Зеркало




02 июля, 2015

Пакет

Сей случай произошёл не так давно на одном электротранспортном предприятии. Не сказать, что из ряда вон выходящий, но примечательный. Будучи одним из свидетелей тех событий, заверяю тебя, уважаемый читатель, что приложу старания передать историю достоверно. Впрочем, не исключаю небольших неточностей и, возможно, мелких упущений, по причине весьма простой: рабочие будни порой столь стремительны и насыщены разной степени интересности происшествиями, что отдельные из них то теряются из памяти, то сплетаются воедино, то вовсе запоминаются извращенно. Посему, в том прошу не винить.

Служил, да и поныне служит, на упомянутом предприятии в должности начальника цеха Данил Борисович Кошкин. Человек он, несомненно, порядочный, в меру строг, когда того требует ситуация, потому как за производство привык радеть, но и коль возьмётся за кнут, так и пряника за добрую работу не пожалеет. Нужно заметить, порядок при Даниле Борисовиче стоял во главе угла; любил он во всём аккуратность, будь то производство или бумажная работа, коей с каждым годом становилось всё больше. И если взялся Кошкин за дело, знай – выполнит до конца, да так, что не придерёшься.

Потребовались как-то Данилу Борисовичу канцелярские принадлежности. Дело нехитрое: подал заявку в хозяйственный отдел, выждал день-другой, получил заказ со склада. Но не в этот раз. Ближе к вечеру в кабинете начальника цеха зазвонил телефон, и женский голос с хрипотцой сообщил неожиданное известие.

- Данил Борисович! Я по заявке. Тут чего просите, того уж не имеется. И нового ещё не привезли. А завтра я в отпуске! Так что, будьте добры как-нибудь сами, Данил Борисович…
- Вот уж спасибо, - сухо ответил начальник цеха.
- Пожалуйста! – донеслось из трубки. Последовали короткие гудки.

Взглянув на часы, Кошкин на мгновение застыл, размышляя, затем повернулся к ЭВМ и принялся готовить служебную записку на получение средств из кассы предприятия. Долго подбирая формулировку так, чтобы не только получить деньги, но и выразить своё недовольство сложившейся ситуацией, Данил Борисович тем вечером домой припозднился.

Наутро, получив из кассы средства для приобретения канцелярских товаров, начальник цеха вызвал в кабинет техника и поставил ему задачу.

- Купишь на эти деньги строго по перечню. Впишешь в отчёт суммы и приложишь к нему квитанции. Отчёт - в бухгалтерию, канцтовары - в мой кабинет. Уяснил?
- Угу, - отозвался молодой человек и отправился исполнять поручение.

К обеду на столе в кабинете начальника цеха появился пакет. Самый, что ни на есть обыкновенный белый полиэтиленовый пакет типа «майка», с красной надписью наискось «Спасибо за покупку!», полный канцелярских принадлежностей.

Важно заметить, что техник, хоть и справился с нехитрым заданием, но, в силу непредусмотрительности от недостатка опыта, допустил-таки ошибку, из которой вся эта история и вылилась. Впрочем, винить его не стоит, не техниково это дело – закупками заниматься. Как бы то ни было, помимо товаров из перечня Кошкина, в квитанции оказался пакет, в количестве одной штуки по цене один рубль тридцать копеек.

Получив отчёт и квитанцию, бухгалтер, повинуясь установленным на предприятии правилам, переместила все канцтовары на счёт хозяйственного отдела, а вот с пакетом замешкалась. Поразмыслив, решила посоветоваться с Лидией Карловной, ведь на то она и главный бухгалтер, чтобы в столь сложных ситуациях разбираться - та точно подскажет, кому за пакет нести материальную ответственность.

Но Лидия Карловна, возмутившись ничтожностью проблемы, принялась крепко ругать подопечную, упрекала в беспомощности и неграмотности, затем вспоминала свою бухгалтерскую молодость, а успокоилась лишь когда сама уже стала забывать причину своего негодования. Однако, проблему всё-таки решила.

- Пакет перемести на Кошкина! Пусть с ним шо хочет, то и делает…
- Ясно, - мяукнула бухгалтер и попятилась прочь из кабинета начальницы.

Так, среди прочего материального имущества, в ведении Данила Борисовича появился «Пакет бел. политилен. спаси»; 1 шт.; 1,30 руб. Полное наименование в строчку не умещалось. А правильное написание слова «полиэтилен» многим и до сих пор неведомо.

Смена за сменой минуло две недели, и накануне «закрытия» квартала Данил Борисович получил из бухгалтерии свежую распечатку своего материального отчёта. Он уже подготовил к списанию перечень вовлечённых в производство материалов, оставалось лишь сверить наименования с бухгалтерскими и внести исправления в ведомость, потому как за соответствием одного другому следили строго, вплоть до возврата на исправление из-за пропущенной запятой или лишней точки.

Тут-то и обнаружился пакет. Данил Борисович тотчас позвонил бухгалтеру, желая указать на ошибку, мол, не может какой-то там зачуханный пакет за рубль-тридцать соседствовать с двигателями, устройствами и прочими сложными и дорогими агрегатами. Абсурд! Но бухгалтер была непреклонна. Коротко объяснив происхождение пакета, она рекомендовала Кошкину обратиться к начальнице. Что тут же и было сделано.

- Лидия Карловна, здравствуйте! Кошкин. Я к вам по поводу безобразия.
- Какого безобразия?
- Представляете, у меня в матотчёте пакет!
- Какой пакет?
- Обычный белый пакет!
- Ну и что?
- Как? Но… Пакет же! Тот, с канцтоварами.
- Ах, этот пакет… Помню, помню. И что с ним не так?
- Как что, Лидия Карловна? Его там быть никак не должно!
- Это почему же? И где он должен быть?
- Не знаю. В хозяйственном, наверно, вместе с канцтоварами.
- А разве пакет – это канцтовар?
- Нет. Пакет – это пакет.
- Верно. Но не канцтовар. А покупали его вы?
- Нет! То есть да, но он по ошибке куплен!
- Ну, раз покупали его вы, то вам за него и отвечать. И прекратите мне морочить голову, Кошкин! У меня отчёт квартальный, не до пакетов ваших!

Начальник цеха до скрипа сжал трубку, из которой доносились короткие гудки, и швырнул её на телефонный аппарат. Затем откинулся в кресле и закрыл глаза. Требовалось решение.

Заварив себе крепкий кофе, Данил Борисович стал готовить служебку на списание пакета: «Прошу списать по причине…». Кошкин задумался. По какой причине? По причине его ничтожности в сравнении с другим имуществом? Не выйдет. «Прошу списать по причине дефектности изделия». Уже лучше. Кто там будет разбираться в каких-то дефектах какого-то пакета...

Данил Борисович отправил служебку по назначению, а сам занялся текущими делами, да пару раз выходил в цех подбодрить зазевавшихся работников. После обеда начальник цеха получил резолюцию из трёх букв: «Акт?».

- Будет вам акт, - вслух произнес раздраженный отказом Кошкин.

Всё вмиг померкло на фоне разгоравшейся борьбы с пакетом. Откупорив бутылку кем-то принесённого, в качестве благодарности за помощь, алкоголя, Данил Борисович собрал в своём кабинете старшего механика, мастера ремонтного участка и начальника автотранспортного хозяйства. По-другому оторвать коллег от работы было сложно. Особенно последнего, тот менее чем за пять звёздочек от работы не отрывался.

Пол-литра спустя, акт был подписан всеми, кроме начальника автотранспортного хозяйства Тарасенко.

- Ты на меня обиду не держи, Борисыч, но я своей подписью разбрасываться никак не могу. Придут потом ко мне и спросят. Что я им отвечу?
- Да это же пакет! Тьфу…
- Пакет, не пакет, но материальная ценность! А мне до пенсии без малого год. Зачем мне такие проблемы?
- Чтоб тебя… - Кошкин подошел к столу и достал из нижнего ящика шелестящий свёрток. – Вот!
- Ну-ка, - Тарасенко расправил свёрток. – Так, пакет.
- Ставь подпись!
- Погоди… В акте что указано?
- Что?
- Читаю: «…в ходе осмотра комиссией установлено, что пакет к дальнейшей эксплуатации не пригоден по причине разрыва днища…». Так?
- Так.
- А тут днище целое!
- Дай сюда! – Кошкин вырвал пакет из рук Тарасенко и разорвал его у основания. – Доволен?
- Эх, как! Горазд ты, Борисыч, имущество портить. Лучше бы мне отдал, - Тарасенко достал из внутреннего кармана пиджака ручку. – Ну да ладно, подпишу. Должен будешь!

Час спустя служебная записка с приложенным к ней актом была отправлена на рассмотрение. Рабочий день близился к завершению, но Данил Борисович уходить не торопился. Смотрел на разорванный пакет, лежащий на столе, как на поверженного, много курил. Позже, завершив пару отложенных дел, всё-таки собрался, глянул ещё раз с порога на пакет, ухмыльнулся, выключил свет и закрыл дверь. Той ночью Кошкина отчего-то мучила бессонница.

Утро встретило не выспавшегося начальника цеха новой резолюцией по списанию пакета: «По чьей вине порча? Кошкин, объяснительную!». Данил Борисович, не выражая эмоций, поднялся из-за стола, подошёл к шкафу и извлёк из его недр увесистую металлическую флягу. Сделав несколько глотков обжигающей нутро жидкости, он вернулся за стол и принялся готовить докладную записку.

«…служащий техником, переносил в пакете материалы из склада в цех, вследствие чего произошёл разрыв днища изделия…»

Простого техника никто наказывать по такому пустяку не станет, а начальнику лишний раз этот нелепый случай припомнить могут, да ещё и посмеются.

- Вызывали, Данил Борисович? – техник робко заглянул в кабинет начальника цеха.
- Вызывал. Зайди, присядь. Тут такое дело…

И Кошкин поведал молодому человеку о своём нехитром плане, согласно которому тот должен был признаться в порче пакета, сославшись на низкое качество современного полиэтилена. Техник пытался отказаться, но вышло неубедительно. Вскоре Данил Борисович подложил к своей докладной объяснительную «виновника».

- Ну, в самом худшем случае, - успокаивал Кошкин молодого человека. – Удержат с тебя рубль-тридцать. А я день отгула предоставлю. По рукам?
- Ну, да... - обреченно согласился техник и пожал руку начальника.

Настроение Данила Борисовича, несмотря на бессонную ночь, улучшилось. Рабочий день прошёл без инцидентов. Будучи дома, Кошкин поужинал за просмотром передачи о брачных играх павианов и отправился спать пораньше.

На следующий день выспавшийся начальник, улыбаясь работникам, бодро шагал по цеху к своему кабинету. Работники не улыбались. Данил Борисович почувствовал что-то неладное, но улыбку стойко выдержал до своего рабочего места. Неладное, в виде очередной резолюции директора предприятия, ждало его на столе возле факса.

«…пакет списать; технику объявить выговор; 1 рубль 30 копеек удержать с Кошкина; на средства, заложенные для премирования указанных работников, приобрести аналогичные пакеты, выдать каждому из них поровну; и прекратите своей ху[неразборчиво] мне мозги е[неразборчиво]ть!!!»

Данил Борисович рухнул в кресло. Он был ошеломлен, но, в то же время, преисполнен чувством удовлетворения от победы над пакетом. Вскоре в дверь постучали, на пороге появился техник с немым вопросом: «Как же так?».

- Вот так! – Кошкин развёл руки в стороны. – Заварили мы с тобой…
- Я-то причём?
- Ай! – начальник цеха махнул рукой. – Ладно! Сгоряча это. Никто нас из-за какого-то пакета премии не лишит…

Данила Борисовича прервало жужжание факса. Оба замерли, созерцая медленно выталкиваемый аппаратом лист бумаги. Кошкин, не дождавшись полного завершения процесса печати, подсмотрел.

«ПРИКАЗ», «…объявить выговор…», «…удержать…»…

Данил Борисович молча подошёл к шкафу, достал увесистую металлическую флягу и два стакана. Оба много курили, хотя техник уже месяц как избавился от вредной привычки. Позже, молодой человек пару раз бегал в магазин и возвращался с покупками, завёрнутыми в тот самый пакет, подальше от посторонних глаз. Сидели допоздна.

На следующий день техник воспользовался обещанным ему отгулом, а начальник цеха почти не выходил из кабинета, пил много воды, заполнял какие-то журналы. Однако, ближе к вечеру, ему таки пришлось покинуть рабочее место - привезли одиннадцать коробок с пакетами «Спасибо за покупку!».

На том история закончилась, растворившись в трудовых буднях. Предприятие продолжало выпускать продукцию, по распоряжению директора подготовили документ с названием «Правила приобретения и списания отдельных категорий материальных ценностей», с которым под роспись были ознакомлены все заинтересованные лица. Техник и начальник цеха добросовестно выполняли свои обязанности и следующую премию получили как положено – в виде денежного поощрения. Лишь изредка коллеги выводили Данила Борисовича из себя просьбами поделиться пакетом. Но это они не со зла, а исключительно по производственной необходимости. Вскоре и о том забыли…

© КотПейот

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
насрал сто куч...
02.07.15 12:34

А напиздели-то,напиздели...
Такого даже в СССР не было нах...

 
Пихалыч
02.07.15 15:48

Да вот нихуя не напиздели, в бухгалтерии маразма куча, и не за такое мозг ебали.

Из личного: бухи частенько доебывались до единиц измерения, если ты купил хуйню в два квадратных метра, а у них в системе хуйня измерялась в штуках (погонных метрах, рулонах и тд и тп), то иди и договаривайся с продавцом, чтоб выписал, как бухам надо.

У нас с выговорами жульничали: если кому выговор и лишение премии, то премиальные человека раскидывали на нескольких сотрудников, а потом те отдавали бабки провинившемуся, либерастия, конечно, но в основном выговоры давались таким вот "техникам", которые были практически не при делах.

А один раз у нас чувак забыл поставить в программе галочку, в связи с чем с бюджета закупок в программке слетело около 700 тысяч баксов. Чувака на хуях потаскали, но премии не лишили, а я еще полгода разъебывал с техподдержкой его косяк.

 
Инженер
06.07.15 10:17

Угу, прямо с нашего предприятия написали, с тетками-пенсионерками со времен ссср. Такой же маразм у бухов. Чтоб что-то списать-принять- целое дело.

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Глава родительского комитета
Фен Шуй
Как меня ребенком в милицию забирали
Экскаваторщиков лучше не трогать
Как из умницы превратиться в тварь: пособие для девушек
Расширяем словарный запас
4 вида спорта, от которых потом член не стоит
Правильные наряды к Новому году


Случайные посты:

Корабль дебилов: 20 лет фильму "Титаник"
Женщины! Не надо так!
А ты заказал подарок?
Чукче чужого не надо!
Итоги дня
Типичные будни России
Пятничный шоппинг
Хана сарацинам!
Нижнее белье с эффектом верблюжьей лапки
Обычный день в Австралии