Зеркало




17 июля, 2012

Завтра начинается сегодня

Темнота. Влажная, давящая, с запахом тлена. Иначе о похмелье не скажешь.
Голова не просто болела, она раскалывалась. Ромка попытался ею тряхнуть. Казалось, в ней разорвалась граната. В виски ударила пульсирующая боль, сразу затошнило и захотелось пить. Парень встал с кровати, в номере было темно. Подойдя к окну, он отдернул тяжелую плотную штору, в комнате посветлело. Очевидно, раннее утро уже началось. Обернувшись через плечо, Роман увидел, что на кровати, закутавшись в одеяло, лежит женщина. Подойдя к маленькому холодильнику, стоящему у противоположной от кровати стенки, в раздумье чуть помешкал. Потом, распахнув дверцу, заглянул внутрь. На удивление, обнаружил там несколько банок пива и даже маленькие бутылочки со спиртным. «Сервис добрался и до окраин бывшей империи», - улыбнулся он про себя и, вытащив банку «Туборга», а затем и бутылочку виски, вернулся к кровати. Начал с виски. Свернув пробку, парень прямо из горлышка сделал большой глоток. Тут же торопливо щелкнув язычком пивной банки, запил. Тошнота, накатившая было с новой силой, потихоньку скатилась обратно в желудок, в голове прояснилось.

«Ну вот, прям, как в кино, раннее утро из жизни гангстера: виски, пиво, женщина. Не хватает разве что сигареты? Сейчас исправим», - с изрядной долей мрачного юмора подумал Роман и, закурив, принялся размышлять.

Роману Бельскому было двадцать семь лет. Четыре года из них он провел в колонии усиленного режима. Не сказать, что он был настоящим матерым уголовником. Скорее, наоборот. Так получилось, молодой, спортивный парень всегда нравился женщинам. И та давняя история получилась отчасти из-за них. Тот вечер, в корне изменивший его жизнь, тоже начинался как обычно. После занятий студенты отправились отдыхать, утром была стипендия, а это значит - впереди у них был целый мир! Начать решили с шашлыков, которые в течение месяца у многих ребят были навязчивой идеей. Я говорю, конечно, об иногородних студентах. «Домашние» не в счет. Вот так и получилось, что Роман был в компании троих своих друзей, с которыми, кстати, он вместе занимался в секции фехтования. Да, да, Роман был подающим надежды шпажистом. Вот не сильно распространен этот красивый вид спорта, но ему как-то повезло. И в его родном городе, и здесь, в институте, фехтование было востребовано. Отчасти и при поступлении ему помог спортивный разряд и довольно-таки внушительный список побед. Там, в этой невзрачной, надо честно сказать, шашлычке, все это и произошло.

Не успели ребята как следует насладиться вкусом довольно неплохого, по их меркам, шашлыка и холодного пива, как за двумя соседними столиками разгорелся скандал. За одним из них сидели, очевидно, мать с дочкой, две привлекательные, хорошо одетые женщины, скажем так. Что они семья, выяснилось уже потом. Неподалеку от них гуляли, как сейчас говорят, «ЛиКаНы», а попросту - джигиты с горных пастбищ, которых развелось в последние годы довольно много в России. И их северный город не был здесь исключением. Суть скандала выяснилась только на суде. Горцы пытались увезти с собой молодую девушку. Роман отреагировал на пронзительный крик старшей женщины. Обернувшись, он увидел двоих парней, вытаскивающих девушку из-за стола. Мать пыталась им помешать, но тщетно. На окрик Романа джигиты отреагировали неадекватно, вероятно, уже привыкнув, что внушают всем страх. Вот так и получилось, что один из горцев неудачно приземлился спиной на столик, заработав себе компрессионный перелом позвонков. Второй отделался сломанными ребрами. Ну, а Роман получил четыре года колонии, и как понял, находясь уже под следствием, ему еще повезло. Могла бы быть и групповуха.

Дальнейшая его жизнь уже заслуживает отдельного рассказа, просто он сумел-таки и там сохранить в себе человеческое, что, поверьте, совсем не просто. Освободившегося парня встретили вновь обретенные друзья, все было хорошо. Но вот неделю назад случилась неприятная история. Человек, с которым он, как ему казалось, близко сошелся в зоне и который принял деятельное участие в его судьбе, был не просто «зоновский авторитет». Китаец - такое у него погоняло, нет, не от национальности, скорее, от фамилии Китаев - был и на свободе не последний человек. Освободившись раньше, он не забывал про Ромку, и встретил, и устроил, и поддержал. Так Роман вошел в команду Китайца, которая держала в этом регионе оборот золота, конечно, того, которое проходило мимо официальных каналов. Поэтому к хачикам отношение у его ребят было однозначное: гасить.

Ромке определено было место в силовой, так сказать, группе, ничего общего с обычными «быками» не имеющей. Там в основном были собраны молодые мужчины, спортсмены, старшим же у них был бывший командир десантной группы Сергеев, который, уже закончив службу в армии, не нашел себе другого места в жизни, где еще мог применить незаурядные боевые навыки. Ребят он учил по- взрослому, не делая скидок. Те, кто не выдерживал, просто уходили. Это было оговорено. Романа Сергеев выделял за то, что тот отлично владел ножом. Во время отсидки, то ли от скуки, то ли чтобы занять себя чем-то, Роман пристрастился к ножам. Была ли это память о той своей вольной жизни, или любовь к холодному оружию была у него в крови? Кто знает. Но вот увлечение это приняло такие масштабы, что с ножом парень обращался уже на каком-то сверхъестественном уровне. Почти как в голливудских фильмах. Он мог броском ножа пригвоздить муху к фрамуге окна. И это отнюдь не просто слова, так оно и было. Поэтому и Сергеев, который тоже был незаурядным мастером ножевого боя, относился к нему с уважением.
Особо трудных и грязных заданий выполнять Роману не приходилось. Так, скорее демонстрация силы, не более того. И это производило впечатление, обычно в конце разговора где-нибудь, а чаще всего - в прикрытом для остальных посетителей кафе. (Ну любили кавказцы продвигать свою кухню, повара они в первую очередь, чего уж.) Так вот, ставя точку в разговоре, Сергеев обычно кивал Роману, и тот, небрежно взяв со столика обычный столовый нож, вроде и не сильно метал его в подходящий для этого объект. Чаще всего в дверь или барную стойку. Впечатление, когда после ухода незваных гостей «зверьки» пытались вытащить из дерева глубоко вошедший в него тупой нож, это производило сильное.
Но вот позавчера к себе в кабинет Романа пригласил Китаец. Поинтересовавшись, как ему новая жизнь, Китаец сказал:

- Роман, я к тебе присматривался несколько лет. Сам знаешь, что все не так просто у нас. Особенно последнее время. Беда русских в том, что мы разобщены. Я пытаюсь это исправить, это тоже ты знаешь. Парень ты умный и способный. Поэтому у меня есть для тебя предложение. Сразу скажу, что ты можешь его не принять, репрессий не будет. Но тогда ты навсегда останешься на уровне простого бойца. Решать тебе, слушай…

Китаец, которого, кстати, звали Андрей Петрович, рассказал Роману о том, что он налаживает связи с такими же группировками на Колыме. С одной из них они уже начали работать, и вот тут возникла проблема. Председателя одной из артелей, откуда шло довольно большое количество металла и которая служила еще и для прикрытия нескольких более мелких артелей, взяли в оборот южане. Получалось так, потому как там есть свои нюансы. Это отдельный разговор. А суть сегодняшней беседы сводится к тому, что Петрович предлагает ему выполнить роль, как сейчас модно говорить, киллера. А если просто, то нужно убрать главаря одной из этнических группировок Магадана. А сделать это человеку, никак вроде не связанному с местными, легче. Остальное - уже проблемы тех, кто обратился к ним с этой просьбой. Вот они с Сергеевым и решили, что наилучшей кандидатурой для этого является Роман. Потому что взрывы и выстрелы из-за угла трактуются теперь однозначно - конкуренты постарались. А вот удар ножом во время шумного застолья, в компании единоверцев, - совсем другое дело. Тем более что Роману, как они знают, для этого не обязательно подходить вплотную. Точный, единственный бросок издалека - и все.

Сказать, что Роман был ошарашен таким предложением, было бы неправдой. Парень все понимал и знал, что бесплатных пирожных не бывает. Поэтому и согласился он сразу. Детали обговорили в тот же день. Инструктаж проводил Сергеев. Долго бывший офицер, прошедший Африку и Афган, не рассусоливал. Как он сам сказал, они с Ромкой составили «оперативный план мероприятия» - вот как, оказывается, это называется у спецслужб. Конечно, все придумал и растолковал Роману боевой офицер, парню оставалось только кивать головой и запоминать. Свой план Сергеев выстроил на том, что им было уже известно: человек, которого им нужно было убрать, по полученным от «смежников» сведениям, имел устоявшуюся привычку находиться в определенное время в определенном месте. Доступ туда, на удивление, все же был. На этом и выстроил свой план Ромкин наставник. Самое заманчивое в нем было то, что оружия как такового для проведения операции не требовалось, это намного облегчало задачу и давало изрядный шанс на успех.

- Поверь, Рома, я проводил куда более безнадежные акции, и как видишь - жив, здоров, чего и тебе желаю. Главное, на месте определиться и сразу же наметить себе пути отхода. Ну и, конечно, желательно сохранять трезвую голову. Понимаешь, я знаю, что убить человека не так просто, но тут случай такой - или мы их, или они нас. Насколько горцы наглы и беспринципны, ты уже знаешь. Что никакие они не супермены, а скорее даже наоборот, и сильны только стадом и показной яростью, тоже в курсе. Поэтому отнесись к этому как к необходимости. На охоте ведь тебе не приходит в голову жалеть кабана? Вот и тут ты - охотник. Ни пуха, ни пера тебе, парень!
В Магадане Романа встретили на привокзальной площади у выхода из аэропорта. В машине находился только один человек, был ли это тот самый председатель или просто местный пахан, Роман не знал, да его это и не интересовало. Парня удивило, что, в отличие от кино и книжек, ему сразу же была передана значительная сумма денег. И в конце этого инструктажа его поставили в известность о том, что жизнь этого Ливана (так звали хачика, или это была кличка, Роман не уточнял) оценена ими в пятьдесят тысяч долларов, при условии, что акция пройдет успешно. Это подразумевало то, что местные ребята остаются как бы в стороне. На вопрос, нужно ли ему оружие и автомобиль, Роман ответил отрицательно. Встречающий удивленно взглянул на него, но промолчал и, довезя Романа до гостиницы, попрощался, оставив для связи свой номер телефона.

Тем же вечером в ресторане Роман и познакомился с девушкой, спящей сейчас у него в номере. Ее звали Карина, она была молода и хороша собой. Самое главное, что с ней было просто, «двести долларов ночь» - сразу сказала она, и больше вопросов не возникало. Допив виски, выкурив две сигареты, Роман отправился в душ. Выйдя оттуда, он увидел, что Карина проснулась и тоже курила, сидя у стола. Девушка была уже одета.

Вчера он с ней разговаривал совсем немного, Романа почему-то будоражило сознание того, на какой поступок он должен пойти завтра. Адреналин зашкаливал, и поэтому секс с этой миловидной девушкой вышел бурным и продолжительным. Кстати, Карина отдавалась ему с не меньшей страстью. Роман запомнил - она говорила о том, что учится в местном университете на третьем курсе, а деньги вынуждена зарабатывать таким способом потому, что иначе не может оплатить свое обучение. Она сказала еще, что клиентов выбирает сама, Роман тогда еще немного удивился ее самоуверенности, но промолчал. И вот теперь, глядя на уютно устроившуюся в кресле Карину, которая, кстати, спросив у него разрешения, открыла себе банку энергетического тоника, он внезапно решил, что девушка может послужить ему неплохим прикрытием для первого похода в то самое кафе. Поэтому, присев в кресло напротив, Роман достал все из того же холодильника бутылку шампанского и предложил:

- Карина, а как ты смотришь на то, чтобы сегодня весь день посвятить мне? Заодно и город покажешь. Во что мне обойдется мой каприз? - Роман улыбнулся, глядя ей прямо в глаза.
- С сексом или нет? - тут же деловито поинтересовалась девушка, и Роман, не выдержав, расхохотался уже по-настоящему.

Карина минуту смотрела на него с недоумением, а потом рассмеялась и сама.
- Дело в том, что гидом я еще не работала, - доверчиво сказала она. - Сегодняшний день в универе я в принципе могу и «двинуть», только подруге позвоню, прикроет на всякий случай. А что тебя интересует в городе? Он у нас совсем небольшой, и провожатый тебе в общем-то и не нужен. Что касается платы, а давай так, - и она озорно подмигнула парню, - после экскурсии, сам решишь. Договорились?

Так Роман обзавелся молодой красивой спутницей. Позавтракав в гостиничном ресторане, они вышли на улицу. Девушка спросила, что бы он хотел увидеть, парень ответил, что для начала неплохо бы просто пройтись по городу.
- Ну что же, погода этим летом у нас превосходная, можно и погулять, - согласилась Карина. - Смотреть в общем-то у нас я даже не знаю на что. Краеведческий музей тебя интересует? Вижу, нет. А пошли-ка тогда в парк, по дороге и весь центр города увидишь. В принципе, наш Магадан, по вашим материковским меркам, всего лишь большая деревня, но мы привыкли, - снова улыбнулась она.

Странно, но город Роману нравился, на центральной улице (конечно же, тут она называлась до сих пор улицей Ленина) стояли массивные, необычного вида многоэтажные дома. Заметив его удивленный взгляд, девушка пояснила:
- Военнопленные японцы строили после войны, хорошие дома. Сейчас в цене, потолки три с половиной метра. Мы когда-то вон в том доме жили, - со вздохом показала она на крупное здание, стоящее чуть выше гостиницы.

- А сейчас? - поинтересовался Роман.
- А сейчас семья живет в Нагаево, это рядом, но окраина, так получилось. У папы был свой небольшой бизнес здесь, маленький магазинчик в центре. Нам хватало. А потом… - девушка вздохнула и задумалась.

Роман не торопил, они неторопливо поднимались вверх по центральной улице. Пройдя мимо большого здания центрального универмага, Роман обратил внимание на ажурную вышку, стоящую в конце подъема.

- Телевышка, - ответила на его немой вопрос девушка, - потом, если хочешь, туда дойдем, сейчас нам налево.

У входа в парк стояла небольшая красивая часовня. Повинуясь какому-то неясному чувству, Роман предложил Карине зайти туда.

Поставив свечку перед иконой святого Николая, Роман про себя пробормотал: «Помоги мне, старец, пожалуйста, помоги».

Девушка тоже поставила свечку у какой-то иконы, Роман не сильно разбирался в церковных тонкостях, так вышло, но вот что удивительно: поставив свечку, он почувствовал даже какое-то облегчение и подъем.

Потом они сидели на скамейке в на удивление живописном парке и пили пиво с очень вкусной вяленой корюшкой, которую продавала у ларька пожилая женщина. Карина немного рассказала о себе, продолжая тему семьи. Как выяснилось, ее отца несколько лет назад пытались уговорить продать свой магазинчик, так как время маленьких торговых точек якобы прошло. Его сосед уже продал принадлежащую ему бакалею по соседству, и новый хозяин хотел объединить два магазинчика в один большой. Отец отказался, вот тогда-то все и началось. С все возрастающим интересом Роман продолжал слушать неожиданно заинтересовавшую его историю девушки. Конечно, он понимал, что не всем красивым словам можно было верить, но что-то в рассказе Карины подкупало. Тем более что рассказ девушки принимал совершенно неожиданный оборот.

Отца ее сначала пытались запугать, как она рассказывала, им стали угрожать по телефону, потом как-то вечером сожгли их машину, стоявшую во дворе. Сама Карина в то время как раз поступала учиться, все это было ужасно непривычно и страшно. Отцу помогал устоять знакомый, с которым они когда-то ходили на одном корабле. Но и того вечером однажды сильно избили и посоветовали отойти в сторону. А саму Карину… Тут она глубоко вздохнула и решительно произнесла:

- Да чего уж, ты меня не знаешь, я тебя, завтра разойдемся, как в море корабли. Сама не знаю, зачем я тебе это рассказываю, ну уж теперь слушай. - Девушка допила остаток пива и, закурив новую сигарету, продолжила: - Я возвращалась вечером от подруги, та живет далековато от нас, на «Звезде», так микрорайон называется. И вот, подойдя к остановке маршрутки, я, что интересно, сама вдруг решила доехать до дома на такси. Ну не знаю, что меня подтолкнуло, может, то, что вот эти непонятки с магазином начались у отца, тревожно было как-то на душе. Правда-правда. Как в плохом фильме, рядом тормознула иномарка, тонированная наглухо, оттуда вышел молодой кавказец и, распахнув заднюю дверь, сказал: «Садись, красавица, такую дэвушку хоть на край света за счастье подвэзти». Я не то чтобы хотела, но машинально шагнула вперед, и тут он, крепко схватив меня за руку, подтащил к машине. Оттуда выскочил еще один джигит, и они уже вдвоем затащили меня в машину. Веришь, нет? Я даже закричать не успела, настолько все это произошло быстро и неожиданно. Только туфельку потеряла. Золушка, блин, - горько усмехнулась она и замолчала, нервно теребя ремешок своей сумочки.

Роман молчал, не торопил и ничего не спрашивал. Почему-то он сразу поверил в эту историю. Немного успокоившись, Карина продолжила:
- Ну, а дальше уже просто противно все, Роман, и ты вправе сейчас уйти, экскурсия не удалась. Но я все же договорю. Так вот, они привезли меня за город, в поселок, в котором у нас находится зона. Не знаю, почему именно туда, может, для устрашения, но я правда очень перепугалась. На какой-то квартире они вчетвером насиловали меня два дня. Потом заставили позвонить родителям, трубку взял отец. Они глумились, щипали и выкручивали мне руки, чтобы я стонала, и рассказывали отцу, какая у него была хорошая дочь девочка, а теперь… Ну, ты, может, видел у меня родимое пятно, почти там? - спросила Карина у него. Роман молча кивнул. - Вот и об этом они рассказали отцу. Потом меня привезли в город и высадили неподалеку от дома, предупредив, что все, что со мной случилось, они записали на видео, правда это или нет, я не знаю, но если мы будем выступать, то это видео скинут в местную сеть. Так они мне сказали. Дома я увидала мертвецки пьяного отца, который рыдал и просил меня простить его, мать сидела молча, у нее болело сердце. Поэтому и сильно погоревать о потерянной девственности я не смогла, мне пришлось ухаживать за родителями. Так вот все и вышло. Отец сломался, мама теперь по больницам, магазин отец продал за символическую цену, а потом у нас отняли и квартиру, предложив взамен старенький домик в Нагаево. Ну, а я… Я, Ромка, как ты сам видишь, стала проституткой. Мне нужно платить за лечение матери, за учебу. Да и отца я бросить не могу, хотя он теперь просто алкоголик, но он мой отец, Рома. Вот так вот. Ну вот, а на месте нашего магазина «Карина» теперь винно-водочный «Тибет», вот то-то, Ливан рад, наверное, - совсем тихо закончила девушка свой рассказ.

Роман сначала не мог поверить в такое совпадение, и потому, чуть выждав, осторожно спросил?
- Ливан - это кто?
- Ну как сказать? Главарь ихний, что ли, они ведь нерусские все, то ли ингуши, то ли чеченцы, я не знаю, развелось их сейчас. Вот они теперь там хозяева, а заправляет всем этот самый Ливан. Я это потом узнала, они даже во дворе у нас свое кафе открыли - «Кавказ». Там и собираются постоянно.

Парень удивленно присвистнул. Ведь именно этот «Кавказ» он должен был сегодня посетить для рекогносцировки. Карина удивленно посмотрела на него.
- Не веришь? Конечно, вам, наверное, трудно в это поверить, сильным мужикам. Но вот такая я слабая оказалась, да и семья…

Не бойцы мы, мы просто жили, а оказались грязью под ногами этих уродов. Ну и не верь, мне-то что! - По щекам девушки покатились слезы, она порывисто встала со скамейки. - Экскурсия окончена. Прости, что загрузила, сама от себя не ожидала. Я пошла, спасибо, что выслушал.

- Постой, не уходи, постой, - Роман схватил упирающуюся девушку за талию и усадил обратно на скамью.

Сидевшая неподалеку пожилая женщина одобрительно ему улыбнулась. Решение пришло внезапно.
- Слушай, Карина, а ты можешь сегодня сходить со мной в это кафе? Или тебя там знают?

- Зачем тебе? А знают… Да нет, наверное, я там ни разу не была, да и что я им? Забыли уже давно, мало ли у них таких побед, что ли? Только я не пойму, правда, тебе это к чему? Да и рожи эти небритые видеть для меня мало удовольствия, поверь.

- Карина, я не могу тебе всего сказать пока, просто поверь, но в этом кафе у меня сегодня вечером должна состояться встреча с одним человеком. Так вот у нас совпало, а ты местная, да и поужинать нам где-то надо. Я ведь не отказался от экскурсии, а?

Просто подумай, ты будешь со мной, и уж в обиду-то я никому тебя не дам. Договорились?
Девушка сквозь слезы окинула взглядом крепкую фигуру парня и, непроизвольно улыбнувшись, сказала:
- Да уж.
- Я понимаю, тебе будет неприятно, если ты увидишь там своих насильников, но ты бы мне очень помогла. Одному туда идти - в глаза бросаться, вдвоем мы просто посидим, я встречусь с человеком, и мы уйдем. Неприятно мне это говорить, но я заплачу, Карина, хорошо заплачу.
- Вот ты типок, - вытерев ладошкой слезы, уже нормальным голосом ответила Карина. - Заплатит он. А сколько стоят сейчас неприятные воспоминания?
- Не в этом дело, я не хотел тебя обидеть, поверь. Но мне действительно сегодня нужно быть в этом кафе. Решай, пожалуйста.
- Да что решать-то? Сходим, раз надо, мне теперь выбирать особо и не приходится. Гид должен слушать клиента. Куда еще вам надо сегодня попасть, молодой человек? - уже совершенно спокойно спросила она.
- Да фик знает, давай, как и решили, просто погуляем. На рынок, что ль, сходить, есть у вас тут рынок?
- Обижаешь, начальник, что уж мы, совсем что ли деревня? Есть, конечно, «китайка», как, впрочем, наверное, и везде в России. Пошли тогда.

Девушка решительно встала со скамейки и, уложив в урну пустые бутылки и завернутую в газету шелуху от корюшки, потянула Романа на выход из парка.

На рынке Роман бесцельно бродил по шумным тесным рядам мимо заваленных низкопробным товаром стеллажей. Его внимание привлекли только ножи. Их было много. Дешевая сталь, безвкусное, крикливое оформление. Но парня это не интересовало. Он твердо знал, что ему нужно. Повертев в руках несколько клинков, он отметил, что на удивление попадаются и неплохо сбалансированные ножи. Вряд ли это было целью производителя. Но Роман понял, что проблем с этим у него не будет. Еле отбившись от назойливо снижавшего цену продавца, он повернулся к девушке. Карина с любопытством наблюдала за ним.

- Ты что, сюда за ножиком пришел? Рембо.
- Да нет, что ты? Просто посмотрел. А он, сама видишь, как вцепился, - смущенно ответил парень.
- Какие же вы, мужчины, все же дети, ножиками любуетесь, машины покупаете покрасивее, - ехидно заметила Карина. - Купи, чего уж.
- Да ну, таскать с собой, еще милиция тормознет, не надо. Это я так.
- Да купи, вижу же, понравилось, сувенир будет о Магадане, правда, китайский, - совсем по-девчоночьи прыснула она. - А милиция, да давай я к себе в сумочку положу, делов-то!

Махнув рукой, Роман повернулся к продавцу и, показав на два приглянувшихся ему ножа, купил их, не торгуясь. Карина тут же убрала покупку в свою сумку.
- Ну, а тебе что купить? - спросил у нее Роман.
- Да ничего вроде не надо, хотя, можно костюм спортивный отцу посмотреть. Давно хотела купить.
- Ну уж нет! Не здесь. Мы проходили мимо бутика «Рибок». Там есть что?
- Не знаю, Ромка, я там не была ни разу. Да зачем ему? Ты что?
- Я не спрашиваю зачем, пошли…
В маленьком магазинчике Роман приобрел костюм для Карининого отца и рекламируемые последнее время «суперкроссовки» для женщин - Карине. На ее возмущенные возгласы парень просто не реагировал.

Потом они вернулись в гостиницу и до самого вечера занимались любовью. При этом Роман отметил, что Карина занималась сексом теперь по-другому. В этом, как показалось парню, принимала участие и душа девушки. Ему было очень хорошо, но все хорошее рано или поздно заканчивается. Вот и им пришла пора отправляться в это самое логово, как про себя называл «Кавказ» Роман. К кафе они подъехали на такси. Войдя внутрь, Роман не спеша окинул взглядом не очень просторный зал, занято было несколько столиков. Рядом с эстрадой стояло несколько сдвинутых вместе столов. За ними сидела большая группа людей с небритыми подбородками и в кожаных куртках.

- Вот она, «бригада» Ливана, - чуть толкнув его в бок, прошептала Карина.
Роман кивнул и, не обращая больше внимания на горцев, прошел за столик, стоящий неподалеку от входа, рядом с псевдоколонной. Сидели они, наверное, часа два. Карина спрашивала, где же его знакомый, Роман, делая вид, что рассеянно смотрит на часы, отвечал - ждем. А сам в это время не сводил глаз с застолья в центре зала. Где-то около восьми вечера из боковой двери, ведущей в кухню, вышел грузный невысокий человек с ярко выраженной восточной внешностью, и по оживлению и радостным возгласам компании Роман понял: это тот, кого он ждал.

Посидев еще немного и запомнив все, что ему показалось примечательным здесь, Роман сказал Карине:

- Ну вот, очевидно, что-то не срослось. Не стоит нам больше ждать, пошли отсюда.
Вышли они так же спокойно, не привлекая ничьего внимания. До гостиницы шли пешком, Карина молчала и о чем-то думала. Потом уже в номере она неожиданно сказала:

- Ромка, а ведь тебе Ливан нужен, я поняла.
Парень слегка опешил.
- С чего вдруг такой вывод?
- Я глаза твои видела, ты словно целился в него. Не хочешь, не говори. Кстати, видел, рядом с ним мужик плечистый сидел, в замшевом пиджаке?
Роман машинально кивнул.
- Ну вот, это он меня…первый… - с ненавистью выдохнула Карина. - Так что если ты приехал по его душу… Я с тобой, Роман. Учти!

Неожиданный поворот в разговоре изрядно удивил парня, но чуть поразмыслив, он решил рассказать ей все. Ну, не все, конечно, а свою версию событий. По его словам, Ливан перешел дорогу очень влиятельным людям, и судьба его решена практически. А он приехал посмотреть на месте. Так сказать, как тут и что.

- Так ты киллер, Ромка? Наемный убийца, что ли? - девушка сказала это скорее с восхищением, чем с испугом.
Не зная, что ответить, парень промолчал. Потом заметил:
- Вот если бы там заварушка какая, скандальчик… Случается такое, не знаешь?
- Да я правда не бывала там, противно мне. Хотя, наши девчата рассказывали, вечерами там эти хачи по беспределу к девушкам пристают, потому и не ходят туда поздно знающие люди.
- Ладно, давай ложиться, утро вечера мудренее. Кстати, завтра ты как?
- Что как, Рома? Завтра мне к маме в больницу, к отцу можно заехать, костюм передать. Посмотреть, как он. Ты говори, какие планы у тебя?
- Утром скажу, - увлек девушку в постель Роман. - Завтра, отдыхай пока.
- Завтра, - слабо улыбнулась девушка, - знаешь, я где-то слышала, что завтра - всегда начинается сегодня.
Наутро он снова проснулся первый. На этот раз он чувствовал себя вполне хорошо. Может, слегка устал, но это была приятная усталость. И вот, сидя в кресле и покуривая, Роман вдруг понял, что в голове у него уже сложился план предстоящих действий. Причем план четкий и осмысленный, как так произошло, он и сам не знал, но факт налицо. Парень знал, как им предстоит действовать. Им. Потому что в его плане Карине была отведена главная роль. Осторожно, чтобы не разбудить девушку, он вышел в коридор и, достав на ходу телефон, набрал выученный им номер местного связного. На звонок ответили сразу. Роман сказал, что акция может закончиться сегодня, нужен будет билет на самолет, и еще - потом нужно будет прикрыть по возможности одного человека, который будет ему помогать. Собеседник ответил согласием, сказав, что в кассе, находящейся в самом аэропорту, начиная с сегодняшнего дня, его будет ждать билет на ближайший самолет. Нужно будет только сказать свою фамилию и передать привет от брата. С помощником - нет вопросов, в зависимости от того, что понадобится. Постараются сделать. Потом, чуть помолчав, голос спросил, уверен ли Роман в успехе. Тот ответил твердым «да». И еще попросил, чтобы деньги за работу тоже были готовы - разделенными на две части, по двадцать пять тысяч баксов каждая. Голос удивленно хмыкнул, но сказав, что хозяин барин, подтвердил, что он всегда на связи и, пожелав удачи, отключился.

Вернувшись в номер, Роман включил чайник и стал терпеливо ждать пробуждения девушки. Потом, когда она, уже приняв душ и приведя себя в порядок, смачно прихлебывала горячий кофе, Роман рассказал ей свой план. Карина согласилась сразу. Правда, узнав, что за помощь она получит еще и крупную сумму денег, засмущалась, но Роман твердо пресек все ее попытки возмутиться.

Вместе они съездили к ее родителям. Парень не заходил ни в больницу, ни в неказистый домик, стоящий у самой бухты с одноименным названием - Нагаевская. Карина была, может быть слегка излишне, оживлена. Но не более того. Из отцовского дома девушка вышла неузнаваемой, даже Роман слегка растерялся, на ее голове был лохматый светлый парик, который кардинально изменил ее облик. К тому же девушка была ярко накрашена и одета в такую короткую юбку, что Роман не представлял, как она сядет в такси. Заметив его недоуменное лицо, Карина звонко рассмеялась.

- Вот так вот, мы, девушки, умеем мимикрировать. - Повернувшись в сторону слушавшего их таксиста, уточнила: - Дома в словаре посмотришь, поехали.
Остаток дня до вечера они в общем-то провели в напряжении. Карина порывалась что-то рассказывать, замолкала. Роман почему-то вспомнил о зоне. Сумбурный разговор ни о чем не запомнился обоим. И вот - наконец девять часов вечера. Заказанное накануне такси уже ожидало их у входа в гостиницу. Услышав адрес, таксист вопросительно вскинул бровь, непроизвольно глянув на вывеску гостиничного ресторана, но потом, очевидно, оценив наряд Карины, молча тронул машину.

В «Кавказе» на этот раз было шумно и весело, но заказанный по телефону столик на двоих их ожидал. По удивительной случайности он оказался тем самым, за которым они сидели вчера. Правда, официант на этот раз был другой. Компания, которая их интересовала, была уже, наверное, вся в сбор. По крайней мере, два десятка молодых мужчин шумно гуляли и веселились за своими столами. Ливан сидел во главе одного из них. Роман, удивляясь себе, совершенно спокойно, даже с каким-то интересом разглядывал свою будущую жертву, машинально перебирая свободной рукой ножи, лежащие в раскрытой сумочке Карины на краю стола. Во второй руке он крутил бокал с шампанским. Заметив, как вздрогнула его спутница, Роман перевел взгляд на соседний с Ливановским столик и увидал там того самого крепыша в замшевом пиджаке.

- Спокойно, девочка. Спокойно. Он не обидит тебя больше, - тихо прошептал он и ободряюще улыбнулся Карине.

В зале становилось все шумнее и накуренней, джигиты потихоньку набирали обороты, то и дело приглашая немногих присутствующих здесь дам потанцевать. Соглашались те скорее с опаской. К их столику тоже пару раз подходили знойные кавалеры, но Роман твердо отвечал: «Девушка сегодня не танцует». Неодобрительно цокая языком, джигиты пока отваливали без скандала, но он явно назревал, судя по некоторым искоса брошенным в их сторону взглядам. И наконец, очевидно, как их творческий апогей, грянула лезгинка. Все они дружно подхватились из-за столов и, выстроившись в круг, стали исполнять свой гусиный танец. В центре круга смешно семенил, пытаясь сделать вид, что танцует на цыпочках, сам Ливан.

- Пора, детка. Только спокойно, и помни - ты тут не при чем, в любом случае. Если что, ты меня не знаешь. В гостинице познакомились, там подтвердят.

Карина серьезно посмотрела ему в глаза и кивнула:
- Я пошла.

В это время, боковым зрением, Роман заметил, что у входа в кафе появился и, окинув взглядом зал, быстро вышел обратно тот самый мужчина, который его встречал в аэропорту. «Все-таки страхуют». От сердца немного отлегло, но времени думать уже не было. Действие стремительно развивалось…
Карина сознательно выбрала такой маршрут, что прошла вплотную к кольцу танцующих в экстазе самцов. Реакция последовала незамедлительно. Один из них, уцепив девушку за руку, с гортанным криком потянул ее внутрь. Та, отчаянно отбиваясь, что-то кричала, потом, когда ее крепко обхватили за талию и прижали к себе, попыталась даже махнуть ногой. При этом ее юбочка бесстыдно задралась и вид узких белых трусиков окончательно свел этих бывших пастухов с ума.

Круг сломался, все пытались дотянуться, дотронуться до такого, казалось бы, близкого и беззащитного женского тела. Некоторые посетители кафе, предчувствуя предстоящее насилие, потихоньку потянулись к выходу.

Встал и Роман. Зажав в рукавах легкой куртки два ножа, он чуть выглянул из-за колонны. Ливан что-то громко кричал своим людям, показывая рукой в сторону той самой двери. Вероятно, приказывая нести неразумную жертву туда. Все их внимание было устремлено к трусикам Карины. А Роман быстро и резко взмахнул рукой, одновременно перекладывая в освободившуюся теперь правую руку второй нож.

Как он и рассчитывал, лезвие насквозь пробило горло Ливана, и тот секунду стоял, ничего не успев понять, но кровь уже хлестала из-под его руки, которой он машинально пытался вытащить так некстати застрявший в горле нож.
Раздался недоуменный громкий вопль, Карина была отброшена прямо на пол, ближе к входной двери, где и потеряла сознание.

Роман, боком выдвигаясь в сторону выхода, на этот раз нижним броском отправил в полет второй клинок, который завершил свой короткий стремительный путь - под левой лопаткой того самого насильника в замше. Сделав испуганное лицо и низко пригнув голову, Роман пробирался к выходу в небольшой толпе таких же, но по-настоящему испуганных людей.

- Девушке, девушке плохо, помогите ей, - громко крикнул он и увидел, как идущий впереди парень, машинально подхватив Карину под мышки, поволок ее к выходу.
Горцы пока не обращали внимания ни на кого, громко крича и обвиняя друг друга, они столпились у тел. Выйдя из кафе, Роман сразу же заметил знакомую машину, на которой его встречали в аэропорту. Подхватив под руку на удивление быстро пришедшую в себя Карину, он подтолкнул ее в сторону машины и, распахнув переднюю дверь, сказал сидевшему за рулем посреднику:

- А теперь в порт. Все закончилось, сейчас тут будет жарко.
- Я все видел, братан. Слов нет! Вот вы их сделали! Второго-то зачем? Это сявка, бугор мелкий.
- Надо было так, браток, бонус, презент от фирмы, - сумел все- таки улыбнуться Роман. Потом повернулся к Карине: - Как ты, девочка?
Ее еще заметно трясло, но очевидно, весь этот скоротечный ужас еще не полностью дошел до ее сознания.
- Нормально все. У нас получилось ведь, да, Роман?
- Все хорошо, Кариночка, ты умница! Все как по нотам. Теперь вот этот человек присмотрит за тобой. Ты его слушай. Пока тут порядок наведут, наверное, тебе лучше дома посидеть. Никуда не выходить. С учебой, думаю, сама разберешься.

- Поможем, - повернул к ней голову водитель, - конечно поможем, такой девчонке-то. Да и гулять теперь зверькам чуть. Сегодня и начнем прожарку. Думаю, через недельку большинство из них снова будут своих баранов пасти. Хватит уже. Нагостились. Да, и еще, - на этот раз он обратился к Роману, - через четыре часа самолет на Владивосток. Если хочешь, лети. Там пересядешь, куда тебе надо.

- Деньги с собой? - не отвечая на его вопрос, спросил Роман.
- Да, конечно, вот, держи, две пачки, как и просил, - он протянул Роману простой целлофановый пакет.
Тот открыл его и не глядя, достав одну из пачек, протянул ее Карине.
- Держи, компаньон, твое это.
Девушка сделала робкую попытку отвести руку, но Роман уже почти всерьез рявкнул:

- Мать и отца лечить будешь! Не время в благородство играть. Эти хорьки тебе жизнь сломали. Исправляй.

Девушка молча взяла протянутые деньги и снова сжалась в комок на заднем сиденье. Она молчала. Молчал и Роман.

В аэропорту с ним к кассе подошел и сопровождающий, усталая сонная женщина молча выписала ему билет. Регистрация на рейс уже началась. Выйдя на улицу, Роман протянул мужчине, имени которого он так и не узнал, ключ от гостиничного номера.

- Приберите там, и вообще…
- Не вопрос, не парься. И это, спасибо тебе! Я удивился, как ты их, как в цирке прямо.
- Цирк и есть, - устало улыбнулся ему Роман.
Карина, выйдя из машины, стояла рядом с ней и курила. Подойдя вплотную к девушке, Роман сказал:
- Ну вот и все, красивая, я улетаю. Удачи тебе! Ребята обещали помочь. Я верю, сделают. Ты только не стесняйся. Хорошо?
Девушка не отвечала, неотрывно глядя ему в глаза. Потом всхлипнула и, крепко обняв его, прошептала в самое ухо:
- Ты только не пропадай совсем, Ромочка, совсем не пропадай, прошу тебя. Мой номер ты знаешь. Я не буду его менять, куплю себе новую симку, а с этой буду ждать твоего звонка. Всегда-всегда ждать! - и она громко, в голос, разревелась.

Почувствовав, что и у самого подозрительно защипало глаза, он хрипло буркнул:
- Жди. Позвоню. Обязательно позвоню!
Неловко ткнувшись носом ей в щеку, он, не оглядываясь, прошел на посадку…

koluma7

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Швед
17.07.12 16:57

туморроу нэвэ камс

 
Алла
17.07.12 16:57

Берегите скролл.

 
Теотрал
17.07.12 16:58

Нихрена-сибе букав....

 
Свиблово
17.07.12 17:00

У нас по местному городскому каналу показывают передачу о том, как выжить в жару. Это к тому моменту, как 3 недельная жара кончилась и на улице +15. Но один из вариантов для тёток, как не потеть подмышкам,- сделать укол, который блокирует выделение пота. И это, как они уверяют, совсем не вредно - идёт перераспределение, будет больше выделяться из других мест. То есть, я так понял, подмышки будут не пахнуть, зато ноги вонять обильнее станут? Этим вопросом я и задался, отправив им его на сайт.

 
Буквайоб
17.07.12 17:02

Мням-ням..
30735 знака и 5762 пробела

 
Евгения
17.07.12 17:09
"Свиблово" писал:
У нас по местному городскому каналу показывают передачу о том, как выжить в жару. Это к тому моменту, как 3 недельная жара кончилась и на улице +15. Но один из вариантов для тёток, как не потеть подмышкам,- сделать укол, который блокирует выделение пота. И это, как они уверяют, совсем не вредно - идёт перераспределение, будет больше выделяться из других мест. То есть, я так понял, подмышки будут не пахнуть, зато ноги вонять обильнее станут? Этим вопросом я и задался, отправив им его на сайт.

мне тоже интересен этот вопрос

 
Свиблово
17.07.12 17:09

Вообще, можно почитать.

 
Швед
17.07.12 17:11
"Свиблово" писал:
будет больше выделяться из других мест. То есть, я так понял, подмышки будут не пахнуть, зато ноги вонять обильнее станут? Этим вопросом я и задался, отправив им его на сайт.
таким жэ макаром убирается запах изо рта.
 
Евгения
17.07.12 17:12

И, насколько знаю, пот остужает кожу. Потому и надо больше пить и потеть. Что значит, не потеть? С какой точки зрения?

 
Евгения
17.07.12 17:12
"Швед" писал:
таким жэ макаром убирается запах изо рта.

А мозгов таким образом не добавляется?

 
Швед
17.07.12 17:13

А чито? Время выхода ДыДэ в эфир теперь откладывается с 17.00 на более позднее время?

 
Дыхач
17.07.12 23:22

Где похоронена мать Путина?

 
Va
18.07.12 08:36

А мне понравилось! прочитал на одном дыхании! Люблю читать как чурок мочат, в рассказе раскрыт образ нормального русского мужика!

 
Ганс
18.07.12 09:59

Позитивный рассказ, автору- респект! Молодец!
Молодежь надо воспитывать именно в ТАКОМ ключе.
А там, глядишь карликов-садомитов повесим на фонарях вдоль МКАДа и тогда данный рассказ выглядеть будет немного по иному:
в прибежище черножопой мрази зайдет русский человек с ранцевым огнеметом и просто сожжет ВСЕХ омерзительных тварей.
Причем, ЭТО будет не что-то из ряда вон выходящее, а ОБЫЧНОЕ мероприятие в рамках декриминализации России.

 
ЭКЗАРХ
18.07.12 10:45

Понравилось, хоть и букаф даxуя... Эти ж *мудаки в конец поохуевали!
Афтар, пешы есчо!

size 21Kb
 
Эндрю
18.07.12 10:50

респект аффтару! Пиши еще!

 
Xepacyкa
19.07.12 08:48

Колюма чмо и педораз

 
zelenyi
19.07.12 12:32

аффтар - пешы есчо!

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Глава родительского комитета
Фен Шуй
Как меня ребенком в милицию забирали
Экскаваторщиков лучше не трогать
Как из умницы превратиться в тварь: пособие для девушек
Расширяем словарный запас
4 вида спорта, от которых потом член не стоит
Правильные наряды к Новому году


Случайные посты:

Из мира высоких технологий
Косплей по-русски
Дамы легкого поведения
В мире животных
Разрыв
Лучшая шутка года
Кто может объяснить этот фокус?
Девушка дня
Вася и ретроградная амнезия
Фраза, которую я смогла понять только через 15 лет