Зеркало




30 июля, 2010

Отсель грозить мы будем шведу...

1.
Потолки оказались низкими, пол нечистым, атмосфера — удушливой. Подслеповатые окна туго пропускали свет: шведское стекло здесь, на краю земли, не приветствовалось. Жили в темноте, тесноте и обиде, как издревле повелось среди скифов. Все так жили, всегда. Даже царь.
-- Кте ше тсар Петер? – не выдержал голдштинский князёк, — Путит ли нам аудиенсий?
Соскучившийся в напудренном парике, из под которого струились вешние воды, взопревший в чадном полумраке, он потерял страх, и явно попутал. Три часа душного ожидания сделали своё чёрное дело.
-- Ково? Ась? – светлейший с живым интересом развернулся к своенравному бошу, — тебе, мил человек, чё неймётся?
-- Сдесь есть жар, сильно…
Ну, ещё бы не жар. Кроме деликатной голландки, четверть помещения занимала русская печь, с треском плюющая в сторону заморских гостей то буйным огнём, а то и рдеющим углем. Всё было как-то диковато: и печь эта, и полумрак, и первый министр.
-- Жааааррр… — насмешливо протянул Меньшиков, — ишь ты….

И вдруг стал серьёзен.
-- Кому тут ещё жар не нравится? Кто в претензии?
Француз молча подвинулся к португальцу, фламандец сделал лицо кирпичом, а турок тонко улыбнулся – какая, мол, нам восточным людям, жара, так, игрушки. Улыбка, впрочем, получилась исключительно жалкой. Гоноровый тевтонский пан мигом остался в одиночестве, и поняв это, порядочно скис.
-- Так вот, штрудель ты мой дрезденской, слушай внимательно. Царь Пётр любит три вещи: штоб тесно, штоб тепло, и штоб с бабой. Ферштейн?
-- Йа, йа, — мелко закивал герцог, — моя не зналь…
-- Зер гут, — кивнул Данилыч, — Осознал, вижу. Хорошо, люблю. Шаришь. И потому скажу. Тебе одному, дай-ка ухо…
Тот с готовностью откинул набрякшие влагою букли.
-- … а вот пидаров царь не любит, понял, петух гамбургский? И гомозливых не любит. Он таких, знаешь, без мыла… Короче, веди себя ровно, доходяга. Жар, блять! Не видел ты жару… Короче так. Коли заеблись впотьмах киснуть, так попросите меня по-хорошему, взбодри братков, а то оне как не родные. Я пока в сенцах покурю, надумаете чего как, так ты выйди ко мне, вместе пыхнем. Йаволь, замётано, Фридрех?
-- Так, так, мой поняль!
-- А и славно, что понял, люблю я понятливых… Прошу прощения, господа, я вас покину ненадолго, кваску хлебну, а то сами понимаете…кажный день ассамблеи…
Последние слова второй человек после произнёс очень по-доброму, конфузливо, что ли. И даже вышел неприметно, бочком.
-- Что он сказал? – рассосавшиеся было по углам депутаты обступили промокшего князя, — Увидим мы Петера?
-- Деньги на бочку, господа, — устало ответствовал тот, отжимая парик, — Надо дать в лапу.
--Это возмутительно! – пискнул скряга француз, — Сколько можно!
-- Сколько нужно, — мрачно усмехнулся бельгиец, потроша барсетку, — Наша раша…
-- Блять! – коротко подытожил турок, стягивая с пальца массивный рубиновый перстень.

2.
-- Эй, цвей, дрей! – самой правой рукой во всём государстве, светлевший постучал в боковину грубого шкафа, — Минхерц! Довольно спатеньки, нас ждут великие дела!
В недрах мебелей обнаружилась неизвестного свойства возня, и глухое рычанье.
-- Государь, вылазьте, тут послов иностранных держав, как грязи.
Рычанье приобрело осмысленный, но явно негативный оттенок.
-- Забодал харю плющить, Алексеич! Прояви политес к просителям!
Последние дерзкие словеса возымели, дверь с треском слетела с петель, вор Алексашка привычно увернулся. Охуевшим послам предстал русский царь. Во всём блеске.

Нет, не могло быть в этой дремучей стране иного властителя. Не проканал бы слабак, свихнулся нормальный. Только такой вот, нескладный, попухший с похмелья, но деятельный урод. Именно он сумел крутнуть штурвал севшей на мель русской баржи. И спустить её, себе на радость, остальным в устрашение. Страшна груженная огневым припасом гигантская баржа, ох страшна…И нахуй не нужна ни в одном европейском порту, и в восточном не нужна, и в далёкой Америке. Про то и тереть народ прибыл, с надеждой оторвать от штурвала цепкие гулящие ручки, затуманить подорванный зельем взор, подкосить неуёмные, быстрые ноги…
Ноги и впрямь носили двухметровое чучело со страшной силой. Вот он пожал руку идальго, боднул француза, расцеловался с облуневшим степенным бельгийцем. И всё разом. Алексашке дал пня, проходящую девку сенную — за жопу, турка нахуй послал ни за что, просто так – иди нахуй, мол, турок. Тот обиделся было, а он уже ржёт, обнимает, тащит к столу, щи с огня хавать. На столе бутылей разномастных уже образовалось, нехитрая снедь заманчиво шкворчит, а чуть поодаль, в красном углу, под образами – государыня Катерина снаряжает чилим, благо вернулся из страны Голландии торговый флот, объебав таможни всех стран и народов…
-- И как, Данилыч, разрулили с говном? Сработала наша схема?
-- Да как, государь, ей не сработать, — щурится уже курнувший вершков сподвижник, вертя на пальце новую гайку, — как пеньку задекларировали. Конопляное изделие №2, гыыыы!!1
-- Гыыыыыыыы! – заливается царь, — А что ж тогда изделие №1? Гыыыы!
-- Как что? А…в самом деле…что? – нахлобученный премьер теряется в непонятках, но вдруг светлеет челом:
-- Пенька!
-- Пенька?!
-- Ну! Пенька, минхерц, тупо пенька!ususususu!
-- Ususususususuuss!!!
Они прекрасно понимают друг друга, и в пылу дружеских чувств переходят на гогот голландского свойства.
Короткий осенний день быстро катится к закату. Толковище, сдобренное синькой и наркотой, бессмысленно по определению. Ужратые европейские послы потихоньку рубятся. Турок меланхолично уезжает в рай с мундштуком во рту.
Лишь привычные ко всему россияне деятельны и сметливы. Царь точит на токарном станке очередную бейсбольную биту и раздаёт приказы:
-- Катя, ты пропасёшь тут эту плесень. Кому надо – нальёшь, кого следует – сиськой придавишь. С чурбана глаз не своди….Алексашка, преображенцев с семёновцами сюда, мухой. Форма одежды как всегда – без париков, спортивный комзол, берцы. Пора купцов в порту обуть. На западенцев жути нагонишь, чурбанов прессанёшь по полной программе, типо наци наехали…ну ты в теме…
-- Без вопросов, Пётр Алексеич, не впервой… — Меньшикова попустило, и он откровенно скучает.
-- Держи, наградная.
Пётр протягивает министру свежеизготовленное орудие пролетариата, но вдруг глаза загораются:
-- А не тряхнуть ли мне стариной, а, Алексашка?!
-- А то! – поддерживает тот, понимая, что вечер перестаёт быть томным, — За вас, минхерц, порвём на британский флаг любого!
-- Давай, верный друг, на посошок. Кать, плесни-ка нам с Данилычем по сту.
Выпивают, стягивают парики, уходят.
Волчьим шагом.
В ночь.
3.
Утром похмелённые послы шароёбятся по брегам неприятной, гадкой Невы. Никто нихуя не помнит. В головах вакуум.
-- А где царь Петер? – выдавливает португалец.
-- Императрица сказала – В ПЕСДЕ, — суетится француз.
-- Непонятно, — тоскливо отмечает бельгиец.
Мимо, бодрой колонной, с песнями и посвистом проходит колонна преображенцев с битами на плечах. Лица усталые после бессонной ночи, но довольные. Колонна движется в казармы из порта.
-- Зольдатушке-брави-ребятушьке! – заискивает брауншвейгский граф, наученный горьким опытом, — Где песню пель, ночу ночеваль?
-- А в порту, немец, с царём батюшкой, — ласково отзываются польщённые гренадёры, — Ходили шведу грозить. Нонче, бог даст, снова пойдём.
-- Опять грозить шведу? – не понимают заморские гости.
-- Не, батя сказал – окно прорубать будем.
-- Это действительно загадочная страна, — удивляются друг дружке в лицо растерянные европейцы, — Зачем? И что из этого выйдет?!
-- Пиздец! — отрезает турок.
Восточный человек наиболее дальновиден.

Автор: Шизоff

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Зеленый змий
30.07.10 13:27

Так где новости про админов??? С праздником товарисчи. Поменьше тупых юзверей вам и побольше зарплату!!!

size 65Kb
 
Praizz
30.07.10 13:47

Первый?

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
4 причины, почему мужчины уходят от тебя
Реальные новостные заголовки из реальных СМИ. Топ 2017.
Следите за детьми!
На форумах молодых мам
Только после свадьбы
Горько!
Козел! Опять пришел!
Мгновенная карма. Лучшее за год


Случайные посты:

Примеры народной смекалки и изобретательности
Подарок
Чемпионат мира по употреблению нюхательного табака
Девушка года Плейбоя
Это детка не Россия
Девушка из Швеции: По-русски суп должен быть обжигающим
Не все знают, за счет чего утки держатся на воде
Спасибо! Буду летать ещё!
Новые правила для сотрудников ГИБДД, которые возмутят многих водителей
Нехуй расслабляться