Зеркало




28 ноября, 2012

Наполеон

Шурик любил большие предметы.
О, нет-нет, на самом деле - ничего такого, никаких нестандартных фантазий! Просто он предпочитал все действительно большое.
У Шурика была большая машина, большой дом с большими комнатами, огромная лужайка перед домом, большой бассейн, и даже рубашка, надетая на Шурике, казалась на полразмера больше, чем Шурику надо.

Впрочем, дом, которым Шурик неимоверно гордился (мрамор итальянский, окна немецкие, сантехника швейцарская), изнутри производил весьма странное впечатление. Потому что, например, широкая столешница в огромной кухне соседствовала со слишком уж низко подвешенными шкафчиками и полочками, а если нечаянно заглянуть в шкаф, то можно было заметить, что перекладинка для вешалок находится гораздо ниже, чем это бывает по стандарту.

Всё дело в том, что ростом Шурик едва ли дотягивал до метра шестидесяти, если, конечно, обувал ботинки с небольшими каблуками, которые он имел обыкновение носить. Впрочем, рост Шурика с лихвой компенсировался его амбициями, веской немногословностью и достаточно серьёзным положением. Да и к своим почти пятидесяти Шурик наел по возрасту положенные округлости и брюшко, так что совсем уж мелким визуально он не казался.
Я относилась к Шурику уважительно и даже немного побаивалась его, хотя он ни разу не позволил себе ничего такого неприятного.

Не знаю, почему Шурик иногда, из всего ассортимента моих коллег, выбирал меня. Вряд ли я была в его вкусе (он проговорился как-то, что любит девок молодых и высоких) да и было ясно, что моя компания приносила ему не слишком большое удовольствие.
Чисто интуитивно, говорили мы совсем на разных языках, и часто бывало так, что спросив у меня что-то, Шурик слушал ответ явно в пол-уха. Я понимала: ему не интересно.
Подозреваю, что Шурик брал меня, когда его другие девочки были чем-то заняты, а ему хотелось срочно. Шурик, похоже, тяжело сходился с новыми людьми, и только это обстоятельство мешало ему поменять меня на кого-то другого.

В истории моего с ним знакомства не было ничего особенного. Просто однажды Шурик попросил Дашку (одну из свох постоянных девочек), взять с собой в сауну какую-нибудь подружку, и она взяла меня. Потом Дашка очень уж скоропалительно выскочила за кого-то замуж, а Шурик продолжил изредка заезжать за мной по старой памяти.

Шурик называл меня "малой".
-Слышь, малая, ты там свободна? - без приветствий оживал мой телефон примерно раз в два-три месяца, а через час Шурик, по дороге, подхватывал меня у парадной и мы ехали к нему. Но чаще - в сауну.
В сауне Шурик долго парился, потом долго отфыркивался в холодном бассейне, а вылезая, походил на мокрую пузатую нутрию преклонных лет.

В сексе он не просил ничего особенного, банально наваливался сверху, обхватывал мои ноги, стучался волосатым пузиком о мой живот и сосредоточенно занимался тем, для чего он, собственно, меня и брал.
Иногда, для разнообразия, Шурик пристраивался сзади, но тогда уж мне приходилось поджиматься и принимать позу скрюченной "зю": несоответствие роста давало о себе знать.

Второй раз хотел редко, а если и хотел, то не всегда заканчивал. Сразу после секса он закуривал и становился отрешённо задумчив, а я вежливо маялась рядом ещё с полчаса, видом отрабатывая оплаченное время. Можно было бы уезжать сразу после, но я чувствовала: Шурику это не понравится, хотя он, наверняка, вслух ничего не скажет. Поэтому мы ещё какое-то время, как два английских лорда в гостиной, болтали о пустяках, а потом я одевалась и вызывала такси. Шурик оставался ещё поплавать.
Кстати, он не был жмотом и почему-то давал мне "на такси" раза в четыре больше, чем нужно. И да - Шурик был тем клиентом, которому я иногда, после нескольких уже наших встреч, позволяла расплачиваться со мной после.

* * * * *
-Слышь, малая, свободна через час? - услышала я в трубке привычное "вместоздрасьте".
-Ага, привет, - прижимая телефон плечом, я старательно снимала с лица маску-плёнку с эффектом лифтинга.
-Есть подружка? - деловито поинтересовалась трубка.
-Найду, милый, - скокетничала я, отдирая от подбородка липкие ошмётки чуда косметического маркетинга.
-Нормальная? - уточнил Шурик.
-Неплохая, - я разглядывала еле заметную морщинку в уголке глаза, - симпатичная, худенькая, кстати, выше меня, грудь - троечка, тебе должна понравиться.
-Пойдёт, - согласился он, - через час подъеду, наберу.

-Ехху! - завизжала я, едва положив трубку.
Уже недели две я сидела почти без денег, а клиенты почему-то, как заколдованные, дружно игнорировали мою анкету.
Как же он удачно позвонил! А вдвойне удачно было то, что буквально через полчаса ко мне должна была прийти Янка, и мы обе были совершенно свободны в этот вечер.

Я рассказывала как-то про Янку. Она живёт в съемной маленькой квартирке, которую оплачивает ей её Пупсик. Слишком жадный, чтобы давать любовнице на что-то ещё, кроме квартиры и еды. А потому Янка часто сидит на мели и никогда не против подработать.

-Янка, тут моему двоих надо! - радостно заорала я в трубку. - Ты скоро будешь?
И услышав от воодушевлённой Янки, что она будет уже вот-вот, через двадцать минут, я полетела краситься и одеваться.

Шурик заехал вовремя. Мы спустились вниз, он посмотрел на Яну, улыбнулся, удовлетворённо кивнул, сказал: "Садитесь, девчонки!", - и мы поехали в нашу давно облюбованную сауну.
Янка щебетала всю дорогу, Шурик, похоже, был вполне доволен, и через двадцать минут мы были на месте. Когда мы, по неширокой дорожке, шли от машины, я была позади них, и даже невольно успела подумать, что они, как парочка, со стороны смотрятся довольно комично. Длинная Янка и маленький пузатенький Шурик, который, даже будь она без каблуков, едва ли доходил бы ростом ей до уха.
Шурик любил большие предметы и высоких женщин.

В холле молчаливая тень хорошо знакомого банщика молниеносно приняла деньги и тут же бесшумно растворилась.

И вот тут-то надо сделать отступление.
Сауна была всем хороша. Большая плазма и кожаные диваны, идеальная чистота и хрустящие полотенца, большой подсвеченный бассейн и душ с эффектом массажа - в общем, она была более чем прилична.
Во всём этом был только один маленький недостаток.

В холле кто-то непродуманный прикрепил вешалки на высоте, удобной только длинным людям. И даже мне, с моим отнюдь не мелким ростом, пришлось бы встать на цыпочки, чтобы повесить куртку.
Что уж говорить о Шурике? Он бы не достал до вешалки даже в прыжке.
Но в холле был диванчик, а потому мы с Шуриком, не особо заморачиваясь, просто всегда кидали верхние вещи на него.

И мы начали снимать наши куртки и пальто.
Янка успела первой. Она сняла курточку, и, имея довольно высокий рост, легко повесила её на вешалку.
Я еще расстегивала плащик.
Янка стояла и улыбалась.
Шурик, слегка покряхтывая, снимал пальто...

Если бы Янка была поумнее - ей бы не было цены. Если бы Янка была поумнее - она бы этого не сделала.

В тот момент, когда Шурик стянул свой явно дорогой тренч со второй руки, приготовившись, было, привычно кинуть его на диван, Янка, мгновенно оценив несоответствие его роста и вешалки для гулливеров, и, видимо, желая ещё больше ему понравиться, как-то совсем уж молниеносно забрала пальто из его рук, и со словами "давай помогу", с легкостью потянулась и прицепила его на вешалку.

Я мгновенно учуяла смену погоды.
В следующую секунду до сих пор улыбавшийся Шурик помрачнел и побледнел. Как пишут в романах, возникла тяжелая пауза. И если бы воздух вокруг нас можно было бы измерить килограммами - то он бы весил тонну.
Янка мило улыбалась.

-Слышь, малая, - Шурик повернулся ко мне, больше не обращая ни малейшего внимания на Яну, - скажи своей подруге, пусть идёт.
Я готова была провалиться. Яна всё ещё не поняла, что только что произошло.
-Яаан, - как-то заблеяла я, мгновенно поняв, что спорить не нужно, - Янчик, давай в другой раз, ладно?..
В этот момент Шурик резко развернулся и пошёл в зал, оставив нас одних.
Я сделала Янке "страшные глаза" и постучала указательным пальцем себе по лбу.
Янка совершенно растерянно развела руками.
Я показала ей жестами, мол, тихо, и потом поговорим, иди.

До Яны, кажется, дошло. Она молча сняла свою куртку, сделала виноватую мину, которая явно означала "прости, подруга, не подумала", и, шёпотом попрощавшись со мной, вышла.

Это был очень скомканный раз. Я чувствовала: он кипит. Высказать мне что-то ещё ему не позволяло самолюбие. Да и при чём тут я?
В тот раз я интуитивно почуяла: задерживаться - не стоит.
И сразу после секса я уехала.

Больше он никогда мне не звонил.

http://prostitutka-ket.livejournal.com/67350.html

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Perkin
28.11.12 16:26

хуй

 
Квадрат
28.11.12 16:29

Раз помбол не может-2
------------------------

Весна

Автор: я бля

Кончался март, а весна опаздывала. Вовчанга, друг степей и штукатурщиц, тоже что-то не спешил. А первую меж тем уже допили.

Хотели уже позвонить ему, и даже решили, кто будет набирать номер, но тут он вышел на контакт сам.

- Ты где, Люся? – Митюня бодро начал разговор.

Телефон забурчал как-то экспрессивно даже для Вовчанги. Митюня двигал на лице брови и изредка дублировал:

- Так… На кольце… Об самосвал с раствором?.. Бля… Ну и что гаишник сказал?.. Ну… Так… Оба пидорасы? Ну логично в принципе… Да нет, ничего. Дальше что? Так, погоди. — Митюня включил громкую связь и аккуратно бросил телефон на середину стола, в салат.

- Здорово, мымроид! – сердечно приветствовал я друга, — Как я понял, ты на своём бесчеловечном вездеходе цинично нанёс вмятины и царапины на лаковые борта самосвала. Но правосудие тебя не винит, как не винит и несчастного водилу грузовой телеги. Так? Что там дальше у вас?

- Я сказал что сейчас приедут мои боевики разбираться.

- Вовчанга, — навострил бдительность я, — А кто такие «мои боевики»?

- Ну быки, чо непонятного, — Вовчанга бодро шмыгнул клювом, — Подъезжайте давайте, прогнём терпил.

- Э-э-э, алё, уж скипидарный, — Митюня подался телом к аппарату, — Уточни-ка количественный и качественный состав терпил.

- Ну тут набежала пара дистрофиков, — голос гонщика-тарана приобрёл оттенок лжи, — С автоколонны 1312. Шепчутся вон на улице. Тяжеловесов нет.

- Так, кабальера ссатая, отвечай прямо! – рявкнул я, — Их больше пяти?

- Да. – тихо пискнули из салата.

- Ты надерзил труженику рычага и педали, возможно угрожал расправой. Так? – включился в допрос второй злой следователь.

- Ну я не…

- Так блять?! – строго сказали мы хором.

- Да. – согласился салат.

- И теперь группа из семи-восьми заскорузлых водил нежно ожидает тебя возле твоего поршкаена, да?

- Они меня убью-у-у-ут. – запел неожиданно далёкий друг.

- Не ссы, бамбино, — Митюня достал телефон из салата и плотски облизал его, — Мы в пути.


***


Матиз мы признали издалека, по группе неприметных в кепках, тесно обступивших оного. На крыше автоколяски были расставлены стаканчики и разбросана палка колбасы. Сам матиз, очевидно для удобства, был перенесён с дороги чуть в сторонку, в сугроб. Стаканы бодро вскидывались, палка глодалась по очереди. Неприметные тихо шебуршали.

- Тут тормози! – велел таксисту Митюня, — Брось нас, а сам к своим прорывайся. На вот, денег возьми на дорогу.

- Обратите внимание, коллега, на этих занимательных людей — обронил я по выходу из таксомотора, — Что топчутся подле вовчангиного мессершмитта. Они что, из воздушно-десантной автоколонны? Хули здоровые какие?

Разливающий, очевидно младшенький, не особенно-то и нагибался когда тянулся трёхлитровой банкой через крышу.

- У них условия труда тяжёлые, — предположил Митюня, — Маленькие сразу дохнут, после первой премии.

- Ну пошли, — я потрогал лицо справа, — Вступим в звуковой контакт с контрагентами.

Мы довольно разнузданно приблизились к матизу.

- Чего грустим, залётные? — Митюня бодро, но вместе с тем критически осмотрел собравшихся, — Никак за сборную болеете?

- О, — Обернул к нам большую, как у доброго пони, голову наиболее контактный из собеседников, — А вот и бригада.

- Мало, мало ешё улыбок на лицах! – обозначил свою позицию я, — Не умеет народ отдыхать!

А сам подумал зачем-то, что давно не был у нотариуса, а это плохо, наследники как пить дать перессорятся, может и подерутся даже.

- А что, Пашенька, нацеди-ка молодчикам, — просипел наиболее неновый незнакомец в седой кепке, — Пусть разомлеют. Сколько им осталось…

- А у вас, деда, очевидно, из присутствующих самое протёртое сиденье? – изобразил уважение к старости Митюня, — Вы тут заместо Черномора, да?

Хотел было и ещё что-то брякнуть, но Пашенька уже вручил нам стаканчики. Стаканчики были полные и тёплые.

- Ну, здравствуйте, — сказал я.

- С приездом, — сказал Митюня.

И мы выпили неизвестное. И неизвестное заелозило внутри. Секунд восемь я созерцал правым глазом снежинку на пашенькином воротнике и слушал себя. Пришёл к выводу, что такого говна я даже в средней школе не пил. По исходу тех секунд я напрягся и разжал левый глаз. Вскоре и задышал.

- Не полностью разобрал букет, — шумно вдохнул Митюня, — Отработка что ли?

- Сдавайте тару, — Пашенька разобижено выхватил у нас стаканы, — Настойка домашняя, образованных не любит. Могут даже руки отняться.

Я критически осмотрел свои волосатые ладони. Бережливый Митюня скрытно и оперативно, пока слушались конечности, перепрятал лопатник в трусы.

Но вдруг лёгкая, словно бы невесомая тень скользнула среди редких голых веток кустарника.

- Что за моль там мечется, Ниппель? – поднял бровями кепку сипатый Черномор, — Не Чёрный ли Дальнобойщик мается?

- Да это ковбоец наш, — не оборачиваясь к кустам ответит Ниппель, — Давно кружит, выжидает. Опасный. Ох чую, царапаться будет.

Беседу прервал звонкий тенор со стороны дороги:

- Э! Вы чо там делаете?

Тенор принадлежал человеку в шапке с кокардой и жилетке ядовито-зелёного цвета. У меня такого же оттенка были дерзкие шнурки в тысяча девятьсот девяностом году в пионерском лагере. Их там спиздили как деньги вкладчиков вместе с кроссовками. Человек в шапке торчал верхней частью из логана с мигалкой.

- Вы чо там делаете? Какого рода преступление планируете? Хули собрались тут? А ну расходись, метро у нас в городе всё равно нету!

- Ты, начальник, свисток-то впопыхах не проглоти, — сипатый как смог приосанился, — Не видишь разве, мы автомашину очищаем от снежного покрова.

Вся компания принялась руками размазывать по грязным бокам матиза мокрые снежинки. Тот на глазах стал принимать расцветку серебристо-говняной зебры. И вдруг ярко мигнул своими угловыми огнями. Из придорожной тьмы материализовался Вовчанга. Он приблизился стремительной и одновременно развязной походкой мажорного поганца, сунул сипатому в руку мятую десятку, хлопнул его по плечу и тотчас прыгнул внутрь. Мы клацать ртами не стали и летними мухами разместились в салоне вслед за ним. Щёлкнули замки. Завёлся мотор.

- Нормальный ход, — я пожал Вовчангу за скользкую ладонь, — Дальше как поступим?

- Ну, вот мы и в кабинете, — Митюня извлёк на свет ухватистую флягу, — На-ка, Вовчанга, запей боль.

- Я за рулём, — вцепился в рогульку тот, — Мне правила не велят.

Матиз бодро бурчал, лёжа на пузе в сугробе. Оппоненты старательно скучали вокруг. Милицейский подождал немного, плюнул, скрылся полностью в авто и отчалил в сторону гнезда.

Тёмные фигуры обступили нас поплотнее.

Сипатый наклонился к лобовому стеклу и тихонько постучал:

- Хенде хох, тётенька. Выходи.

Вовчанга выдернул из митюниных рук флягу и навинтился на неё головой.

Спустя какое-то время ёмкость удалось отнять, хоть и бессовестно ополовиненную. Вовчанга однако успел напитаться духовной силой и отвагой. Он приспустил на сантиметр окошко и принялся диктовать свою волю наружу:

- Возмещайте-ка мне материальный ущерб, безумные максы, воины дорог, да немедля! – герой строго посмотрел в ночь, — Деньги сюда суйте, в щель.

- Интересная манера бычить, — Митюня одобрительно, и даже с некоторой гордостью похлопал друга по голове, — Ранее не встречал.

- В щель мы тебе насуём, ты только выйди! – снаружи настойчиво заскребли ногтями по стеклу, пытаясь опустить его ниже.

Окошко пришлось закрыть.

- А безналичным расчётом рассчитаться не получится! – Вовчанга подкреплял свои требования посильной в условиях матиза жестикуляцией, — Только наличные, понимаете? Наличные, деньги, кэш, ассигнации, бабуси! Семнадцать тыщ!

И показал в окно десять пальцев.

Нежданно осаждающие расступились и вперёд вышел Пашенька, с двумя лопатами в багровых ручищах. Дискуссия оборвалась. Я смотрел на большие, железные и беспощадные орудия труда. Пашенька ковырял древком в носу и смотрел на Вовчангу. Вовчанга с лёгким разочарованием и немного укоризненно скрёб взглядом сипатого. Сипатый насуплено впёрся в Митюню. Митюня, резво работая кадыком, добивал остатки фляжки и думал что его никто не видит.

- Давайте, сынки, — разрезал тишину тихим вздохом сипатый, — Заканчивайте скорее.

Пашенька и ещё один молодчик, вооружившись своим шанцевым говном, встали по разные стороны от нашего укрытия.

- Подкоп будут рыть, — сразу догадался я. Я вообще в такие моменты догадливый, — Хотят через нижний люк зайти, врасплох.

- Не, — выдвинул свою гипотезу Митюня, — На лопатах нас отнесут. Совсем они, Вовчанга, твою машину не уважают.

Вовчанга озирался по сторонам и встревожено икал.

Каратели дружно взмахнули лопатами. В двери матиза гулко шлёпнули комья мокрого весеннего снега.

- Чего это они, а? – пилот-параолимпиец снова нервно схватился за руль, — Чего это, ик?

- А они нас закопают как бумбарашей, — я оголил горлышко уже своей флягообразной бутылки, — Пробил наш час. Теперь уж недолго нам. Прощаться будем.

- Ик, — Вовчанга не верил счастью, — Нас будут искать! Нас найдут!

- Обязательно найдут, — Митюня нанёс урон содержимому бутылки, — Археологи. Вот загадка им будёт: погребено три мужика в одной повозке и без жён. Как бы не подумали про нас нехорошего.

Снег за бортом достиг стёкол. Шлепки продолжались.

***

- Эх, жаль хитрость моя не удалась.

- Какая хитрость, Вованга?

- А ещё осталось там, хотя бы возле дна?

- Какая хитрость, рыба моя?

- Да с подставой этой.

- Чего? Ну-ка блядь, ну-ка?

- Да я вчера крыло птицы своей колесатой об забор повредил. Ну вот и решил переложить финансовую ответственность на чужую шею. А чо, я технологию подстроенных ДТП подробно вызнал в программе «Криминал. Дело и отсидка». Всё было на мази.

- Ах ты сука диатез!

- Чего?

- Пупок куриный! Чуть тюрьма нас всех не посадил!

- Нас в снег зарыли по твоей милости, моллюск!

- А! Пусти бля! Пусти! Парни, у меня есть идея одной элегантной авантюры! С вас только взносы! Бля, больно же!

По крыше обваленного снегом микроавтомобиля застучал мелкий весенний дождь.

 
Квадрат
28.11.12 16:30

Кстати, вот камент Мамы Стифлера под этим постом:

Мама Стифлера

Ябля — Бог! (традиционное)
Подсадила на тебя своего папу. Папа щастлив. Таскает распечатки твоих рассказов на работу, и авторитетно рекомендует всем сотрудникам к прочтению. А меня, вот, никому не рекомендует отчего-то.

 
Muhosransk
28.11.12 16:31

кто осилил?

 
Muhosransk
28.11.12 16:34

Лева Толстый, наверное

 
Паниковский
28.11.12 16:44
"Muhosransk" писал:
кто осилил?
Ты про Наполеона? На троечку
 
tpv
28.11.12 17:08

ну блять же ж, ну нахуя три полноценных дня постить спошную хренотень, вызывающую кислость мин читавших? а, блять?!

 
urod
29.11.12 12:33

про борменталя достойней было

 
123
29.11.12 13:30

"Весна" в поряде. Ржал сквозь зубы, чтоб не палиться))))

 


Последние посты:

7 шокирующих фактов о мужике-трансгендере, который смог родить ребенка
23 эмоции, которые люди чувствуют, но не могут объяснить
Наташа
Предупредил, значит, защитил
10 признаков, по которым можно судить о размере мужского достоинства
Самые редкие душевные расстройства в истории психиатрии
Известные барышни на вечеринках и в повседневной жизни выглядят совсем по-разному
США поставили на колени Китай, причем давно
Романтика
Премия Дарвина: 10 самых глупых смертей в мире


Случайные посты:

Самый стильный пенсионер страны
Деньги, женщины и я
Когда в гости пришли веганы
Никого не жалей
Тяпничный привет от Пилота
Жидкое мыло с секретом от РЖД
Премия Дарвина: 10 самых глупых смертей в мире
В Казахстане много интересных конкурсов
Девушка дня
Мужчины не плачут