Зеркало




06 февраля, 2014

Электронная очередь

Милое дело – очередь а поликлинике. Нет? Воля ваша, а мне нравится. Спросишь, кто тут последний, выслушаешь, что они все думают о тебе, враче, которая еще не пришла, но медсестра уже тут, а она скоро будет, вечно они опаздывают, потому что нас много, а они устали, ну и что? Приткнешься где-нибудь в уголке, произнесешь про себя «милое дело», «милое дело», «милое дело» раз десять-двадцать и всё, и милое дело на самом-то деле.

Потом надо немного подождать пока дискуссия закончится. Если успеет. Этот милый спор возникает каждый раз по приходу нового человека постепенно затихает, тихо булькая, иногда прекращается совсем, когда кто-нибудь обижается и обиженно сопит. Тогда можно спросить: а сегодня по талонам принимают, или в живом порядке? И все. Сразу вспоминается новгородское вече в отсутствии краткого списка Русской правды и внутреннего регламента.

Кстати, я сам себе еще не могу ответить на чисто исторический вопрос о смещении традиций. Вот почему самое известное народное, так сказать, вече – это новгородское, а бузят больше всего в Киеве, где вече, конечно, тоже ничего, но княжья воля все-таки во главе угла существовала.

Но это так, это лирический отступ от поликлиники. А там мини-вече кипит возле каждого врачебного кабинета. Кипит тихо, потому что тишина должна быть не только в библиотеке. Эх. Представляете себе тишину в поликлинике? И только скрип перьев, шорох карандашей, ровное рокотание шариковых роллеров и щелчки клавиатурных кнопок. Врачи пишут. Медицинские сестры мучают современную технику, уставившись в монитор. Талончик на прием сначала вписывает врач, отдает заполненный бланк сестре, та вводит данные в систему, распечатывает его умный терминал в фойе поликлиники. Только по предъявлении терминалу карточки страхового полиса.

Все отлажено до мелочей и работает как часы. Пока в дело не вмешиваются привычные нашему народу демократические устои. Очередь, будь она хоть трижды электронной, в этом заведении существует вовсе не как способ упорядоченного доступа во врачебный кабинет. Это место общения, осмотра и осуждения. Иначе зачем вон той, пожилой, простите, женщине приходить на четыре часа раньше назначенного срока? А вон тем пятерым тётенькам, пришедшим за полтора часа до начала приема, чтоб «просто спросить», чего там под дверью отсвечивать? Нет, одна из них хотела просто спросить, что делать при болях в сердце, нравится ли доктору её кардиограмма и какие таблетки он посоветует. Эта понятно. Но остальные четверо полтора часа ждут возможности просто спросить, не будет ли любезен доктор принять их без всякого талона и эти же полтора часа рассматривают табличку, чуть ниже фамилии врача: Внимание! Прием строго по талонам.

А вон той благообразной старушке я явно не нравлюсь. Она не принимает участие в общем разговоре и смотрит на меня осуждающе. Я улыбаюсь. Нет, меня вовсе не радуют осуждающие меня старушки. На мне наушники гарнитуры, там мне читают «Понедельник начинается в субботу», а я жалею, что не умею творить дублей. Чисто для очереди в поликлинике. Лучше бы, конечно для инфаркта, но можно и для очереди. Молчаливого.

- Шансон слушаете, - легонько толкает меня в бок неизвестно как оказавшаяся рядом старушенция, - для ушей вредно между прочим. И очередь можно пропустить.

- Отчего же шансон? – протягиваю ей один из наушников.

- Стругацкие? – удивленно ползет вверх левая бровь старушки, - однако.

Теперь мы сидим рядом и улыбаемся. Не то что бы нам совершенно наплевать на тихо булькающее вече. Но практически. Хотя вон тот мужчина ужасно смахивает на Камноедова, а справа от двери сидит вылитая Горыныч. Из кабинета выходит медицинская сестра, собирает у всех карты и прочие документы. Через пару минут меня вызывают к врачу. Я оставляю гарнитуру бабушке. Вид у нее ехидный, но честный: с палочкой она далеко не убежит.

Врач быстро заполняет какой-то бланк.

- Как себя чувствуете? – не отрываясь от дела.

- Хорошо.

Врач берет другой бланк, быстро пишет.

- Как себя чувствуете? – не отрываясь от дела.

- Хорошо.

Врач отдает заполненный бланк сестре. Берет третий бланк, быстро пишет.

- Раздевайтесь я вас послушаю, - кладет ручку, берется за стетоскоп, - как вы себя чувствуете?

Я прощаюсь с врачом, выхожу в коридор. Медсестра вызывает мою старушку, та с сожалением отдает мне гарнитуру, благодарит: «спасибо, дочь попрошу, так ждать веселее» и плотно прикрывает за собой дверь кабинета. Длинный коридор ведет меня к выходу. Разрозненные группы людей возле двери каждого из кабинетов тихо и сплоченно обсуждают справедливость электронной очереди. За тридцать лет моего отсутствия в поликлиниках тамошние люди ничуть не изменились.


© dernaive

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Пихалыч
06.02.14 15:10

Прочитал и нифкурил. Закономерный вопрос автору: И чо? О_о

 
Kлоп
06.02.14 15:18

Ниачом...

size 2Kb
 
Больной
06.02.14 17:01

Стругацкие - говно...
Не, реально...

 
Ден
06.02.14 17:39

Больной...вы и вправду больной...реально)))
Рассказ классный, их немного. "Понедельник начинается в субботу" - шедевр Стругацких.

 
Чц
07.02.14 10:54
"Ден" писал:
Больной...вы и вправду больной...реально)))
Рассказ классный, их немного. "Понедельник начинается в субботу" - шедевр Стругацких.

Он, видно, знакомился с творчеством Стругацких исключительно через призму "шедевров" Феди Бондарчука. :)

 
Чц
07.02.14 10:55

Блин, не того процитировал....

 


Последние посты:

Глава родительского комитета
Фен Шуй
Как меня ребенком в милицию забирали
Экскаваторщиков лучше не трогать
Как из умницы превратиться в тварь: пособие для девушек
Расширяем словарный запас
4 вида спорта, от которых потом член не стоит
Правильны наряды к Новому году
День рождения на работе
Пятничные лечебные настойки


Случайные посты:

Ешь, мойся, <s>сри</s>
Следи за собой, будь осторожен!
О технических специалистах
Знаменитые абхазские макароны
Пятничное заседание женского клуба
Самые ядовитые животные
Классика
После массового расстрела в Лас-Вегасе
Помогать коллегам надо. Не всем.
Последний рубеж