Зеркало




11 января, 2012

2049

Я мял валенками грязный снег и в волнении теребил за спиной букетик тюльпанов. Ожидание встречи. Ожидание через много, много лет. Одна головка оторвалась и упала в жижу перрона Белорусского вокзала.
- Успокойся — сказал я себе. — Ну ведь ничего страшного не происходит. Возьми себя в руки, старик!
Оглядев свой жидкий кустик в целлофане, понял, что два цветка для церемонии встречи не годятся. Вытащил пару стеблей и бросил на шпалы. Пусть будет один.
- Поезд «Бобруйск — Москва» задерживается из-за заносов на полотне и забастовки «желторотиков»* — проговорили сотни динамиков. Я понял, что ждать придётся долго и начал глазами искать что-то наподобие лавочки. — Эх достали эти «желторотики». Ну почему все взяли привычку бастовать и митинговать, когда мне, именно мне, что-то нужно.

Тут как-то решил поехать в метро. Навестить старого товарища и выпить с ним ряженки по поводу победы нашей сборной по бадминтону, посмотреть любимый сериал… Так что вы думаете? Забастовка дежурных по станции. Остановили и забаррикадировали эскалаторы, а кто умудрялся спуститься, МУМы, калечили уборочными машинами или сбрасывали с платформы. А мне как? Старый артрит практически не даёт быть подвижным. И если и удалось бы спуститься вниз, то от разъяренных работников метрополитена вряд ли получилось бы увернуться.
Было еще дело, не гулял десять дней и, не кормил синичек в парке, когда АКР (Ассоциация Консьержев России) объявили войну. Сами запаслись продуктами и заколотили подъезды. Отключили домофоны, а их мобильные отряды перерезали интернет с телефонной связью. Заварили выходы на пожарные лестницы. Под шумок в долю вошли сотовые операторы. Вот тогда погибло много народу. Не находя выходы, многие вязали из простыней верёвки и пытались спуститься, что б не опоздать на работу. С каждым годом с трудоустройством становилось всё сложнее и сложнее. Срывались, разбивались. Ребята из МЧС тогда не успевали убирать тела, рассыпанные вдоль домов. Но и спасатели потом забастовали. Летом дело было. Жара, вонь. Чуть эпидемии не случилось. Да ладно. Что об этом вспоминать. Слава Богу всё прошло, но вот «желторотики»… Надеюсь царь московский договориться с ними и они разгребут обледенелый путь. Путь, по которому ко мне едет моя старая знакомая. Которую я не видел уже тысячу, как мне казалось, лет.
Когда-то, в далёком две тысячи девятом, в одном из сообщений по скайпу был текст от неё. «рома сцкнх… я уезжаю в Бобруйск с друзьями…пока!»
Я успел лишь отписать единственную фразу: «Привези мне магнитег на холодильнег жевотнае йобана»
- Акей привизу — разорвала она связь со мной.
С того сообщения прошло сорок долгих лет. Нет. Связь мы поддерживали первое время. По редким сообщениям я знал, что в первый день на их группу напали гопники-бульбаши. Всё отобрали и попытались надругаться, когда рядом остановился большой черный хаммер и из него с помповым ружьем выбежал симпатичный молодой человек.
Помню, она мне еще скинула ссылку на Бобруйские новости, где под заголовком «Ясь — спаситель русских», писалось, что сын батьки города Бобруйска, проезжая мимо автовокзала заметил, что группа преступников глумилась над симпатичными туристами. Ясь Яромирович Бонюхевич, тридцати лет от роду, не любил москвичей, как в прочем и минчан и уже было проехал мимо, когда его взгляд приковала роскошная, стройная брюнетка сильно ругающаяся матом и отбивающаяся от нападавших радикюлем.
Троих из пяти нападавших и двоих москвичей тогда увезли в областной морг, так как Ясь Яромирович стрелял картечью и из далека. Но не в сторону брюнетки. Тех кто был ближе к ней он просто забил прикладом, а саму подхватил на сильные руки и увез к себе в фамильный особняк.
С тех пор она жила там, лишь изредка, раз в два месяца путешествуя по Бобруйской области. Вышла замуж за спасителя, который впоследствии сам стал батькой этого славного города. Родила ему двух сыновей, Петрика и Юрася и двух дочерей Олесю и Юльку. В общем всё у неё было хорошо и лишь условие супруга, о том, что она должна забыть свою Родину и всех кто там остался, перечеркнуло нашу с ней связь.
Последнее сообщение от неё пришло такое: «прощайте все я наконец влюблена и счастлива не ищите со мной связи и идите в хуй».
После этого её номер еще жил зелененькой галочкой полчаса и затем побелел.
Через два года ожидания я всё ж удалил этот контакт. Помню я тогда всплакнул под белую. И пил две недели до вмешательства кладбищенского сторожа, милиционеров и врачей. С того света достали. Можно сказать в прямом смысле, ибо вытащили из свежей могилы, в которую я залез, разделся догола и пытался сам себя закопать.
Я уже сидел на лавочке и, продолжая теребить единственный тюльпан, разглядывал свои раскисшие валенки. Раскисшие потому, что забыл одеть калоши.
Рука нырнула в теплый карман телогрейки и нащупала маленькую флягу с ароматным денатуратом.
- Эх. Выпить, что-ль для храбрости? — нашептывало мне правое полушарие.
- Брось! Тебе сейчас много не надо. Нажрешься, подерешься с бомжами и будешь непотребен — перебивала вторая часть мозга.
- Ну, может капелюшку, а то ноги замерзли в прохудившихся скороходах?
- Не смей! Испортишь впечатление от встречи. И вообще она тебя не узнает!
Рука в кармане разжалась.
«Внимание! Поезд Бобруйск — Москва прибывает на пятый путь вторую платформу» возвестил диктор вокзала.
Я вздохнул.
- Интересно, кто-нибудь из наших старых знакомых еще будет?- думалось мне, а глаза уже слезились из-под кустистых седых бровей, вглядываясь вдаль. Туда где рельсы сливаются с белым горизонтом превращаясь в волосяную линию. Вчера кончилась полуторагодовалая забастовка интернет-провайдеров, и мне удалось вспомнить свой старый пароль. Зайдя на социальный ресурс, где мы в молодости отжигали, я успел создать тред о встрече, но время прибытия так и не успел написать, поскольку заснул перед монитором. И проснулся лишь сегодня с утра от того что мыши начали кусать меня за ноги, прося что-нибудь поесть. Массируя лоб, я подошёл к зеркалу и увидел, между бровей, отпечаток «enter». Значит рассылка мессиджа состоялась.
- Просьба отойти от края платформы! — грохотал скрипучий голос.
«Я свободна» — гласил текст в телеграмме. «Завтра буду в москве тчк. Ясюшку убили на выборах. Встречайте. Везу магнит на холодильник тчк.» — и подпись.
Я встал навстречу красному сапсану из Бобруйска. Вместе с вьюгой он влетел на вокзал, сверкая свежими царапинами от лопат «желторотиков». Я подался навстречу пурге. Мои галифе, как два флага трепетали под порывами ветра.
Состав остановился. Двери открылись и пошел народ...
Я её узнал сразу. Ничуть не изменилась. Всё та-же прическа, тельняшка и туфли с большими бантами. Как будто нарочно она надела свои старые наряды, чтоб её можно было опознать.
- Эйбля, предательница ебучая! — закричал из последних сил я и последняя головка тюльпана предательски отвалилась.
- Рома, падло! — откликнулась она. — Надо ж живой! — и отбросив сумку на колесиках прихрамывая бросилась мне в объятия.
- Ребятыыыы! — грохнуло сзади и мы не расцеплясь повернули головы на крик.
На нас, на ходу теряя какие то пузырьки и рассыпая валидол, скрипя инвалидными колясками и дымя папиросами летела разношерстная толпа наших старых друзей.
- Ну слава Богу! Прочли, курилки — подумал я и всё смешалось. Радость и позитив окутали Белорусский вокзал.

*«желторотики» — железнодорожные рабочие, прозваные так за свою спец одежду.

© милп

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
max_im
11.01.12 15:27

Хуета!

 
Чапаев
11.01.12 15:40
"max_im" писал:
Хуета!
намек понял
 
A_I
17.02.12 18:46

КГ/АМ

 


Последние посты:

Победа!
Девушки дня
Итоги дня
Следственный эксперимент
Кандидат, которого мы заслужили
Теща
Икона святого реально помогла на экзамене.
Эксперимент
Никогда нельзя волновать маму
Сосед vs младенец


Случайные посты:

Первые названия популярных советских фильмов
Итоги дня
Это какой уровень френдзоны?
Редкий магнитик
Модная коллекция для айтишников
Он стал настоящим отцом
Лифт
Итоги дня
Ноль
Как меня "деликатно" приглашали на работу