Зеркало




30 июля, 2009

Кот Напополам

Лет тридцать назад, на одной уютной, попахивающей средневековым Парижем помойке жил-был кот по имени Напополам. Попа и задние лапы у него были белые, а морда и лапы передние – черные. Потому, собственно, и Напополам. Имел он постоянное несварение желудка, оборванное ухо, а также заветную мечту – взять, да в один прекрасный вновь день стать одноцветным. Желательно, конечно, черным, как его героический дед, погибший от рук суеверных крестьян в 1965 под Калугой. Но, хрен с ним, можно и белым, как прапрабабка, чья шкура, наверное, до сих пор согревает во льдах маленького эвенка Комкоуля. А лучше всего рыжим, как в детстве… Главное, чтоб однородно все было. А то от этой своей дуальности он столько бед уже натерпелся, что впору давно поперхнуться комком шерсти и предстать перед кошачьим Богом.

Сегодня он с трудом помнил те счастливые времена, когда звался Кнопкой, был маленьким, рыжим, толстым и жил на муниципальном рынке. В те сытные и беззаботные времена юный тогда еще не Напополам ел только рыбу, брезговал мясом и позволял себе недопивать молоко. А один раз даже получилось поваляться на большом прохладном бруске масла…

Но все хорошее когда-нибудь заканчивается проверкой санэпидстанции. В один прекрасный день люди в белых халатах поверх мятых костюмов и презрением к торгашам в глазах поверх очков, взяли, да и опечатали все рыночные палатки и павильоны. Вначале, обрадованный Кнопка вместе с другими котами хозяйски бродил среди пустынных лабиринтов рынка, метил территорию и радовался отсутствию людей. Но, как оказалось, вместе с людьми пропала и еда, которую раньше столь щедро швыряли на пыльный асфальт все участники товарно-рыночных отношений, при виде милого пушистого котенка.

Чуточку попостившись, Кнопка вместе с другим котом - бывалым рыночным аборигеном по кличке Сало, пробрались в один из опечатанных павильонов, и вдоволь наелся в темноте чего-то вязкого, пористого, похожего на соленый зефир. Сало сдох здесь же, а вот Кнопке повезло – он пришел в себя спустя день где-то в совершенно незнакомом месте. Одно ухо было оборвано, шерсть полностью выпала, стали проступать ребра, а во рту все никак не проходил приторный привкус колбасы «Телячий хвост». Он думал, что это и есть конец – привкус «Телячей» во рту, но отлежавшись, заметил, что хуже не становится, а шерсть начинает отрастать вновь. Правда, как-то странно… Так он стал Напополамом.

После этой истории он люто ненавидел людей в очках – бросался на них с веток деревьев, и зубами выкручивал ниппеля у красно-белых машин с мигалками, из которых постоянно сыпали люди в белых халатах. Он мстил тем, кто лишил его сытого детства.

Но лютая вселенская несправедливость не оставила его в покое и после этого. Новая расцветка оказалась пострашнее перманентного голода – ухоженные домашние белые коты считали его грязным полукровкой, уличные же черные коты брезгливо морщились при его виде, и иначе как беложопым не называли. А собаки, со своим ущербным зрением, казалось, вообще никого кроме Напополама и не видят. Пепельных и пятнистых котов он сам имел ввиду, считая дружбу с ними ниже своего объемного кошачьего достоинства.

Так он и жил в стоическом голодном одиночестве и постоянном страхе, до тех пор, пока однажды, в 12.15, из подъезда №2 по ул. Сухого не вышла блестящая лысина в белом халате и очках. Лысина была доктором наук, спешила в свой «почтовый ящик», и, вместо того, чтобы смотреть по сторонам, мысленно бомбардировала протоны ионами, предварительно ускоряя последние высоковольтной установкой с трансформатором. Дремавший на ветке Напополам моментально воспользовался ситуацией и, глубоко вдохнув, сиганул прямо в центр блестящей, во всех смыслах, докторской головы.

Ничего не понимающий ученый испуганно дернулся, схватился за голову, пытаясь содрать с нее что-то живое, шипящее и юркое, сделал шаг назад, и, зацепившись ногой за ногу, рухнул прямо на асфальт, смертельно и окончательно ударившись макушкой об оградку лелеемого старушками палисадника. А наконец-то отмщенный Напополам довольно шыкнул на поверженного врага, задрал хвост и навсегда удалился из этой истории, унося с собой свою черно-белую дхарму. Он так никогда и не узнал, что совершая свою санэпидемиологическую вендетту, походя отбросил на десяток лет весь большой, но тесный Советский Союз, в освоение технологии «Стелс».

http://moisey-vasili4.livejournal.com/70119.html

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Хуякс!!!)))
30.07.09 14:45

Хуйагз!))

 
Свиблово
30.07.09 14:46

Весьма посредственно, я бы сказал.

 
melifaro
30.07.09 14:47

первый?

 
Хуякс!!!)))
30.07.09 14:53

кот ниулавимый мститель))))

 
EHOT
30.07.09 14:55

не четадь.. унылое говно

 
asdc
31.07.09 04:14

фтоппкунаx

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Пойми ее, если сможешь: как читать между строк при общении с девушкой
Страшная тайна отечественной мультпликации
Основной признак гулящей жены
Советы по экономии, которые не работают
Можно ли ударить чужого ребенка?
Павел Воля о мужчинах
С каким-то — не значит с любым
Как Леонид Броневой Мюллером стал


Случайные посты:

Сегодня расскажу про чупакабру
Можно ли ударить чужого ребенка?
Не он такой, жизнь такая
Факты о сказках
Джекпот по-провинциальному
Вежливость против хамства
Желание
Что на самом деле происходит на нудистских пляжах
Может нам что-то не договаривают?
Что ты делаешь мода, прекрати!