Зеркало




16 мая, 2012

Кино

Рубен Вазгенович Хуршуян родился совершенно не в то время, и что еще хуже, совершенно не в том месте. Именно по этой причине он не стал мушкетером, космонавтом, или хозяином небольшой придорожной шашлычной, как его двоюродный дедушка Месроп. Вместо этого он стал обычным провинциальным адвокатом, с маленьким душным кабинетом, в помещении районной юридической консультации, и небольшим кругом клиентов из числа малообеспеченных слоев населения. На самом деле была еще одна причина, которая способствовала подобной жизненной коллизии, и скорее всего более вероятная, - Рубен Вазгенович Хуршуян был долбоеб. Хотя он все-таки больше предпочитал версию с ошибочным временем и местом рождения.

Казалось бы, стандартная житейская ситуация, без всяких странностей и аномалий, если бы не одно «но». У Рубена Вазгеновича Хуршуяна была мечта.

Точнее у него было много мечт, он мечтал поменять свою старую раздолбаную девятку на современный Хендай Солярис, он мечтал, чтоб его жена Валентина наконец-то позволила ему акт разнузданного анального секса с окончанием ей на лицо, и мечтал, выиграть в лотерею миллион рублей, для чего еженедельно покупал в почтовом отделении свежие лотерейные билеты. Но кроме этого у него была еще одна заветная мечта, которую он держал втайне от всех. Даже себе, и то он не всегда был готов в этом признаться. Он страстно хотел, чтоб его сняли в кино. Ему не важно было, заставка какой кинокомпании будет вначале фильма, не важно, какой режиссер будет снимать эту киноленту, и не важно, кто ее будет спонсировать, единственное, что его интересовало, чтоб в титрах звучало - в главной роли Рубен Вазгенович Хуршуян. В ожидании звонка, с приглашением на роль, Рубен Вазгенович частенько декламировал дома, стоя перед зеркалом, Гамлета и Короля Лир, но поскольку текст он знал плохо, и постоянно сбивался, то после фразы «Бить или не бить, вот в чом вапрос, да…» обычно начинал петь песню, про «глюпого Аванеса и ишака», которую знал намного лучше.

Неизвестно, как долго продолжалось бы подобное унылое брожение, если бы по традиции не случай. Однажды, отмечая в кабаке очередное проигранное дело, по которому его подзащитный вместо обещанных пяти месяцев исправительных работ, получил двенадцать лет лишения свободы, Рубен Вазгенович познакомился с девушкой. Девушку звали Илона, она была легка в общении, и еще более легка в поведении, лихо пила водку, и, в отличии от Рубеновой жены, сразу же согласилась на анал, правда предупредив, что за это придется доплатить. Спустя несколько секунд бурного и изощренного секса, Рубен Вазгенович, лежа в Илоныной кровати, и соблюдая общепринятый социальный протокол, вел неспешную беседу, расспрашивая Илону о тяготах выпавшего ей жизненного пути, а так же о прочих малозначительных вещах, вроде искусства макраме и поэзии Эдуарда Лимонова. Когда Илона сказала ему, что в свободное время она активно подработает актрисой, Рубен Вазгенович подавился дымом, закашлялся, уронил сигарету себе на грудь, пропалив в нескольких местах мех, обильно покрывающий его шкуру. Именно тогда Рубен Вазгенович впервые и озвучил свою мечту, вслух сказав, что он тоже хочет быть актером, и даже продекламировал Гамлета и на всякий случай песню про Аванеса, особенно ему удался финал «Через месяц ишак бибизьянку родил, а дурной Аванес алименты платил, алименты платит сам не зная за что, а ишак говорил давай ибаться еще», тут Рубен очень удачно изобразил ишака, у него всегда отлично получалось изображать ишака, сказывались долгие годы усиленных тренировок. Илона, улыбнувшись, сказала, что это не проблема, что она хорошо знает режиссера, и им как раз нужен актер на небольшую, но весьма интересную роль.

Встречу назначили на следующий день. Подготавливаясь к ней, Рубен надел свой лучший костюм, который до этого надевал только на свадьбу и два раза на новый год, и даже побрился, что делал в основном только по торжествам. Указанный адрес оказался на третьем этаже обшарпанной серой хрущовки на окраине города. «Малобюджетный фильм снимают»,- подумал Рубен Вазгенович, глядя на оббитую дерматином дверь, - «артхаус», и улыбнулся, представив себя в роли героического Данилы Багрова. Он даже пробормотал себе под нос «да нэ брат ты мнэ, гныда черножопая», и пнул перила, больно ударив себе ногу.

Режиссер, молодой небрежно одетый парень, с глупой ухмылкой и широкими зрачками, мельком взглянув на Рубена сказал, что они его берут, и что пусть он идет переодевается, так как через десять минут съемка, а ждать времени нет. Сказанное шло вразрез с Рубеновыми познаниями в области кинематографии, и Рубен робко попытался спросить, где сценарий, и в чем собственно заключается его роль? Но режиссер, не дав Рубену Вазгеновичу договорить, сообщил, что в его фильмах главное это естественность и полная искренность в поведении, поэтому все, что от Рубена требуется, это просто вести себя в соответствии со своими собственными импульсами. Тем более сцена будет с участием Илоны, так что проблем быть недолжно. «Профессионал», - подумал восхищенно Рубен, и побежал в гримерку, где его, за считанные минуты, нарядили в странный наряд, состоящий из кожаной маски, таких же кожаных шорт и широкого шипастого ошейника. А затем, так же спешно, втолкнули в комнату освещенную софитами, закричав – «камера».

Следом зашла Илона, одетая почему-то в совсем не по погоде черное латексное белье, с немецкой фуражкой на голове и тяжелой однохвостной плетью в руках. «Привет», - пробормотал Рубен, сообразив, что снимать будут про войну, может даже продолжение «Семнадцати мгновений весны». Дальше он додумать не успел, потому что Илона без всяких предупреждений, с хриплым криком – «на колени сука!», ударила его плеткой по заднице, оставив на теле длинную красную полосу. «Какая странная роль», - решил Рубен, и на всякий случай забился в дальний угол. «Быстро на колени, раб!»,- повторила Илона, и опять ударила, на этот раз ногой в область паха. «Я буду жаловаться, я адвокат…» - пролепетал Рубен, обессилено упав на колени, и из последних сил попытался отползти к двери, но Илона опять больно ударила его плеткой, от чего у него выступили на глазах слезы. Когда она схватила его за ошейник, и потянула к своей промежности, он почувствовал себя плохо. Но увидев, как Илона одевает на себя пояс с большим розовым страпоном, Рубен Вазгенович Хуршуян окончательно лишился сознания.

«Стоп камера, снято»,- сказал режиссер.

Новый фильм, молодого, но очень талантливого режиссера Ивана Колокольчикова, под названием « Библиотекарь, зомби и их подруга Вера Геннадьевна Мухобойкина», взорвал все кинотеатры страны, а так же остального цивилизованного, и не очень, мира. Эксперты с редкостным единодушием признали, что это лучшее, что было снято за последние 10 лет, а критики и зрители особенно выделили, и оценили, эротическую сцену с участием начинающей актрисы Илоны Яблочкиной и ранее неизвестного, но подающего огромные надежды, актера Рубена Вазгеновича Хуршуяна.

Однако, к удивлению общественности, не смотря на обилие предложений, Рубен Хуршуян в своем единственном интервью, затравленно оглядываясь, и, на всякий случай, прикрывая руками голову, сказал, что не желает продолжать актерскую карьеру, так как намерен и дальше заниматься юриспруденцией.

© 13krisssssss

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
DeZeR
16.05.12 16:14

Первый?

 
Чапаев
16.05.12 16:16
"DeZeR" писал:
Первый?
После рубена вазгеновича!
 
DeZeR
16.05.12 16:19

местами улыбнуло...

 
DeZeR
16.05.12 16:19

чапай, отвянь...

 
Клоп
16.05.12 16:20

size 6Kb
 
max_im
16.05.12 16:26

Юмор, штоле?

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Чуть до греха не довёл
На заметку парням
Мошенников все больше
Когда самодельная реклама лучше той, что по телеку
Сколько зарабатывает московский водитель Яндекс такси
Нативная реклама
Воля старших, наследство и любовь
Девушки, которым скучно на работе


Случайные посты:

Девушка дня
Патриотично
Стойкость
Баннеры
Тем временем в Проклятой Пендосии
История о том, как мой коллега свою тещу глубоко зауважал
Много пуповин
"Просто кость широкая"
Москва - финал девяностых
Девушка дня