Зеркало




22 марта, 2010

Заготовка

Он выглянул в окно и увидел её. Рука автоматически скользнула в ящик стола и на ощупь достала маску Удовлетворения. Лёгкая улыбка, румянец, слегка вскинутые брови. Таким можно было увидеть его, если посмотреть с улицы в окно офиса. Очень приятная маска, она дарила тёплые ощущения. Жаль, что нельзя носить её дольше. Он смотрел на площадь, по которой хаотично-броуновски передвигались люди. И лишь девушка в жёлтом просторном свитере и потёртых джинсах стопкадром стояла перед мольбертом. Что она рисовала – не понятно. Обзор из окна не помещал в себе всю площадь. Вот уже неделю она приходила сюда и рисовала. А он вот уже неделю примерял на себя маску Удовлетворения.
В дверь постучали. Он судорожно сорвал с себя улыбку и румянец и схватил дежурную, с опущенными уголками губ, и слегка нахмуренную маску Озабоченности.
- Да! Войдите! – даже тембр голоса изменился. Стал более низким и серьёзным.
В кабинет вошёл начальник отдела маркетинга. Никотиново-бледный, с кислым выражением лица, с тревогой в глазах.
- Что, попал под раздачу слоников? На ковре был?
- Нет. Всё нормально, - ответил маркетолог. – Это у меня уже третий день. Лень переодеваться. Как напялил маску на совещании, так и не снимал. Я к тебе по делу. Мне сегодня в театр идти. Нет у тебя чего-нибудь подходящего? Даже не знаю, что надеть. Свои маски все пересмотрел, ну не то. Нужно что-нибудь вдохновенное, лирическое, возвышенное.
- Ты знаешь, всё дома лежит. Тут только дежурные маски. Для работы. Сходи в бухгалтерию, может там есть у кого.
Он не любил раздавать маски. Это даже хуже, чем дать поносить свои носки. Или трусы. Маски – это слишком интимно для того, чтобы давать на прокат.
- Ну и ладно. Есть у меня вариант для кабака. Может, подойдет.

Маркетолог вышел, и он снова выглянул в окно. Девушка рисовала. Она была похожа на кляксу. Желтое пятно на серо-чёрно-коричневом фоне.
«А что, вот пойду, и познакомлюсь. Прямо сейчас. Почему нет? Куплю в буфете шоколадку и.… Только нужно принарядиться» - он достал всё своё богатство, высыпал на стол и стал примерять. Радость – слишком пошло для знакомство. Томная нега – не то настроение. Уверенность – хорошо, но рискованно, она может не так отреагировать.

Он стоял перед зеркалом и мерил. Не то. Не то. И это не то. Наконец, в отчаянии, надел маску Безразличия, такую нейтральную, отличающуюся от маски Безделья только еле уловимыми нюансами.
Спустился в буфет, купил коробку конфет. Продавщица в Скучающей маске подморгула ему, словно понимая, в чём дело.
Он вышел из здания и решительно направился к художнице.
- Это вам, - протянул ей конфеты, попытался улыбнуться, но маска не позволила. – Какая прелестная картина! А почему люди без лиц?
- Лица я потом дорисую. Это легче делать дома. Здесь мне важен сам пейзаж, архитектура, деревья. Лица второстепенны.
- Странно, для меня лицо – это самое важное. Лицо говорит о многом. Мимика – второй язык. А как вы раскрашиваете лица? Что вы рисуете на них – умиротворение, заботу или, может, страх? Да вы берите конфеты. Я вами каждый день любуюсь из окна. Вон, видите, на пятом этаже, третье слева.
- Я знаю, я видела. Спасибо за конфеты. Хотите кофе? У меня в термосе.
- Нет, спасибо, - сказал он. – А вы можете нарисовать меня?
- Я могу нарисовать что угодно.
- А можно сейчас?
- Зачем вам?
- Я себя никогда не видел. Вашими глазами.
Она улыбнулась, слегка склонив голову, рассмотрела его.
- Ну, что ж… Можно попробовать. Садитесь на скамейку. Садитесь, не бойтесь.
Он сел, в растерянности, пожалев уже о своей просьбе, но ещё нелепее он бы выглядел, начав отказываться.
- А куда вы денете картину? – кивнул он в сторону мольберта.
- Пусть сохнет. Нам не понадобится мольберт.
Она подошла к нему, погладила по щекам, провела пальцами по лбу, по бровям, по губам и внезапно сорвала маску. Тут же присела перед ним на корточки и стала шептать ему что-то успокаивающее, пока он дрожал от возмущения и страха. Без маски было так непривычно и неуютно.
- Сейчас, я всё сейчас исправлю, - говорила она, разводя краски в палитре и рассматривая глазом профессионала пустой овал лица. Без глаз, без носа, безо рта. Девственная нетронутая заготовка.
Прикосновение кисти к лицу слегка щекотало. Краски прохладными мазками будили в голове незнакомые мысли. Новые, необычные, лёгкие, и в то же время тревожащие откровения.
- Где вы берёте эту гадость? – девушка указала на лежащую на земле маску.
- Как где? Они всегда были. Сначала родители давали, потом учителя., теперь вот на работе выдали.
- Какая мерзость. Потерпите немного. Осталась пара штрихов.
Он чувствовал, что с каждым движением кисти с ним происходят странные метаморфозы. Словно из серо-зелёной уродливой куколки появляется мотылёк с бирюзово-ультрамариновыми крыльями.
- Всё! – она сделала шаг назад, чтобы рассмотреть своё творение. – Довольно сносно. Думаю, можно будет кое-где подправить, но это со временем. А что, мне нравится.
Она подошла и поцеловала его.
- Как меня зовут? – спросил он.
- Не важно. Я дам тебе имя. Потом.
Она быстро собрала мольберт, краски и бумагу. Взяла его под руку и они пошли, стараясь не обращать внимания на серо-чёрно-коричневые одежды людей в масках.

Начальник отдела маркетинга удивлённо наблюдал из окна, как его коллега уходит, забыв о работе. А ведь за прогул можно получить по полной программе, и никакая маска не спасёт от головомойки.

©goos

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Свиблово
22.03.10 13:05

Так себе.

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Чуть до греха не довёл
На заметку парням
Мошенников все больше
Когда самодельная реклама лучше той, что по телеку
Сколько зарабатывает московский водитель Яндекс такси
Нативная реклама
Воля старших, наследство и любовь
Девушки, которым скучно на работе


Случайные посты:

Фродо пытается нам сказать, что в той пещере побывал весь Мордор
Сегодня правильная пятница!
Как правильно вести себя на собеседовании
Единственный пост про первое апреля на сайте
Нью-Йорк 80-х годов
На работу в понедельник
Самое страшное, что может ждать человека на склоне лет
Отличный вид сзади
Подушка не раскрылась
В Барнауле очень эпично йобнул водопровод