Зеркало




11 декабря, 2012

Перлы Лукашенко

Не позволим нас наклонять.

Я атеист, но я православный атеист.

Вы просили дождь — я дал вам дождь.

В детстве я рос среди животных и растений.

Пора принять меры и наложить вето на табу.

Только взялся за яйца, как сразу молоко пропало.

Мы им окажем гуманитарную помощь, оружием.

Я по образованию и происхождению - экономист.

У меня руки чистые, и на них нет никаких наручников.

Наша диктатура никому не мешает жить и развиваться.

Я своё государство за цивилизованным миром не поведу.

Надо еще раз встрахнуть народ и повернуть лицом к себе.

Не может Лукашенко украсть. Поймите вы — прятать некуда.

Мы эту проблему решили в узком кругу ограниченных людей.

Я с жуликами, в том числе и с Россией, акционироваться не буду.

Я очень люблю играть в футбол, в хоккей, но чаще всего играю один.

Я сторонник искренней политики. От своей честности я страдаю уже 15 лет.

Кто пьёт каждый день — за меня не голосуйте, я с такими дружить не буду.

Вы мне тут на болезнь не жалуйтесь! У нас в правительстве больных много.

Лопату в руки — копай, не копаешь — значит, сегодня голодным остаёшься.

Мои девушки меня в ресторан за руку не тянули. Найдите другую девушку.

Уникальность ситуации в Беларуси состоит в том, что я никому ничего не обязан.

Мы никому не собираемся пояса верности вешать на соответствующие части тела.

Возле кормушки, имя которой власть, все хрюкают одинаково: и красные, и белые.

Ради сохранения спокойствия в стране я готов пожертвовать собственным разумом.

Я буду легитимным ещё долго. Я ещё не всё сделал, из-за этого власть потеряю не скоро.

На меня, так сказать, обвалилась философская мысль! Я просто обязан сейчас быть в центре.

Гуманитарная помощь — это бесплатно, это для народа, в том числе, для учёных, для чиновников.

Я обещаю, что к Новому году у каждого белоруса на столе будут нормальные человеческие яйца.

Я постоянно ператрахиваю весь парламент и знаю кто врот, а кто не врот (с беларуским акцентом).

Должен сказать, что мы в какой-то степени сами создали эти трудности, но сегодня действительно героически их преодолеваем.

Нам не надо там: автоматизированная система фальсификации выборов. Не надо. Мы создадим государственную.

Дело не в том, изберёте вы меня или нет, — где вы денетесь, изберёте, и, если вас устраивает, то я буду работать.

Жизненный уровень, который сегодня у белорусского народа, по разным причинам, ниже колена, ещё ниже быть не может.

Я зашёл — аэробика. Мне показали там, потому что я ни разу аэробики не видел. Я сразу сказал: «Этих бы красавиц — на лыжи!»

Народ белорусский рискнул и избрал меня Президентом. Это бывает чрезвычайно редко в истории и больше, возможно, не будет.

Конечно, задрав штаны, вы не бегали за комсомолом, как Есенин писал. А мы-то бегали. И не только за комсомолом.

И, вы знаете, я вам скажу откровенно, если б у меня журналист или политик подобным образом начал кричать, я б ему вырвал язык изо рта.

Все говорят: «Ты должен нам дать деньги!». Я никому ничего не должен. Это вы должны государству и мне как представителю этого государства.

И дай Бог справиться с родной Беларусью. Согласитесь, что достаточно этого куска, чтоб его проглотить. Дай бог за пять лет хоть как-то прожевать.

Подкупа в моей политике не будет никогда, только принципиальные и честные отношения: ты даёшь государству — мы поддерживаем тебя. Кто не согласен — до свидания.

Извините за нескромность, но Ельцин со мной на корте не справляется. Коржаков не справляется. Лужков проиграл три раза. В последний раз с Лужковым мы играли на 5 тысяч тонн сливочного масла.

Если вы попробуете нас растворить в России, провести, так сказать, аншлюс, то вы получите такую партизанскую войну, по сравнению с которой Чечня вам покажется детским утренником.

Ну диктатор, так диктатор. В этом тоже есть определённый выигрыш. Это последний! Вы представляете? Последний! Вот не приехали бы вы сюда, где б вы его ещё в своей жизни встретили и поговорили.

Кто пьёт, у того нормальных детей не будет. С этим злом мы будем сражаться, как с самым страшным злом. А то получается — напился, случайно родил, а ты, Лукашенко, расти этого ребёнка. И таких детей у нас в стране 35 тысяч.

Люди, которые говорят на белорусском языке, не могут ничего делать, кроме как разговаривать на нём, потому что по-белорусски нельзя выразить ничего великого. Белорусский язык — бедный язык. В мире существует только два великих языка — русский и английский.

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Квадрат
11.12.12 15:40

Шо ваш Лукашенко. Вы Азарова послушайте - вот где перлы!

 
Татарин
11.12.12 16:07

М-да, Азаров заткнул за пояс и Черномырдина, покойного. А Лукашенко - так это оратор майд ин Древний Рим, по сравнению с АзИровым.

 
tpv
11.12.12 16:08

последнее не пиздёжь ли? прарасейскi?!

если не пиздёжь, то всё равно пиздёж прарасейскi от луки.

 
tpv
11.12.12 16:09

а хто цэ - Азароф?

 
martincot
11.12.12 16:12
"Квадрат" писал:
Шо ваш Лукашенко. Вы Азарова послушайте - вот где перлы!
так они там подписав левый контракт бабло проибали или просто с контрактом лоханулися я так и непонял чо там у вас говорят?
 
fashizt
11.12.12 17:32

Вам смешно а мы с этим говном живем

 
макс
11.12.12 22:26
"fashizt" писал:
Вам смешно а мы с этим говном живем
зайдите завтра в КГБ, пожалуйста разговор есть
 
ST
13.12.12 03:55

[ Лопату в руки — копай, не копаешь — значит, сегодня голодным остаёшься. ] - УВАЖАЕМЫЕ ЛЮДИ, РАЗВЕ ЭТО ПО ВАШЕМУ СМЕШНО? МОЖЕТ ЭТО ЕЩЁ И НЕ ПРАВИЛЬНО? ЕБААААААТЬ!

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Чуть до греха не довёл
На заметку парням
Мошенников все больше
Когда самодельная реклама лучше той, что по телеку
Сколько зарабатывает московский водитель Яндекс такси
Нативная реклама
Воля старших, наследство и любовь
Девушки, которым скучно на работе


Случайные посты:

Сколько платят дальнобоям в США?
Итоги дня
Слова великих
Кинуть не удалось
Как и чем чотко устранить скрип
А КАМАЗ то я и не заметила
Женско-мужской фразеологический словарь
Один необычный день из жизни
Когда с детства не дружишь с головой
Русская смекалка запросто ломает немецкий порядок