Зеркало




19 августа, 2009

Une Vie D`amour

Миловидная блондинка, обладательница феноменальной груди, улыбалась Николаю из-за пластиковой перегородки кассы. За какие-то несколько секунд, не произнеся ни слова, лишь взглядом и улыбкой, это милое создание дало понять Николаю, что очарована им, ждет от него красивых поступков и решительных жестов.
«Или дорогой билет взять? - с внезапной тоской подумал Николай. - Денег-то хватит. Правда, потом ничего не останется....»
Почти презирая себя, он все-таки попросил недорогое место. Улыбка девушки не изменилась ни на миллиметр, но огоньки интереса во взгляде потухли.
Фильм назывался «Дитя над бездной». Николай уже смотрел этот ужастик из старинных времен, можно сказать, даже знал его наизусть. Он сел на свое место и принялся рассматривать входящих в зал зрителей, из праздного интереса гадая, кто же сегодня окажется на дорогом месте?
Конечно же, на такое удовольствие не мог раскошелиться, скажем, вон тот подросток. И точно - юнец прошел к дешевому месту, недалеко от Николая.
Обладатели vip-кресел объявились перед самым началом сеанса. Дорого одетый мужчина лет тридцати пяти и с ним красивая и высокомерная девушка - лет на десять моложе.
Свет погас, и сеанс начался…

***

Галку Николай встретил три года назад в библиотеке. Позарез понадобилось перечитать комментарии к экономическому законодательству. Молодой юрист, нанятый за невеликую плату, долго морочил Николаю голову, не говоря ничего определенного, потом стал скрываться. Когда же Николай его отловил и призвал выполнить прямые рабочие обязанности, выяснилось, что юрист - некомпетентен. Свое невежество он прикрывал путаными словесами, после которых вопрос становился еще непонятней. Интернет неизменно выводил на студенческие рефераты. Сборник законов можно было скачать только за веб-мани.
Николай поехал в библиотеку. Похожая на сову, престарелая библиотекарша сказала, что юридические сборники на руки не выдают. Надо записаться в читальный зал. Хорошо хоть была суббота, и Николай никуда не спешил.
В читальном зале Николая ожидало потрясение. Девушка за стойкой… Невероятная для этого места красавица. Красота ее была знойной, какой-то латиноамериканской. Шикарные темные волосы, тонкий, с горбинкой нос, насмешливо вздернутые губы - перед Николаем стояла королева. Каркающе-шипящее слово «библиотекарша» категорически не подходило для этой девушки.
Когда девушка за стойкой стала обрабатывать заказ Николая, пришло дежа-вю. Голова закружилась, и Николай понял, что все эти события с ним уже происходили. Притом не единожды. Ощущение было пугающим, но одновременно и не лишенным приятности.
Стараясь не оглядываться, Николай направился к свободному столику и принялся листать сборники законов. Дежа-вю не проходило. Он нашел нужную статью закона, открыл комментарии к ней. Однако понятней не становилось. В мыслях Николая нежданно-негаданно обосновалась красавица из-за стойки. Буквы и параграфы, которые силился разобрать Николай, пустились перед его глазами в пляс, образуя затейливые черно-белые завихрения.
Когда девушка вышла в зал, мир перед Николаем закачался. Николай, как завороженный, смотрел на ее длинными и сильные ноги, почти не прикрытые коротенькой юбочкой. Когда она принялась водружать на шкаф громоздкую подшивку, Николай встал из-за стола:
- Давайте помогу?
Девушка улыбнулась ему. И ощущение дежа-вю в голове Николая, некоторое время казавшееся каким-то эмбиентным гулом, переросло в колокольный звон.
БЫЛО! БЫЛО! УЖЕ БЫЛО! - грохотало в черепе.
…Когда библиотека закончила работу, Николай поджидал девушку у выхода, с букетом самых дорогих орхидей.
Позже, когда они сидели в ресторане, ощущение немного ослабло, но словно расплылось. Теперь Николаю казалось, будто он знал эту девушку всю жизнь. Может, это и было любовью? Но тогда следовало признать, что Николай никогда до этого не влюблялся.
В свои тридцать два Николай успел уже один раз побывать в браке, а также переспать с примерно полутора десятками девушек. Однако состоянию, которое он ощущал сейчас, вонзая раскаленный хуй в упругую, но податливую пизду, не было аналогов в его опыте. Казалось, что это не только уже было, но и будет всегда, во веки веков.
***

По прошествии трех лет Николай стал осознавать, что теряет Галку. Роль домохозяйки при бизнесмене ей совсем не подходила. Пожалуй, даже еще больше, чем роль библиотекарши. В глубине души Николай не сомневался, что Галка, при всех своих внешних данных, заслуживала от жизни куда большего, чем имела с ним.
Детей у них не появилось. Галка настояла на обследовании, и выяснилось, что на миллион Николаевых сперматозоидов приходится разве только несколько «живчиков», и это обстоятельство делало попытки зачатия ребенка фактически безрезультатным занятием.
Галка не разделяла его интересов. Скучала в обществе его друзей.
Грянул кризис, и бизнес Николая, заключавшийся в торговле элитной сантехникой, стал приносить убытки. Спасти его могло разве только чудо. Николай проворачивал постыдно мелкие операции, которые требовали большой суеты, а денег приносили ничтожно мало. Заказывал где-то в Сингапуре в единственном экземпляре унитаз со стразами и, после всей суеты, отдавал почти по себестоимости. Николай мечтал, чтобы нашелся поставщик, который бы регулярно и дешево подгонял ему дорогой продукт. Но по нынешним временам это казалось чудом.
Но чудеса иногда происходят. Поставщик неожиданно нашелся в провинции, в небольшом украинском городе Вольдемаровка. Николаю действительно повезло. Хохол, которого вольдемаровские производители направили в Москву, чтобы продать оптовую партию, первым позвонил к Николаю. По великому. просто небывалому счастью, у хохла в Москве не было своей машины, а с двумя выставочными образцами туалетных ваз на такси не сильно-то поездишь. Продукция, конечно, была подделкой под «мацушиту», но сработанной очень тонко и почти неотличимо от оригинала. Даже какие-то циферки на табло мелькали, но не факт, что они соответствовали реальному уровню холестерина в моче. Продавал их хохол очень дешево. Если оптом.
Николай понимал, что удача ему наконец-то улыбнулась. На два вагона хохляцкой лже-«мацушиты» других покупателей пока что не было.
- А два вагона - это сколько штук? - Николай немного нервничал.
- Та давайте к нам в охвис позвоним, уточним? - предложил хохол.
Набрали Вольдемаровку. Выяснилось, что из-за дороговизны складов, девятьсот тридцать шесть фальшивых «мацушит» лежат в вагонах на жэдэ-станции. За каждый из них хохлы хотели по пятьдесят долларов.
Сделку Николай заключил в тот же день. Правда, хохол настоял на том, чтобы Николай перевел деньги вперед. Намекнул на то, что может пойти и к конкурентам.
- Вы не бойтесь, вот они мы, - говорил хохол, открывая сайт www.golden-ochko.ua. - Никуда не денемся. Вот и реквизиты наши. Нас в Вольдемаровке каждый знает.
Николай собрал нужную сумму, договорился на Киевском, организовал грузчиков и складскую площадь. Оставалось только вывезти унитазы в Москву. Николая охватило уже порядком позабытое ощущение удачной сделки.
***

В Вольдемаровке начались неожиданности. Телефоны поставщика не отвечали, а по указанному адресу располагалось все, что угодно, только не нужная фирма. На жэдэ-станции его чуть не подняли на смех. Он чувствовал, что байка о москале, разыскивавшем два вагона «говорящих» унитазов, вскоре облетит весь город.
Оставалось только смириться с мыслью: его, Николая, кинули. Обвели вокруг пальца ушлые хохляцкие аферисты. Нищеёбы, у которых нет даже денег на то, чтобы нанять тачку для развоза своих так называемых «образцов».
И все равно Николай не терял надежды. Раз в пять минут он названивал по указанным в визитке телефонам, пока не разрядилась трубка.
Обратно Николай отправился вечерним поездом. Ловить в Вольдемаровке было больше нечего. Николай даже не переступил порога гостиницы, в которой забронировал номер. Он представлял себе лица тех, кто вложился в его сомнительное предприятие, сотрудников, которых теперь придется сократить. Что самое страшное, он воочию видел себе лицо Галки, когда он сообщит ей кошмарную новость: он вернулся без унитазов, с чудовищными убытками и долгами.
***

От ужаса перед будущим Николай напился прямо в поезде. Подробности милосердная память наутро стерла. Смутно осталось лишь ощущение чего-то гадкого. С кем-то, вроде, пытался биться. Хотели вывести на паспортном контроле. Вроде бы Николай валялся не то у погранцов, не то у ментов, в ногах и выл:
- Пацаны! Вы же свои! За что?! Вы же не хохлы, аферюги ебаные! Так хоть не говните!
Паспорт ему вернули.
Ближе к утру он вышел в туалет и заблудился. Напрочь забыл номер своего купе. Ходил, заглядывал во все купе подряд. Вычислял пустующие места справа наверху. Не то в седьмом, не то в восьмом по счету отсеке нужное место оказалось свободным. Николай забрался туда и уже даже было заснул, но тут пришел какой-то дед и стал шумно возмущаться. Пришлось спускаться, неловко извиняться, искать снова.
Уже в Москве Николай хотел зайти, отменить договоренность на груз. Но тошнило.
Домой Николай добирался на метро. В подъезде долго стоял перед дверью квартиры, в сотый раз прогоняя в голове сцену: вот он, проебавший все, заходит домой. Вот смотрит в глаза Галке. Хотел позвонить в дверь, но отдергивал руку. Наконец, презирая себя за внутреннюю трусость, достал из кармана ключи. Решил войти бесшумно.
Галка была дома. Играла песня «Une vie d`amour» из кинофильма «Тегеран-43». Николай находил ее очень сентиментальной, но Галке она нравилась. Жена была дома и, кажется, не одна. В прихожей стояли рыжего цвета кожаные ботинки. На плечики в гардеробе была заботливо определена куртка из того же материала и такого же цвета.
Николай поставил кейс, разулся. Гостиная пустовала. Лишь курлыкал в стереосистеме Шарль Азнавур. В кухне на столе стояла початая бутылка коньяка. Нарезанный лимончик, закуски. Готовясь к новым неприятным открытиям, Николай совершил глоток прямо из горла. По телу пробежала огненная волна.
У Галки был гость, и принимала она его в спальне.
Николаю показалось, что и это уже было, и не однажды. Чувство было в точности как то, возникшее при первой встрече с Галкой. И снова грохотал внутренний колокол: все это было! БЫЛО! БЫЛО!!!
Сквозь щель, шириной примерно пять сантиметров, между косяком и собственно дверью, Николай мог видеть происходящее. Галку ебал брюнет. Крепкий, накачанный, с цветной татуировкой на бицепсе.
«И вот я сейчас ворвусь, - подумал Николай. - Ёбну с ноги? Или по голове? Скажу: «Какого хера, парень? Это моя жена!» А он что - ёбнет в ответ? И ведь так и сделает. Надо сразу глушить. Молоток взять. Или бутылкой коньячной… Так еще и убью чего доброго. Плюс ко всему еще в тюрягу сяду… А будет мне Галка передачки носить?»
- Е… е… еби-и-и меня! - застонала вдруг Галка. - Еби-и-ы-ы!
Она билась в оргазме. А Николай думал, что ничего подобного с его участием Галка уже очень давно не испытывала.
Еще больше презирая себя, Николай пошел обратно в прихожую. Обулся, подхватил чемодан.
Дежа-вю не проходило.
«А ведь действительно - как в анекдоте: «Приезжает мужик из командировки…», - думал Николай.
Он спустился во двор. И только сейчас ощутил, что его трясет. Дрожь была совсем не такая, как от холода. Напротив: крупная. С большой амплитудой колебаний.
***

Около часа Николай стоял на Крымском мосту, вглядываясь в воду. Никаких эмоций не было. Николаю казалось, что он уже не одну тысячу раз стоял вот так и думал: убьется он или нет, если прыгнет. Хотелось бы сразу. Но, судя по всему, не получится. Плавать, как на грех, Николай умел. А в самой воде Москвы-реки присутствовала какая-то невыносимая мерзость, которая способна была отвратить даже самоубийцу. Впрочем, был еще один вариант: свалиться на какой-нибудь пароходик и уже гарантированно сломать себе шею.
Внизу как раз пошел прогулочный катерок. «Ну! Давай!» - подстегнул себя Николай, чувствуя, как слабеет тело.
Нет. Этот способ определенно не подходил.
Совершенно не помня себя, Николай куда-то шел. Его собственное сознание словно исчезло, и сейчас его вело за собой дежа-вю, которому Николай решил не противиться. Будь, что будет.
Вдруг Николай оказался близ Новокузнецкой, у торгового центра с кинотеатром. Он вошел в здание и направился в сторону эскалатора.
«Чушь какая-то! - думал Николай. - Я только что хотел убить себя, а теперь иду в кино?»
Странно, но дежа-вю не пропадало. Оно словно говорило: «Сюда! Сюда!»
В зале Николай смог высидеть не больше пятнадцати минут. Терпение его лопнуло, когда растяпа-муж на экране с чемоданами вернулся из поездки и обнаружил в постели жены любовника. Недотепа-рогоносец попытался комично смыться, но оказался обнаружен.
«Вдруг и они меня засекли?» - подумал Николай. И от этой мысли стало невыносимо тошно. По телу проступила жаркая испарина.
Стало необходимо подышать свежим воздухом.
Николай поднялся с места и направился к выходу. Он успел обратить внимание, что вслед за ним тоже кто-то встает из кресла.
***

В кавказском ресторане Николай принялся жадно пить водку. В голове его бушевали противоречивые чувства. И отвращение к самому себе, и тяжелый, потный страх.
- Можно присесть? - спросил его какой-то мужчина.
Он был одет в джинсы и свитер. На вид - ровесник Николая.
Незнакомец не стал дожидаться ответа. Он уже расположился за столиком и внимательно смотрел Николаю в глаза.
- Страдаем? - спросил незнакомец, притом сделал это так, что в голосе не было слышно ни малейшего сочувствия.
«Аферист или пидор», - определил для себя Николай
- А ваше, извиняюсь, какое дело? - достаточно грубо ответил он.
- Если я вам расскажу, вы и не поверите, - улыбнулся незнакомец.
Странно, но и незнакомец этот тоже - «уже был».
- Да в гробу я видел твои рассказы.
- Сегодня вы умрете, - сообщил незнакомец.
Надо было бы встать и послать этого типа на хуй. Но Николай лишь сидел и во все глаза смотрел ему в лицо.
- Да-да, - кивал незнакомец. - Но вы не бойтесь. Умрете вы героем.
- Что?! Каким еще, на хуй, героем?
- Вы спасете мир, - заявил незнакомец, не отводя взгляда от лица Николая. - Вам это под силу.
- Послушайте, оставьте меня в покое.
- Хватит валять дурака, - жестко произнес незнакомец. - Вы находитесь в чрезвычайных жизненных обстоятельствах. Только что вы собирались покончить с собой на Крымском мосту. Так умрите достойно. Сделайте напоследок хоть одно хорошее дело.
- Какое еще дело?
- Убейте свою жену…
***

Николай поймал себя на мысли, что надо бы послать этого типа куда подальше. Но внутренней решимости не было. Первоначальный импульс ярости уже угас, даже толком не разгоревшись.
- Убейте, дело вам говорю, - продолжал незнакомец. - Правда, в таком случае вам и самому лучше погибнуть в самом скором времени. В таком случае вы имеете хороший шанс воссоединиться…
- На небесах, что ли? - криво усмехнулся Николай.
- Ну, сначала там, - кивнул незнакомец. - Затем и в последующем воплощении. Синхронность вашей с вашею женою смерти будет означать, что вы встретитесь снова. И, скорее всего, узнаете друг друга. Но при этом не будете помнить друг о друге почти ничего. Никаких там неприятных вещей. Например, вы даже не догадаетесь о том, что вы ее когда-то убили. И она не догадается. Так, может быть, во сне что-нибудь тревожное увидите. Но тут же наутро забудете.
У Николая закружилась голова.
- Что вы мне тут впариваете? - спросил он, стараясь придать голосу угрожающие интонации. Получалось не очень. - Откуда вам это известно?
- Из научных исследований, конечно, - усмехнулся незнакомец.
- Каких таких исследований? Загробную жизнь, хотите сказать, исследовали?
- И достаточно основательно, - кивнул незнакомец. - Правда, большей частью все монографии по этой проблеме засекречены. Ну, тут уж ничего не попишешь - оборонный интерес.
- Ну, вот что, - Николай хлопнул ладонью по поверхности стола. Удар пришелся по соседству с пепельницей. Взвились невесомые серые хлопья, оседая на рукавах пиджака Николая. - Я не намерен…
- Сидеть, - Голос человека вдруг приобрел командные интонации. - Тихо. Сидите, Маслов Николай Олегович. Или мне еще паспортные данные ваши назвать?
- А, я понял. Вы из спецслужб…
- Да, - кивнул человек. - Но спецслужб не вашего времени, а 2096 года. Мне поручена миссия особой важности, и я намерен ее исполнить.
- Миссия, - горько засмеялся Николай. - Меня найти…
- Да, вас, - жестко сказал гость из будущего. - В конце концов, я предлагаю вам выгодную сделку. Сегодня вы все равно умрете. Так заручитесь на будущее. Вам открывается хороший шанс прожить вашу следующую жизнь вместе с вашей женой, не имея причин для трений. Ни вы, ни она ничего не будете помнить о событиях сегодняшнего дня. Гарантий, понятно, дать не могу. Но шансы родиться в одном месте и в одно время у вас очень-очень велики. Почувствуйте свою выгоду…
- Ничего себе выгода!
- Это, увы, лучшее, чего можно желать в вашем положении. Кстати, и Вселенной хорошее дело сделаете.
- Вселенной? - оторопел Николай. - Это убить жену - хорошее дело?
- Вы не знаете того, что последует. А я знаю. Ребенок, которого сейчас зачинает Галина, в обозримом будущем вырастет и будет представлять опасность для цивилизации. Очень значительную опасность, \"красного\" уровня. Он развяжет мировую войну.
- Третью? - сардонически усмехнулся Николай.
- И Четвертую тоже, поскольку Третью выиграет. Четвертая у него не пойдет. Штурм Вашингтонских высот, знаете ли. Йеллоустоунский прорыв и прочие сомнительные авантюры. Четвертую войну Россия проиграет. Жителей останется лишь полтора миллиона человек. Как вам?
- Это вранье… Чем вы докажете?
- Вы знаете, я ничего не взял с собой из нашего времени. Просто, чтобы не нарушать равновесия. Брэдбери же читали? «И грянул гром»… Так вот, я прибыл, чтобы у нас, в нашем мире, гром все-таки не грянул. Если вы сделаете все, как надо, вернусь я не на радиоактивные руины, а в совсем другой, прекрасный мир.
- А почему вы сами ее не убьете? Почему обязательно я?
- Потому, что в таком случае вы только выигрываете, Николай. Дело в том, что ядра личностей, так называемые души убийцы и убитого обычно тянутся друг к другу. Это ваша инвестиция в будущее. Во всех смыслах. Вы встретитесь с Галиной в другой жизни. Да еще и мир спасете.
Николай погряз в вязкой задумчивости. И действительно - здесь, в этой реальности, его ничего не держало. Но прожить новую жизнь с Галкой…
- Если хотите, вас возьмут в новом воплощении под особое наблюдение. Будем присматривать, чтобы вы встретились, чтобы у вас все сложилось. Вы даже ничего и не заметите. Хотите? Нет?
- А вы и это можете? - Николай сглотнул сухой комок в горле.
- Если вы сделаете то, что должны, мы в лепешку разобьемся. И прекратите сомневаться. Тот ребенок, биологическая конструкция которого сейчас начинает формироваться в организме вашей жены, мало того, что не ваш. Он еще и хуже Гитлера.
- Ладно, - решился Николай. - Я согласен.
***

Они поехали в хозяйственный супермаркет и купили бензопилу. Гость из будущего отвел Николая куда-то к железнодорожным путям, вынул пилу из упаковки и провел краткий инструктаж. Самым трудным моментом оказалась первоначальная вибрация инструмента, во время которой его было по-настоящему сложно удержать в руках.
- И не стесняйтесь кромсать, - напутствовал агент из будущего, так и не представившийся Николаю. - Ваша жена ни в коем случае не должна выжить. Несколько контрольных ударов в район бедер и живота - нанесите обязательно. Теперь о том, как покончите с собой. Полотно пилы направляйте вот сюда, на шею. Перерубаете артерию, очень быстро истекаете кровью и почти не мучаетесь.
- Так голова же отлетит…
- А это уже не ваша забота, - резонно заметил незнакомец. - Отлетит, так подберут.
- А скажите, как я умер на самом деле? - внезапно сорвавшимся голосом спросил Николай.
- Очень глупо, - ответил его инструктор. - Вы прыгнули под поезд метро. Мало того, что сразу не погибли, так еще и движение по линии парализовали на полтора часа. Умерли вы в больнице. Через трое суток. В муках.
***

Поездку в метро Николай перенес спокойно. Трясти стало только в подъезде.
«Может, попробовать Галке объяснить, что это - для ее же блага?» - задумался он. Но как тут объяснишь?
Зато появилась и не давала покоя другая мысль. А что если этот незнакомец - просто аферист? То, что он имя-отчество знает, ничего удивительного. Может, они в поезде вместе ехали, когда Николай там спьяну зажигал. Ментам же паспорт показывал? Вот то ж... А этот тип рядом стоял, и все запомнил. Стал следить. Хорошо, но откуда он тогда знает про любовника? Может, догадался? Нет. Эта комбинация казалась Николаю слишком сложной.
- Главное, чтобы мы встретились вновь, - прошептал Николай, неловко открывая дверь.
Снова звучала музыка из \"Тегерана-43\". Должно быть Галка поставила эту композицию на непрерывное воспроизведение.
Николай разулся. Поставил на кейс, потом сумку с пилой. Та грохнула по паркету.
В гостиной зазвучали шаги.
- Ох, Коля! А почему ты так рано? - Галка имела нарочито заспанный вид.
- Долго объяснять, - буркнул Николай.
- Что-то случилось?
- Да нет. Нет.
Николай обежал взглядом пол в прихожей. Мужские ботинки стояли на том же месте.
Галка проследила его взгляд, горько усмехнулась:
- Что ж, Коля. Настало время серьезно поговорить. Глупо скрываться. Пора и тебе, наконец, узнать…
- А я… - Голос Николая предательски дрогнул. - Я подарок тебе привез.
- Как интересно! Ты разбогател?
Если бы не иронический подтекст последней фразы, Николай отказался бы от своего намерения. Но вдруг ему открылась та Галка, которую он даже и не знал: насмешливая стерва, меряющая все в мире на деньги, зачавшая от хуй пойми кого, нового Гитлера.
- Эх, Галочка… Что же ты наделала? - выдохнул Николай и, путаясь в краях сумки, извлек бензопилу.
Галя отшатнулась и пыталась закричать. Но страх, очевидно, был настолько силен, что получался только тонкий писк.
- Я тебя любил, - горько произнес Николай. - А ты, блядина…
- Коленька! Ты что? Коленька? - стонала Галка.
Николай дернул за шнур, заводя мотор. В механизме что-то грюкнуло, однако пила не завелась.
- Коленька! Милый! Ты что делаешь?
- Хуже Гитлера, - пробормотал Николай.
- Кто? Кто, милый?
Наверное, не следовало терять ни секунды, тем более, что где-то здесь находился любовник.
- Коля, опомнись! - шагнула к нему Галка.
В этот момент она была просто немыслимо красива. Как тогда, в первый раз. И тем сильнее становилось дежа-вю. То, что происходило сейчас, случалось, кажется, миллион раз. Но чем это все заканчивалось? Убивал ее Николай или нет?
Со второй попытки бензопила, наконец, заработала. Раздался громкий рев. Николай зажмурился, поняв, что просто не сможет переполосовать вращающимися стальными заусенцами этого человека. Между прочим, до сих пор им любимого.
«Не смотреть! - приказывал себе Николай. - Только не смотреть!»
Все-таки он открыл глаза. И обнаружил, что они с Галкой - уже не одни. Отталкивая жену, к нему направлялся красавчик-брюнет с цветастой татуировкой на плече. Одной рукой, вроде бы левой, он схватил Николая за запястья. Другую сжал в кулак и нанес болезненный и умелый удар в лицо, одновременно сдавив какую-то жилку на руке. Николай вскрикнул и выронил пилу. Отшатнулся прочь, пребывая в ужасе от того, что хотел сделать. А брюнет проворно метнулся к инструменту, прямо в вихрь щепок от крошащегося паркета, подхватил орудие несостоявшегося убийства.
Живот Николая прорезала нестерпимая боль. Потемнело в глазах, навалилась слабость. Он чувствовал, что рассыпается на части и, посмотрев себе в область живота, увидел, как из страшной раны вываливаются на пол прихожей иссиня-серые, парные внутренности. Падают прямо на обувь, распространяют какие-то брызги.
Мир вокруг Николая погружался во тьму. А сам он куда-то падал.
«Не спас я мир!» - думал Николай.
Мысль была такой тяжелой, что увлекла Николая на самое дно темной ямы, где его дожидалось что-то неимоверно жуткое.
***

Жаль, что не было второго шанса. Николай вдруг осознал, что проебал все: даже с Галкой он в новой жизни не встретится. Мысль оказалась настолько невыносимой, что угасающее сознание взбунтовалось.
«Я выживу! - подумал Николай. - Я заберу ее с собой!»
Он открыл глаза и сам удивился, как же это ему удалось. Да еще и так просто. И тут же мир вокруг него воскрес во всей своей яркости. Даже прихожая, на полу которой он лежал, вдруг заискрилась небывало яркими красками. А звуки дурацкой песенки \"Une vie d`amour\" обрели такую плотность, что их, казалось, можно было потрогать.
Рыдала Галка. Ее обнимал брюнет, гладил по голове, нашептывал какую-то успокаивающую чушь. Галка очень непредусмотрительно стояла к Николаю спиной. Брюнет тоже не обращал на Николая внимания.
- Я прикончил его, как бешеную собаку! - Похоже, брюнет говорил про него.
«Это мы еще посмотрим!» - мстительно подумал Николай.
Надо было встать. Не сказать, чтобы для этого были силы. Напротив, все тело одеревенело.
Николай рывком подбросил корпус. Попробовал встать на колени.
Время уплотнилось, словно съежилось в комок. За секунду, даже меньше, чем за секунду, надо было столько успеть. Например, подняться на ноги. Опереться ладонями и подбросить тело вверх.
С равновесием было плохо. Николаю казалось, будто он стоит на вершине какого-нибудь Эвереста под порывами ледяного ветра.
Но мало было просто встать, надо было еще и поднять бензопилу. Когда Николай нагибался за ней, его шатнуло, а из живота посыпалось что-то раскаленное. Как калач из печки.
Боли он не чувствовал, но сглотнул неприятный комок. Николай понял, что его возвращение и есть тот самый второй шанс, о котором он молился, падая в бездну.
Пусть так!
Николай завел пилу и шагнул вперед, заботясь о том, чтобы не наступить на одну из горячих сгустков, что продолжали сыпаться из его живота.
«Попить бы!» - подумал он, и занес бензопилу для удара.
Когда ревущий и трясущийся корпус вместе с неистово вращающимся полотном опускались вниз, Николай понял, что промахнулся.
В последний момент брюнет успел оттолкнуть Галку. Они повалились в гостиную.
А тело Николая двигалось по инерции - вниз. Он падал.
Страшный удар подбородком об пол взорвался в черепе болью.
А потом в паркет врезалась пила.
Николай ощущал жар в затылке. Его словно кто-то дробил, как грецкий орех. Дежа-вю становилось сильнее.
«Я мудак! - думал Николай. - Неужели меня приговорили в миллионный раз спасать мир, и я каждый раз так лажаюсь? Каждый раз проебываю свои шансы. Мудак..,»
Николай смог повернуться и увидел брюнета, который кромсал его череп пилой. Сил оставалось только на то, чтобы не выплюнуть, а выдавить изо рта в сторону врага кончик откушенного, сочащегося дымящейся кровью, языка.
А потом Николай во второй раз полетел в бездну.
***

Николай открыл глаза. Ощупал голову. Ни травм, ни увечий, ни шишек.
«Третий шанс? Не может этого быть!» - думал он.
Но память уже возвращалась.
Николай сидел в кинозале.
- С вами все в порядке? - обратилась к нему служительница зала. - Вы хорошо перенесли погружение?
…Технология просмотра кинофильмов в 2098 году существенно шагнула вперед. Теперь для того, чтобы показать зрителям фильм, не нужны были проекционные аппараты. Располагаясь в кресле, зритель оказывался окружен направленным психополем, которое совершало кратковременную замену личности зрителя на искусственно сфабрикованную имперсонацию героя фильма, в которой присутствовали многочисленные воспоминания, которые зритель воспринимал, как собственные. Побывать в шкуре главного героя стоило порядка сотни евроманатов. Зато герои второго плана были вдвое дешевле. Сейчас Николай побывал эпизодическим героем ужастика, называвшегося «Дитя над бездной», действие которого разворачивалось не то девяносто, не то сто лет назад.
Этот фильм Николай смотрел уже, наверное, в десятый раз. И всякий раз в роли несчастного рогоносца, который даже не смог наказать блядовитую жену. В главных ролях Николай уже давно разочаровался. Конечно, интересно. Но выматывает. Да и в какой-то момент иллюзия пропадает. Ты осознаешь себя просто механическим буратиной, которым управляет чья-то воля. А потом, к самому концу фильма, чего доброго, и осознаешь, где находишься на самом деле.
Но был в эпизодических ролях и свой особый кайф. Даже слабое место кино нового поколения. Иногда ход событий можно было переломить, сыграть по-своему. Тем более, что персонажи второго плана очень часто были проработаны киношниками кое=как. И каким же удовольствием было разрушить задумку сценаристов, замочить главных героев - чванных козлов, кривляющихся за сто евроманатов - в самом начале фильма.
Таких зрителей, как Николай, было много. Их называли «скрипткрэкерами», взломщиками сценариев.
Конечно, и киношники держали руку на пульсе. Взломать матрицу стало сложнее. Однако и интереснее.
… - Фильм не будете досматривать? - спросила служительница Николая, когда тот выходил из зала.
Для вылетевших эпизодических героев то, что будет дальше, просто демонстрировалось на обычном экране.
- Нет, - ответил Николай.
Он и так знал, что там будет. Галка с брюнетом еще некоторое время побегают от преследователей. Прямо сейчас в квартиру ворвутся служители Зла, которые, оказывается, совратили мужа-рогоносца с пути истинного и чуть не заставили убить собственную жену. Брюнет отобьется и от них.
В темноте кинозала яростно размахивал руками мужик в дорогом костюме, обладатель vip-места. Рыдала красивая девушка, спутница мужика. А подростки, купившие билеты второго класса, имитировали стрельбу.
«Вы, ребятки, следующие на выход», - подумал Николай.
В следующий раз он все-таки достанет Галку. Для этого надо было не разнюниваться в самый ответственный момент. Ну, и не воспринимать мудака-героя слишком всерьез.


© LoveWriter

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Perkin Zelenograd
19.08.09 16:05

ебать

 
Алла
19.08.09 16:08

хуясе

 
зшщ
19.08.09 16:09

Блядь! Перкен вернулсо... это теперь таг просто не по1нахишь... Перкен, сыбись опять куда-та в отпуск! )))))

 
бублик
19.08.09 16:13
"зшщ" писал:
Блядь! Перкен вернулсо... это теперь таг просто не по1нахишь... Перкен, сыбись опять куда-та в отпуск! )))))
так он жеж атдахнувший есче в придачу, теперь хуй кто пратиснецца
 
Свиблово
19.08.09 16:16

Я ща обкурился в офисе, и больше ста букв читать не могу, а тут войнаимир сплошь.

 
Чел
19.08.09 16:28
"Свиблово" писал:
Я ща обкурился в офисе, и больше ста букв читать не могу, а тут войнаимир сплошь.

Нахуя читать? Вон в последнем предложении написано: "В следующий раз он все-таки достанет Галку. Для этого надо было не разнюниваться в самый ответственный момент. Ну, и не воспринимать мудака-героя слишком всерьез."
Всё понятно - хотел выебать Галку, но Галка не дала.

 
Мутный Змей
19.08.09 16:30

Ъ

 
Лунин
19.08.09 16:32

ебануцца

 
5
20.08.09 11:00

Чувство дежа-вю уже давно объяснено. Оно возникает глубоко в коре головного мозга, т.к. очень древние структуры мозга очень механистично реагируют на набор раздражителей и не умеют анализировать. При этом мы их совершенно не осознаем. Другими словами, достаточно совпасть двум-трем знакам в окружающей обстановке (например, форма листа кустарника и интонация голоса собеседника, отблеск солнечного зайчика на определенном месте на потолке и низкий гул определенной машины за окном) - и все, подсознание говорит тебе, что это все уже было, бугага.

 
кукуруку
20.08.09 17:30

хуясе какой ты умный

 


Последние посты:

Back to USSR
Байки Страны Советов
Девушка дня
Итоги дня
Культпоход в кино
Уход за полостью рта
Дерьмовая жизнь
Правильно барбекю!
Выпускной за миллион двести
Ну и зачем платить больше?


Случайные посты:

Про мальчик Сашу, или "баба, знай своё место..."
Интересно, правда?
Идеальная женщина по-русски
Зато честно
А если бы у кого-нибудь было ружье?
Все удобства от лукавого
Переписка на совещании
Врачи - дизайнеры
Астральная беременность
Помогать коллегам надо. Не всем.