Зеркало




24 июля, 2012

Мамуля

- Вот и познакомились, Юленька! Можешь называть меня «тетя Света». Вкусный бутерброд? Кушай, кушай, я сейчас еще что-нибудь раздобуду.
Юленька сидела в огромном для нее кресле и с аппетитом уплетала бутерброд — хлеб с брынзой, — который только что ей дала Светлана Анатольевна Дербет, старший инспектор по делам несовершеннолетних, которая только что вернулась из дамского туалета, где она минут пять рыдала в голос под аккомпанемент постоянно шумящего бачка, который она опорожняла каждые тридцать секунд, чтобы никому не было слышно, как она рыдает.

- Юленька, пожалуйста, доешь, ты же голодная!
- Не, спасибо, я наелась уже. А это мамуле надо оставить. У нас такое плавило: всегда надо делить пополам. Можно я в это завелну? – Юленька тоненьким пальчиком с синим ногтем показала на лист с заключением экспертизы.

- Нет, Юленька, это очень важная бумага, а своей мамке можешь не оставлять – она сыта.
- Не «мамке», а мамуле, — очень серьезно поправила ее девочка. – Все равно оставлю, — и она засунула половинку бутерброда в боковой карман своего потасканного пальтишки на два размера больше.
- Ты… любишь свою… мать? – Светлана Анатольевна пыталась справиться со спазмом в горле.
- Люблю. Только называйте ее, как я – мамуля! – Юленька вдруг закусила пухлую синеватую нижнюю губу и схватилась двумя ручонками за правый бок. – Ой-йо-йой..!
- Что, опять болит?! — Светлана Анатольевна вскочила со своего кресла, подошла к Юленьке, села перед ней на корточки и обняла за плечи.
- Уже не так сильно. Телпимо… Вы мне не сказали, когда меня забелет мамуля.
- Понимаешь, твоя мать…муля, сейчас очень занята, поэтому некоторое время тебе придется пожить в уютном местечке с другими детишками. Тебя там будут хорошо кормить, играться с тобой, водить на прогулки в рощу, купать тебя каждый день, расчесывать… Там даже есть телевизор, и по нему все время показывают всякие мультики. А я тебя буду часто навещать и привозить вкусности, какие ты попросишь.
- А мамуля?.. Она будет навещать?
- Пока – нет, потом посмотрим.
- Я не пливыкла без нее. Боюсь, мне будет стлашно одной.
- Не бойся! Я же говорю, что там много детишек, ты с ними подружишься. А хочешь, на выходные я заберу тебя к себе? Мы пойдем на озеро и будем кормить уток хлебом.
- Холосо, я согласна, но… мне бы все-таки мамулю увидеть… Нельзя?
- Пока – нет. Позже. Надо идти, за тобой уже машину прислали.
- Мусолную? На которой Михалыч лаботает?
- Нет, не мусорную. Легковую. Идем, провожу.

Она взяла девочку на руки – такая легкая! – и, прижав к груди, спустилась по лестнице, вышла из парадной и собственноручно усадила ее на заднее сиденье служебного УАЗика. Аккуратно захлопнула дверцу и помахала вслед уехавшей Юльке, правда, она этого не увидела.

Вернувшись к себе в кабинет, Светлана Анатольевна дважды громко выругалась, потом зачем-то швырнула о стену казенный граненый стакан, закурила тоненький «вог», достала из сейфа початую бутылку водки и сделала два больших глотка. Отломив фильтр, выкурила еще одну сигарету, и только после этого открыла папку и стала перелистывать подшитые документы.

Из них следовало, что пятилетняя Юленька… Юлия Вадимовна Алехина жила со своей матерью – Лидией Петровной Алехиной в… вагончике-бытовке на городской свалке! Прописки у матери не было после того, как она четыре года назад продала свою комнату в коммуналке на улице Приозерная, 26-б, 17. Лидия Петровна нигде не работала, жила случайными заработками. Ее сожитель – Олег Михайлович Кравченко – работал шофером в комбинате благоустройства, свозил со всего города контейнеры с мусором на свалку. «Оба систематически выпивали, после совместного распития у них возникали ссоры на бытовой почве и Кравченко, по словам очевидцев, избивал свою сожительницу». Все эти четыре года Юленька жила вместе с матерью и Кравченко в упомянутом вагончике, который, кстати, отапливался только самодельной буржуйкой.

Далее следовало, что месяц назад ребенок был доставлен по «скорой» в городскую больницу в тяжелом состоянии с диагнозом: двустороннее крупозное воспаление легких, истощение и интоксикация. После проведенного обследования случайно выяснилось, что у девочки нет правой почки! Следующие два документа Светлана Анатольевна знала практически наизусть… Тяжелую запущенную пневмонию чудом удалось вылечить, но причину отсутствия почки никто объяснить не смог – девочка никогда не состояла на учете у педиатра по «месту жительства». Единственное заключение, которое смогли дать хирурги – почка удалена сравнительно недавно, судя по свежему шраму на боку, в стационарных условиях. Все.

Она встала, прошлась по кабинету, снова достала водку из сейфа и снова сделала два глотка. Потом снова закурила и позвонила по телефону.

- Игорь, снова я… Можешь говорить?
- С тобой могу все, что угодно. А что у тебя с голосом, ангина, что ли? Осипший какой-то…
- Да, наверное… Вы нашли этого?..
- Нет. Но найдем, не переживай. Куда он денется с подводной лодки?
- А владелец клиники?
- Подписка о невыезде – большего я у прокурора не смог выпросить.
- Сожителя нашли?
- Пока нет. С таким баблом он, если не дурак, уже мог бы быть в Антали или даже в Эмиратах.
- Игорек, я тебя очень прошу, найди мне этих подонков..!
- Читаешь мысли?! Я тоже очень хочу с ними увидеться, особенно, с доктором Полянским. Сегодня увидимся?
- Не знаю… Не уверена. Созвонимся.

Лидия Петровна вторые сутки сидела в КПЗ вместе с четырьмя бабами разного возраста. У нее до сих пор болела голова от выпитого накануне и жутко пучило. А еще она никак не могла понять, за что ее «заперли» — она же ничего не украла, никого не ограбила и не совершила никаких противоправных поступков. «Потерплю, выяснят личность, составят протокол и отпустят. Все равно обидно! И опохмелиться бы сейчас… Кстати, куда позавчера исчез Михалыч? Хоть бы не к Райке своей поехал – с него станет. Кобель!». Она улыбнулась беззубым ртом, когда вспомнила, каков ее Михалыч сильный мужик. Ну и что с того, что бьет? Бьет – значит, любит! Ее – Лидку – бьет. На зависть другим бабам. Теперь все у них наладится, и найдут они приличное жилье и заживут, как нормальные люди. Лидка даже решила вставить себе зубы и сходить к парикмахеру – денег должно хватить. Деньги… Михалыч о них даже не догадывается – будет сюрприз! Вот только Юльку куда-нибудь пристроить, а то Михайлыч грозился уйти, если она ее «не сплавит».

Михалыч сел на рейсовый автобус до села Табачного – там жил его свояк Василий, да и местечко тихое. «Самое то – отлежаться недельку-другую. А потом придумаю, что делать с «наследством». Ловко все получилось, да и, по всему, я же ни в чем не виноват, ежели что. Инициатива была Лидкина, пусть и отбрехивается. Я даже жениться не обещал. Да и кто возьмет такую уродину, еще и с ребенком. Нет, я все сделал правильно…».
Михалыч незаметно для других пассажиров достал из бокового кармана затертой кожаной куртки пухлый конверт, открыл его и убедился, что деньги на месте. Нет, двести из трех тысяч он «скинул» в обменнике на вокзале, остальное спрятал в карман. «На первое время хватит: с Васьком посидеть, дать ему сколько-то за постой, ну и там, может, бабу какую найду, подарков накуплю, скучно не будет. Остальное – на потом!». Улыбнувшись такой перспективе, Михалыч откинулся на пассажирское кресло и мечтательно прикрыл глаза.

Полянский проснулся на даче у Марго. Ее рядом не оказалось, но из ванной доносился радостный голос и смех – наверняка с кем-то из подружек по телефону вспоминают подробности вчерашней вечеринки.
«Сколько раз обещал себе не миксовать вискарь с коксом! Это все из-за нее: «Пуся, давай расслабимся, ты такой нервный и напряженный! Ну я прошу тебя, Пуся… У нас впереди такая романтическая ночь любви, а ты насупился, как хорь». А ночь действительно оказалась сумасшедшей. Эта Марго кого угодно доведет до..! Жениться на ней, что ли?».
Громыхая колесами столика-бара, в комнату вошла радостная Марго. Совершенно обнаженная! Молодая, поджарая, загоревшая, с гривой длинных волос… Сейчас она была похожа на черную пантеру с горящими зеленющими глазами. «Пожалуй, женюсь. Она – само совершенство, да и в постели равных ей нет!» — подумал молодой мужчина, прежде, чем Марго с визгом кинулась на него и принялась терзать его плоть.

Усачев третий час сидел в одиночестве на кухне и мрачно заливался водкой. Жена, почуяв приближающийся запой, забрала Катю и Олега, и на машине повезла их к маме – дети не должны видеть своего любимого папочку в таком состоянии! Три дня – минимум. Хорошо, что выпало на выходные. В понедельник будет свеж, как первый снег, поедет в свою любимую клинику лечить своих четвероногих пациентов.
«Надо же так вляпаться! Раньше не было никаких эксцессов и все были довольны! Все! Ни одной жалобы, ни одного инцидента! Все из-за какой-то бабы, которая невовремя приехала навестить свою макаку Чучу! А что мне, больную в вольер с послеоперационными собаками класть? А в этой палате все, как у людей. Да и девочке было интересно увидеть живую обезьянку… Теперь вот — подписка о невыезде. Неприятно, конечно, но не я же операцию делал. Я что, я только операционную предоставил, ну и палату выделил. А кто, кому и что оперировал – не моя забота».
Усачев поморщился, вспомнив, что на вторник в малой операционной назначено четыре проплаченных аборта.

Юленька лежала на левом боку и ковыряла синим ногтем зеленую крашенную стенку. Ей было очень хорошо и уютно, а еще она была сыта. А еще медсестра сделала ей укол, и бок совсем перестал болеть. К тому же, ей дали настоящую чистую пижаму и накормили гречневой кашей с молоком. Но заснуть Юленька не могла – она все время думала о мамуле. Где она? Где? Почему не приходит к ней, хотя бы на минуточку проведать? Впрочем, мамуля не приходила и в больницу, когда у Юленьки было воспаление легких. Зато забрала, когда она выздоровела. И из другой больницы ее тоже забирала мамуля. А Юленька не хотела уходить, потому что она лежала в одной палате с настоящей обезьянкой Чучей, с которой успела подружиться. Обезьянке вырезали какую-то шишку на шее, а Юленьке тоже что-то вырезали, поэтому сильно болел бок. Тогда ей делали укольчик, и она засыпала. И всегда после укола ей снился один и тот же сон: взявшись за руки, они с Чучей бегут по оранжевым лужам, а там, в конце дороги стоят две мамули – Чучина и Юленькина. Они тоже смеются и кричат: девочки, не замочите ножки!

Света лежала на плече у Игоря и молча курила. Она курила одну за другой, что очень сильно раздражало некурящего Игоря, но он терпел.
- Да ты пойми, что ничего «тяжелого» мы им не повесим – обычное дело. Люди добровольно продают свою почку для ее трансплантации какому-нибудь богатенькому больному на другом конце света. Я знаю нескольких таджиков, которые сами приезжали в клинику, где у них изымали орган и платили приличные деньги – все по согласию. Единственное, за что можно зацепиться — эта операция не совсем законна. В смысле, слабая правовая база… Как с абортами: вроде бы гинекологу можно его сделать тайком от руководства прямо в отделении, а вроде и нельзя.
- Но эта дрянь не свой орган продала, а почку пятилетней девочки!
- Она – ее дочь. Максимум, на что можем рассчитывать – лишение родительских прав и года два условно. Мамашка тебе еще и спасибо скажет. Кстати, у доктора всего лишь на годик отберут лицензию, а владелец клиники, я уверен, откупится. Меня больше всего интересует ее сожитель, который… переспал с ребенком. Вот эту мразь я бы своими руками..!
- Что?! – Свете показалось, что в ее голове взорвалась вселенная.
- Я думал, ты в курсе. У нас к делу подшито заключение детского гинеколога: Юля лишена девственности… Прости, я не знал, что…
- Пф-ф-ф-ф-ф-ф-фф!

Почему-то Юленька именно сейчас вспомнила, как медсестра кормила Чучу большими оранжевыми шариками, которые вкусно пахли. Таких Юленька прежде никогда не видела. Чуча ловко сдирала с них кожуру, отламывала дольки и очень аппетитно жевала, недоверчиво поглядывая на Юленьку.
А однажды ночью Юленька проснулась оттого, что у ее изголовья сидела Чуча: одной рукой она гладила ее по волосам, а во второй держала тот самый ароматный шарик, уже тщательно очищенный от кожуры. Увидев, что Юленька открыла глаза, Чуча осклабилась, что-то сказала на своем языке и, улыбаясь, протянула ей истекающий соком шарик.
Уже засыпая, Юленька услышала какой-то шум и женские голоса, доносившиеся из коридора. «Наконец-то мамуля за мной пришла».
- Мама, мамочка, мамуля..! Не блосай меня, я тебя никогда не блошу! – Прошептала Юленька и провалилась туда, где ее ждали улыбающаяся Чуча с очищенным сочным шариком и ее мама.

@ Бабанин

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Квадрат
24.07.12 14:24

хотите испортить настроение - читайте

 
Алла
24.07.12 14:27

Жесть нашего мира.

 
Гы4а
24.07.12 14:28

Факт. И ведь так оно все и бывает

 
Бегемот
24.07.12 14:29

Пичальная история... Ничитать...

 
Vit
24.07.12 14:30

Ох ничего ж себе такое посреди дня прочитать. :( кошмар.

 
Ганс
24.07.12 15:13

Читайте, ПИДОРЫ.
Или что, ссучата, читать страшно? Так то все- хуйня по сравнению с РЕАЛЬНОСТЬЮ.
Наших, русских детей- режут на куски ТЫСЯЧАМИ.
Вон в Волгоградской области всплыло, МВДшники пытались раскрыть- 1200 детей исчезли в Италии после усыновления.
ВСЕХ- на куски разрезали.
ВСЕХ!!!!!!
Вот потом посмотрите в зеркало и спросите себя:
мой дед выиграл ВОЙНУ.
А Я ХУЙЛИ ССУ????
КОГО?
Карликов-Пидарасов???

 
Алла
24.07.12 15:14

О, встричяем Ганса! :)

 
Alchmist
24.07.12 15:35

ганс ты свои высеры подписывай хоть степан или федот, а то "ганс" палево какое-то нехорошее ))

 
Ганс
24.07.12 15:39
"Alchmist" писал:
ганс ты свои высеры подписывай хоть степан или федот, а то "ганс" палево какое-то нехорошее ))
Палево- если тебя жена в гей-клубе застукала. А уж как подписывать- тебя не спросил. Смотрим новости сегодня, гыгы: Напомним, 248 человеческих эмбрионов в четырех бочках были обнаружены в Невьянске в 5 км от трассы Екатеринбург - Нижний Тагил. ри этом одна из бочек была открыта, а содержимое было на земле. Очевидцы заметили, что каждый из эмбрионов был помечен биркой, что могло означать номер больничной палаты или условное обозначение пациентки абортария. По факту обнаружения эмбрионов проверку проводит полиция Свердловской области. ВнушаитЪ?
 
Stringr
24.07.12 17:52

твари

 


Последние посты:

Сомелье
Биткойн уже 20 000 $
Подруга, попав в мужской коллектив, изменилась до неузнаваемости
Привет из Москвы конца шестидесятых
Купить квартиру или пригласить Лепса: сколько стоят звезды на Новый год
7 шокирующих фактов о мужике-трансгендере, который смог родить ребенка
23 эмоции, которые люди чувствуют, но не могут объяснить
Наташа
Предупредил, значит, защитил
10 признаков, по которым можно судить о размере мужского достоинства


Случайные посты:

Про внушаемость
Когда маму принимают за подружку
Как я обосралась на выпускном
Осторожнее с коврами, мужики
Говорит и показывает 24/7
Девушка дня
Собака-убийца
Дерьмовая жизнь - польскоязычная
Alles Gute zum Geburtstag!
Скоро на дорогах страны