Зеркало




16 июня, 2010

Трудно быть

Антон не ожидал, что кабинет следователя будет так похож на кабинет паспортистки из ЖЭКа. Такой же потёртый стол с ящиками, такой же перекошенный шкаф с горой папок с завязочками, такие же дешёвые шторки на окне, календарь с тигром, залапанный электрочайник, облупившаяся краска на сейфе. Да и следователь больше походил на слесаря, завсегдатая гастронома с водкой на разлив, чем на милиционера. Небритость и мешки под глазами, скорее всего, вызванные ненормированным рабочим днём, гармонично дополняли помятый костюм и криво повязанный галстук на несвежей сорочке.

Следователь устало потёр глаза, отпил из чашки чай, откинулся на спинку стула и закурил, молча рассматривая Антона.
Антон, никогда раньше не попадал в подобные ситуации, с милицией дел практически не имел, его даже ГАИшники очень редко останавливали. Как вести себя, он понятия не имел, и поэтому, решил попробовать взять нахрапом.
- Я надеюсь, что вы найдёте объяснение этому. – сказал он, сделав строгое лицо.

- Я тоже на это надеюсь. – следователь струсил пепел в пепельницу. – Вы – Снегирёв Антон Андреевич. Так? Тысяча девятьсот семидесятого года рождения, проживающий по адресу…
- Да, это так, но это не повод врываться ко мне посреди ночи, крутить мне руки, избивать и держать всю ночь в вонючем обезьяннике с уголовниками.
- К сожалению, это как раз повод. Только давайте не будем об избиениях, сопротивление сотруднику милиции только отягощает вину и добавляет срок. Антон Андреевич, вы же писатель, интеллигентный человек, и давайте вести себя интеллигентно. Я вам спокойно задаю вопросы, вы мне спокойно отвечаете. Я не сторонник альтернативных методов допроса, поэтому, в ваших же интересах оказать мне полное содействие и лучший способ – написать чистосердечное признание. И мне меньше хлопот, и на суде зачтётся.
- Я бы с удовольствием помог следствию, но я совсем не понимаю, о чём вы говорите. И, вообще, я требую адвоката! Я имею право на телефонный звонок! – чувство нереальности, усугублённое бессонной ночью, охватило Антона. Словно дурной сон, когда не можешь уловить цепочку событий и повлиять на происходящее. И плывёшь по течению, не зная, чем сон закончится – поллюцией или жутким кошмаром.
Следователь невозмутимо курил.
- Будет всё: и звонок и адвокат. Только после того , как мы поговорим. Но вы, я вижу, намерены ломать дурака. Хорошо, давайте по-плохому. Вы подозреваетесь в организации заказного убийства. Основанием для этого послужило заявление потенциальной жертвы и повинная предполагаемого исполнителя. В обоих заявлениях фигурирует ваша фамилия. Что скажете на это?

Антон молчал, ему нечего было сказать. Он совсем не понимал, что происходит. Ночной звонок в дверь. Милиция в бронежилетах, с овчаркой. Никаких объяснений, обвинений. На колени, руки за голову, удар по почкам, наручники. Поездка по ночному городу, КПЗ с запахом мочи, пота и страха, четверо задержанных жуткого вида. Антон думал, что не доживёт до утра, но на него никто не обращал внимания. И, только он задремал, его вызвали на допрос.
Но что-то было не так. Неуловимое чувство дежа вю не покидало Антона с того самого момента, как он вошёл в этот кабинет. Мебель, календарь, чайник были не просто похожи, они сидели в памяти. Антон был уверен, что и следователя он знает. Неряшливая внешность, жесты, мимика, манера говорить, казённые фразы. Вот только где и когда они могли пересечься, вспомнить не удавалось.
- Итак, - не дождавшись от Антона ответа, продолжил следователь, - вы решили молчать? Сразу скажу, это неправильная тактика. У нас и не такие разговорчивыми становились.
- Да нет, просто мне нечего сказать. Пожалуйста, объясните, за что меня арестовали.
- Ладно. Вы знакомы с Анатолием Перестукиным?
- Нет, хотя имя очень знакомое… даже слишком знакомое, только вот, не припомню…
- Не знакомы?
- Лично нет. Наверное…
Да что же со мной, думал Антон, память отказывает совершенно. Перестукин? Я же знаю эту фамилию, но откуда, кто такой этот товарищ Перестукин? Усталость, стресс, страх, адреналин мешали думать. Не давали сосредоточиться.
- Зачем же вы хотели его убить? Хорошо, а Евгений Адаменко?
- Как вы сказали? Адаменко? Это розыгрыш? Да, друзья подшутили? – Антон заулыбался, расслабился, теперь всё стало на свои места. Его взяла в оборот программа «Розыгрыш», либо «Скрытая камера». – То-то я смотрю, лицо мне ваше знакомо! И на следователя вы не сильно похожи. Классная шутка!
- Какая шутка? – замялся следователь, затем поднялся , обошёл стол и рякнул: – Встать!
Антон, всё ещё улыбаясь, поднялся и сразу же получил удар кулаком в живот. Сильный, профессиональный удар, от которого скрутило внутренности, голова закружилась, боль разлилась огнём по всему телу. Антон задохулся, перегнулся пополам и упал на пол. В глазах плыли цветные мыльные пузыри, за ними появилось лицо следователя.
- Встать!
Антон поднялся, цепляясь за угол стола, сел на стул. Боль не отпускала. Внутри всё горело.
- Так, клоун, - говорил сквозь туман следователь, - меня это всё дерьмо достало уже лет десять назад. Каждый думает, что он умнее меня, что сейчас он что-то эдакое сморозит, и я сразу ему поверю и отпущу домой. Я тебя насквозь вижу. Я даже знаю, что ты мне будешь врать и когда признаешься. У меня на тебя уже материала больше, чем нужно, прокурору на суде совсем делать будет нечего. Алло, ты меня слышишь? Ты, это… прости, что я так. Сам такое не люблю, но нам штат не позволяет играть в хороших и плохих полицейских. Людей не хватает. Так что, я за двоих, и будет лучше для тебя, если плохой будет заходить как можно реже. Так что тебя так рассмешило?
- Понимаете, названные вами люди – герои моего романа. Я писатель. Довольно успешный. Пишу в основном детективы, экшены, боевики. Про милицию пишу, про бандитов. Народу нравится. А Перестукин и Адаменко – герои моего последнего произведения, недописанного. Так что, они не могли написать заявления в милицию, их просто не существует. Они порождение моей фантазии. Если конечно, это не однофамильцы. Но тогда всё происходящее – вообще фарс и цирк. Я ничего не понимаю…ничего.
Следователь, собравшийся было записывать показания, вздохнув, отложил ручку.
- А у нас совсем другая версия. Ваш ноутбук у нас, мы нашли там недописанную книгу, действительно героев зовут так же, но откуда у вас их фотографии?
Следователь извлёк из папки две фотографии и положил их перед Антоном. Тот чуть не рассмеялся снова, но боль в животе ещё не прошла. Эти фотографии он скачал в интернете, когда искал образы героев книги. Чьи это были фотографии, неизвестно, но они отлично подходили по типажу. Глядя на них, автору легче представлять человека, о котором он пишет. Антон только развёл руками. Любое объяснение звучало бы нелепо.
- Мне нечего сказать, - сказал Антон. – Могу я прочитать заявления?
- Всему своё время, но я думаю, что вы не отказались бы встретиться с теми, кто их написал. На очной ставке. Думаю, врать им в лицо будет сложнее. Они здесь, в соседнем кабинете.

Следователь подошёл к двери, что-то крикнул в коридор. Антон сидел, затаив дыхание. Вот сейчас всё и решится, прояснится и станет на свои места. Но когда следователь пропустил в кабинет двоих мужчин, Антон чуть не рухнул в обморок. Это невозможно! Такого не может быть! Антон сразу узнал похотливого бабника Перестукина с ниточкой усиков, как у мафиози, с пальчиками – сардельками, с начинающейся лысиной. Гавайская рубашка расстёгнута почти до пупа, чтобы на волосатой груди был виден золотой крест . Узнал писатель и второй персонаж: -бизнесмена Адаменко, жёсткого, строго, принципиального, хладнокровного. Он всегда держал слово, не жалел конкурентов и никогда не прощал врагов. Опасный тип, от таких стоит держаться на очень далёком расстоянии. И самое главное, что они как две капли воды оказались похожи на тех незнакомцев на фотографиях.
- Это он! – заверещал противным высоким голосом Перестукин. – Товарищ милиционер, это точно он. Он во всём виноват. Я примерный семьянин, у меня двое детей, любимая жена, я совсем не такой. Честно. А он, - Перестукин пальцем ткнул в сторону Антона. – заставил меня связаться с этой вертихвосткой, если не сказать иначе.
- Но-но! Слова подбирай, - злобно посмотрел на него Адаменко.
- А что, не так? Я за всю жизнь налево ни разу не ходил. Зачем мне нужно всякую гадость домой таскать? А этот…писака…заставил, понимаете ли. Одел меня как клоуна, усики дурацкие заставил отрастить. И за всё это мне ещё и умирать. Я умирать не хочу. Я боюсь умирать. Рано мне на тот свет, вот я и написал, чтобы меня защитили. Разберитесь, повлияйте как-нибудь.
- Ничего, дело уже под контролем, - успокоил его следователь. Присядьте. А вы что скажете? – обратился он к Адаменко.
- А что мне говорить? Я не убийца, и убивать никого не хочу. Почему это он должен за меня решать, убивать мне или нет? Ну, изменила жена с этим… - кивнул он на Перестукина. – дело житейское. С кем не бывает? Мне теперь что, всех убивать, кто на жену мою посмотрит. А этот сделал из меня монстра, будто мне человека убить, что в носу поковыряться. Неправда это, я протестую! Требую наказать его по всей строгости.

Антон с отвисшей челюстью наблюдал за происходящим. Объяснения у него не было, поэтому оставалось только смотреть и удивляться. Антон вспомнил, кого ему напоминает следователь. Был у него персонаж – майор милиции, кажется Ремизов. Он по книге всё время проводил на работе, оттого и выглядел всегда не свежо, а ещё курил только «Флуераш». Так как персонаж был второстепенный, то и внешностью его Антон особо не заморачивался, так, набросал для себя эскизик из мелочей.
- Что, и теперь будете отпираться? – следователь ехидно улыбался.
- Угостите сигареткой, товарищ майор, – попросил Антон.
Следователь достал из кармана пачку «Флуераша», протянул Антону.
- Спасибо. Ваша фамилия Ремизов?
- Да, а что?
- Да так. – решение пришло само собой. – Я готов написать чистосердечное признание. Только мне нужен мой ноутбук и часа три времени. И чтобы никто не мешал. Пачку сигарет и пару чашек кофе. Не много я прошу?
Следователь задумался, посмотрел на Адаменко и Перестукина, скромно сидящих на стульях. Те лишь пожали плечами.
- Хорошо, - наконец выдавил Ремизов. – Сейчас вам всё принесут, только без всяких штучек.
Когда Антона оставили одного, он сразу открыл ноутбук и принялся печатать. Сначала хотел ввести в роман Ремизова и заставить его выпрыгнуть из окна или застрелиться, но потом пожалел, и взялся за конфликт Перестукина и Адаменко. Печатал он страстно, без перерыва, не обращая внимания на опечатки, ошибки и стилистику. И вот, герои наши общий язык, муж-рогоносец не хочет никому мстить, Пересткина автор вернул в семью, сбрил ему усы и даже одел не так ярко. Адаменко простил жену и уехал с ней на пляжи Средиземноморья.
Антон ещё раз перечитал написанное, остался им доволен, но роман уже не получится. Такой поворот событий убивает всю интригу сюжета. Ну, и ладно, думал Антон, ведь действительно кто я такой, чтобы разрушать жизни, чтобы заставлять своих героев страдать, совершать преступления, убивать и умирать? Я что, Господь Бог? В некотором роде, так оно и есть. Но, если я Бог, то почему бы мне не быть добрым Богом, светлым, любящим? Попробую-ка я себя в жанре мелодрамы, а ещё лучше – буду писать книжки для детей.
Дверь открылась, в кабинет зашёл незнакомый милиционер.
- Снегирёв? На выход. Мы приносим извинение за это недоразумение. Забирайте ваш компьютер.
- А с Ремизовым можно попрощаться?
- У нас такого нет, и не было никогда, так что освободите помещение.
- Я так и знал, - сказал Антон и, сунув ноутбук под мышку, пошёл за дежурным к выходу. К новому дню, к солнцу, к небу не в решётку и к новым книгам, в которых люди дружат, любят и смеются. А плачут только от счастья.

©goos

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Квадрат
16.06.10 11:30

хто асилит - атпишитесь, а то чота лень читать...

 
SS
16.06.10 11:34

Концовка не очень, но идея ничё так.

 
Bobbik
16.06.10 11:56

нормуль

 
зшщ
16.06.10 12:04

Ничо так крео, но у аффтара явно простматриваеццо комплекс Бога.

 
2
16.06.10 14:05

Типичные путинские СМИ

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Чуть до греха не довёл
На заметку парням
Мошенников все больше
Когда самодельная реклама лучше той, что по телеку
Сколько зарабатывает московский водитель Яндекс такси
Нативная реклама
Воля старших, наследство и любовь
Девушки, которым скучно на работе


Случайные посты:

Итоги дня
А правда, почему?
Кожа наизнанку
О любви
Па ма ги те
История о том, как мой коллега свою тещу глубоко зауважал
Кодекс чести советских пацанов
Классика в 2к18
Застеничивый Славик
Итоги дня