Зеркало




19 января, 2011

Du hast

Третье транспортное кольцо стояло в обе стороны. Снежная хмарь мешалась с выхлопами тысяч автомобилей.
Егор закрыл окна, включил кондишн. В списке ароматов выбрал фиалковый. Химия, конечно, но всяко лучше, чем дышать тем говнищем, что снаружи.
Встал Егор, похоже, надолго.
Сейчас его все бесило. И погода. И то, что он всюду опоздал. И попса по радио. И застрявший прямо перед ним красный «форд» с номером 666.
Егор покосился на иконку над баранкой.
Музыку сменили новости, читал которые бодрый женский голос:
- И к последним новостям. Ученые из американского университета в Санта-Фе подтвердили информацию о том, что последняя модель гигафонов вызывает опухоли мозга. В лабораторно-клинических условиях было доказано, что опухоль развивается исключительно у пользователей гигафона, как результат воздействия излучения. Вместе с тем исследователи подчеркнули, что пользователям лицензионной продукции опасность не угрожает. В группу риска входят те, кто приобретает пиратские, как правило, произведенные в КНР, гигафоны.
- Да иди ты на хуй, — сказал Егор и выключил радио.

Он угрюмо посмотрел на смрадное 666, чадящее едким дымом, и достал из кармана куртки гигафон.
Конечно, аппарат у него был тот самый, пиратский. Был он ничем не хуже «родного». Выглядел так же импозантно, имел все, те же самые навороты – и 3D, и голокамеру, и квадрозвук. Только была и разница: «родной» гигафон стоил 50 тысяч, а китайским Егор разжился на Савеловском рынке всего за 15 тысяч. Есть ведь разница?
«Да тут ежу понятно, — размышлял Егор, — что клевещут пиндосы. Их фирменное говно никто не покупает. Вот они рынок подделок и отсекают. Научное исследование вот заказали…»
«Паркетник» Егора хоть и назывался «фольксвагеном», но был собран в Китае. И что? Мало, чем хуже оригинала. Все функции – рабочие. Даже автопилот для пробок есть.
Его-то Егор и включил.
Самое время поразвлечься с гигафоном.
Егор уже ездил в пробках на автопилоте. И без приключений.
Он надел специальные очки и активировал в гигафоне режим виртуальности. Тут же приятно провалился в черный, ласковый электронный космос. Рядом, только руку протяни, летали разноцветные, веселенькие такие, функциональные голограммы.
Одна из них, изображавшая джойстик, так и напрашивалась: дотронься до меня, поиграй со мной! Но игры Егор в глубине души презирал, полагая совершенно бесполезным занятием. В Сети было куда больше интересного.
Егор потянулся к красной загогулине – символу интернет-браузера.
Тут же появилась большая, прозрачная клавиатура.
«www.3danalitics.com», — набрал Егор.
3D-аналитики были одним из самых модных и способствующих релаксу развлечений в Сети. Любой пользователь мог общаться с виртуальной копией известного телеаналитика, узнавая новости в живом общении и имея возможность поспорить с «говорящей головой».
Но по-настоящему захватывающим занятием 3D-аналитику делало вовсе не все перечисленное, а возможность послать телеаналитика на хуй.
Егор, правда, слышал, что все реплики и аргументы передаются куда надо, но не очень-то этому верил. Допустим даже, что терабайты болтовни кто-то и прослушивает. Но это же сколько людей надо задействовать!
После того, как адрес оказался введен, декорации сменились. Теперь Егор стоял в уютной гостиной. В креслах сидели Познер, Леонтьев, Сванидзе, Соловьев, за ними еще какие-то молодые.
Круче всего было спорить с Жириновским. С ним и поорать можно было. Но недавно Жириновский стал платным.
Егор выбрал Леонтьева, дотронувшись до его голограммы, и очутился в мягко освещенной студии.
Леонтьев вкрадчиво и цепко смотрел на Егора, склонив голову чуть набок.
- Однако здравствуйте! Сегодня мы поговорим о китайской экспансии. Не военной, нет! Китайцы – мудрый и древний народ. Им не нужна война, не нужно кровопролитие. Для того, чтобы отвоевать Поднебесной новые пространства, будут использованы и уже используются иные, вроде бы мирные средства.
- И вы туда же! – вздохнул Егор.
- Куда это «туда же»? – прищурился голографический Леонтьев.
- Дался вам этот Китай. Вот у меня и автомобиль китайский, и гигафон…
- Вы с гигафона зашли?
- Ну, да…
- А вы знаете, что ученые из американского университета в Санта-Фе подтвердили информацию о том, что последняя модель…
- Хорош пиздеть, — перебил его Егор. – Знаю уже, слышал.
- Однако! Вы не боитесь опухоли мозга?
- А с чего это я должен ее бояться?
- А давайте предположим, что гигафоны – изощренные орудия массового поражения? В XX веке кассетные бомбы маскировали под детские игрушки. Вы знаете об этом? А бомба, замаскированная под гигафон, взорвет ваш мозг. А вы освободите место для какого-нибудь китайца.
- Хуйня какая-то! – засмеялся Егор, отчетливо понимая, что на самом деле ему вовсе не весело.
Он дотронулся до голографического крестика, парившего над правым плечом, и снова оказался перед клавиатурой.
На этот раз, чтобы поднять настроение, Егор решился совершить вылазку на порноресурсы.
И тут же оказался в развеселом квартале красных фонарей. Тут и там сияли неоновые вывески «Join now!» и тому подобное. Но путь Егора лежал в самые угрюмые закоулки этого квартала, где можно было найти бесплатную порнуху.
«Здесь бесплатно!» — извещала одна из вывесок. Это «бесплатно» Егор знал. Как правило, предварительно надо было просмотреть рекламу.
Но сначала надо было выбрать иллюзию. Егор листал каталог. Открыл на разделе «Новинки».
«Эксклюзивное предложение! – бросились в глаза яркие буквы. – Две сестрички – сладкие блондиночки и мачо».
Вот это и выберем.
Примерно с полминуты доктор в слепящем белоснежном халате уговаривал Егора увеличить пенис и совал визитку. Егор принял ее, и номер автоматически сохранился в телефонной книге.
«Не забыть потом стереть на хуй», — подумал Егор и, наконец, нырнул в видение.
Блондинки действительно оказались хороши. Они томно смотрели на Егора, на его огромные руки и волосатую грудь, а потом принялись с двух сторон тереться сиськами.
«Ого!» — только и успел подумать Егор, а потом схватил ближайшую блондинку за талию и швырнул на постель. Когда он входил в податливое и влажное влагалище «сестрички», сзади в него что-то врезалось, и Егор охнул от неожиданной боли.
«Это что? – в долю мгновения промелькнуло в его сознании. – В ахтунг, что ли, заманили?»
Раздавалось надрывное верещание автопилота, Егора вышвырнуло из виртуальности.
Он сорвал очки, бросил их на приборную панель и обернулся.
Так и есть. В зад «паркетнику» въехала допотопная «лада-малина».
Золотозубо ухмыляясь, разводил руками откровенно нерусский водитель.
- Ну ты чо творишь?! – заорал на него Егор, выйдя из машины.
- Ты, я думал, ты поехал! Ну, и я тоже…
- Думать, блядь, меньше надо! – рявкнул Егор.
Этого еще не хватало. Все вокруг было очень хуево. Теперь вот и автопилот подвел.
К тому же разболелась голова. Должно быть, как результат прерванного сеанса виртуальности.
***
Голова у Егора стала болеть часто. Болела она не как, например, с утра, после пьянки. Не ныла. И не разламывалась. Боль была похожа на то, как если бы внутрь Егорова черепа забрался карлик с крохотным, но стреляющим автоматиком и пускал паскудненькие очереди. Притом, вместо пуль у карлика были иголочки.
Таблетки то помогали, то хуй его знает, то вообще – никак.
Потом вместе с болью стала приходить тошнота.
На восьмимартовском корпоративе пришлось выбегать из-за стола, зажав рот ладонью. И ладно бы, под занавес. Так ведь в самом начале, как раз когда генеральный директор тост произносил.
В фирме Егор был фигурой заметной, заведовал отделом мерчандайзинга. Из-за этого неприятного происшествия разгорелся слабенький, но очень неприятный скандальчик.
Друзья: Артур из логистики и Димка-пиарщик – конструировали разные версии случившегося. Пиарщик был уверен, что в оливье (а только его и успел отведать Егор) что-то подмешали. Артур мыслил более здраво.
- Ты справку у врача возьми, — посоветовал он. – Что какая-нибудь хуйня с тобой. Какое-нибудь название мудреное пусть напишут. И остынет генеральный…
«А ведь точно!» — понял Егор.
Артурик был голова. Не случайно его отдел имел самые лучшие показатели.
- Только предупреди, кого надо, — добавил Дима-пиарщик. – К доктору, мол, идешь. И еще полдня у тебя освободится.
И это тоже был исключительно правильный совет.
Они сидели в полутемном ресторанчике у метро «Баррикадная».
- Хорошо, когда есть друзья! – прочувствованно произнес Егор.
Карлик с игольчатым автоматом открыл огонь внезапно, без всякого предупреждения. Боль прорезала полушария кровавым пунктиром. В горло ударил едкий комок.
- Мвуаааааааа! – давился Егор, выплескивая на стол желчь, желудочный сок и немного пережеванной паэльи.
- Ну, ты вообще пиздец… — сказал Артур, вытирая салфеткой забрызганный пиджак.
***
Мысль о походе к врачу все больше нравилась Егору.
Идеально высвобождался конец рабочего дня. К тому же, в это время Егор оказывался неподконтролен Ольге (жене). А, значит, мог навестить Наташку (любовницу). При мысли о ёбкой маленькой Наташкиной пизде Егор всякий раз ощущал эрекцию.
В долгий ящик Егор решил это дело не откладывать, и записался к врачу на ближайшую среду.
По пути набрал в гигафоне абонента «Техотдел» (Наташку он обозвал так, чтобы жена не догадалась). Нырнул в виртуальность. Но голографической Наташки не увидел, так и остался одиноко плавать в кретинских облачках заставки.
- Алё! – произнес уставший Наташкин голос.
- Это котик.
- Я поняла, что не наркотик…
- Наташа, что ты несешь?
- Пошутила неудачно, котик. Что ты хотел?
- Давай повидаемся…
- Да неужели?
Какое у нее, интересно, лицо сейчас? Почему ее не видно?
- Тебя нет в виртуальности…
- Я гигафон выкинула.
Болезненный укол. Китайский гигафон ей дарил Егор.
- Как выкинула?
- От них рак мозга, — И тут же, практически без перехода, Наташка спросила: — Когда ты хочешь повидаться?
- Сегодня, рыбонька! Сегодня!
- Сегодня рыбонька не может увидеть котика.
- Но…
- Котик так редко вспоминает о рыбоньке. А рыбоньке скучно в четырех стенах. Рыбонька записалась в бассейн.
- Да забей ты на бассейн.
- А на парикмахера? А на встречу с подругой?
- Ну, ладно! – скрипнул зубами Егор. – Когда ты сможешь?
- В пятницу. Желательно пораньше.
- Я что-нибудь придумаю, — сказал Егор.
Его просто трясло от злости. Наверняка ведь завела кого-то. Как пить дать.
…В довершение всех неудач, доктор тоже не смог ничего сказать. Мерил давление, щупал пульс, заглядывал в глаза, оттягивая Егору веки.
- Гигафоном пользуетесь?
- А? – удивился Егор. – Да… А что?
- В стационар езжайте, на анализы, — хмуро сказал доктор.
Егор хотел разозлиться, но вдруг понял, что поездка в стационар будет прекрасным поводом расчистить от работы прекрасное послеобеденное время пятницы. Настроение резко улучшилось.
- Спасибо вам, доктор!
- За что? – пожал плечами тот.
По пути Егор думал, что человек он все-таки – успешный, поскольку умеет извлекать выгоду из ударов судьбы.
***
В коридоре диспансера Егор расхаживал по линолеуму, натянув на элегантные туфли «бальдини» уродливые голубые бахилы. Он размышлял о Наташке. Как-то надо было отгородиться от кромешного и такого размеренного, такого будничного ужаса этого коридора. От лысых женщин с унылыми лицами, от чахлых мужчин, от разговоров. От всего этого Егор заслонялся мысленной трансляцией ёбкой Наташкиной пизды. Назревала эрекция.
- Зайдите…
Егор не сразу понял, что обращаются к нему. Это был врач из диагностического кабинета. Он не улыбался.
На сиденье «паркетника» у Егора лежали цветы (лилии) и шампанское с непроизносимым французским названием (из «Азбуки вкуса»).
«Может, шампанское доктору подарить?» — подумал Егор.
Егор шагнул в кабинет. Врач махнул рукой, указывая на кушетку.
На пороге с туфли Егора слетела бахила.
Врач хоть и смотрел в ту сторону, ничего про нее не сказал.
Егор осторожно присел на кушетку, истертую, надо думать, бесчисленными раковыми жопами.
Врач протянул Егору рентгеновский снимок.
- Я вас не поздравляю.
- Что… почему?
«Шутит! Шутит!» — металась в мозгу мысль.
- На снимке мы видим опухоль, — Врач щелкнул ногтем по темному пятну. – В настоящий момент она неоперабельна.
- И… и…
Слова вдруг закончились.
- Официальная медицина может помочь вам очень немногим. Можем определить вас в хоспис. Если нет желания, запишитесь на наблюдение на дому. Врач будет заходить к вам, консультировать. Советую не откладывать… Тем более, что скоро вам понадобится морфий…
Слова доктора были как раскаленные металлические пруты. Они обжигали. От этих слов дымился разум.
- Но… доктор! Любые деньги! Я же… я же молод!
- Сочувствую, — отвернулся доктор.
- У меня есть… есть деньги! Я любую терапию потяну!
Несправедливость происходящего была вопиющей. Почему эта хуйня случилась именно с Егором? Именно сегодня?
Доктор внимательно посмотрел на Егора, покачал головой, а затем тонко усмехнулся, будто корыстный следователь, закрывающий дело и отпускающий подследственного.
- Вы же гигафоном пользовались?
- Да, — с надеждой произнес Егор.
- Знаю я одну контору. Там как раз жертвами гигафонов занимаются.
- Скажите, как… как их найти?! Они мне помогут?
- Не знаю, — пожал плечами доктор. – Болезнь у вас – новая. Как ее лечить – никто точно не знает. Может, у этой конторы что-то и получится.
Доктор убористым почерком написал номер телефона. Протянул листок.
- Не благодарите, — произнес доктор, выпроваживая Егора из кабинета.
***
- Рыбонька! Я… э-э… не смогу сегодня приехать…
- А я так и знала, — ворковала Наташка. – Что у нас на этот раз? Квартальный отчет? Или на дачу срочно?
- Да какая дача! – сокрушался Егор.
- А что?
- Рак мозга, — выдавил Егор.
- Такой отмазки я еще не слышала…
- Да какая отмазка! – возопил Егор. – Какая, на хуй, отмазка?! Я серьезно!
- Так и что теперь?
- Не знаю! – простонал Егор. – Сейчас в какую-то фирму еду. Они, вроде, помогают. Наташа! Рыбонька! Не молчи!
- Слушай, а завещай мне квартиру, где я живу?
- Дура! – зашелся криком Егор. – Пизда алчная! БЛЯДИЩА!!!
Отбой.
Руки тряслись так, что Егор не рисковал заводить мотор «паркетника».
Наташка перезвонила через три минуты.
- Ну, котичек! Извини! Я думала, ты просто отмазываешься. Хочешь, я за тобой утки выносить буду? Да, я алчная и тупая, но мне нужна эта квартира. У твоей мымры одна уже есть. Куда ей столько?
***
В медицинском центре «Plastik ONO Brain» Егора встретила приветливая девушка, вручила какие-то буклеты и провела к главврачу – улыбчивому, толстощекому человеку лет сорока по имени Анатолий Дмитриевич.
- Мы действительно можем вам помочь, — заявил он Егору. – Но способ может вас шокировать.
Егор издал горький лающий смех.
- Вы думаете, меня можно чем-то щокировать?
Глаза у Анатолия Дмитриевича были веселые. С чертиками.
- Думаю, да, — сказал он. – У нас… как бы выразиться помягче… очень нетрадиционная методика лечения…
- Это какая же?
- Мы удалим ваш мозг и вставим вам пластмассовый.
Егор застыл.
- То есть… то есть как?
Анатолий Дмитриевич дружелюбно рассмеялся.
- Ну, вот, вы удивились. Не переживайте. Технологии XXI века это позволяют. Перед тем, как удалить ваш мозг, мы произведем полное копирование вашей личности. Ничего не потеряется, я вас уверяю.
- И… что?
- Содержимое ваших… э-э… извилин будет перезаписано на пластик. А потом – мастерство хирурга…
- Но как же… э-э… — Оторопь не проходила.
- Выбор у вас невелик, сами понимаете. Или умереть в мучениях, или…
- Я согласен!
- Ну, и славно. Какой мозг вы себе предпочитаете? Лицензионный или китайский?
- Э-э…
- Лицензионный работает на пару лет дольше. Пятнадцать миллионов. Можем оформить кредит…
- А китайский?
- Китайский быстрее изнашивается. Но объективно проработает года три, после чего потребуется апгрейд. Новый мозг, вместе с операцией, стоит полтора миллиона.
- Ну… эти деньги я, пожалуй, смогу собрать…
- Вот и славно. Не советую откладывать…
На выходе из медучреждения Егор ощущал небывалую легкость в теле. Хотелось прыгать и кричать «ура».
Он достал гигафон и набрал Наташку.
***
Сканирование мозга оказалось необременительным.
Анатолий Дмитриевич усадил Егора в мягкое кресло.
- Процесс займет примерно три часа, — инструктировал доктор. – Можете закрыть глаза. Можете смотреть на экран.
- А… доктор… Журнальчик какой-нибудь есть? Полистать…
Анатолий Дмитриевич усмехнулся:
- Скучно вам не будет, уверяю. Ну-с, поехали?
- Ага, — согласился Егор.
К вискам присоединили датчики. Доктор бегло пробежал по клавиатуре компьютера, кивнул, вышел, закрыв за собой дверь.
«И что?» — думал Егор.
Не происходило ровным счетом ничего.
Лишь на экране мелькала какая-то хуйня: «ScanBrain – 0,001%»
«Вдруг аферисты? – заподозрил Егор неладное. – Этим мошенникам только дай возможность смертельно больного наебать. А деньги-то я уже заплатил. И что? Встать? Сорвать датчики? Потребовать деньги назад?»
Но вдруг тревога исчезла. Перед глазами потемнело. Егор словно нырнул в бассейн с темной, почти непрозрачной водой.
Мелькало перед глазами что-то невнятное, какие-то проблески света. Вдруг, на долю секунды, в поле зрения возникло улыбающееся лицо матери. Потом – отца. Потом – какой-то серый кот.
Вдруг Егор погрузился в воспоминания. Но не как обычно, когда вспоминал какой-то случай из прошлого. Сейчас эпизоды прошлого были лишены обстоятельности. Они мелькали, как видеокадры при быстрой перемотке.
Как-то почти мгновенно промелькнули детский садик, первые школьные годы, первые травмы (падение с дерева и крыши сарая, укус собаки). В ускоренном режиме промотались проделки с друзьями, игры во дворе, поездки в пионерлагерь. До обидного быстро промелькнула армейская служба. Чуть подольше – институт…
Кадры бежали, дрожали, почти моментально сменяли один другой.
Егор уже не сопротивлялся. Закрыв глаза, он просматривал всю свою жизнь. Сейчас она казалась быстрой и начисто лишенной смысла. Это была какая-то странная, ни разу не испытанная Егором разновидность сна. Порою Егору казалось, будто в голове катается липкий шар, к которому, будто мусор, приклеивается все-все, что содержится внутри, оставляя за собой саднящую пустоту.
Быстро-быстро мелькали перелистываемые страницы. «Знания», — догадался Егор.
Затем пошли какие-то совсем странные картины. Смутно знакомые, но на самом деле Егору не ведомые. Сны?
Перлюстрация снов в какой-то момент (то ли через несколько секунд, то ли спустя целую вечность) прекратилась, и перед мысленным взором возникла целая вереница обнаженных женских тел – на пляже, крыше небоскреба, в кабине вертолета. Кое-какие эпизоды действительно случались с Егором, но отдельных из них в его жизни и вовсе не было.
«Это все, на что я дрочил!» — вдруг понял он.
Однако насладиться картинами он не успел.
Теперь перед глазами мелькали совсем не сексуальные изображения. Егор учится забивать гвозди, чинить автомобиль, включать компьютер. Не иначе, практические навыки.
- Ну, вот и все, — раздался голос Анатолия Дмитриевича.
Егор открыл глаза. Чувствовал он себя необъяснимо странно. Голова казалась будто бы чужой.
Доктор белозубо и пухлощеко улыбался.
«ScanBrain – 100%», — прочитал Егор на экране.
- И что теперь?
- Добро пожаловать в операционную… Не вставайте. Вас отвезут…
***
Операция проходила под наркозом, и вовсе Егору не запомнилась. Хотя, возможно, дело здесь было вовсе и не в наркозе. Просто один из мозгов Егору еще не имплантировали, ну, а другой – извлекли из черепной коробки, поместили в стеклянную колбу и…
Дальнейшего Егор не ведал. Даже интереса не было. Его новый, пластиковый, новенький мыслительный орган этим совершенно не интересовался.
В стационаре Егор пролежал две недели.
Обращение было безукоризненным. Медсестры исполняли любое желание (кроме секса и алкоголя, конечно). Но Егору было и не до глупостей.
Новые ощущения, с другим мозгом, были куда как интересней.
Он словно бы смотрел на мир совершенно другими глазами. Все вокруг воспринималось как-то иначе. Бывало и так, что Егор ощущал себя чужаком, запертым в собственном теле. Хотя, если разобраться, тело как раз и составляло я Егора, а вот то, что ощущало свою чужеродность, произвели в Китае. Однако именно оно, это новое я, вовсю мыслило и даже, кажется, немного страдало.
Впрочем, голова больше не болела. Ощущение пустоты в черепе оказалось приятным и даже в чем-то восхищало Егора. Это было подобно протрезвлению после долгого запоя, когда похмельный синдром уже прошел. В теле и голове царила легкость, переходящая в эйфорию.
Немного, правда, смущала дверца в затылке, появившаяся после операции. Егор то и дело ощупывал ее. Хотя Анатолий Дмитриевич и не советовал это делать. Именно через эту дверцу и будет примерно через три года произведен апгрейд нового мозга. Только теперь уже без операции. Достаточно будет всего лишь вставить индивидуальный биоключ, щелк – и пожалте…
При выписке Егору выдали красивую папку, в которой лежала карточка индивидуального брэйн-кода, буклеты и экземпляр контракта с клиникой «Plastic ONO Brain».
Жена Оля отнеслась к обновленному Егору сначала с подозрением. Но вскоре она смогла убедиться, что новый Егор совершенно ничем не отличается от того, что был. Не поумнел, не поглупел – остался ровно таким же. И вскоре семейная жизнь вернулась на круги своя.
На работе тоже в самом скором времени дела вошли в обыденную колею. К своему удовольствию, Егор обнаружил, что он так же любит те же интернет-сайты, то же общество в курилке, да и к друзьям – Артуру и Димке отношение не переменилось. Хотя первоначально Егор и отметил, что друзья поглядывают на него с долей настороженности.
Правда, появилось в его жизни и кое-что новое. Так, Егор с непонятным ему самому интересом стал читать рабочие документы – как во внутренней сети фирмы, так и в распечатках. Этот интерес никак не контролировался разумом Егора. Просто при виде рабочего документа он залипал над ним, прочитывал и запоминал. Однако проблемой эту странность было не назвать. Напротив, работать Егор стал быстрее и внимательней. Несколько раз удостаивался похвал генерального директора.
И еще одна странность – Егор перестал видеть сны. Во всяком случае, те из них, что снились до операции. Сейчас по ночам он видел что-то совсем другое. Не сказать, чтобы видения были интересными. Теперь Егору снились рабочие документы. Во сне он листал их и вроде как даже перечитывал. Но переживать из-за снов, конечно, не стоило.
Сюрпризы начались через три месяца после операции.
***
Первый из сюрпризов случился во время самого заурядного совещания у генерального по поводу повышения объема продаж. Генеральный (как, впрочем, и всегда) потребовал новых, креативных решений.
Кто-то потупился, кто-то стал черкать в блокнотиках.
В последнее время авторитет Егора, как обладателя свежего мозга возрос. И сейчас генеральный директор смотрел на него.
И действительно, обычно с разработкой новых торговых стратегий трудностей не возникало.
Но сейчас…
Сейчас Егор ощущал странную пустоту в голове. На мгновение ему показалось, что мозга у него нет вообще.
- Егор, что скажете вы? Есть ли у вас какие-нибудь мысли?
Мысли, мысли…
Совершенно неожиданно перед внутренним взором Егора появилась табличка:
«ДОСТУП К КРЕАТИВНЫМ РЕШЕНИЯМ ВОСПРЕЩЕН. ОБРАТИТЕСЬ В ОФИС БРЭЙН-ОПЕРАТОРА».
- Извините, — произнес Егор и направился к выходу из кабинета.
Собравшиеся с явным недоумением смотрели ему вслед. Кто-то сдавленно хихикнул.
Егор ощущал панику.
Быстрым шагом он двигался по коридору. Он ничего не понимал, но осознавал, что поступил в общем-то правильно.
Буклеты из клиники и карточку брэйн-кода он хранил на работе. Они лежали где-то глубоко, в ящике его стола.
Перерыв кучу бумажек, кофейных пакетиков, визиток, ручек и прочих канцелярских принадлежностей, Егор, наконец, нашел папку с буклетами, принялся лихорадочно переворачивать глянцевые страницы. На одной из них он увидел телефон колл-центра по обслуживанию искусственного мозга.
8-800…
- Здравствуйте, чем могу помочь? – произнес любезный женский голос.
- Э-э… девушка… у меня с мозгом проблемы.
- Назовите серийный номер вашего мозга. Он – на карточке индивидуального брэйн-кода.
Егор отшвырнул буклет в ящик, нашел карточку.
- В вашем мозге истек срок бесплатного действия бонусов, — бесстрастно сообщила операторша.
- Девушка, подождите, каких еще бонусов?
- В вашем договоре они обозначены. Вы же читали, когда подписывали?
- Э-э… да, — соврал Егор.
- Бесплатные бессрочные бонусы предоставляются только лицензионным продуктам. У вас же…
- Да-да! – перебил ее Егор. – Но что же мне делать? Мне нужен доступ к креативным решениям!
- Никаких проблем, — Хотя Егор не видел девушки, но ему казалось, что именно сейчас она улыбается. – Пройдите к любому аппарату оплаты мобильной связи, выбираете меню «Прочее». Там, из списка, «Плата за мозг», вводите код, вносите сумму.
- Подождите, а сколько это стоит?
- Зависит от заказанных параметров. Обычные креативные решения – 25 тысяч рублей на год вперед. Выдающиеся – 50 тысяч на тот же срок. Экстраординарные – 100 тысяч.
- Спасибо, — ехидно произнес Егор.
Он нажал «отбой» и схватился за голову. Правая ладонь нащупала дверцу в затылке.
- Бля! – выдохнул Егор.
Аппарат для приема мобильных платежей располагался на первом этаже, рядом с банкоматом.
Не без определенных терзаний Егор снял со счета сто тысяч.
На обратном пути к кабинету его просто распирало от неисчислимого множества креативных решений. Он знал, что игра все-таки стоит таких денег, и самовольная отлучка будет прощена.
***
- Котик, рыбонька не может поверить! – ахала Наташка.
- Да! – сдавленно рычал Егор, стаскивая с шеи душащую удавку галстука.
- Ты ко мне – на целых три дня! – Наташка соблазнительно извивалась на кровати. – Как это тебе удалось?
На самом деле, причиной всему стали новые, «экстраординарные», креативные способности. Теперь Егор прямо-таки шутя строил многоходовые, красивые комбинации.
Вот и сейчас он провел целую дезинформационную операцию. Ольга была уверена, что ее муж на трое суток улетел в Нижневартовск. Генеральный директор тоже думал, что Егор – в Сибири. Егор поведал ему, что там, среди тундры и вечной мерзлоты, в мучениях отходит в мир иной старушка-теща. Так что даже если кто-то с работы позвонит домой (или наоборот), противоречий относительно географического места нахождения Егора не возникнет.
Для полноты алиби Егор даже потратился на авиабилеты. В принципе, ради Наташки он был готов и на большие траты.
- Отставить разговоры, — подражая Высоцкому, прорычал Егор, срывая с Наташки халатик и жалкую ниточку трусиков.
Дергая ногами, он сбросил брюки, подобно пловцу, нырнул в кровать.
- Вперед и вверх, — прохрипел он, заправляя в мокрую пизду раскаленный хуй. – А там…
Наташка испустила долгий и громкий стон. За этот стон Егор ее тоже любил – в нем были и страсть, и удивление, и желание. В одном этом звуке эмоций было намешано, как красок в мазке умелого художника.
- Ведь это наши горы, — дьявольски хохотал Егор, сжимая ладонями тугие полушария Наташкиных грудей. – Они помогут нам!
В этот момент, вырвавшись из-под гнета постылой семьи, Егор был по-настоящему счастлив. Да, счастье было недолгим. Но это лишь усиливало его ценность.
«Эх, если бы я только мог остаться с Наташкой насовсем!» — промелькнул обрывок мысли, поглощенный волной безудержного восторга.
Когда Егор уже приближался к кульминации, перед глазами неожиданно возникла табличка: «НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ СЕКСА. ОБРАТИТЕСЬ В ОФИС БРЭЙН-ОПЕРАТОРА».
От неожиданности Егор замер.
- Что с котиком? – проворковала Наташка.
- Нет-нет, ничего! – выдохнул Егор и продолжил таранить Наташкино тело.
***
Неожиданное предложение заинтриговало Егора. Под предлогом покупки шампанского и различной продуктовой чепухи, он выскользнул в ближайший супермаркет.
Выйдя из подъезда, он набрал телефон колл-центра. Любезная девушка объяснила ему, что имелось в виду. Во-первых, подключив бонус, Егор мог добавить остроты ощущений. Ну, и, во-вторых, активизировалась сексуальная фантазия. Стоили все эти удовольствия не так уж и дорого – всего пять тысяч рублей.
- Кстати, есть и спецпредложение, — добавила девушка. – Специальная летняя акция нашего брэйн-оператора.
- Какая? – спросил Егор.
- Любовь. Всего за три тысячи рублей.
- Да вы шутите!
- Ничуть! – заверила его девушка. – Самая настоящая любовь. Качество гарантировано. Между прочим, вне акции стоимость любви – пятнадцать тысяч.
- И в кого же я влюблюсь?
- В кого пожелаете. Это добавит не только остроты ощущений, но и страсти.
Егор решил не мелочиться.
…После того, как необходимая сумма оказалась внесена, Егор не ощутил совершенно ничего. Вокруг него был все тот же шумный и суетливый магазин.
«Наебали?» — подумал он.
Однако когда он переступил порог квартиры, когда увидел силуэт блядовитой Наташки, курившей у окна, Егор вдруг ощутил, как его прошиб жаркий пот. Мир вдруг стал весь в блестках, как на какой-то пошлой рождественской открытке. Егор понял, что никого совершеннее, гармоничнее, роднее Наташки он не знал.
- Наташенька!!! – простонал Егор, чувствуя, как подламываются ноги.
- Котик принес шампусик?
Произнесла это Наташка так сексуально, что Егор больше не мог сдерживать себя. Он набросился на Наташку, усадил ее на подоконник, с силой, о которой и не догадывался, ворвался в тугую, чуть влажную щель.
- Оооооохххх! – простонала Наташка. – Ты же дверь не закрыл…
- Да и хуй с ней…
Он забыл обо всем на свете. Весь мир сейчас кружился не вокруг солнца, а вокруг Наташки. Натусика. Наташеньки…
Егор ощущал, как его сладострастная душа совершает вместе с душой Наташки некий мистический танец высоко на небесах. Совокупляющиеся тела остались далеко внизу, на самом нижайшем уровне существования. Миром правило блаженство, и Егору казалось, что на какой-то краткий миг он все-таки постиг суть человеческого существования. Суть оказалась гладкой как змея и тут же куда-то ускользнула.
- Ааааааа!!! – кричала Наташка.
И Егор вдруг понял, что сейчас она кончила. Кажется, впервые за всю историю их отношений это было без обмана.
…Они лежали в кровати. Наташка уже обессилела. Егор все повторял и повторял свои атаки.
- Егор, да что это на тебя нашло?! – изумлялась Наташка.
И глаза у нее были другие. Не те, блядские, фальшивые. А искренние, страстные.
- Ты такой клевый!
И еще, она больше не называла его «котиком», стала обращаться по имени.
Егор поставил ее на четвереньки. Сейчас он занимался тем, что вонзал в Наташкино мокрое, разъебанное лоно свой дымящийся от страсти хуй, выходил, выжидал. И снова вонзал. С каждым ударом Наташка билась в страстных судорогах.
- Егор! О божечки… Егор! Егор! Егор!!!
Фоном, почти забытый, поквакивал телевизор. В обрамлении полосок и логотипов показывали какую-то тундру. В ней дымящиеся обломки.
И вдруг сознание сфокусировалось на изображении и закадровом голосе дикторши.
- Крушение самолета, следовавшего рейсом Москва-Нижневартовск… По предварительным данным, выживших нет… На борту находилось свыше двухсот пассажиров… К месту трагедии выдвинулись спасательные группы…
Егор все вонзал и вонзал в Наташку хуй. И неожиданно правда обрушилась на него подобно бетонной плите.
- Блядь, это ведь мой рейс!
- Ничего себе! – удивилась Наташка. – Ну, вернешься домой, жену обрадуешь.
Но Егор покачал головой.
- Нет, — ответил он. – Пошла. Она. На хуй.
- А дочка?
- И дочка.
Наташка встала с кровати и закурила.
- Подожди, ты к ним не вернешься, что ли?
- Нет.
- Но… блин… а как же мы?
- А мы сейчас полетим в Париж. Если мой паспорт еще действует.
- Егор! – Наташка в восхищении смотрела на него. – Ты псих!
- Я просто люблю тебя, — ответил Егор.
Билеты он заказал по телефону. До прибытия такси он с Наташкой успел поебаться еще трижды.
***
Два года и девять месяцев спустя
В дверь позвонили.
- Я открою, — сказала Ольга и направилась в прихожую, вслух гадая: — Кто бы это мог быть?
Открыв дверь, она отшатнулась. За порогом стоял, пошатываясь, бомж.
- Что вам надо? – брезгливо поморщилась Ольга.
- Оля! – вдруг простонал бомж, и женщина вздрогнула: — Оленька! Это я!
Ольга закрыла рот руками, чтобы не закричать.
- Е… Егор?
Действительно, за безобразными лохмотьями, грязью, омерзительным запахом – за всем этим угадывался ее муж, погибший в позапозапрошлом году в жуткой авиакатастрофе.
- Да! – произнес бомж.
Вдруг рухнул на колени:
- Прости! Прости меня, засранца!
- Но… Господи Боже! Ты же умер!
- Нет! – возражал гость.
- Да! Да!
- Оля, кто там? – раздался голос мужа.
А вскоре появился и он сам.
- Артур, я не знаю… это… мамочки!
- Артур? – с не очень понятным гневом произнес бродяга, поднимаясь с коленей. – Ну, знаете ли…
- Кто это, Оля? Почему этот человек стоит на ко…
- Да я тебя паскуду своими руками на хуй…
Бомж сделал неуклюжую попытку схватить Артура за майку.
- Это же я, я, Егор!
Супруги переглянулись.
- Нас кто-то разыгрывает?
- Слышь, уважаемый, проваливай, пока я не выз…
- Ах ты, сука! – цедил бродяга. – Ольку мою, значит, натягивал…
- Я не знаю, что это значит! – разрыдалась Ольга.
- Зато я знаю! Это самозванец.
- Я не самозванец! – Из глаз бродяги вдруг, как у циркового клоуна, хлынули слезы. – Оля, прости меня! Я тогда сбежал! Думал, что так будет лучше!
- Ты разбился! – взвизгнула женщина.
- Нет! – взвизгнул в ответ незваный гость. – Я улетел. Но не в Нижневартовск, а в Париж!
- Ага, — скептически усмехнулся Артур. – Сказочник ты, уважаемый.
- В Париж! – завывал непрошенный гость. – С одной пиздюшкой! Я все проебал! Все! Прости меня, Ната… То есть, Оленька!
- Мама? Папа? Кто это? – показалась дочь Даша.
- Дашенька, иди отсюда! Это какой-то ненормальный, — сказал Артур.
- Даша! – взвыл самозванец. – Это я, папа твой! Как ты выросла, доченька! Как повзрослела…
- Так! – решительно сказал Артур, выходя в подъезд.
Он размахнулся было, чтобы дать бомжу по физиономии, но тот быстро упал на колени.
- Дорогие мои! – причитал он, проворно обхватывая Артура за ноги. – Лю-би-мы-е! Спасайте меня! Это все любовь, будь она неладна! Дайте миллион! А то у меня мозг кончится! Спасите! Я отработаю!
Но Артур его уже не слушал. Поборов брезгливость, он подхватил самозванца за шиворот и поволок вниз по лестнице.
- Кто это? – спросила маму Даша.
- Доченька, не обращай внимания, — быстро сказала Ольга. – Дурак какой-то пьяный.
- Но он…
- Нет, — быстро отрезала мать. – На папу он не похож. Папа умер.
…О странном госте супруги вспомнили только поздним вечером, когда Даша ушла спать.
- Ты знаешь, — тихо сказала Ольга. – По-моему, это был все-таки он.
- Нет, Оля, — мягко произнес Артур. – Не позволяй себя обдурить. Ты даже представить не можешь, насколько вся эта босота хитра на выдумки. Кто-то прослышал, что твой муж погиб в авиакатастрофе. А тут нашелся похожий бомж. И отправили его шакалить …
- Но он знает про мозг!
- Это был такой большой секрет?
- Нет, конечно! – вздохнула Ольга.
И все равно – той ночью она еще долго не могла заснуть.
***
Человек шел по улицам Москвы. Он уже не помнил, что когда-то жил здесь. Не помнил, как вернулся сюда. Даже свое имя он почти не вспоминал. Раньше жизнь человека была богата событиями. Он мог их вспомнить, но это требовало больших усилий. К тому же в таком случае из головы начинало нестерпимо вонять жженой пластмассой.
Он не задумывался о поисках пропитания. Еду он находил бездумно, как правило, по запаху. Много вкусных объедков валялось в ящиках на задних дворах супермаркетов или ресторанов, в металлических баках в глубине жилых кварталов. Иногда ему приходилось драться за пищу. Иногда с людьми. Но случалось и с собаками.
Однажды безымянный человек пришел на вкусный запах на задний двор какого-то ресторана. Он набросился на еду в присутствии человека с раскосыми глазами. Тот пристально смотрел на бродягу, принялся звонить куда-то по телефону.
Потом приехали такие же, раскосые, люди. Они затолкали бродягу в автомобиль. Затолкали без сопротивления, бросив ему кость с ошметками сырого мяса.
Ехали они долго. Бродяга успел обглодать кость, высосать из нее вкусный мозг и еще немного повыть.
Автомобиль остановился в пустынной местности, у высокого забора. Ворота в заборе отъехали в сторону, и автомобиль двинулся на огороженную территорию. Там стояли бараки и несколько промышленных корпусов.
Так у бродяги началась сытая и размеренная жизнь. Кормили не особо вкусно, но сытно. Для того, чтобы бродягу накормили, ему приходилось работать.
Работа была не сложной. Бродяга стоял у резиновой ленты конвейера, по которой двигались пластмассовые штуковины. Бродяга брал их металлическими щипцами и макал в чан с ядовитой жидкостью. Держать их там надо было до тех пор, пока лента не доставляла очередную штуковину.
Хорошо работать помогала ритмичная, веселая музыка.
- Дю, — пел певец-весельчак, — дю хаст, дю хаст михь. Дю хаст михь гефраг унд ихь хаб нихтс гезагт…
Бродяга не понимал ни единого слова, но песня ему нравилась.
Иногда, при виде пластмассовых штуковин, он вдруг вспоминал их названия. Гигафоны. Но долго думать об этом бродяга не мог – начинало вонять плавленой пластмассой, а во рту образовывался гадкий вкус.
Иногда, если бродяга ронял пластмассовую штуковину в чан, раскосый надсмотрщик, свирепо хэкая, избивал бродягу плеткой и заставлял доставать потерю из чана руками. Но гораздо обидней было другое наказание – уменьшение пайка. В таком случае бродяга все утро следующего дня злился. Но уже к концу дня хорошее настроение возвращалось, и он даже подпевал певцу:
- Дю хаст! Дю хаст!
Сильнее всего бродягу наказали, когда один из его соседей по конвейеру, новенький, принялся болтать.
- Китайцы – суки! – говорил новенький. – Это заговор! Заговор! Они специально наделали этой хуйни, гигафонов! От них – рак мозга. А мозги – чьи? Тоже китайские! А они ломаются!
Надсмотрщик долго бил новенького плеткой, а потом макал того головой в ядовитый чан. Досталось и бродяге.
Но на самом деле бродяга был счастлив. Он мог ни о чем не думать. Он знал, что, поработав, получит пищу, а потом ляжет спать. Больше ему ничего не было нужно.
- Дю хаст! – жизнерадостно пел бродяга. – Дю хаст михь!
Другие бродяги у конвейера бодро ему подпевали.

Автор: LoveWriter

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Клоп
19.01.11 10:02

Хуясе войнаимир... Открою...

 
mikorr
19.01.11 10:03

Ебическая сила! Вот это начАло!

 
Анунах
19.01.11 10:03

Во бля, первый нах, первый раз

 
Клaйпед
19.01.11 10:22

чото Помболушка психанул)))

 
Анунах
19.01.11 10:24

Местами улыбака, особенно про платного Жирика и «Плата за мозг», а под конец правдиво-грустно-печальная история.
Гигафон и мозк покупайте оригинальный, китайцы суки

 
ZZZo
19.01.11 10:39

читать. мне понравилось

 
Клоп
19.01.11 10:46

Заипца написано хоть и дофуя букаф...

 
Клaйпед
19.01.11 11:05

а неплохой рассказец,интересный,понравилось

 
Fl0
19.01.11 11:10

Отличный пост. Четадь.

 
Луис Альберте
19.01.11 11:23

Креос хорош, плюсую
Про наше светлое китайское будущее

 
Bobbik
19.01.11 11:42

+1

 
Вентиль Карантинов
19.01.11 12:21

Фантастега походу.
Извините ниасилел.

 
kiz
19.01.11 13:47

Хуясе. Задумка и исполнение - хороши. Аффтар - маладца!

 
disa
19.01.11 14:04

а чо, у меня китайфон. Голову не проверял

 
Bugagolog
19.01.11 15:08

Плять! ойфон теперь боюсь юзать....

 
Неудачник
19.01.11 15:41

Гениально, чёрт возьми !!!

 
xtranger
19.01.11 16:18

хороший креатив
давно такого не читал

 
missis_bliss
19.01.11 16:47

Если бы лицензия и бренд не стоили безумных неоправданныо больших денег то и спроса на подделки не было б.
Рассказ понравился.

 
mikorr
19.01.11 16:53

Тех

 
Старый турист
19.01.11 21:27

Ярок, свежо и актуально

"missis_bliss" писал:
Если бы лицензия и бренд не стоили безумных неоправданныо больших денег то и спроса на подделки не было б.

Еще не описано, к чему приводило использование брендового аппарата

 
kt
21.01.11 02:33

5+

 


Последние посты:

Биткоин всему голова!
Доктор, откуда у вас такие картинки?
Деньги, женщины и я
Романтика с большой дороги
Типичные будни России
Back to USSR
Байки Страны Советов
Девушка дня
Итоги дня
Культпоход в кино


Случайные посты:

Смекалочка
Как я сбежал от девушки
Пойманные врасплох
Почему люди, у которых дома вечный бардак, - лучшие из нас
Велосипедистки
10 историй людей, которые поменяла чистая случайность
Итоги дня
Яжматери на страже мелкого засранца
Комбо!
Не гуляйте по дорогам