Зеркало




02 мая, 2012

Самое последнее дело Шерлока Холмса

Ноябрьская погода в Лондоне редко когда бывает уютной. Вот и сейчас за окном моросил мелкий препротивнеший дождь и было холодно.
Прошёл год, после смерти Холмса. В доме на Бейкер-стрит в гостиной у камина собралась небольшая компания из пяти человек, чтобы почтить память этого поистине великого человека.
Доктор Ватсон, уже полностью поседевший, но всё ещё подтянутый и бодрый, сидел слева от камина. Рядом с ним сидела его жена, которая хотя была моложе всех присутствующих, но и её трудно было бы назвать молодой. В кресле-каталке сидела миссис Хадсон, которой из-за артрита было сложно передвигаться самостоятельно. Тем не менее она сохранила ясность мысли и бодрость духа. Далее сидел бывший инспектор полиции, а ныне почтенный пенсионер, мистер Лестрейд. Он уже практически полностью облысел, но сохранял небывалую для его возраста подвижность. У ног его лежала, греясь от исходившего из камина тепла, собака, которая раньше тоже служила в полиции, помогая розыску преступников, но с возрастом потерявшая нюх и былую зватку. Уходя из полиции одинокий Лестрейд забрал собаку себе, так как с ней ему было не так тоскливо проводить промозглые лондонские вечера. Последним из присутствующих был родной брат Шерлока - Майкрофт, которому досталось место справа от камина. Именно на этом месте любил сидеть Шерлок.

Весь вечер старые знакомые с лёгкой грустью вспоминали прошлое. Время неумолимо шло к тому моменту, когда уже надо было расходиться, но никому из присутствующих этого не хотелось.
- Мистер Ватсон! - обратился к доктору Лестрейд. - Может быть, мой вопрос будет несколько неуместен. Но Вы знали Шерлока Холмса лучше всех и были близкими друзьями в последнее время. К тому же Вы превосходный рассказчик. Возможно, Вы сможете рассказать нам какую-нибудь историю, которая нам не известна и которую Шерлок хотел бы оставить в тайне.
Доктор Ватсон задумался. Помолчав несколько минут, он сказал:
- Что ж, дамы и господа. Пожалуй, я расскажу вам одну историю. К тому же эта история уже вряд ли сможет навредить Холмсу...
Ватсон помолчал ещё с минуту, собираясь с мыслями и, наконец, решившись, выдал:
- Однажды Шерлок Холмс совершил безжалостное преступление - он убил человека.
Это сообщение вызвало у присутствующих шок и недоумение.
- Позвольте, уважаемое собрание, я расскажу всё поподробнее.
- Все вы прекрасно помните тот приют для тяжелобольных в нескольких милях к югу от Лондона, где мистер Холмс провёл свои последние дни. Этот случай произошёл именно там. Однажды я приехал туда навестить своего друга. Это было незадолго до его смерти. Весь день он был какой-то подавленный, словно размышлял о терзавшей его мысли проблеме. Среди общих тем для разговора его почему-то интересовали сугубо медицинские вопросы, которые никоим образом не были связаны с обнаруженной у него болезнью. Как вы все прекрасно знаете, Холмс был поражён раком лёгких, к которому привела его пагубная привычка курения трубки. Но его интересовали вопросы здоровья больных, переживших инсульт.
Я военный врач и интересовавшие его вопросы не знаю досконально, тем не менее, я сообщил ему общеизвестные сведения о том, к каким последствиям может привести инсульт. Я рассказал, что такие больные, вследствие поражения головного мозга, часто становятся частично или полностью парализованными, но зачастую могут адекватно воспринимать окружающую их обстановку. Со временим к этим пациентам могут вернуться все утраченные ранее функции организма, хотя это и маловероятно.
"Тем не менее, такая возможность не исключена?" - спросил меня Холмс.
Я подтвердил, что при должном уходе и наблюдении врачей существуют случаи в медицинской практике, когда такие пациенты полностью восстанавливались.
"Тогда я непременно должен сделать это..." - пробормотал Холмс.
На все мои расспросы он не дал никаких объяснений, и вскоре мы начали разговаривать на другие темы. К тому же куда-то делась подавленность Холмса, он как будто разрешил все внутренние противоречия в себе и снова стал таким Холмсом, которого мы все знали.
Вечером он уговорил остаться меня с ним на ночь. Это не составило большого труда. Вы знаете, что в этом заведении у многих пациентов отдельные комнаты, где создана уютная домашняя обстановка. К тому же мне не хотелось несколько часов добираться домой, на ночь глядя. Поэтому я принял его предложение.
Около полуночи я уснул на диване в его комнате, а мистер Холмс, сославшись на бессонницу сел читать какую-то книгу.
Проснулся я от того, что Шерлок теребил меня за плечо. За окном начинался рассвет. Я хотел его спросить о том, зачем он разбудил меня в такую рань, но он лишь приложил палец к губам, призывая меня соблюдать тишину. Ничего не понимая, я оделся при слабом свете всходящего солнца. Холмс приоткрыл дверь и выглянул в коридор. Потом он жестом пригласил меня следовать за ним.
Мы вышли в коридор и, стараясь не шуметь, пошли по коридору. У дверей одной из частных палат он остановился, огляделся по сторонам и, никого не увидев, тихо вошёл внутрь. Я вошёл следом.
На кровати лежал человек. Он был по подбородок укрыт толстым одеялом, а на его лбу лежал компресс из мокрого полотенца. Судя по коже лица, это был весьма пожилой человек. Глаза его были открыты и вполне осмысленно смотрели на нас.
"Знакомьтесь, Ватсон. Перед Вами лежит самый страшный маньяк во всей Англии и, пожалуй, во всём мире!" - прошептал мне Холмс.
"Холмс! Он нас слышит!" - я понял это по движениям глаз и небольшой судороге на лице больного.
"Тем лучше!" - прошептал Холмс.
Затем он подошёл к кровати пациента и вполголоса обратился к нему:
- Вы самое страшное чудовище, о котором мне доводилось слышать. Я не знаю, на сколько давно Вы занимаетесь этим, но только за последние двадцать лет Вы лично убили более полутора тысяч человек. И всё это время Вы наслаждались своей безнаказанностью, ведь полиция никогда Вас не подозревала. Вы дьявольски умны! Это позволило Вам понять, что нельзя убивать людей одним и тем же способом. Поэтому Вы всегда в своих дьявольских делах применяли разные способы убийства: Вы не гнушались убивать из огнестрельного оружия, пользовались ножами и ядами, подстраивали несчастные случаи... Кроме того Вы часто переезжали по разным городкам, творя свои чёрные дела, чтобы у полиции не было возможности связать все эти убийства с одним человеком. И всегда Ваши поездки были вызваны благовидными предлогами: навестить дальних родственников, встретится с бывшими друзьями... Для своих злодейств Вы выбирали маленькие провинциальные городки, зная, что у полиции там недостаточно опыта, чтобы расследовать эти убийства должным образом. Кроме того, зная, что любое убийство будет расследоваться до конца, а полиция под концом подразумевает поимку убийцы, Вы всячески направляли следствие по ложным путям. Для этого Вы не гнушались подбрасывать ложные улики и устранять нежелательных свидетелей. О, Вы прекрасно справлялись с этой задачей. Под влиянием этих ложных улик многие люди, на которых они указывали, покончили жизнь самоубийством. Других судили и позже казнили. С учётом этого количества загубленных жизней число Ваших жертв становится более двух тысяч человек.
Лицо пациента сводила какая-то непонятная гримаса, но он молча принимал выдвигаемые против его обвинения.
- Сейчас Вы парализованы инсультом и не можете двигаться и говорить. Тем не менее, Вы всё прекрасно слышите и понимаете меня. Моргните два раза, чтобы подтвердить это.
Увидев условленный знак, Шерлок Холмс продолжил.
- К сожалению, у меня осталось слишком мало времени и возможностей, чтобы предоставить полиции необходимые доказательства. Тем не менее, я полностью уверен в своих выводах. Подтвердите их.
Глаза пациента снова закрылись и открылись два раза.
- Врачи утверждают, что у Вас есть шанс полностью излечиться. И в этом случае Вы снова приступите к своим злодеяниям. А я этого допустить не могу.
С этими словами Шерлок Холмс взял подушку и приложил её к лицу пациента, навалившись сверху своим телом. Тело пациента не могло сопротивляться из-за последствий инсульта, но его начла бить мелкая дрожь, которая вскоре прекратилась.
- Ватсон, констатируйте смерть - я хочу быть полностью уверен.
Я подошёл к кровати. Пульса и дыхания не было, зрачки не реагировали на свет и движение. Я обернулся к Холмсу и кивнул ему головой. Шерлок положил подушку на место.
- Идёмте, Ватсон! - сказал он мне.

***

- И это всё? Вы не хотите больше ничего добавить? - поинтересовался инспектор Лестрейд.
- Всё. После восхода солнца я покинул больницу, не перемолвившись более с Шерлоком ни словом. Через несколько дней мистер Холмс скончался.
- Он больше ничего Вам не сказал? - настаивал Лестрейд.
- Мне нет. Но выходя из палаты, он обернулся и произнёс: "Отправляйтесь в ад, мисс Марпл!"

© Уфимский

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Клоп
02.05.12 10:06

Певый нах и ниибёт...

 
Крендель
02.05.12 10:42

Это типа должно быть смешно?

 
Татарин
02.05.12 12:21

Третий. Замкнул.

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Глава родительского комитета
Фен Шуй
Как меня ребенком в милицию забирали
Экскаваторщиков лучше не трогать
Как из умницы превратиться в тварь: пособие для девушек
Расширяем словарный запас
4 вида спорта, от которых потом член не стоит
Правильные наряды к Новому году


Случайные посты:

Женщины! Не надо так!
Книга обо всем на свете
Бабая с днюхой!
Факты о Франции и французах
Ах, какая женщина...
Про риэлтора и жену
В добрые руки
Логичное окончание моды с разрезами
Пошутил
Вискарь... да вы шутите?