Зеркало




28 марта, 2013

Чистое благородство

Андрей проснулся часа в четыре: живот заболел, захотелось в одно место. Уже светало – август. Из окна пахло землей и зеленью. Жанна спала рядом. Через узкий проход спал Данилка на самодельной кроватке с загородкой из полированных жердочек – Андрей сам смастерил, Жанна его за это долго выхваляла перед отцом. Отец не очень любил зятя. Верней, любил, но не шибко уважал. Он Жанне так и сказал: «Любишь его? Значит, и я люблю. Чего не любить? Полюбить недолго. А уважать – заслужить надо».
Заслужить не выходило. Работал Андрей много, но без особого толку: не больше тридцати тысяч.
Он тихонько перелез через Жанну – она спала с краю, чтоб ближе к ребенку, хотя Данилке было уже почти восемь.
Вышел во двор, пошел к зеленой будке в углу участка. Смешно, что этот кособокий домик называется туалет.
Андрей ходил в туалет с банкой воды. Литровую жестянку сплющил спереди, чтоб был носик, а крышку загнул назад, как ручку. За это его вполне дружелюбно дразнили татарином. «Татарин, татарин», - кивал он. «А почему всё на месте, если татарин»? – спросил тесть в бане. «Ножик сломался!» - басом сказал Андрей. Тесть и свояки одобрительно заржали.

Банка висела на гвозде сзади туалета. Андрей зачерпнул банкой в бочке, где отстаивалась дождевая вода для огурцов. Подумал, что никто в семье не берет с него примера, в смысле татарского омовения, так сказать…
Потом вымыл руки, пошел к себе. Опять перелез через Жанну. Она повернулась на другой бок, и вдруг сказала: «Блин. Не надо было свеклу кушать. Пойду сбегаю».

Андрей лежал на спине, слушал, как Жанна громко шуршит газетой – участок был маленький, всё рядом. Лежал и думал, как это всё получилось.
Три вещи. Гордость, секс и чистое благородство. Они познакомились в магазине, она была продавец-консультант, а он пришел покупать костюм – как раз на выпускной в институте. Жутко красивая – привольной и опасной красотой, как в американском кино про гангстеров. Сначала она на него смотреть не хотела, хихикала в лицо, а потом вдруг резко влюбилась, пошла к нему домой, когда родители уехали, и через неделю сказала, что ее тошнит и две полоски. Секс был потрясающий. Андрей с ней был как кусок масла на сковородке, весь таял и выгорал. И отгонял от себя всякие плохие мысли. Чистое благородство, да. И гордость, перед отцом: вот я какой! Ради своей любви. А она правда – своя? Черт знает. Данилка был хороший, но немножко чужой. Андрей с ним играл в развивающие игры, читал вслух, а он посидит пять минут и с колен сползает. Андрей его пытался удержать, а он убегал к дядьям и к двоюродным. Костер жечь, шалаш строить, рыбу ловить. Гены, наверное. Хотя, при чем тут гены. Главное – среда. Окружение. Но и гены тоже – Данилка совсем был совсем ни на кого не похож. Теща говорила, что у нее дедушка был такой, с густыми бровями вразлет. Неважно, неважно…

Жанна пришла. Спросила: «Не спишь?». Обняла его. Провела рукой внизу, приласкала. «Иди сюда» - обняла за шею. Андрей поцеловал ее пальцы. Пахло какашками. Чуть не стошнило. «Иди, иди скорей», - прошептала Жанна. «Данилка проснется», - сказал Андрей. «Из пушки не разбудишь», - взяла его руку, потянула к себе туда. У Андрея в ушах стояло шуршание бумаги в туалете. Ему казалось, что все кругом воняет. Он лег на спину, чтоб не блевануть, сказал: «Погоди». Она вдруг заплакала. «Ты что?» - «Ты что, не мужчина больше?» - «Я не автомат» - «Завел кого-то, что жену больше не хочешь?» - она это громко сказала, и Данилка захныкал в кровати.
Андрей вытащил из-под подушки часы.
Пять без десяти. Первый автобус в пять пятнадцать.

Он не стал мириться с мамой-папой, а подал в суд на свою долю в квартире. Купил однокомнатную, очень удачно, рядом с метро «Чертановская». Потом через суд настоял на генетической экспертизе. Все было, как он предполагал. От алиментов отбился. Устроился в МИСИС, помощником проректора. Прикрепился соискателем к кафедре, где его проректор заведовал. Сделал предложение Эрике Дитергоф, стажерке из Германии. Слетал во Фрайбург, познакомился с ее родителями. На обратном пути, когда ехал из Шереметьева, его такси врезалось во встречную фуру.
Квартира у метро «Чертановская» досталась родителям.
Они ее стали сдавать. Неплохая прибавка к пенсии.
Нет, они плакали, конечно. Горевали. Даже пытались разыскать Жанну. Но увы.


© clear-text

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Паниковский
28.03.13 10:37

Хорошо, что автор не стал мораль искать, а то началось сейчас: "Вот я теперь смотрю вокруг глазами, полными вселенской грусти, и думаю: как всё же мы не ценил то малое, что есть в нашей жизни. И пусть от жены несёт говном, пусть ребёнок не твой, но это такая жизнь, что требует от нас постоянного самоотречения. Грустно это всё, господа".

 
зшщ
28.03.13 10:41

Фсем превед!

Жена на кухне оладушки печёт, ща завтракать буду.

 
зшщ
28.03.13 10:44

А высер - хуйня. Но про гавно есть - значит, зачот.

 
chuvak
28.03.13 10:51

Долбоёб этот Андрей.Наклепал бы ещё своих детей с Жанной и жил бы спокойно.

 
A_cool_A
28.03.13 10:54

тема говна раскрыта! хотя и не полностью...надо было упасть в выгребную яму...ну...или не донести ...и подскользнуться...а потом секас...романтика

 
Zeddai
28.03.13 11:54

Сокровеноого, сокровеннее - говно моей женщины!

 
DM
29.03.13 02:44

А всё ведь из-за говна началось.
Мораль: Мойте руки перед и зад.

 


Последние посты:

С днем рождения!
Девушка дня
Итоги дня
Глава родительского комитета
Фен Шуй
Как меня ребенком в милицию забирали
Экскаваторщиков лучше не трогать
Как из умницы превратиться в тварь: пособие для девушек
Расширяем словарный запас
4 вида спорта, от которых потом член не стоит


Случайные посты:

Когда болеешь, но на работу идти надо
Разрыв
Пятничная картинка
Осторожнее с коврами, мужики
Юмор уровня /b/
А куда все соседи исчезли?
Фотографии, на которые придется взглянуть дважды
Самые жуткие истории пациентов — рассказы сотрудников психиатрических больниц
Поговори с ней
Из-за этого фото развелась молодая супружеская пара