Зеркало




14 апреля, 2009

Апокалипсис в кругу друзей

С утра погода не заладилась - перемежаемый снегом дождик весело загнал редких прохожих под зонтики, а тучи случились настолько низкие, что просто вдавливали голову в плечи. Приятная температура в три градуса гармонично дополняла картину.

Вадик Горчичников уныло смотрел в окно и мучился вопросом, взять ли машину и потерять время в пробке или отправиться на работу на общественном транспорте, но лишиться нескольких миллионов невосстановимых нервных клеток.

Ничего не решив, Вадик приступил к осмыслению следующего вопроса - выпить ли желаемого, но вредного кофе или полезного, но тошнотворного зелёного чая...

Молодой человек Горчичников страдал широко распространённой болезненной нерешительностью. Он постоянно анализировал любой поступок и в результате был уверен, что поступил неправильно. От этого у него было хроническое несварение желудка, запор и нездоровый цвет лица.

Когда Вадим решал важную дилемму о цвете обуви, то неожиданно почувствовал лёгкий зуд где-то в районе печени. Он расстегнул рубашку и... чуть не упал прямо в прихожей - на боку зияла маленькая аккуратная норка, где шевелилось небольшое, скользкое на вид, существо, напоминавшее личинку.
Существо обладало круглой головой и двумя крупными грустными глазами. Ротик паразита вгрызался в Вадима и откусывал микроскопические кусочки. Это не было больно, но позвольте... не только в боли дело.

В это время, наверно, заметив, что за ним наблюдают, существо высунуло голову и горло его спешно проглотило то, что жевал крошечный рот, который произнёс тоненьким фальцетом:
- Извините, я не хотел вас пугать, разрешите представиться, я - ваш Червь. Червь Сомнений в смысле, - поправился Червь, углядев на лице Горчичникова незаданный вопрос.

-- П..простите.. к-к-кто ? - заикаясь, пролепетал Вадик, опускаясь на маленькую оттоманку, приобретённую после длительных раздумий, взять ли малиновую на распродаже или синюю, но за обычную цену.

-- Обычный Червь Сомнений, - пояснил гость (если жующего вас можно назвать гостем), - завожусь у тех, кто мается ненужными...
-- Но зачем вы меня едите? - перебивая, вскричал Вадя, не обращая внимания, что обращается к паразиту на "Вы".
-- Я вас не ем, - поправил Червь, - я вас грызу, ну или глодаю...

Оп-па. Здравствуй, жопа, новый год!

-- И что же мне делать? - плаксиво поинтересовался донор Горчичников.
-- Я знаю? - по-одесски переспросил Червь, - я так понимаю - больше решительности, молодой человек, меньше раздумий...
-- Но почему я? Почему только сегодня?
-- Нет, совсем не только вы, - Червь как будто пожал плечами, хотя в дизайне тела плеч у него не было и в помине, - просто сегодня день "Жо".
-- День "Жо"? - эхом отозвался Вадим.

-- Ну, - неинтеллигентно подтвердил Червь, - режиссёрам вашего водевиля под названием "Жизнь на планете Земля" стало скучновато, и теперь каждый будет бороться со своими м... м... заморочками не только морально, - Червь на этом слове захихикал, - но и физически... Вот у вас, Вадим Сергеевич, чем больше будет сомнений, тем больше я вас, извините, буду грызть...

-- Алевтина, э... Алевтина, - голосом умирающего лебедя позвал жену Вадим.

Алевтина - крепенькая и ладная, как финский сливной бачок, тётка - выглянула из ванной комнаты, где она занималась бритьём подмышек. Левая алевтинина половина была ещё в мыле.

-- Ты чего, Вадь, - Алевтина тонко реагировала на настроения мужа, и что-то в голосе супруга подсказало ей - вопрос серьёзный.
-- Так.. тут.. это... - промямлил муж, молча и трагично, как в греческой пантомиме, распахивая рубашку.
-- Ой, батюшки-светы, - всплеснула руками Алевтина и слегка порезала себя
бритвой, но из ранки вместо крови показалась бело-розовая субстанция, что в свою очередь ещё более поразило женщину.

-- Вадь, глянь, что это у меня, - Алевтина поднесла мужу порезанную кисть руки, - а кровь где ?

Вадик незатейливо срифмовал женин вопрос, а про себя отметил, что жена его не зря хвасталась своим здоровьем, утверждая, что она "кровь с молоком".

-- Ты это, Аль, приведи себя в порядок и спустись к Куперманам, - пробурчал Вадим и вышел.

Переваривая случившееся, Горчичников спустился на два этажа ниже и позвонил в квартиру своего друга и сослуживца. Олег Куперман открыл дверь что-то дожёвывая, причём так аппетитно, что Вадик сразу вспомнил одного своего знакомого червяка.

-- Проходи, - посторонился Олег, - чё рано-то так?

Закрывшись на кухне, один друг поведал другому о наступлении дня "Жо".
В виде доказательства своей вменяемости Вадим опять расстегнул рубашку и продемонстрировал Куперману норку, откуда им улыбался новый вадиков сосед по телу.

И тут же из за ворота Олега, из под его хорошо отглаженных брючин, из под рукавов и даже из застёгнутой ширинки ломанулись несметные полчища маленьких, совсем милипусеньких, букашек.

"Мурашки" - в один голос закричали Олег и Вадим. Куперман действительно был несколько трусоват и, как это сейчас понял Горчичников, наверно довольно часто покрывался мурашками и прежде.

На крик в кухню вплыло китобойное судно хорошего водоизмещения. Жена мурашечника Олега. Даша. Склочница и параноик.

-- Чего это вы тут раскричались, - подозрительно спросила она и направила на Вадима две гарпунные пушки своих глаз.

Олег уже собрался ей ответить, открыл было рот, но тут Даше на плечо вылез таракан. Из уха. Даша пока его не заметила, но друзья, зная что у неё в голове ещё есть пара батальонов подобных бойцов, предпочли поспешно ретироваться.

Через пару секунд в кухне началось извержение Очень Большого Вулкана - Даша обнаружила насекомых.

Надо заметить, что Куперманы компактно жили с дашиной мамой и дашиной сестрой с мужем и дочкой восьми лет. На вполне обычный вопрос о такой скученности населения на отдельно взятой жилплощади Олег обычно мямлил пресловутое "в тесноте, да не в обиде", но от прямого ответа уходил.

На кухонный гром отреагировали и остальные.

Первой конечно притащилась из задней комнаты Аглая Фёдоровна. Старушенция была уже одета в свою неизменную коричневую кофту, но сегодня на груди ткань заметно оттопыривалась. Помогая себе сухонькими ручками Аглая Фёдоровна вывалила в прихожей из за пазухи камень внушительных размеров.

-- Отож, не пойму, откель он взялся, булыжник такой злостный, - пояснила старуха, - с утра вроде не було, а як к вам пошла, вдруг рррраз и тама.

Ей никто не ответил - одни ещё не поняли, в чём дело, другим было не до Аглаи Фёдоровны с её запазушными камнями.

Тут взволнованно хлопнула дверь - пришла вадикова жена. Она сразу устремилась к подруге Даше и две, чем-то неуловимо, но очень похожие женщины, принялись обниматься, что заменяло им дружественное обнюхивание под хвостом, принятое в мире собак.

Из детской появилась заспанная и зевающая рыжая восьмилетняя ведьмочка Анька Куперман. Подтянулись так же её родители. Вероника и Саша или, как его называли на работе в мастерской, Саша-Стопсигнал. Зато он был добрый и покладистый. Стопсигнал торполиво натягивал дырявые тренировочные, а Вероника лишь кокетливо поправила лиловый халатик.

Вадим начал рассказывать о дне "Жо", ему внимали. Только у Аглаи Фёдоровны ещё пару раз падал камень, который она зачем-то продолжала поднимать и держать на груди.

В конце речи Вадим в который раз дал полюбоваться на своего Червя. Олег, для убедительности, выпустил пару тысяч мурашек, а по Даше тараканы бегали как палестинцы под обстрелом, не в обиду тараканам будь сказано.

-- Ну вы, предки, даёте, - зачарованно протянула девочка, а из левого глаза, из самого уголка, у неё вдруг вылез ма-а-а-ахонький чёртик и спрятался в волосах. Потом его брат-близнец вылез и из правого.
-- Анна! У тебя чёртики в глазах!!! - завизжала Вероника, но девочка не обратила на мать внинания.

-- Подождите, подождите, я ничего не понимаю, - схватился за голову не совсем быстро соображающий Саша-Стопсигнал, - объясните мне, что всё это значит...

Раздлася неприятный скрежет, переходящий в скрип, и у Саши из носа выпал шарик. Прямо на пол. Простой круглый металлический, судя по звуку, шарик. Затем, из другой правда ноздри, у него выпал ролик. Пластмассовый. Потом с левой ноздри ещё шарик, а с правой - ролик. И так минуты две без перерыва.

Вероника, очень интересная женщина, села на краешек стула. Из под полы халата выглянуло её загорелая коленка, а на щеке, повёрнутой к Вадиму, образовалась милая ямочка.

-- Хорошо, давайте всё обсудим спокойно, - начала Вероника, но тут её лобик наморщился и она заёрзала своей круглой попкой по стулу. Ей что-то мешало. Изящно запустив руку под себя, удивлённая женщина вытащила нечто маленькое и сморщенное.

Сашка-Стопсигнал, Вадим и Олег наклонились к вероникиной ладошке посмотреть, что это такое. У Вероники на руке лежала маленькая сухая виноградинка. Изюминка.

Весь день Куперманы и Горчичниковы сидели в квартире первых и обсуждали возможные последствия знаменательного дня. На работу они не пошли, на улицу не высовывались. Так окончился день "Жо".

А следующим утром наступил день "Па".

Но это уже абсолютно другая история...

© LiveWrong

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Hans
14.04.09 16:01

 
Hans
14.04.09 16:09

неасилил,

КЛОН ПИДОРАЗ

 
кыса
14.04.09 16:13

чейтадь? кто асилил?

 
Чел
14.04.09 16:17

Атака клонов, блять

 
зшщ
14.04.09 16:18

Песдетс. Чую, шо хуйня, но пачетадь не могу, ибо чую, шо хуйня.

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
4 причины, почему мужчины уходят от тебя
Реальные новостные заголовки из реальных СМИ. Топ 2017.
Следите за детьми!
На форумах молодых мам
Только после свадьбы
Горько!
Козел! Опять пришел!
Мгновенная карма. Лучшее за год


Случайные посты:

Шуба
Удалено по просьбе правообладателя
Почти интимная стрижка
Правильная реклама пива
Где наш 2008?
Деньги, женщины и я
Вы находитесь в Узбекистане, если...
Как я переписал историю
Как Леонид Броневой Мюллером стал
На хорошего червяка и клёв отличный