Зеркало




21 июня, 2012

Июль

Валерий Робертович, если верить табличке на двери его кабинета, и он же – Валера Дрыщ, если заглянуть в списки контактов в телефонах его друзей, стоял на палубе и развлекал себя как мог. А мог Валера немного, ибо был в состоянии «в говно». Поэтому он просто рыгал за борт. Был жаркий полдень, поэтому на палубе оказалось крайне мало свидетелей его недомогания, а за бортом и вовсе ни одного.
Валера видел, как за кусочками колбасы пошла морковочка, но комментировать не стал, он ведь не Орлов, в конце концов, чтоб комментировать и к месту, и не к месту.
- Мама, смотри! – какой-то мальчишка лет восьми заприметил фонтанирующего дядю, - а что он делает?
- Это он рыбок кормит, - оттащила мамаша свое дитя, бросив на Валеру укоризненный взгляд. В общем-то, она не обманула сына – рыбы наверняка сожрут эти вкусняшки, которые пару часов назад съел сам Валера.
Лайнер степенно шел в акватории Черного моря. Валера с товарищами оказались на нем совсем не случайно, но, обо всем по порядку. Теплоход назывался «эМГэ Автобус», а непосредственную спонсорскую помощь в постройке и спуске на воду данной посудины оказывала небезызвестная компания «ГовноГазНефть», сотрудниками которой и являлись Валерий Робертович, Антон Сергеевич и Виктор Андреевич. Причем одними из лучших сотрудников, а для этого постарался Антон. Именно начальник юридического отдела внес в окончательный список сотрудников, получивших путевки в первый круиз «эМГэ Автобуса», три их скромных фамилии.

Шел второй день путешествия, где-то там вдалеке были берега Болгарии, но Валеру это заботило мало. Проблеваться и вздремнуть – вот две глобальных цели до вечера. Мамаша уже увела дите, чтоб на него не попало ничего из обеденного меню, а новых зрителей этого малобюджетного триллера не прибавилось.
Закончив свои дела, Валерий Робертович поправил сомбреро, а именно в нем аналитика накрыли алкоголь и качка, вытер пальцы о шезлонг, очень кстати оказавшийся неподалеку, и направился в сторону своей каюты. Впереди еще две недели, так что ни одна рыба в Черном море не останется голодной.

***

Иннокентий Всеволодович Дронов сидел за столом в своей каюте, вглядываясь в монитор ноутбука. Предвыборная кампания шла как надо, и это было самым важным. Будучи кандидатом в президенты от партии «Ахуенная Россия», он лидировал во всех рейтингах и предвыборных прогнозах. Он, конечно, не был идеальным кандидатом в президенты, более того, он вертел на своем скромном хую все государство вместе с населением. Пока виртуально, но после выборов всерьез намеревался делать это взаправду. Грамотный пиар, хорошая команда, четко рассчитанные шаги, и вот он уже без пяти минут президент. А сейчас лето, и партия на каникулах, причем основная верхушка этой партии здесь, на теплоходе. Вечером ожидается знатный банкет «для своих» в одном из залов на второй палубе, а пока можно было немного поработать.
- Сидоров! – Иннокентий Всеволодович по громкой связи вызвал своего помощника.
- Прошу разрешения? – всунул нос в каюту тот, причем так быстро, будто все время стоял под дверью.
«Интересно, - подумалось Дронову, - а если сейчас попрошу его отсосать, он сразу приступит к делу, или будет уточнять детали?». Тот вариант, что Сидоров может отказаться, кандидат вообще не рассматривал.
- Кофе мне, и быстро! – он чихнул и перданул, причем не понял сам, что было причиной, а что следствием.
Сидоров потерялся за дверью, а Иннокентий Всеволодович уткнулся обратно в ноутбук. Государственные дела не терпят отлагательств, а тем более, если государственные дела – это блядь. Не какая-то конкретная, а любая блядь, которую очень захотелось Дронову, но он не был уверен, есть ли они на корабле.
- Сидоров! – крикнул он, и морда прихлебателя вновь нарисовалась в дверях.
- Не готово?! – возмутился Дронов, - прошло уже восемь секунд, сцуко!!
- Сейчас все будет, Иннокентий Всеволодович, - залепетал тот, пытаясь снова исчезнуть за дверью.
- Стоять!!! – дрочить Сидорова было сродни таблетке аспирина, - я не за этим тебя вызвал. Мог бы и сам догадаться.
- Слушаю вас, - пухлый, казалось, был готов разрыдаться.
- Я хочу трахаться! – с грустным видом произнес почти президент, - трахаться, и ниибет!
- Но… я… м-м-м… кхе-кхе… - достаточно расплывчато сформулировал свои мысли Сидоров.
- Мне. Нужна. Женщина. Для секса. – Иннокентий Всеволодович запускал эти словесные ракеты «рот – уши Сидорова» по одной, чтоб тот не захлебнулся в потоке информации.
- Есть! – сейчас главным было согласиться и выйти из каюты, а как исполнять желание шефа – вопрос второстепенный.
- Все. Иди на хуй. Ты мне надоел, - Иннокентий Всеволодович не позволял себе панибратских отношений ни с коллегами, ни с подчиненными, предпочитая держать дистанцию.

***

Антон прогуливался по палубе, ведя светскую беседу с Виктором. Они были в меру пьяны, вполне адекватны, поэтому просто слонялись по кораблю, желая потрахаться, да и просто завести новые знакомства. Нет, потрахаться можно было и со своими коллегами женского пола, благо от «ГовноГазНефти» на корабле присутствовала большая делегация, но, как говорят дачники – нахрен есть свою капусту, если на соседнем участке она несравненно вкуснее. Так что внимательный взгляд системного администратора и слегка затуманенный – начальника юридического отдела, высматривали потенциальных жертв.
- Мы тут гуляем, как ДиКаприо со своей женщиной по Титанику, - изрек Антон. Ясен хуй, он был уверен, что ДиКаприо из них – это он. Виктор Робертович соответственно примерил эту роль на себя.
- Выходит, два ДиКаприо? – уточнил он.
- Выходит, два, - согласился Антон, закуривая сигару.
- Не, - Витя критическим взглядом осмотрел друга, - ты больше на Роберта Дауни младшего похож. Причем гораздо больше на Дауни, чем на Роберта.
- А не пойти бы вам на хуй? – поинтересовался его собеседник, поддерживая разговор.
Этот диалог мог длиться бесконечно, если б не забавная ситуация прямо курсу. Не корабля – этих двоих. Чуть впереди пухлик в костюме вел беседу с приятной барышней. По крайней мере, со стороны жопы она смотрелась приятно.
- А не желаете ли потрахаться? – интересовался батон, одетый в пиджак и обильно потеющий от этого.
Витю тоже интересовал этот вопрос, но вмешиваться в диалог он не стал, продолжая слушать. Антон пропустил вопрос мимо ушей, он не любил прислушиваться к чужим диалогам.
- Что?? – возмутилась мадам, - вы – хам, оказывается! Это шутка такая?
- Простите, простите, - залепетал тот, - я вам сейчас все объясню. Я просто обратил внимание, что у вас нет кольца. Подумал, что вы не замужем. И вам было бы интересно повысить свое благосостояние. А может, и положение в обществе. Мой босс – влиятельный человек, и он может многое, если не все. А вы ему понравились.
Насчет этого Сидоров спиздел. Иннокентий Всеволодович никогда не видел эту женщину, поэтому и понравиться она ему не могла. По крайней мере, пока. А вот если Сидоров придет ни с чем, это точно не понравится кандидату.
- Какой такой босс? – смутилась та, - Берлускони? Стросс-Кан? Какой-то другой любитель молодых тел?
Насчет молодого тела она явно покривила душой, но уже шли торги, а на базаре все средства хороши.
- Берите выше, - с удовлетворением кивнул Сидоров, потирая потные ладошки.
Теперь и Антон не мог не слышать диалога, ведь они подошли очень близко.
- Игорь Корнелюк?? – удивилась тетя, - Вячеслав Малежик??
- Это не так важно, - приобнял ее Сидоров, - просто пойдемте со мной. Мой босс прямо жаждет с вами познакомиться.
- Сходите пока один, - отстранилась женщина, - познакомьтесь сами со своим боссом. Я в эти игры не играю.
- Милочка, - обиженно надул губы Сидоров, - какие игры? Ебацца надо, а не в игры играть. А Дронов может быть очень благодарным.
- Дронов? – удивленный женский голос, но принадлежащий другой женщине. Никто не заметил, как она подошла, ни Сидоров, ни Антон с Витей, - вы знаете Дронова?
Сидоров повернулся на голос:
- Здрастье! О, как вы хороши! Чудо, как хороши! Да, господин Дронов здесь на корабле и очень хотел с вами познакомиться.
- Свет, не слушай его, - женщина взяла подошедшую подругу за руку, - мужчина уморился на солнцепеке, вот и несет ерунду.
- Светлана, - Сидоров переключился на новую жертву, - красивое имя. Не такое красивое, как его обладательница, но вполне соответствующее. Если не верите мне, позвольте проводить вас к господину Дронову, он приглашает вас на обед!
Тут уже Сидоров покривил душой. Обедать Иннокентий Всеволодович любил в одиночестве. В отличие от секса.
- Почему нет? – Света даже на миг почувствовала себя светской львицей, - Оль, перестань. Это так мило. По-моему.
- А вы, Ольга, если не хотите идти – не ходите. Хотя господин Дронов с удовольствием отобедал бы с вами двумя.
«Скорее отобедал бы вас двоих» - мысленно поправил себя Сидоров.
- Я не пойду, - отрезала Ольга, - и тебе не советую. Твой муж, думаю, будет не очень в восторге от этой затеи.
- Костик-то? – хмыкнула Светка, - да он бухой в каюте спит. Его если разбудить сейчас, он вообще ни от чего в восторге не будет. Ты же не скажешь ему?
Света заговорщически подмигнула подруге:
- К тому же я просто пообедаю с хорошим человеком. Давно мечтала с ним познакомиться.
- Поступай, как знаешь, - Оля махнула рукой, - только не говори потом, что я тебя не предупреждала.
- А ты потом не проси у меня покататься новенький Порше, который мне подарит мой новый друг! Подарит? – это уже вопрос к Сидорову.
- Все может быть, - уклончиво ответил тот, размышляя о том, что трахаться Иннокентий Всеволодович любит, а дарить Порше – не очень.
Далее их курсы разошлись. Сидорова со Светланой – в сторону каюты Дронова. Оли – к бассейну, куда она и направлялась. Антона с Виктором – тоже к бассейну, куда и направлялась Оля.

***

Борис Петрович был незаметным человеком. Того требовала профессия, и он успешно соответствовал этому требованию. Приятный, в меру плотный, в меру усатый, в меру веселый, и безмерно преданный своей работе. А работал он неким политическим коллектором. Выбивал, скажем так, политические долги. Не денежные – долги по обязательствам.
Его новым «клиентом» был Иннокентий Дронов. Зазнавшийся сукин сын, подзабывший, кому и чем он обязан. И ему, Борису Петровичу, необходимо было напомнить так называемому кандидату, что в этой жизни никто и ничего не делает просто так. Никогда.
Борис Петрович лежал в шезлонге и пил лимонад. Спиртное он мог позволить себе только после работы, а рабочий день его был настолько ненормированным, что мог составлять совершенно разные промежутки времени. Например, в этот раз – четыре дня, пока не сойдет в одном из турецких портов после того, как выполнит задание.
Пока Борис Петрович присматривался. В данный момент присматривался к загорающим жопам, поедающим тоненькие полоски бикини. А вообще – к обстановке, прорабатывая план действий. Он всегда любил действовать по обстоятельствам, на месте принимая решение.
Вот и сейчас он принял решение поспать. Закрыл глаза и отрубился.

***

Пашка Астахов был частным детективом, специализировавшимся на всем, на чем только может специализироваться частный детектив. Супружеские измены, должностные преступления, соседские разборки. Не гнушался ничем, если это приносило доход. А доход у Астахова был, и доход этот уже позволил открыть ему целое агентство, в котором всю черновую работу делали наемные сотрудники, а Павел снимал сливки, как и положено хозяину бизнеса.
Но в этот раз он просто отдыхал. Рванул с друзьями в круиз, на две недели забыть обо всем и пожить в свое удовольствие.
- Эй, Пабло! – махнул в приветствии рукой его одноклассник Димка Фомин, один из немногих, с кем сохранились хорошие отношения со школьной скамьи, - партию в теннис?
Астахов не был силен в настольном теннисе, но и отказать старому другу не мог. Поднялся с шезлонга и кивнул головой:
- А почему нет?
Краем глаза он заметил, как к бассейну приблизилась женщина, а за ней двое мужчин. Они были ни разу не знакомы с женщиной, но определенно шли за ней. Пашка подмечал такое на подсознательном уровне, профессионализм и на отдыхе никуда не девается.
- Ой, простите, - Астахов так увлекся наблюдением, что не заметил, как врезался в соседний лежак.
- Да ничего, ничего, - проснулся усатый дядечка, такой очевидный глава семейства. Только семейства поблизости не было, - просто будьте внимательнее в следующий раз.
Паша, обычно куда уж внимательнее, даже смутился такому замечанию, но возражать не стал. Теннис есть теннис, он ждать не любит.

***

- Иннокентий Всеволодович, можно к вам? – стук в дверь оказался совсем не вовремя. И где этот Сидоров, который должен оберегать его покой?
- Извините, я отдыхаю, - подал голос он.
- Это важно! – снова голос из-за двери. Голос, принадлежащий Боровцеву, одному из его главных соратников по партии, причем тех, к которым Дронов относился с уважением. А таких можно было пересчитать по пальцам одной руки. Причем во время пересчета минимум три пальца оказались бы не задействованы.
- Одну минуту! – раздраженно крикнул Дронов. Он был занят сейчас, а если точнее – он был в Свете, - вожмись в кровать, накройся одеялом и помолчи, - отдал он указания женщине.
- Да, войдите, - это уже Боровцеву.
- Иннокентий Всеволодович, - Боровцев вошел в каюту. Он был худым, поджарым, невысокого роста, в общем, совсем не напоминал свою фамилию. Но при не выдающихся физических данных, он обладал очень живым умом и сильной волей, - знаю, что помешал, но мне доложили, что существует определенная опасность вашему здоровью. Сейчас работаем над вычислением потенциального источника угрозы, но я настоятельно рекомендую вам быть осторожным. Шляпникову я дал указание усилить бдительность и увеличить охрану. Но и вы будьте внимательным.
Дронов кивнул головой, представив на миг, что потенциальный источник угрозы лежит сейчас у него под одеялом, и стоит ему, кандидату, зазеваться, как источник этот откусит ему хуй. Тот хуй, который у Дронова был всего один, и которым он еще собирался попользоваться. В том числе и в политических целях.
- Спасибо, Петр Владимирович, - поблагодарил он Боровцева, - а сейчас я с вашего позволения еще немного посплю. Вечером банкет, сами знаете, а мне хотелось бы выглядеть на нем свежим.
- Спешу откланяться, - легкий кивок головы, и Боровцев закрыл дверь с обратной стороны.
- Вылезай, разведчица, - Дронов поднял одеяло. Светка прильнула к нему:
- Какой ты страстный! – прошептала она, - а ты возьмешь меня на банкет?
- Давай не будем торопиться, - предложил ей Иннокентий, - а пока я возьму тебя раком.
Света ловко перевернулась, подставляя себя для представителя политической власти, а тот занялся привычным ему делом – принялся долбить электорат.


***

- Вы очень милы! – Антон присел на шезлонг, - и чертовски привлекательны!
Оля смутилась, но перевернуться не могла, ибо уже развязала тесемки купальника, чтоб спина загорела равномерно.
- А вы очень не вовремя! – ответила она любезностью на любезность. Только от одного отвязалась, как еще один нарисовался.
- Вас наверняка зовут Ольга! – томно протянул Витя с другого шезлонга.
Их, оказывается, еще и двое. Неужели у нее на лице написано – ищу приключений. Оля надеялась, что нет, и что сегодня просто такой день. Хотя, в душе ей было приятно, ведь когда женщине переваливает за тридцать пять, каждый знак мужского внимания становится определенно ценнее, чем лет десять назад. Солнце не позволяло ей рассмотреть незнакомцев, но голоса определенно приятные.
- А вас наверняка зовут ваши друзья! – женщина продолжала любезничать, - где-нибудь в противоположном конце лайнера.
- Вы очень ловко отшили этого толстяка, - прищурился Антон.
- Простите, но мы ненароком подслушали ваш диалог, - включился Витя, - и мы восхищены вами! Отказать Дронову, да так безапелляционно – это дорогого стоит.
- А вот ваша подруга не смогла, - добавил Антон, - но это и неудивительно.
- Что вы имеете ввиду? – Оля наконец-то завязала купальник и теперь могла разговаривать лицом к лицу, перейдя из положения лежа в положение сидя. Молодые люди и вправду оказались вполне симпатичными.
- Абсолютно ничего, - пожал плечами Антон, - кроме того, что хотел бы пригласить вас на ужин.
- Да, и я, - добавил Витя.
- Ого, - саркастически усмехнулась Оля, - и вы! На два разных ужина или на один?
- Это хорошо, что вы сразу не отказываетесь, - улыбнулся Антон, - на один ужин. Обещаю, мы не будем к вам клеиться и приставать. Просто посидим в ресторане «Нептун», там особо вкусные омары. Выпьем вина. Поболтаем. Вы мне очень понравились.
- А я от вас просто без ума! – вставил свои пять копеек Витя, - но мы на вас не давим, вы не подумайте. Просто нам часто нравятся одни и те же девушки, так что мы просто приглашаем вас на ужин. Обещаем быть галантными и обходительными. И вполне вероятно, кто-нибудь из нас вам понравится. Например, я.
Витя не стал развивать тему, что им не только часто нравятся одни и те же девушки, но они так же часто и имеют одних и тех же девушек, причем нередко и одновременно.
- Я обещаю подумать, - улыбнулась Оля. Она и вправду должна была подумать. Над тем, куда же деть Олега. Олег был другом Костика, мужа Светки, и давно подбивал к ней клинья. Да так подбивал, что и трахались они уже не раз. Но замуж за Олега она не собиралась выходить, а вот мужчина был не против, узаконить отношения. Сейчас Олег дрых в каюте после усиленного завтрака, где они с Костиком приговорили литр коньяка.
- Мой номер, - протянул визитку Антон. Красивую золоченую визитку с обязательным указанием должности и «золотого» номера телефона. Витя решил воздержаться.
- Я позвоню попозже, - женщина убрала визитку в маленькую пляжную сумочку, лежащую рядом.
Антон и Виктор откланялись, а Оля вновь заняла позу овоща, загорающего на животе. Солнце припекало.

***

Валера проснулся и пошарил глазами по потолку. Ничего необычного. Затем дотянулся до тумбочки, на которой должен был лежать телефон. Но не лежал. Затем сознание начало возвращаться к нему. Он же вошел в состояние «сон» не выходя из состояния «в говно». А значит, не раздевался и даже не снимал ботинки. Тогда все ясно – телефон или в кармане его шортов или Валера его проебал. Уж что-что, а анализировать Валера умел хорошо.
Телефон оказался в кармане, и циферблат на экране показывал почти девятнадцать.
- От же ж блядь! – озвучил свое самочувствие Валерий Робертович. Потянулся. Прислушался к внутреннему состоянию. Почти огурец. Это хорошо, иначе вечер мог бы и пропасть. Теперь оставалось выяснить, где Антон с Витей, два неугомонных безумца.
И еще надо привести себя в порядок. Для начала снять сомбреро.
Валера подошел к зеркалу и критически осмотрел себя. Выглядит почти так же, как ощущает, только немного помят. Вытер лицо и аккуратно расстегнул свою гавайскую рубашку, к пестрому рисунку которой добавился немного подсохший переработанный сервелат, морковочка и еще что-то, похожее на краба или типа того.
Пора бы заглянуть в душ.
Минут через десять, вымыв свое туловище, Валера вылез из душевой. Теперь жизнь заиграла новыми красками, и ему захотелось наебнуть водки. Не очень сильно – еще свежи были дневные воспоминания, но немного, для уверенности, так сказать, принять стоило.
Валера вытащил свой телефон и набрал номер Антона.

***

Борис Петрович аккуратно банкетничал, никуда не спеша, но и не отставая от остальных. Стараясь не выпускать из поля зрения свою цель, он анализировал ситуацию. Скорее всего, придется проникнуть к Дронову в каюту, и уже там образумить зазнайку. Но для этого надо быть уверенным, что все пройдет как надо. Именно поэтому Борис Петрович принял решение находиться на банкете, постоянно оценивая состояние объекта, а заодно изучая его поведение. Одно дело – досье, и совсем другое – вербальный контакт. Ничто, как говорится, не заменит живого общения.
Борис Петрович наколол на вилку огромную креветку и засунул ее в рот.
Неподалеку весело болтала компания друзей, среди которых был и неаккуратный мужчина, который разбудил его сегодня у бассейна. Борис не любил, когда его будят, поэтому мужчина был автоматически зачислен в ряды неприятных типов. Он что-то увлеченно рассказывал друзьям, не забывая активно жестикулировать. По жестам Борису Петровичу показалось, что мужчина рассказывает про сиськи. Три большие сиськи.

***

- Ну и где они шаболдаются? – поинтересовался Костик у Олега. Мужики проспались в каютах, проснулись, и не обнаружили своих женщин. Теперь, полчаса спустя они стояли на входе в огромный банкетный зал, в котором веселье было в самом разгаре. Казалось, весь корабль собрался здесь, хотя это определенно было не так.
- Да хуй его знает, - Олег не подавал вида, что очень переживал насчет этого. А может, и вообще не переживал, - раз уж пришли, предлагаю сесть и накатаить по маленькой!
- А жену найти когда? - Костик еще сомневался, хотя предложение было заманчивым.
- А сразу потом! – ответ Олега был логичным, хотя Костик по-прежнему сомневался. Понятное дело, что, скорее всего, их женщины или гуляют по палубе или вообще пошли в фитнес-зал. Что Оля, что Света следили за собой, и для своих лет выглядели просто блестяще, чего нельзя было сказать про самого Костика. Олег, и тот выглядел блестяще, но не весь, а только лысина.
- Ну, если только по маленькой, - согласился мужчина, - сначала найдем столик, потом найдем женщин.
- Своих? – хохотнул Олег.
- А там, как получится, - неопределенно махнул рукой Костик. Всеобщее веселье понемногу захватывало и его. Костик от природы обладал небольшой оперативной памятью, поэтому легко забывал проблемы, гнетущие его пять минут назад.

***

Провести банкет в узком партийном кругу не получилось. Его пиарщик, Орлов, посчитал, что будет отличным шагом организовать общее мероприятие для всех. После непродолжительных споров Орлова со Шляпниковым, начальником службы охраны, решение было принято.
Так что Иннокентий Всеволодович постоянно находился в толпе зевак, которые узнавали его, желали удачи или просто пытались поздороваться или похлопать по плечу. В такие моменты материализовались двое секьюрити, которые неустанно следовали за кандидатом, и вежливо заканчивали братание.
- Иннокентий Всеволодович! – радостный женский возглас, - вот так встреча!
Дронов немного поморщился, увидев Свету, но тут же взял себя в руки:
- Светлана, вы прекрасно выглядите, - улыбнулся он. Гораздо прекраснее смотрелись ее полужопия сегодня днем, и от одной мысли об этом будущий президент снова захотел трахаться, - а где же ваш драгоценный муж?
Света в ответ пожала плечами, все так же кокетливо улыбаясь. Дронову определенно захотелось ткнуть хуем в эти алые блестящие губы. Да погрубее, и можно еще отхлестать ее по щекам.
- Не хотите прогуляться? - он легко подхватил ее под локоть, увлекая в танце, - есть тут одно местечко.
- Отчего же нет? – позволяя вести себя, ответила Светка и засмеялась.
Местечко очень походило на сортир, но Иннокентию Всеволодовичу было неважно где, а Светке показалось некорректным перечить представителю власти, тем более перед ее глазами все настойчивее вырисовывался новенький Порше.

***

- Ну, и мы типа, где Валера? – рассказывал Антон, еле сдерживая смех. Оле тоже история казалось достаточно забавной, и она дико смеялась.
- А тут Валера звонит, - вспоминает Витя, - говорит, их с Объебосычем преследует Фредди Крюгер. Хочет то ли убивать, то ли насиловать…
В это время у Антона зазвонил телефон.
- Ха, - не удивился он, - вспомнишь Валеру, вот и он! Алле! Да, подходи на вторую палубу, банкетный зал большой. Тут ресторанов много, мы в «Непутне». Приходи, тут весело.
- Это и есть Валера? – перекрикивая музыку, спросила Оля.
- Ага, - закивали в унисон Антон с Витей, - он, когда трезвый, отличный парень. А сейчас он трезвый! Наверное…
- Мальчики, я отойду на несколько минут. – Оля опрокинула еще бокал шампанского, - а то шампанское разыгралось.
Девушка направилась в сторону уборных, а Антон и Виктор налили еще по одной коньячку.
- Даст? – поинтересовался сисадмин, открывая пузырь.
- А то, не сомневайся, - Антон излучал уверенность, - сейчас сходит пропердеться, и даст.
- Всем троим? – Витя филигранно разлил коньяк абсолютно равными дозами.
- Ты же знаешь, - Антон усмехнулся, - мы уже, считай, ее уговорили. А Валера своего не упустит…
Теперь пришел черед Вити хохотнуть. Звон полных рюмок друг о друга, и затем пустых, смачно поставленных на стол.

***

Валера мгновенно нашел «Нептун», но предварительно решил избавиться от балласта. После кофе ему всегда хотелось ссать, а сейчас он выдул большую кружку. Кругом шум и гам, веселье, дрыгающиеся жеппы, подпрыгивающие сисяндры, сиськи и сисечки. Пока это все в одежде, но Валера знал, что к концу мероприятия, когда все нажрутся и будут расходиться по каютам, начнется прекрасное торжество разврата. И к этому времени надо обязательно найти себе подходящий экземпляр самки.
В сортире было на удивление пусто. По крайней мере, в мужском, который Валера определил не сразу. Во-первых, гальюны находились в конце двадцатиметрового коридора, и здесь было гораздо тише, чем в банкетном зале. Во-вторых, никаких табличек на дверях не оказалось, поэтому сначала аналитик вошел в женский, но по визгу понял, что ошибся. Мужской он узнал, по писсуарам и по ебущимся людям в крайней кабинке. Они трахались не очень громко, но Валера обладал тончайшим музыкальным, и не только, слухом. Подошел поближе, вплотную к дверям. Ну, да, точно трахаются. Пыхтение и сдавленные стоны – явно не признаки разгадывания сканворда.
Валера открыл дверцу в соседнюю кабинку, отошел на солидное расстояние, достал член и начал ссать издалека. Он не льсти себе, просто с детства обладал солидным напором. «Валера-Пожарный гидрант» - одно из прозвищ его беззаботного детства. Можно было бы попробовать обоссать сношающихся, но стенки кабинок поднимались до самого потолка, так что эта идея была неосуществимой, равно как и подглядеть.
Но, Валера всегда был бесцеремонным, поэтому решил доссать и не уходить, а посмотреть на бессовестные лица ебунов. В это время входная дверь открылась и в сортир зашла женщина, еще одна жертва отсутствия табличек. Она вскрикнула от неожиданности, и Валера вздрогнул. Повернулся на голос, не сбавляя напора. Немного обрызгал ей ноги, и только тогда удивился сам:
- Оля???
- Валера? – женщина смотрела то ему в лицо, то на член в его руках.
- Ты что здесь делаешь?? – продолжил удивляться Валера.
Оля не стала спрашивать, что здесь делает Валера, это и так было видно.
- Уже выхожу, - развернулась та, но Валера в два прыжка оказался рядом с женщиной, и закрыл дверь перед ее носом, а одновременно переставая ссать. Еще через мгновение он начал целовать девушку. Та какое-то время пробовала отпихнуть его от себя, но против воли начала отвечать на поцелуй.
- Три года, - прошептал Валера, - три долгих года я не видел тебя…
Это было произнесено таким тоном, будто они были минимум мужем и женой когда-то, а не просто трахались всю ночь в поезде из Питера в Москву, когда оказалось, что кроме них в купе никого нет, а вкусная водка наоборот есть.
- Ах, - застонала в ответ Оля, то ли от воспоминаний, то ли от пальцев Валеры, которые уже вовсю орудовали в ее трусах. Свой хуй Валера не забыл вложить в одну из ее рук.
Аналитик увлек женщину в кабинку, закрывая за собой дверь, и намереваясь совместить два приятных дела одновременно – и потрахаться, и побить рекорд громкости трахающихся в соседней кабинке.

***

Иннокентий Всеволодович терзал рот Светы, уверенно двигая ее головой. Та сидела на унитазе, тушь давно потекла, перемешавшись с соплями и слюной. Дронову определенно нравилась ситуация, он продолжал наращивать темп. В это время в гальюн кто-то вошел, но прекращать действие не было ни возможности, ни желания. Ведь новый посетитель определенно мужчина, а мужик всегда поймет мужика.
Незнакомец сначала ходил по сортиру, цокая каблуками, потом остановился и начал очень громко ссать, будто струя преодолевала расстояние минимум в два этажа.
Дронов уже сам сел на унитаз, посадив Свету сверху, спиной к себе. Ему не очень хотелось смотреть на ее лицо, немного потерявшее товарный вид. Не то, чтобы он боялся ее, нет. Только два размалеванных лица пугали его в разные периоды жизни, но одно из них принадлежало Джокеру, а второе – клоуну из «Оно». И хотя Света сейчас походила на них обоих, Иннокентий Всеволодович гнал от себя эти мысли, ведь ебать Джокера – явный моветон.

***

Борис Петрович доел шоколадный мусс, вытер рот салфеткой и встал из-за стола. Объект ушел с какой-то шлюхой в сторону сортира. Борис отсчитал десять минут, а этого было вполне достаточно такому импотенту, как Дронов, чтоб сделать все свои дела. Это было довольно пикантно, организовать воспитание дебила в сортире. Там этому Дронову самое место. Борис Петрович потрогал нож в кармане. Нож, который должен будет оттяпать две фаланги указательного пальца кандидата, по одной за каждый забытый долг, и напомнить, что возвращать все-таки придется.
Встал, разгладил усы и двинулся помыть руки, а может, и лицо заодно.

***

- Ха, - Костик ткнул пальцем куда-то в сторону, - смотри, дебил в сомбреро!
- Опа, - согласился Олег. Это было, несомненно, весело и заслуживало внимания. В сторону туалета направлялся мужчина, на голове которого красовалось сомбреро.
- А че он в сортире забыл? – не унимался Костик, - мог бы и в шляпу себе посрать нормально.
- Ага, - согласился Олег, громко икая, - да и я мог бы ему в шляпу насрать.
- Не, - замотал головой Костик, - тебе слабо!
- Мне слабо? – замычал Олег, - мне не слабо!
- Надо так насрать, чтобы он стоял в полный рост, а шляпа у него на голове была, - выдвинул условия Костик, наливая по очередной.
- Легко! – принял пари Олег, - а не, нелегко. Так – трудно. Давай, ты.
- Мне тоже слабо, - вздохнул Костик, - давай лучше выпьем!
Они выпили еще по две, когда Костику показалось, что он видел Олю.
- Слушай, - твоя, по-моему, в сортир прошла сейчас, - ткнул он в плечо Олегу. А моя не прошла…
- Не, - отмахнулся тот, - не она.
- Она! – не унимался Костик, - что я, Олю не узнаю?
- Тогда давай будем сидеть…
- Так.
- Бухать…
- Так.
- И внимательно смотреть на выход из коридора. Как она выйдет, мы встаем и идем к ней. Как план?
- Шикарно! – согласился Костик, - наливай! Вот если узнаю, что моя хвостом вертит сейчас с кем-то, оторву голову и ей и ему!
Костику было невдомек, что Светка сейчас не только вертит хвостом, но под этот самый хвост ей уже как следует напихал кандидат в президенты, которому он через три месяца отдаст свой голос.

***

Валера обильно кончил на аккуратный овал Олиного лица. Женщина облизывала всю свою физиономию, по крайней мере, докуда могла дотянуться губами. Валера в качестве трофея положил свой хуй ей на лоб, не потому что устал его держать, а просто померить расстояние.
- У тебя широкая голова, - сделал он сомнительный комплимент.
- Чего? – не поняла Оля.
- Голова, говорю, широкая, - повторил наблюдение мужчина, - от уха до уха двадцать сантиметров. Это я сейчас померил.
Он сказал это не без гордости.
- Придурок! – произнесла женщина, поправляя платье и одевая трусы.
Валера пожал плечами. Его дело озвучить наблюдение, а с полученной информацией она пусть разбирается сама.
В соседней кабинке тоже перестали трахаться, и Валера испугался, что он упустил момент, и трахуны ушли. И он никогда не узнает в лицо этих наглых нарушителей общественного порядка.
Но в соседней кабинке зашептались, и аналитик вздохнул с облегчением.
Оля вытерла лицо туалетной бумагой, тут уж не до роскоши. Теперь надо пробраться в женский туалет и там навести красоту. Прислушалась, никто ли не зашел, затем тихонько отворила дверцу.

***

Иннокентий Всеволодович вытер свой небольшой, но героический хуй о блузку Светы.
- Спасибо! – он отстранил от себя девушку. Сейчас она особенно была далека от идеала, - можешь идти.
Света определенно надеялась на что-то другое, но тон Дронова не оставлял ей выбора.
- Ты позвонишь? – спросила она, ведь Порше есть Порше, и пока есть надежда, надо бороться за свою мечту.
- Ага, - кивнул Иннокентий, - ты здесь еще?
Это определенно означало конец аудиенции, и Светка отворила дверь. И вскрикнула от неожиданности:
- Оля!!
А чего было орать? Неужели и так не видно, что да, Оля. Обе женщины выглядели не лучшим образом – ни Оля с шириной лица в двадцать сантиметров и клочками туалетной бумаги на нем, ни Светка, которой даже не дали шанса вытереть аццкую смесь жидкостей с лица. Даже, пожалуй, Светка была сейчас пострашнее.
- Света!! – Оле было определенно стыдно, но других слов в голову не приходило.
- Это что тут за «Жди меня»? – подал голос из кабинки Валера, застегивая ширинку. Теперь, будучи при параде, он вышел вслед за Олей. Эту самую Свету он видел впервые, и в общем-то не расстроился, что раньше они не встречались. Она напоминала мокрую девочку из колодца в небезызвестном «Звонке», только это была не вода, а Света уж точно не девочка. Валера слышал это из соседней кабинки.
Туда он, кстати, и заглянул.

***

Антон и Витя допили коньяк, а Оля так и не вернулась. И Валерой что-то не пахло.
- И? – Антон бросил взгляд на друга.
- Что? – тот так же непонимающе ответил.
- Полчаса прошло, - Антон глянул на часы, - а Оля не вернулась. Заблудилась в коридоре или утонула в сортире?
Их диалог прервал истошный вопль.
- Убили!!!! Убили!!!
Кого убили, вопящий не сообщал.
Началась легкая паника, к коридору, ведущему в сортир, метнулись какие-то люди. Заблокировали вход. Эти, похоже, телохранители какой-то шишки. Другие такие же, которые только что веселились, перекрывали выходы из зала.
Парням стало интересно, и они попробовали прорваться в гущу событий.
- Ох, блядь!!!! – выругался Антон, протиснувшись через толпу и увидев лежащее тело. Крови на полу было много, и ему вспомнился визжащий поросенок в деревне, которому перерезали горло.
- Нет, - Витя прислонился к стойке, чтоб не осесть на пол, - не может быть…

***

- Ты как хочешь, а я ссать! – встал Костик.
- А я тогда срать, - не отставал от друга пьяный в хлам Олег.
Мужчины направились в сортир. Впереди топал какой-то толстячок, явно не торопясь и трогая что-то в кармане брюк.
- Уважаемый, - попросил Костик, несильно толкая мужичка, - а можно побыстрее немного? Придете в туалет, там и додрочите, - он намека на руку в кармане.
Плотный дядечка повернулся, укоризненно посмотрел на некультурных сограждан, затем почесал усы и пропустил их вперед.
- Идите, раз вам надо, - кивнул он, - только могли бы и повежливее…
Борису Петровичу хотелось, конечно, вытащить из кармана нож, и отрезать этим буянам члены, просто на память, но сейчас его ждало другое дело, а на работе нельзя отвлекаться на личные счеты.
Костик шел чуть впереди, поэтому и в сортир он вошел первым. Как и большинство, в первый раз ошибся, зайдя в женский. Понял это по умывающимся женщинам, лиц которых не увидел, а вот жопы вполне разглядел. Поняв, что попал не туда, он развернулся, чтоб выйти, и в него врезался Олег.
- Туда! – показал ему на правильную дверь Костик, а сам зачем-то обернулся. Все дело в блузке. Это ж Светкина блузка.
- Света! – обратился он к жене. Повернулась вторая, и это была Оля. Света в это время сплевывала остатки спермы в раковину, еще не приступив к макияжу. Костик видел ее такой и раньше, но раньше он сам доводил ее до такого состояния, а теперь это сделал кто-то другой.
Света все поняла, поэтому молча, вжалась в раковину, не говоря ни слова.
- Костик! – Оля попробовала остановить его, но левый джеб есть левый джеб.
- Кто??? – зарычал он, но сам все понял, не дождавшись ответа. Этот тип в сомбреро! Он ведь тоже все это время не выходил обратно!
Костик рывком развернулся и выскочил в коридор.

***

Борис Петрович понял, что здесь больше делать нечего, поэтому небольшими, но уверенными шагами двинулся к выходу. Получилось немного не так, как он рассчитывал, но теперь точно не до выбора. Надо уходить. Он отбросил в сторону нож, снял перчатку и аккуратно убрал ее в карман. Надо будет выбросить за борт. Вышел из коридора в зал и смешался с веселящейся толпой.
- Убили!! Убили!! – раздался вопль за спиной. Теперь надо успеть выйти из зала и топать к себе в каюту, алиби есть алиби.

***

- Убили!! Убили!! - раздался отчаянный вопль, и настроение Светы и до этого бывшее не на высоте, теперь совсем провалилось. Ей накончали на лицо дважды, кинули на Порше, еще не точно, но, скорее всего. Потом муж обо всем узнал, а теперь еще и убили кого-то. Веселенькое получается путешествие. Оля сидела и плакала на полу, шевеля разбитыми губами, тоже, видите ли, подруга. Вместо того, чтоб поддержать – сидит и хнычет. Проститутка.
«А вдруг это Костика убили» - пронеслась безумная мысль в ее голове, и женщина бросилась в коридор.

***

- Вот и славненько! – Пашка потирал руки, - давненько за тобой охотились.
Астахов выдул еще одну кружку кофе, ведь ночь выдалась бессонная, а кровать была пока все так же далека. Теперь он не частный детектив на отдыхе, а оперативник, и действовать надо оперативно.
Борис молча смотрел в глаза этому гондону, не отвечая. Его взяли на выходе из зала, причем взяли не случайно. Определенно пасли, уроды. И вот теперь он сидит в браслетах, а перед ним гарцует расфуфыренный мусор.
- Мне ведь и нахрен не нужен ни нож твой, который ты бросил, ни действия твои, - Астахов широкими шагами ходил по каюте, - давным-давно доказательств собрано на два пожизненных. Тебя же, гниду, просто поймать не могли. Изворотливого сукиного сына. И хорошо, что сейчас ты натворить не успел ничего. Сколько на твоем счету?
Астахов наклонился к Борису не то чтобы поразглядывать, скорее в качестве спецэффекта.
- Сколько? А? Я насчитал восемнадцать. Может, больше. А из пальцев если гирлянду делать, на кремлевскую елку хватит, пожалуй!
Борис не подавал виду, но ему стало немного грустно. Восемнадцать – не точное число, на самом деле чуть больше, но если пришьют хотя бы нескольких, этого будет достаточно для пожизненного. Он, конечно, очень надеялся, что этому ретивому олуху не дадут запустить дело, в конце концов, сам Борис в этой игре всего лишь пешка, опасная, но пешка, а вот заказчикам это точно не нужно.
Астахов же, продолжал разглагольствовать вслух, а Борис усмехался тому, что сейчас он вообще ничего не сделал. Вообще ничего. А его повязали.

***

- Ну а хуле? – Валера налил себе еще виски, - померил я ей голову, значит. Озвучил. А она вместо спасибо еще и обзываться начала. Придурком назвала.
- Нашу Оленьку, значит, и выебал и померил, - вздохнул Антон.
- Причем, выебал еще три года назад, - покачал головой Виктор Андреевич, - а сейчас просто подтвердил квалификацию… Тогда тоже мерил? И как, выросла голова?
- Вам рассказывать или нет? – наиграно возмутился Валера. Друзья еще не отошли от двойного шока, когда, во-первых, увидели очевидно мертвого Валеру, а еще чуть позже очевидно живого и невредимого Валеру.
- Да, да, продолжай, - в один голос оба.
- Так вот, - Валера отхлебнул вкусного напитка, - захожу я в соседнюю кабинку, а там кандидат этот, Дронов, ширинку застегивает. Но это еще что – выебал он знаете кого??
- Свету! – дружно в один голос ответили Антон и Витя.
Теперь пришла очередь Валерия Робертовича удивляться:
- Вы и Свету знаете??
- Заочно, - махнул рукой Антон, - ты продолжай…
- Ну, значит, попричитали они о своей женской доле, обнялись и пошли в женский, марафет наводить на лице. Свете этой, так точно надо было, а лучше вообще «Квартирный ремонт» пригласить. А я, хуле, поздравил кандидата с хорошей еблей, пожал его сухую морщинистую руку и предложил поменяться женщинами. Ну, типа, сейчас они умоются, а мы как раз покурим, а потом махнемся – я Свету выебу, а он – Олю. Ну, и поделимся впечатлениями.
- Не получилось? – снова в один голос Антон и Витя.
- Не-а, - Валера вздохнул, - Дронов говорит, что торопится и все такое. Ну, я ему напоследок и подарил сомбреро. Электорат, говорю, любит такие фишки. Одел на него, и еще тесемки подвязал, чтоб не слетела шляпа-то. А сам срать сел, мне что-то посрать захотелось. А потом вы и сами знаете, крики эти начались, суета, убили, убили!
- А мы смотрим – ты лежишь. Из-под сомбреро лица не видно, а кровь видно. Крови дохуя, она хорошо так растеклась, - Антон вспоминает.
- Ага, - Витя перебивает, - а потом смотрим – зашевелился. А потом смотрим – встал. А потом смотрим – не ты! Все ебло в крови, но видно, что не ты. Оказалось, Дронов. Этот Костик, придурок, так расстроился от вида выебанной Светы, а он ее увидел как-то, что бутылкой, которую в руке держал, прямо в ебло Дронову – хрясь! Причем, забавно получилось – один из женского выходит, а другой из мужского. Встретились, понимаешь, два одиночества. Потом слезы, сопли, я не я, и все такое, бес попутал. Это у Костика. А Дронов молча лег и кровью истекал. Ну, пока не очнулся.
- А убийца несостоявшийся про сомбреро говорил, пока истерил, и когда копы его допрашивали, так что сдается мне, он неспроста в Дронова-то попал.
- Неспроста, конечно, - согласился Валера, - это ведь Дронов его жену имел. Я-то не успел, хотя был соблазн. Так что он все видит, - с этими словами Валера поднял глаза к потолку, а потом посмотрел на свою правую руку, - вот этой рукой ему сомбреро отдал. А еще говорят, у Марадоны рука Бога. А вот она где!
Валера взял пузырь в руку Бога и налил себе еще виски.


© Нематрос

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
зшщ
21.06.12 14:04

Ща зачтём (с).

 
Чел
21.06.12 14:06

Нечетал, но осуждаю.

 
Квадрат
21.06.12 14:08

намедни выкладывал кто-то на ДД

 
Зеленый змий
21.06.12 14:09

Нихуя война и мир

 
Чел
21.06.12 14:12

Ктонить дочетал? Хуита али аццкая хуита?

 
зшщ
21.06.12 14:17
"Чел" писал:
Ктонить дочетал? Хуита али аццкая хуита?

Меньше пить надо.

 
mikorr
21.06.12 14:21
"зшщ" писал:
Ща зачтём (с).
мозги проветри
 
Чел
21.06.12 14:23
"зшщ" писал:
Меньше пить надо.
Дык я жыж нипю. Я жыж ниибаццо трезвенник ужэ 3 года.
 
зшщ
21.06.12 14:23
"mikorr" писал:
мозги проветри


Фигня, никогда не было и не куплю.

 
зшщ
21.06.12 14:27
"Чел" писал:
Дык я жыж нипю. Я жыж ниибаццо трезвенник ужэ 3 года.

Тооормоооооззззз!

Я тибе пра идею креоса. ЕЕсли делать нехуй - зачти, есть там пара ржачных маментов. Типа пра три сиськи.

 
Крендель
21.06.12 14:32

Хуйня, можно не читать

 
chuvak
21.06.12 14:34

Дочетал,фштырило,рекомендую.

 
пыш-пыш
21.06.12 14:41

Дочитал. Не рекомендую.

 
Зеленый змий
21.06.12 14:55

Дочетал, местами улыбалсо.

 
Добрый
22.06.12 12:27

Мне понравилось - прикольно!

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Проучили автохамку
Военный оркестр без спирта не играет
Токсичные люди
Отвали от моей сестрёнки, слышишь?!
Онижедети
Однозначно!
В нашем доме поселился невменяемый сосед
Самый стильный пенсионер страны


Случайные посты:

Видимо что-то пошло не так
Типичная девушка
Хоть кому-то диплом в жизни пригодился
Так намного лучше!
Расплата за секс
Не все знают, за счет чего утки держатся на воде
Правильный косплей по-русски
Новые правила для сотрудников ГИБДД, которые возмутят многих водителей
Если человеку нужно
Ох уж эти пассажиры