Зеркало




28 августа, 2012

Клуб

Я нашел его по объявлению в Интернете. Конечно очень глупо надеяться на то, что в моей ситуации мог бы помочь подобный человек, но утопающий хватается за соломинку. Да что уж там, я был готов ухватиться даже за ядовитую змею, лишь бы выбраться из этого затягивающего болота, в котором я прожил большую часть жизни. Он жил на окраине города, фактически в трущобах, в каком-то аварийном доме, которому явно оставалось не больше года до сноса. Внутреннее убранство его квартиры-офиса было под стать дому – сырая каморка, клоповник, увешанный дешевыми жизнерадостными рекламными плакатами с улыбающимися людьми, которые в этих декорациях смотрелись как грим на лице покойника.

Он встретил меня сидя за конторским столом, стоящим посреди комнаты, ждал меня, закинув ноги на стол, даже не удосужившись открыть входную дверь. Хотя впрочем так мы с ним и договаривались., входная дверь была открыта нараспашку.

- Проходи, присаживайся, - позвал меня он, не глядя в лицо, задумчиво выпуская кольца дыма в обшарпанный потолок.

- Добрый день. Я по объявлению. Мы связывались и говорили насчет…

- Я помню. Я все помню насчет нашей сделки, - продолжал он, не глядя в мою сторону. Его рубашка, пиджак и даже галстук были старыми и сильно помятыми, создавалось ощущение, что мой загадочный торговец давно на мели, впрочем видимо его это совершенно не беспокоило, учитывая его прямо-таки буддийскую отрешенность.

- Эй, а вы не хотели бы сперва проверить мое имя, не говоря уже о документах! – хотел вспылить я, раздраженный таким унизительным равнодушием. В конце концов мне казалось, что он должен был хотя бы для приличия изобразить капельку заинтересованности, отыграть эдакого скользковатого рубаху-парня, крепко пожать мне руку, тщательно отмеряя доброжелательность во взгляде дабы потом перейти к обсуждению сделки. Но он видимо знал, что я соглашусь на любые условия. И еще он откуда-то знал как я выгляжу, в этом я не сомневался. Этот факт заставил меня внутренне поежиться.

Чудеса уже начинаются, прямо с порога? Но это была только легкая разминка перед его следующей фразой.

- Ты наверно думаешь, что я должен был хотя бы для приличия изобразить капельку заинтересованности, отыграть эдакого скользковатого рубаху-парня, крепко пожать тебе руку, тщательно отмеряя доброжелательность во взгляде и прочее дерьмо. Прости, но только не сегодня. Я очень устал. Перед тобой, ко мне заходил один демон, а сделки с ними очень выматывают, знаешь ли, - он наконец опустил ноги на пол и перевел на меня взгляд. Его глаза были красные и опухшие, казалось, что он не спал дня три.

Наверное я побледнел, потому что его последняя фраза действительно произвела на меня впечатление.

- Не бойся. Читать мысли людей – это моя работа. Просто сейчас у меня нет сил скрывать это. Ты ведь не ради беседы пришел, так что какая разница как она будет проходить. Ты уверен, что тебе действительно нужна эта сделка?
Этот вопрос заставил меня внутренне собраться, потому что уж в чем в чем, а в этом я был абсолютно уверен.

- Да.

Ни капли сомнения. Я устал не меньше чем он, после своей сделки с загадочным «демоном». Я не мог спать не три дня, а значительно-значительно дольше.

- Хорошо. Но ты сам понимаешь, цена будет очень высокой. Двести тысяч – это только первоначальный взнос. И учти, тут я делаю скидку на твое реальное материальное положение. Это практически благотворительность.

Да. Сумма действительно внушительная. Особенно для меня. Ну если он знает как я выгляжу, то пожалуй и мой достаток, находящийся на нижней границе среднего, не должен являться для него секретом.

- Двести тысяч и это прекратиться? Навсегда? В любом случае, мне казалось, что тут уместен торг…

- Дважды нет. Нет – не прекратится. Двести тысяч – это только первый взнос. И нет – торг тут неуместен. Либо соглашайся на мои условия либо проваливай, парень, – он прикурил вторую сигарету от тлеющего окурка первой. Похоже у него действительно был тяжелый и нервный день.

- Окей. Я согласен. И что? В какой форме это все будет проходить? И как мне вас называть эм… в объявлении был самый минимум информации…

- Называй меня мистер Плут. А лучше вообще никак не называй. Деньги ты переведешь сегодня же. Попытаешься меня обмануть… хм… Не стоит, поверь. Лучше не стоит. Хотя ты точно не станешь этого делать. Тебе все равно больше некуда идти, когда и таблетки и целители и религия бессильны.

- Я понял, мистер Плут. В какой форме все это пройдет?

- Есть два варианта. Либо ты можешь обменяться судьбой с другим человеком. Это тяжело, но это в моих силах. На выбор могу предоставить три кандидатуры, - небрежным движением он швырнул на стол три папки с досье. – Пожилая женщина-инвалид, прикованная к коляске, нелегальный эмигрант-нарик и бывший вояка с посттравматическим синдромом.

- Не очень то вдохновляющий выбор.

- Они готовы обменяться с кем угодно, даже с тобой. Твоя судьба тоже не самое лучшее, что я могу предложить клиентуре, сам должен понимать.

- Хорошо. А что за второй вариант?

Он глубоко вздохнул и опустил подбородок на сцепленные пальцы.

- Это вне моей компетенции, но я могу свести тебя с людьми, которые могут это сделать. Выкинуть твою проблему. Уничтожить, так словно её никогда и не было. Это люди из Клуба. Однако это будет стоить тебе значительно дороже. Я возьму только свои положенные двести тысяч за посреднические услуги.

- Боюсь у меня не хватит денег на второй вариант, если двести тысяч – это только первоначальный взнос.

Он пристально посмотрел мне в глаза и чуть распустил узел галстука.

- Там не деньгами придется платить. Поверь, ты сможешь потянуть второй вариант. Если действительно хочешь. Но если ты выбираешь его, то пути назад не будет, ту сделку будет невозможно отменить, неустойку ты уж точно выплатить не сможешь. Ну так как?

Я задумался. Меняться судьбой с инвалидами и наркоманами мне определенно не хотелось. Про второй вариант я так толком пока ничего не разузнал. Не деньгами? Душу что ли бессмертную заложить? Да хер с ней с душой, если они избавят меня от этого кошмара.

- Я согласен.

Он медленно поднялся из-за стола.

- Хорошо. Сейчас я подготовлю бумаги и введу тебя в курс дела.

- Можно перед этим еще два вопроса? – успел вставить я, сам поразившись своей наглостью.

- Валяй. Но только два – не больше.

- Откуда вы все знаете про меня?

Он усмехнулся.

- Одна старая знакомая из Клуба постаралась. Мисс Сплетница. У неё передо мной должок, который ей еще дооолго выплачивать.

- Хорошо. Допустим. Тогда вот еще что. Вы явно берете за свои услуги немало, почему вы ютитесь в этом тараканьем приюте?

Теперь улыбка моментально спала с его лица.

- Есть свои ограничения… - пробормотал он и достал бланк договора.

***

У здания старой школы я ожидал встречи с человеком, контакты которого мне оставил Мистер Плут. Он должен был отвести меня к людям из Клуба, в чьих силах было справиться с моими проблемами. Очевидно, что в Клуб было крайне сложно попасть, о нем я впервые услышал от Плута и поиск по сети никакой информации не дал. Я ждал достаточно долго, мой проводник задержался минут на двадцать. Когда он вышел из подворотни я даже не сразу понял, что это именно он. Крепко сбитый коренастый парень, в армейских ботинках, спортивных штанах и замызганной куртке с наброшенным капюшоном. Он шел, раскуривая косяк, держа его в руках как сигарету.

- Ты от Плута? – его голос был глухой и хриплый, на лице я сумел разглядеть целую россыпь шрамов, нос был сломан в двух местах.

- Да. Вы Сталкер?

- Точно. Извини что задержался – там по городу шли дорожные работы, нельзя было добраться быстрее. Город не любит, когда кто-то видит его голым. Да и по открытой земле мне нельзя ходить, только по асфальту.

- Есть свои ограничения? – уточнил я.

- Точно, парень. Ограничения. Правила города. Все подростки с рабочих окраин знают основы. Я знаю чуть больше. Пошли.

Он развернулся и я хотел было пойти за ним, но вдруг увидел через пару кварталов троих людей в форме, которые шли в нашу сторону. Я сразу вспомнил про косяк Сталкера. Вот только встрять здесь с этим дерьмом еще не хватало!

- Эй! – я хлопнул его по плечу и указал рукой на бредущих в нашу сторону стражей правопорядка.

- Не ссы, они свернут за угол, - бросил мне бугай, даже не обернувшись в их сторону. Так оно и произошло. Мне оставалось только удивленно хмыкнуть. Больше чудес, хороших и разных. Хотя может быть он просто знал их стандартный маршрут.

Сталкер шел не торопясь, практически вразвалочку , но я едва поспевал за ним, хотя часто переходил на быстрый шаг.

- Пошевеливайся там. Идти нам придется долго, еще эти работы долбанные. И по дороге еще к Алхимику надо будет заскочить. Так что давай резче.

- К Алхимику? – спросил я, едва догнав Сталкера и поравнявшись с ним. – Мне об этом ничего не говорили. Вы принципиально не пользуетесь именами и называете друг друга по кличкам? Это традиция такая?

- Не традиция. Суровая необходимость. У меня по документам пять имен и все ненастоящие. Имена парень – это великая сила, если знать как их использовать. Такие как Сплетница или Умник могут тебя крепко взять за яйца, если ты где-нибудь спалишься и откроешь свое имя. И еще. В моем случае я не называю по именам улицы и город тоже. Не надо тревожить город. Он обидится и лишит своих даров. Так что воздержись пожалуйста от этого, на то время пока ты со мной.

Я молча кивнул, принимая правила этой странной игры. Город обидится и лишит своих даров. Окей. Пусть будет так.

Мы долго плутали по темным улицам, в лабиринте которых я очень быстро перестал ориентироваться. Вообще-то раньше мне казалось, что я знаю свой город, но Сталкер выбирал самые затерянные закоулки, словно специально держась подальше от основных мест скопления людей. Периодически он кивал встречным - грязным бомжам, подросткам-неформалам и бандитского вида амбалам, скучающим у уличных игровых автоматов. Я все никак не мог подстроится под его странную манеру ходьбы, наконец не выдержав и устав я задал вопрос:

- А мы не могли бы добраться до этого вашего Клуба на такси!

- В Клуб не ездят на такси, - коротко бросил он и мне, сцепив зубы, пришлось снова добавить шагу.

Мы шли через подземные парковки, забирались на стройки, пролезали в дыры заборов и перелазили через металлические решетки. Пару раз нам пришлось идти по каким-то крышам. У меня создавалось ощущение, что Сталкер просто издевается надо мной. На этом странности не заканчивались. Мои внутренние компас и навигатор окончательно спятили во время этой прогулки. Когда я вдруг начинал узнавать какие-то места, примерно понимая наше местоположение относительно жилых районов, мы тут же оказывались на другом конце города и это происходило несколько раз. Плюс ко всему периодически Сталкер выкидывал разные странные фортели. Когда мы проходили над какой-то станцией метро, он без предупреждения вдруг упал на землю и начал прислушиваться к звуку идущих под землей поездов. Он лежал и улыбался, прикрыв глаза, что-то бормотал себе под нос и это продолжалось минут десять. Я не стал спрашивать его, что он делает, потому что мне нужно было элементарно перевести дыхание. В другой раз мы остановились на перекрестке возле светофора. Сталкер постоял, подумал, а потом как-то слегка повернул ногой лежащий на земле камешек. Когда мы прошли этот перекресток я услышал за спиной резкий визг тормозов, но звука удара не было. Обернувшись я увидел, как какая-то машина чуть было не врезалась в телеграфный столб.

- Фух! За сантиметр. Хорошо, что мы были рядом – проговорил он, на ходу разминая шею.

Когда мы проходили через кладбище, где Сталкер старательно петлял по дорожкам засыпанным гравием, так чтобы не дай бог не наступить на землю, я заметил двух одетых в дождевики людей, которые копались возле разрытой могилы. Люди выглядели очень странно, в их сгорбленных фигурах и неестественной бледности было что-то отталкивающее. Сталкер помахал им рукой и бросил мне:

- Танаты шалят. Ну им сейчас можно, у них какой-то праздник на этой недели идет.

- Кто шалит?

- Танаты. Да не бери в голову, они безобидные.

Мне захотелось покинуть кладбище как можно скорее. Особенно после уточнения о безобидности этих самых танатов.

***

В районе порта мы подошли к какому-то ангару и Сталкер постучался в железную дверь, выдав долгий и сложный ритм, похожий на послание азбукой Морзе. Через пару минут дверь отодвинул в сторону долговязый парень с короткими рыжими дредами в резиновых перчатках и белом халате, заляпанном грязными пятнами. На его лице была надета респираторная маска.

- Привет, Стал. Это тот самый тип?

- Привет, Хим. Да это он. Мы тут поплутали чуток, я хотел Спящего со следа сбить.

Парень с дредами весело рассмеялся. Его зрачки были сильно расширенны.

- Спящего он хотел со следа сбить! А Жрицу ты в жопу трахнуть не хотел?

- Да неплохо было бы, - усмехнулся мой провожатый и они сдвинули кулаки в приветствии.

- Я Алхимик – протянул мне руку парень в халате, когда мы зашли в ангар.

- А я… Корректор – ответил я, осторожно пожимая руку. Если они тут все помешаны на кличках, то почему бы и мне не придумать себе прозвище? А название моей профессии ничем не хуже других вариантов.

В глазах Алхимика отразилось уважительное одобрение.

- А ты молодчина хм…. Корректор. Быстро схватываешь. Вы там в лабораторию не заходите сейчас, я мет варил. Идите налево в оранжерею. Там и поговорим.

Мы со Сталкером прошли в длинное душное помещение, заставленное кадками с марихуаной и еще какими-то растениями, греющихся в свете мощных ламп дневного освещения. Вдоль одной из стен стояли клетки и террариумы с мелкими животными, в основном с разными змеями и жабами яркой окраски.

- А кто такой Спящий? – спросил я, оглядывая плакаты, которыми были увешаны стены оранжерии. Там были портреты Боба Марли, Карлоса Кастанеды, Нео из Матрицы и Эйнштейна с маркой на высунутом языке.

- Самый главный босс, - ответил Сталкер, присаживаясь и раскуривая новый косяк. – Наш местный шериф. Следит за нами, чтобы мы не особо высовывались. И чтоб людей лишних в Клуб не водили. Но выгода такое дело, забиваем мы иногда на его правила, как видишь. Кушать то хотят все, особенно Пожиратель.

- Так вы его к Пожирателю направили? – включился в разговор Алхимик, занося в комнату пластмассовый поднос с тремя одноразовыми стаканчиками. Он снял перчатки, а маска сейчас болталась у него на шее бессмысленной пластиковой бабочкой. – Ну парень, ты попал! Жиртрест серьезный дядя, такие цены за свои услуги задирает – закачаешься. Плут по сравнению с ним просто бессребреник.

- Я в курсе, - ответил я с подозрением принюхиваясь к бормотени ржавого цвета, которую мне протянул хозяин лаборатории. Особенно меня напрягало то, что в стаканах Алхимика и Сталкера плескался просто дешевый растворимый кофе.

- Пей давай – не тупи, - начал подгонять меня Алхимик. – Ты же хочешь попасть в Клуб?

- Еще одна дурацкая традиция?

- Не традиция, а суровая необходимость. Входной билет в наш маленький частный театр. Без него тебя фейс-контроль не пропустит. Давай – пей уже!

Я зажмурился и залпом выпил предложенную мне дрянь. На вкус она была похожа на сироп от кашля со слабым привкусом вишни. В это время Сталкер и Алхимик обменивались какими-то подозрительными пакетиками, а потом начали что-то рассказывать друг другу периодически посмеиваясь. По моему субъективному времени эти действия отняли у них не меньше получаса. Я слышал их голоса приглушенными, так словно они доносились из под толщи воды, мой взгляд расфокусировался, а тело словно бы погрузилось в вязкую патоку. Должно быть начинала действовать та дрянь, которую обозвали «входным билетом».

В уголках глаз забегали какие-то желтые искорки, затем сияние усилилось и разлилось по всей комнате, особенно ярко заливая светом стоящее рядом зеркало, частично накрытое пыльной тряпкой. Я заглянул в него и увидел как из отражения на меня смотрел какой-то чужой, незнакомый мужчина. Я покачнулся и уронил стакан.

-Эй! Эй! Команды утекать не было! – услышал я издалека голос Алхимика. – Стал, он мне сюда сейчас зазеркальщиков натянет! Сделай что-нибудь!

Тяжелая отеческая оплеуха Сталкера привела меня в чувство, но только на время. Я снова начал терять равновесие и окружающие звуки становились все более и более приглушенными.

- Пора заглянцевать, - сказал Алхимик и выдул на меня какую-то не то пыльцу, не то порошок с открытой ладони. Что произошло дальше, продолжалось всего долю секунды, но впечатление было очень резким, ярким и отчетливым.

Мы все как будто бы оказались на какой-то открытой площадке, кажется на крыше каменной башни. Внизу во все стороны раскинулся живущей своей жизнью и пульсирующий соками тропический лес. Растения в кадках отрастили глаза и подобие рук и перешептывались, глядя на меня. Тело Алхимика залили радужные всполохи-молнии, Сталкер превратился в человека с крысиной головой, незнакомец почти наполовину вылез из зеркала, а сверху, с неба, на нас глядел огромный налитый кровью глаз, висящий на месте солнца и излучающий свет.

Я моргнул и видение сразу же исчезло.

- Ч..Что эт..то было? – заплетающимся языком спросил я, ощущая во рту сухость и горечь.

- Другая грань. Переход, - объяснял мне суть произошедшего Алхимик, дружески похлопывая по плечу. - Продолжаешь меня радовать, Корректор, – ты держался молодцом. Некоторые от этого в штаны могут наложить, в самом прямом смысле слова. Некоторые вообще седеют. А ты ниче так, даже на ногах устоял. Хочешь косячок? Осадиться?

- Давай.

Никогда не курил траву, но сейчас хоть какое-то успокоительное мне было необходимо. Руки тряслись, я еле-еле смог прикурить самокрутку.

- Ну нам пора, - сказал Сталкер и двинулся к выходу. – Теперь только через Циклопа пробиться осталось и все. Дальше уже считай твоя проблема решена.

На ватных ногах я пошел за ним.

- Заглядывайте, если что! – бросил нам вслед Алхимик, натягивая перчатки и маску.

***

Мы вернулись к зданию старой школы. Мне захотелось ударить Сталкера побольнее, за все те петли и круги, что мы наворачивали по городу, только для того, чтобы вернуться туда, откуда начали свой путь.

- Вот, - Сталкер указал мне рукой на полустертое граффити на стене школы. – Там вход. Тебя встретят. Дальше ты сам.

Он развернулся и ушел все в том же размеренном, но очень быстром темпе, моментально потерявшись в темных аллеях. Я остался стоять у обшарпанной стены, тупо уставившись на нарисованное аэрозольным баллончиком абстрактное изображение. Что было делать дальше, было решительно непонятно.

Я уже было хотел броситься за Сталкером, но тут изображение странным образом запузырилось, поплыло, словно бы плавясь и в стене образовалось подобие маленькой двери.

Из неё тут же вышел, согнувшись чуть ли не вдвое, одноглазый двухметровый амбал в замызганном плаще. Он подошел ко мне и дыхнул в лицо перегаром, его седая борода была вся в кусочках сухих осенних листьев.

- Выворачивай карманы, - пробасил он. Его голос напоминал гудок пароходной трубы.

Сперва у меня возникла мысль, что весь этот спектакль был просто прелюдией к банальному ограблению, но все-таки как-то слишком уж сложно и вычурно все получалось, не говоря уже о том, что ограбить меня сильнее чем это сделал Плут было вряд ли возможно.

Я вытащил мелочь, телефон, какую-то старую шариковую ручку. Одноглазый все тщательно осмотрел, выбросил в водосток ручку и одну из монеток, которая ему чем-то не приглянулась. Остальное он положил в карман своего необъятного плаща.

- Часы тоже снимай. Я все верну тебе на выходе.
Я безропотно подчинился. Затем он скрылся в той самой двери, казалось что он просто ушел в стену. Я стоял в нерешительности, не понимая, как можно войти в рисунок, но пока я думал из двери вылезла огромная рука одноглазого и буквально силой затащила меня внутрь.

***

Мы оказались в длинном сыром коридоре. С потолка капало. В свете мигающих люминесцентных ламп бегали крысы и тараканы. Вдоль коридора располагалось множество пустых дверных проемов, из комнат доносились разные звуки.

Я представлял себе Клуб совершенно по-другому, но сейчас это не имело никакого значения.

- Иди за мной. Вопросов не задавай. По сторонам особо не заглядывайся.

Я пошел по коридору за одноглазым. В комнатах творились разные странные, непонятный действа, но у меня уже не было сил удивляться, поэтому я просто мимоходом отмечал краем глаза все происходящее.

В одной из комнат перед нарисованной красным мелом на полу пентаграммой сидели длинноволосые подростки и под звуки записи, с каким-то латинским текстом, монотонно делали надрезы на руках канцелярскими лезвиями и собирали всю вылитую кровь в кружки. В другом зале, освещенном только горящей жестяной бочкой стоящей в углу, люди оживленно переговаривались и делали ставки, наблюдая за дракой двух механических созданий на маленькой импровизированной арене. Кто-то кричал и собирал ставки. Кажется это был Плут. Где-то несколько человек за школьными партами сосредоточенно писали конспекты, уставившись в транслирующий помехи телевизор, закрепленный на кафедре. Еще в одной комнате голый человек сидел в позе лотоса в герметичном стеклянном кубе, полностью заполненном водой. Какой-то очень неопрятный азиат кидал багром сырое мясо в темноту, скрывающуюся в углу одной из комнат. Из угла доносилось булькающее чавканье и звон цепей.

Навстречу нам по коридору прошла девочка лет семи, ведущая за руку человека в дорогом костюме, который закрывал ладонью свое лицо.

- Привет, Циклоп! – окликнула девочка одноглазого здоровяка. – Сигаретки не будет? У меня все кончились.

- Привет, Сплетница, - ответил амбал, протягивая ей пачку.

Девочка с удовольствием затянулось, закатив глаза. Человек, которого она вела за руку явно очень нервничал и хотел поскорее уйти.

- Послушайте, - начал было он. – А не пора ли нам…

- Заткнись, господин председатель. Здесь работают только наши правила. Будешь стоять тут столько, сколько мне понадобится, - перебила его Сплетница, и на её лице отразилось совершенно недетское выражение злобной, жестокой суки.

- Тебе туда, - толкнул меня в спину одноглазый и я оказался напротив тяжелой железной двери на которой была нацарапана буква «У». Амбал же остался беседовать с девочкой, к явному неудовольствию её спутника.

За дверью я увидел довольно большой зал весь полностью заставленный книжными стеллажами. За конторским столом сидел сухонький человек лет пятидесяти и читал старинную книгу в кожаном переплете. Его очки сверкнули в свете керосиновой лампы, когда он поднял взгляд на меня. Выглядел он как бухгалтер, которому остается всего пару дней до пенсии. Седой ежик волос, аккуратно подстриженные усики, скучающий взгляд.

***

Когда я зашел в комнату на стол запрыгнул огромный черный кот и угрожающе зашипел, выгнув спину.

- Спокойно, Алистер. Это свои, - сказал человек коту, повернув к себе его морду и пристально глядя в глаза.

Кот моментально отпрыгнул и скрылся в темноте комнаты.

– Подождите пока здесь, Пожиратель готовится вас принять, - «бухгалтер» кивнул мне на стул и вернулся к чтению.

Я осторожно присел, боясь сломать полуразваливающуюся мебель и стал ждать. Неужели? Неужели совсем скоро все изменится навсегда и я наконец смогу зажить полноценной жизнью?

Не то осознание того, что мое долгое приключение наконец-то подходит к концу, не то из-за эйфории, которую вполне могла вызвать выпитая недавно дрянь я как-то осмелел и решил задать этому человеку несколько вопросов.

- Так вы значит Умник, да?

- Десять балов Грифиндору, - бросил он мне, не отрываясь от книги.

- Простите, что?

- Да, я Умник. Извините, я сейчас занят.

- Нет, теперь вы меня извините. Мне слишком долго тут все затыкали рот. Я хочу узнать побольше о Клубе, а вы, судя по прозвищу, должны быть осведомлены лучше всех прочих.

Умник отложил в сторону толстый том и посмотрел на меня.

- И что же именно вы хотите узнать? Зачем вам это? Вы получите то, зачем пришли и скорее всего никогда больше не услышите ни о Клубе ни об одном из нас.

- И все-таки. Чем именно вы занимаетесь? Я полагаю, что к вам обращаются разные люди.

- Это верно. В наших силах сделать многое. У каждого есть свои дары. Я например способен давать безошибочные консультации практически по любому вопросу, от судопроизводства до решения задач из области высшей математики. Тем и живу.

- И что бы вы сейчас посоветовали мне? Какова ваша консультация по моему вопросу?

- Это неважно. Вы уже все решили, вам мои советы без надобности. Не говоря уже о том, что у вас в любом случае не хватит денег, чтобы оплатить мои услуги. Я могу вернутся к чтению?

- Нет, подождите. Я так понимаю вы все совершенно разные люди. Что вас объединяет?

- Мы можем получать чуть больше остальных людей. Не настолько больше, чтобы заинтересовать правительство, например, но на частном уровне – самое то. Правда расплачиваться за это нам тоже приходится.

- Это и есть те самые запреты? Ограничения? Правила?

- Да. У всех они свои. Сталкер никогда не сможет уехать из этого города и ему нельзя ходить по голой земле. Алхимик все время должен быть под кайфом. Плут зарабатывает очень много, но не может потратить за раз больше тысячи. Есть ограничения и посерьезней. Жрица не может заниматься сексом по любви, Сплетница никогда не вырастет. Мне в общем-то повезло, я должен всего лишь прочитывать каждый день минимум семьсот страниц текста и вы сейчас мне здорово мешаете.

- А какое ограничение у Пожирателя?

- Он забирает себе не только блага, но и беды тех людей, кому помогает. Так что от вас ему достанется не только семь лет жизни, но и те самые кошмары, которые мучили вас с самого детства.

Я задумался. Да… Пожиратель пожалуй не знал на что идет. Семь лишних лет, которые он собирался «откусить» от меня это очень малая цена, за тот ужас, с которым ему предстоит столкнутся в ближайшее время. Я бы и десять лет отдал, лишь бы только я смог не умирать каждую ночь, погружаясь в бездны преисподней. Моя болезнь имеет длинное мудреное медицинское название, которое наверняка знает Умник, но за сложными формулировками прячется подлинный ад. Ад в котором я живу и из которого собираюсь совсем скоро вырваться.

- Ну и зачем все это вам? Неужели ограничения действительно стоят тех даров, что вы получаете?

- У всех своя мотивация. Но чаще всего это одержимость. Я занимаюсь этим из чистой любви к знаниям, Сталкер – плоть от плоти города. Плут вот например зарабатывая свои кругленькие суммы все время понемногу помогает местным приютам. Он сам рос без родителей. Жрица… ну а Жрица она просто любит того, кому…

Тут на столе у Умника зазвонил старый дисковый телефон. Он несколько раз кивнул и ничего не отвечая повесил трубку.

- Проходите пожалуйста вон в ту дверь, между стеллажами с древнекитайскими трактатами и литературой возрождения. Пожиратель готов вас принять.

***

Я зашел в небольшое помещение, где на продавленном диване развалился человек, который весил наверное килограмм двести, а может и больше. Перед ним на сальном сале валялись пакеты с гамбургерами, хот-догами, коробки с пиццой и прочей дешевой едой.

- Подойди, - просипел он мне. Его учила страшная одышка, по лбу стекали целые струйки пота.

- Положи руку вон на тот хлеб.

Я сделал это. Пожиратель схватил пухлой рукой солонку и что-то бормоча себе под нос, высыпал почти всю её мне на руку.

- Теперь убери её. Стой здесь. Смотри на меня.

Отвратительно чавкая он прикончил здоровый кусок хлеба в два укуса. Потом быстро схватил ртом воздух, будто бы прогоняя икоту, покрутил головой, поморщился, как от изжоги и наконец удовлетворенно рыгнул.

- Все. Свободен. Сегодня будешь спать спокойно. А мне надо выпить, - сказал этот гаргантюа и поднял с пола надтреснутый графин до краев заполненный пивом.

Я не почувствовал совершенно ничего. Ни облегчения, ни тяжести и ничего похожего на те видения, которые посещали меня в оранжерее Алхимика. Не зная, как дальше надо поступать в такой ситуации, я быстро попрощался и направился к выходу. Пожиратель не ответил мне.

***

Я вышел из комнатки и увидел, что Умник разговаривает с одноглазым здоровяком и какой-то девушкой, одетой в скромный наряд почтительной прихожанки церкви. Я не мог понять почему, но даже едва заметный в полумраке силуэт этой девушки, вызвал у меня приступ необъяснимого жгучего желания, стояк был просто чудовищный.

Когда она обернулась в мою сторону, я с удивлением узнал её. Это была достаточно известная порноактрисса, одна из моих любимых порноактрисс к слову сказать. Но я почему-то не мог вспомнить её псевдоним, хотя видел множество роликов с ней. Также я обнаружил, что и у Умника и у Циклопа стояк был не меньше моего, но они кажется совершенно этого не стеснялись, да и девушка вовсе не выглядела смущенной.

- Тебя хочет видеть Спящий, - сказал она мне и вышла из комнаты. По её тону и угрожающей позе одноглазого я понял, что спорить с ней бессмысленно. Мы все вместе вышли из комнаты и в сопровождении Циклопа и Умника я пошел за ней в самый дальний конец коридора.

Пока мы шли по коридору я слушал разговор моих сопровождающих, которые явно обсуждали других членах Клуба.

- Помнишь Пьянь? Я недавно ездил к родственникам загород и оказалось, что он сам себе создал там где-то рядышком небольшое поселение. Живет теперь там с выдуманной семьей, выдуманной общиной. Он там вроде мэра или что-то типа того. Стало быть теперь он сам себе Спящий. Дела…

- А Поэт повесился недавно. В принципе его можно понять, тяжело наверно писать стихи, которые никому нельзя показывать. Не выдержал ограничений. Жалко. Молодой ведь совсем был.

Девушка за время всей этой беседы не сказала ни слова.

Мы подошли к стеклянной двери, за которой было что-то похожее на больничную палату. На койке лежал дряхлый старик, подключенный к капельнице. Он еле-еле двигался, не открывая глаз. Девушка подошла к нему и опустилась на колени, зажав его ладонь в своей. Я хотел подойти поближе, но Циклоп удержал меня.

- Не мешай Жрице. Только она его понимает и может с ним разговаривать.

- Любооовь, - протянул Умник, и мне показалось, что я услышал в его голосе нотки сарказма.

Девушка перешептывалась со стариком несколько минут. Затем она подошла ко мне, вызвав новый приступ жгучего желания, и глядя в глаза медленно произнесла.

- Спящий сказал свое слово. Ты видел многое, ты многое взял, ты многое отдал. Теперь ты один из нас.

Я был полностью ошарашен. В мои планы вовсе не входило вступление в Клуб!

Словно прочитав мои мысли, девушка добавила:

- Не ты выбираешь дорогу, но дорога выбирает тебя.

- Не ты выбираешь дорогу, но дорога выбирает тебя… - повторили эхом Циклоп и Умник.

- И что? – мне было очень не по себе, все еще могло оказаться очередным кошмаром, я даже внутренне надеялся на это. Но надежда была не слишком сильной. – Какие у меня теперь ограничения? Какие дары?

- Ты сам назвал себя, ты сам все выбрал, - произнесла Жрица и вернулась к Спящему.

Мы вышли за двери. Я окончательно перестал что-либо понимать.

- Теперь я тоже… Так?

Но Умник и Циклоп не ответили. Они удалились, оставив меня наедине с собственными мыслями. Передо мной тут же вырос мистер Плут, который вроде бы и улыбался, но как-то без особой радости.

- Поздравляю Корректор. Поздравляю,- сказал он и протянул мне ручку и вырванную страницу из желтопрессного издания. Я бросил взгляд на страницу и отыскал там сразу четыре ошибки, которые тут же, поддавшись какой-то непонятной силе, начал вычеркивать и исправлять.

- Понял? Теперь будешь делать так всегда. Где бы ты не увидел ошибку, придется её исправить – хочешь ты этого или не хочешь.

- А что я получу взамен?

- Кто знает. Может быть ты сможешь изменять судьбы людей, исправляя что-то в их биографиях, может быть сможешь переписывать историю, а может и что-то другое. Но это будет еще не скоро. Пойдем отсюда, поможешь мне для начала разобраться с деловыми бумагами. Пойдем, новичок. Да и еще… Чуть не забыл!

Добро пожаловать в Клуб.


© Иезуит Батькович

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Zapadlo
28.08.12 16:07

Хуита. Не четадь

 

28.08.12 16:10
"зшщ" писал:

Ну точно про тебя!!!


А ты соси хуи, чмо ты ,блиадь.

 
Квадрат
28.08.12 16:36

Прыходьтэ люды надвэчир в клюб...
ТАМ БУДУТЬ ТАНЦИ!!!

 
mikorr
28.08.12 16:43

2014 год. За убийство пятерых охранников Андерсу Брейвику отключили Интернет.

 
Тайлер
28.08.12 21:56

Первое правило клуба - не говорить о клубе!

 
Ozhil
29.08.12 09:05

очень даже ничего

 
Анна К
29.08.12 10:00

Прочитала, почти не пользуясь диагональным способом. Читабельно, но, как-то наивно и подростково написано.

Всем привет. Моби - бу.
Алле, Пыш-пышу и другимм совоффкамцам спасибо. ;) Моби, тебе ещё раз бу. Троллишь слишком уж утомительно.

 
kiz
29.08.12 19:13

Крео зачот. Аффтар, пеши исчо!

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Пойми ее, если сможешь: как читать между строк при общении с девушкой
Страшная тайна отечественной мультпликации
Основной признак гулящей жены
Советы по экономии, которые не работают
Можно ли ударить чужого ребенка?
Павел Воля о мужчинах
С каким-то — не значит с любым
Как Леонид Броневой Мюллером стал


Случайные посты:

Как мы приручали вахтёра
50 рублей
Будни адвоката. Семейные споры
От улыбок станет всем светлей
Тайский перец
Отцы бывают разные...
Все бабы как бабы, а она нет
Алиэкспресс готов к любой ситуации в России
Рыжеволосые
Жизньдерьмо