Зеркало




03 апреля, 2014

Звёзды

- Пап! Ну пап! Хватит, пожалуйста!
- Уйди, не мешай! - рявкнул мужчина, - иди вон в магазин лучше сходи, возьми мне бутылку ещё..
Пашка что-то пробубнил под нос и побежал прочь от отца. Вбежав в свою комнату, он захлопнул дверь и забрался под кровать. Безмолвный плач ребёнка нарушил топот отцовских ног:
- Пашка! Где ты там? А ну вылезай, я же знаю ты здесь!
Показались ноги мужчины. Он подошёл вплотную к кровати и завопил, что есть сил:
- Негодный мальчишка! Я же тебя всё равно найду!
Опустившись на колени, мужчина беспорядочно начал рыскать рукой под кроватью. Мальчик однако успел ретироваться и наблюдал за его усилиями уже со стороны. Поиски оказались безрезультатными и он, повторив ещё раз "Негодный мальчишка", вышел из комнаты.. Когда его голос стих, Паша выбрался из своего убежища и поспешил к выходу. Быстро натянув тоненькую куртку, он обул сапоги и тихо вышел из дома.

На лестничной площадке было шумно, соседи занимались ёлкой. За процессом её "пиления" внимательно наблюдала девочка. Задержав на ней свой взгляд, Паша мечтательно улыбнулся, но тут же возвратившись на землю, быстро побежал вниз по лестнице. "Не мечтай", сказал он себе.
Толкнув тяжёлую деревянную дверь, мальчик вышел на улицу. Щёки тут же обдало холодным воздухом и он вжал голову в короткий воротник куртки. В этот момент сверху послышался до боли знакомый крик:
- А ну поднялся, щенок!
Не подымая головы, Паша сорвался с места и побежал куда глядят глаза. Неважно куда, главное подальше от дома. Остановиться ему мешала обида, которая в сотый раз уже переполняла чашу детского терпения. Вдыхая ледяной, режущий воздух Паша всё продолжал бежать, пока совсем не выбился из сил. Больно закололо в боку и он присел на корточки. Встав через секунду, мальчик подошёл к стене и облокотился на неё, после медленно сполз вниз. Обхватив руками коленки, он сжался в комок и поднял голову в небо, затем безмолвно спросил "Почему?".
- Почему?.. - повторил он вслух, - молчишь?.. ну и молчи дальше.. Пашка встал на ноги и засунул, обожжённые морозом руки, в карманы, после угрюмо побрёл вдоль прилавков магазинов. Их богатство однако ничуть его не смущало. За всё то время, прожитое совместно с отцом, он научился обходиться без подарков, дорогих вещей, что там.. без обычных детских радостей. Он уходил всё дальше и дальше от дома, но знал, что вернуться всё равно придётся..
Между тем темнело, но по домам никто расходится видимо и не собирался. Напротив, людей на улице становилось даже больше. Кто-то выходил просто поболтать или покурить, кто-то неспешно прогуливался, вдыхая без десяти часов январский воздух. И невольно люди делали Паше только больнее, никто его словно не замечал.. Они суетились, толкались, но никому просто не было до него дела.. Из мысленного болота его в самый неожиданный момент вырвала высокая ёлка, стоявшая посередине площади. Гордо раскинувшая свои ветви, она возвышалась над окрестными домами и берёзами, укрытыми снегом. И как он её раньше не заметил? А на самой макушке ёлки восседала большая звезда, сияющая приятным жёлтым цветом. Именно она приковала и не отпускала взгляд ребёнка.
- Поистине царица, да? - неожиданно прозвучало за спиной.
Мальчик резко обернулся и увидел седого старика лет 60-ти, опирающегося на палку. Тот, однако, ничуть не смутился и продолжил разговор:
- Помню, как меня отец сюда водил каждый Новый Год, до того как ушёл.. Я каждый раз сюда прихожу и загадываю одно и то же.. но оно до сих пор не исполнилось..
- Вы верите в то, что желания исполняются? - оживился Пашка.
- А как же, - поднял брови старик, - Верить главное.. Верить.. - с минуту подождав, он продолжил, - Ты, мальчик смотри, как звезда моргнёт, загадывай своё желание, и верь в него.. просто верь..
С этими словами старик развернулся и заковылял в переулок. Проводив незнакомца взглядом, мальчик повернулся к ёлке и уставился прямиком на звезду. А с чего мне ему верить? Хотя.. что мне ещё остаётся..
- Ну.. давай же.. пожалуйста.. пожалуйста..
Однако та не подавала и намёка на то, что собирается сегодня подмигивать. Прождав ещё минуту, Павел фыркнул и резко развернувшись, зашагал в переулок, где парой минут назад скрылся старик. Тут же опомнившись, он резко остановился и, широко открыв глаза, из-за плеча взглянул на звезду. Боясь моргать, он неотрывно следил за каждым её слабым свечением и пытался уловить момент, когда она наконец моргнёт. Прошла минута, ещё одна и он дождался сигнала. Опомнившись он зажмурился и нашептал что-то себе под нос. Ещё раз посмотрев на звезду, мальчик уверенно зашагал домой.

***
Неужели он так много просил? Слова старика всё не выходили из головы Пашки. "Наверное всё же есть невыполнимые.. ты главное верь.. верь.." Вот и его мечта, видимо тоже не исполнима. А что ему теперь мечты? Во что теперь верить? Не во что.. не во что верить..
Его разбудил треск стекла и шум, доносящийся с кухни. Соскочив с кровати на ледяной пол, он осторожно побрёл на свет. Прислонившись к косяку, ребёнок с полным непониманием происходящего начал взирать на то, как его отец, стоя у раковины, выливает в неё содержимое своих бутылок. Почуяв на себе взгляд, мужчина резко обернулся. Паша хотел было убежать, но ноги не слушались:
- Сынок.. прости меня..?...

© И. С.

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Perkin
03.04.14 16:27

 
Perkin
03.04.14 16:33

размазываю слезы по ибалу

 
mikorr
03.04.14 16:37


Куска нету? - про мигание. Если б не лишние запятые - неплохое чтиво, хотя кто-то обязательно обосрёт.

 
Крендель
03.04.14 16:38

А я всё равно падрачил

 
Квадрат
03.04.14 16:44

Мама на даче, ключ на столе, завтрак можно не делать. Скоро каникулы, восемь лет, в августе будет девять. В августе девять, семь на часах, небо легко и плоско, солнце оставило в волосах выцветшие полоски. Сонный обрывок в ладонь зажать, и упустить сквозь пальцы. Витька с десятого этажа снова зовет купаться. Надо спешить со всех ног и глаз — вдруг убегут, оставят. Витька закончил четвертый класс — то есть почти что старый. Шорты с футболкой — простой наряд, яблоко взять на полдник. Витька научит меня нырять, он обещал, я помню. К речке дорога исхожена, выжжена и привычна. Пыльные ноги похожи на мамины рукавички. Нынче такая у нас жара — листья совсем как тряпки. Может быть, будем потом играть, я попрошу, чтоб в прятки. Витька — он добрый, один в один мальчик из Жюля Верна. Я попрошу, чтобы мне водить, мне разрешат, наверно. Вечер начнется, должно стемнеть. День до конца недели. Я поворачиваюсь к стене. Сто, девяносто девять.

Мама на даче. Велосипед. Завтра сдавать экзамен. Солнце облизывает конспект ласковыми глазами. Утро встречать и всю ночь сидеть, ждать наступленья лета. В августе буду уже студент, нынче — ни то, ни это. Хлеб получерствый и сыр с ножа, завтрак со сна невкусен. Витька с десятого этажа нынче на третьем курсе. Знает всех умных профессоров, пишет программы в фирме. Худ, ироничен и чернобров, прямо герой из фильма. Пишет записки моей сестре, дарит цветы с получки, только вот плаваю я быстрей и сочиняю лучше. Просто сестренка светла лицом, я тяжелей и злее, мы забираемся на крыльцо и запускаем змея. Вроде они уезжают в ночь, я провожу на поезд. Речка шуршит, шелестит у ног, нынче она по пояс. Семьдесят восемь, семьдесят семь, плачу спиной к составу. Пусть они прячутся, ну их всех, я их искать не стану.

Мама на даче. Башка гудит. Сонное недеянье. Кошка устроилась на груди, солнце на одеяле. Чашки, ладошки и свитера, кофе, молю, сварите. Кто–нибудь видел меня вчера? Лучше не говорите. Пусть это будет большой секрет маленького разврата, каждый был пьян, невесом, согрет, теплым дыханьем брата, горло охрипло от болтовни, пепел летел с балкона, все друг при друге — и все одни, живы и непокорны. Если мы скинемся по рублю, завтрак придет в наш домик, Господи, как я вас всех люблю, радуга на ладонях. Улица в солнечных кружевах, Витька, помой тарелки. Можно валяться и оживать. Можно пойти на реку. Я вас поймаю и покорю, стричься заставлю, бриться. Носом в изломанную кору. Тридцать четыре, тридцать...

Мама на фотке. Ключи в замке. Восемь часов до лета. Солнце на стенах, на рюкзаке, в стареньких сандалетах. Сонными лапами через сквер, и никуда не деться. Витька в Америке. Я в Москве. Речка в далеком детстве. Яблоко съелось, ушел состав, где–нибудь едет в Ниццу, я начинаю считать со ста, жизнь моя — с единицы. Боремся, плачем с ней в унисон, клоуны на арене. "Двадцать один", — бормочу сквозь сон. "Сорок", — смеется время. Сорок — и первая седина, сорок один — в больницу. Двадцать один — я живу одна, двадцать: глаза–бойницы, ноги в царапинах, бес в ребре, мысли бегут вприсядку, кто–нибудь ждет меня во дворе, кто–нибудь — на десятом. Десять — кончаю четвертый класс, завтрак можно не делать. Надо спешить со всех ног и глаз. В августе будет девять. Восемь — на шее ключи таскать, в солнечном таять гимне...

Три. Два. Один. Я иду искать. Господи, помоги мне.

 
mikorr
03.04.14 17:00

"Квадрат" писал:
Мама на даче, ключ на столе, завтрак можно не делать. Скоро каникулы, восемь лет, в августе будет девять. В августе девять, семь на часах, небо легко и плоско, солнце оставило в волосах выцветшие полоски. Сонный обрывок в ладонь зажать, и упустить сквозь пальцы. Витька с десятого этажа снова зовет купаться. Надо спешить со всех ног и глаз — вдруг убегут, оставят. Витька закончил четвертый класс — то есть почти что старый. Шорты с футболкой — простой наряд, яблоко взять на полдник. Витька научит меня нырять, он обещал, я помню. К речке дорога исхожена, выжжена и привычна. Пыльные ноги похожи на мамины рукавички. Нынче такая у нас жара — листья совсем как тряпки. Может быть, будем потом играть, я попрошу, чтоб в прятки. Витька — он добрый, один в один мальчик из Жюля Верна. Я попрошу, чтобы мне водить, мне разрешат, наверно. Вечер начнется, должно стемнеть. День до конца недели. Я поворачиваюсь к стене. Сто, девяносто девять.

Мама на даче. Велосипед. Завтра сдавать экзамен. Солнце облизывает конспект ласковыми глазами. Утро встречать и всю ночь сидеть, ждать наступленья лета. В августе буду уже студент, нынче — ни то, ни это. Хлеб получерствый и сыр с ножа, завтрак со сна невкусен. Витька с десятого этажа нынче на третьем курсе. Знает всех умных профессоров, пишет программы в фирме. Худ, ироничен и чернобров, прямо герой из фильма. Пишет записки моей сестре, дарит цветы с получки, только вот плаваю я быстрей и сочиняю лучше. Просто сестренка светла лицом, я тяжелей и злее, мы забираемся на крыльцо и запускаем змея. Вроде они уезжают в ночь, я провожу на поезд. Речка шуршит, шелестит у ног, нынче она по пояс. Семьдесят восемь, семьдесят семь, плачу спиной к составу. Пусть они прячутся, ну их всех, я их искать не стану.

Мама на даче. Башка гудит. Сонное недеянье. Кошка устроилась на груди, солнце на одеяле. Чашки, ладошки и свитера, кофе, молю, сварите. Кто–нибудь видел меня вчера? Лучше не говорите. Пусть это будет большой секрет маленького разврата, каждый был пьян, невесом, согрет, теплым дыханьем брата, горло охрипло от болтовни, пепел летел с балкона, все друг при друге — и все одни, живы и непокорны. Если мы скинемся по рублю, завтрак придет в наш домик, Господи, как я вас всех люблю, радуга на ладонях. Улица в солнечных кружевах, Витька, помой тарелки. Можно валяться и оживать. Можно пойти на реку. Я вас поймаю и покорю, стричься заставлю, бриться. Носом в изломанную кору. Тридцать четыре, тридцать...

Мама на фотке. Ключи в замке. Восемь часов до лета. Солнце на стенах, на рюкзаке, в стареньких сандалетах. Сонными лапами через сквер, и никуда не деться. Витька в Америке. Я в Москве. Речка в далеком детстве. Яблоко съелось, ушел состав, где–нибудь едет в Ниццу, я начинаю считать со ста, жизнь моя — с единицы. Боремся, плачем с ней в унисон, клоуны на арене. "Двадцать один", — бормочу сквозь сон. "Сорок", — смеется время. Сорок — и первая седина, сорок один — в больницу. Двадцать один — я живу одна, двадцать: глаза–бойницы, ноги в царапинах, бес в ребре, мысли бегут вприсядку, кто–нибудь ждет меня во дворе, кто–нибудь — на десятом. Десять — кончаю четвертый класс, завтрак можно не делать. Надо спешить со всех ног и глаз. В августе будет девять. Восемь — на шее ключи таскать, в солнечном таять гимне...

Три. Два. Один. Я иду искать. Господи, помоги мне.

С чего депрессняк такой?
 
Kлоп
03.04.14 17:05

Ытоге невидели?

size 83Kb
 
Квадрат
03.04.14 17:05
"mikorr" писал:
это не я, вспомнилось просто. забыл копирайт (с) Аля Кудряшова.
 
mikorr
03.04.14 17:07
"Квадрат" писал:
Ну, я бы и не заподозрил тебя в авторстве, ты на вопрос ответь.
 
mikorr
03.04.14 17:08
"Kлоп" писал:
Ытоге невидели?
Итогов не будет, привет. А что - ты не в курсе?
 
Kлоп
03.04.14 17:11
"mikorr" писал:
Итогов не будет, привет. А что - ты не в курсе?
size 1Kb
 
Квадрат
03.04.14 17:11
"mikorr" писал:
на какой?
 
mikorr
03.04.14 17:24
"Квадрат" писал:
С чего депрессняк такой?
 
Квадрат
03.04.14 18:16
"mikorr" писал:
узбагойся, Мишо. нет никакого депресняка. стих ведь хороший, вспомнил просто, прочев пост.
 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Проучили автохамку
Военный оркестр без спирта не играет
Токсичные люди
Отвали от моей сестрёнки, слышишь?!
Онижедети
Однозначно!
В нашем доме поселился невменяемый сосед
Самый стильный пенсионер страны


Случайные посты:

Да патамушта!
Не гуляйте по дорогам
Во всех женских бедах виновата школьная литература
Инструкция по отучению ребёнка от онанизма
Девушки бывают разными
Итоги дня
Дима, не будь дураком!
Квест по поиску выхода
Не только понты. Почему в любом городе легко разоблачают москвичей
Девушка дня