел и, извиваясь судорогах, перестал дышать. Больше на этаже никого не было.

Когда я поднялся на третий этаж, Горбун насиловал какую-то женщину, сотрясаясь в оргазме, он перерезал ей глотку и довольный отправился вниз. Группа, засевшая здесь, не оказала достойного сопротивления, их главного даже удалось взять живьем. Не теряя времени, мы повесили его на крыльце школы. Местные жители могли наблюдать его болтающуюся тушу, и их реакция не заставила себя ждать, очень скоро крыльцо было завалено всяким барахлом, фруктами, мясом и бутылями с водой.

Трупы мы сложили в прохладный подвал, на всякий случай, чтобы мясо не портилось, тела засыпали солью, разумеется, предварительно выпотрошив.
На третьем этаже располагалась большая комната, здесь видимо заседал их главный, пол был устлан различными шкурами и подушками, в углу валялась стопка журналов с порнографией, Зоя кинулась их листать. Главный схватил ее за волосы.

— Не трогай, мы отнесем их в администрацию, — прошипел он. Зоя схватила один в свои ручонки.
— Оставь мне один, я буду учиться сосать…
— Положи на место! — Он с силой шлепнул ее по лицу.
Зоя разрыдалась:
— Ну, один… Ну, пожалуйста… — всхлипывала она.

Главный пинками отвадил ее от журналов, нашел какую-то коробку и сложил туда ценный груз. Будда перетаскивал все, что принесли местные в покои Главного, там же разложили место для очага, сегодня будет пир — это радует.

Я сидел на горячем мраморном крыльце центрального входа, Здоровяк сидел рядом и точил нож. Скрежетание метала по камню, постепенно начинало раздражать. Мне неожиданно пришла в голову мысль, что неплохо бы задержаться здесь подольше, скитания это утомительно, но с другой стороны, завтра могут прийти такие — же как мы… Постепенно поток мыслей сформировался в вопрос и задачу, как сделать так чтобы засесть здесь крепко.

— Че катаешь? — Пробасил здоровяк.
— Да так… разное.
— Ну, ну, — буркнул он, продолжая точить нож.
— Я думаю, может здесь покрепче засесть? — медленно произнес я. Здоровяк перестал точить нож и удивленно взглянул на меня.
— Нахуя… Да и как?
— Вот и думаю как.
— Ну, а смысл?
— Да так, может, заебало ходить туда-сюда? — Здоровяк пожал плечами и продолжил точить нож.

Наверное, он прав: ходить вместе удобней, чем тут смерть караулить. Я вспомнил сон, и поднял голову вверх, в надежде увидеть те призрачные замки, в небе висел только раскаленный огненный шар. Здоровяка сменил Будда, он сел на гранит и уставился вдаль.

— Будда, а что значит Кан? — спросил я. Будда не обратил на меня никакого внимания.

Я решил повторять за ним, пока не выведу его из себя и сев как он, тоже уставился вдаль. Очень скоро пустыня начала завораживать меня, сознание словно растворилось в пейзаже, я почувствовал, как стал одним целым с пустыней, каждая песчинка стала частичкой моего сознания, дуновения ветра стали движениями пальцев моих рук, каждый звук, доносившийся из чрева пустоши, стал понятным. Я словно чувствовал все, что происходило вокруг меня.

Постепенно звуки пустыни приобрели отчетливую форму слова:
— Кааааанннн…… Кааааннннн….. — шептала пустыня. Это завораживало еще больше. Мне начал нравиться звук моего имени.
Неожиданно я почувствовал, как из глубины пустыни появился слабый след, чье-то намерение, намерение перегрызть нам горло.. Этот кто-то ничем не отличался от меня и моих спутников. Новые ощущения вызывали тревогу, я повернулся к Будде:
— Будда, чего это?
— Это конец нашего пути и начало твоего. Ты не сможешь объяснить Главному, что надо уходить, у него другие планы. Единственное что ты можешь это уйти сам.
— Может, отобьемся.

Будда цокнул языком, и помотал головой:
— Ты мало видишь, все лягут. И это, кстати, будет очень скоро…. — Будда повернулся ко мне, и посмотрел куда-то вверх. — Вон, кстати, твой друг.
Я поднял голову и увидел белое огненное существо, оно висело в воздухе и неожиданно кинулось на меня, я потерял сознание…

III

Я открыл глаза и огляделся вокруг. Я лежал на крыше школы, горячий ветер, обжигал лицо, его прикосновения шершавые и сухие были крайне не приятными, почему-то оружия при себе я не обнаружил, только походный нож, в кармане лежал моток веревки, даже фляжки не было. Я подошел к краю и посмотрел на козырек центрального входа, там, разумеется, болтался наш главный подвешенный на веревке. Рядом с входом стоял автомобиль, это был очень нехороший признак, автомобилем могла располагать только очень сильная банда, для того чтобы содержать автомобиль нужно постоянно доставать топливо, видимо представители администрации. Одно мне было непонятно почему они приперлись сами, охранники выглядели одинаково: камуфляжные куртки, широкие штаны, лица замотанные какой-то тканью, сверху капюшон. Они жестами показывали что-то друг другу.

Обойдя крышу, я понял, что здание оцеплено по периметру, из здания рыдая, выскочила Зоя, она рыдала и умоляла о чем-то, наверное, просила оставить в живых, какая она все-таки тупая. Мне стало интересно, как так получилось, что она до сих пор жива. В любом случае это протянулось не долго, охранники начали стрелять ей под ноги, когда Зоя устала, ей прострелили колени, потом, когда Зоя плашмя легла на песок, ей всадили автоматную очередь в промежность. Ирония судьбы, не иначе…

Мне ничего не оставалось, как сидеть на крыше и «поглощать сознанием потоки ветра», мне почему-то стало грустно, когда я вспомнил про Будду, я даже не сомневался, останусь ли я в живых или нет. Я не видел ценности в своей жизни, просто кусок биомассы, который борется за выживание, и то не очень-то охотно. Кроме того я не сомневался в словах Будды, я просто верил ему, и очень злился если он говорил что-то непонятное или противоречащее моим ожиданиям. Теперь, когда он наверняка мертв, я подумал, что он мог бы сказать много, но сказать это было некому.
Я смотрел, как горизонт подрагивал потоками горячего воздуха, безысходность открывала совершенно новый угол зрения на окружающий мир, барханы песка казались невероятным произведением немыслимого искусства, частью великой картины мира, поражавшей разум своей методичностью и скупостью в красках. Утомившись от созерцания барханов мой взгляд, перекочевал на не менее однообразное небо, глубокий синий цвет подкупал своей ровностью и глубиной.

IV

В какой-то момент я испытал легкий ужас и даже подумал, что схожу с ума, на полотне синего неба появились ровные белые полосы, за всю свою жизнь я никогда не видел ничего подобного. Полосы образовали ровный квадрат, между углами образовались две пересекающиеся диагонали, образованные треугольники начали отгибаться куда-то вдаль от центра, в образовавшейся щели зияла чернота, испещренная мелкими белыми точками. Когда треугольники исчезли полностью, на синем небе зиял черный квадрат в мелкую белую точку.

Поднялся страшный ветер, песок заполнил пространство вокруг, я не мог разглядеть даже своей руки, вокруг происходило что-то страшное, мимо проносились огромные многоэтажные здания, я перестал понимать что происходит, в какой-то момент я поймал себя на мысли что не могу вспомнить как я здесь очутился, мимо пролетел труп какой-то карлицы с разорванными гениталиями. Я обратил внимание что сила, прижимавшая до этого меня к земле становилась слабее, чем слабее земля притягивала меня к себе, тем меньше информации я мог выудить из своей головы, дальше я с огромным трудом смог подумать о том, что я это я, потом осталась одна буква я, затем я просто регистрировал визуальный ряд.

Песка больше не осталось, ветер вырывал из почвы комья глины и куски плотной породы, в воздух стала вытягиваться залегавшая глубоко вода, грязная жижа образовывала шарики и нитками бисера тянулась вверх, я смотрел как завороженный совершенно не обращая внимания на то, что мое убогое тело, давно разорвалось в лохмотья и исчезло в месиве из деталей конструктора реальности. Я чувствовал как мое существо, невероятным образом преображается принимая правила нового мира зарождающегося на обломках человеческой цивилизации.

Я вспомнил все что было, сначала был мировой экономический кризис, который разделил людей на тех, кто сумел принять правила кризиса и использовать его для понимания более важных вещей, чем финансовое благополучие и тех, кто обозлился и начал примерять звериное лицо. Потом стали происходить катастрофы планетарного масштаба, ось земли изменила положение, теперь ось вращения всегда была направлена к солнцу, серия коронарных взрывов на солнце вызвали невероятную электромагнитную бурю, большая часть людей потеряли память. 2013 год стал страшным судом, для всех. Наконец, сейчас происходило то, что называлось у индейцев Майа переход в эру белого Ягуара. Преображение человечества в энергетические существа, живущие в четырехмерном мире.

Я огляделся вокруг, и с огромной скоростью устремился вперед. Небо изрыгало молнии, земля огромными массами вращалась в воздухе, взвеси грязи устремлялись в верх, но все это больше никак не воздействовало на меня. Постепенно я переходил на новые уровни реальности, в воздухе посреди какофонии материи проявлялись замки, сплетенные из астральной материи, время и пространство изгибалось вокруг них, а вокруг этих замков, пульсируя, вращались потоки существ таких же, как я...

Надо не забыть, что меня теперь зовут Кан.

Venom Acidoff

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Мутный Змей
06.07.09 16:20

!1

 
NVS, region 66
06.07.09 16:51

ипануццо...

 
druid
06.07.09 16:54

пирикольно... Вот что нас ждет

 
док
06.07.09 18:06

зачот

 
док
06.07.09 18:06

зачот

 
Йожег
07.07.09 00:01

Аффтар! Скажы наркотегам - НЕД!

 
sdkfj
07.07.09 06:15

не кури больше эту херню. отходняк получилсо корявый. а в начале красиво.

 
bobik
07.07.09 10:14

да конец скомканый

 
Фвыыы
07.07.09 12:39

Начало норм, типа Фаллаут оптечественный, а конец гавно.

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Глава родительского комитета
Фен Шуй
Как меня ребенком в милицию забирали
Экскаваторщиков лучше не трогать
Как из умницы превратиться в тварь: пособие для девушек
Расширяем словарный запас
4 вида спорта, от которых потом член не стоит
Правильные наряды к Новому году


Случайные посты:

Торт на свадьбу
Цифры перепутал
Алиса поговорила с Алисой
Синтол головного мозга
Как я переписал историю
Способ сохранить семью
Радуга + молния
Всё равно ремонт нужен был
Диагноз: вредность. Фельдшер — о самых капризных пациентах
Как стать маньяком - слишком красивые анатомические модели женщин