Зеркало




11 июля, 2012

Фестиваль в Пхеньяне

Наивное, всё–таки, у людей представление о том, что происходит в Северной Корее. Хочу поделиться личным опытом, правда, давнишним, но на севере Кореи время движется с другой скоростью.
В 1989 году мне предложили поработать художником клуба Советской делегации на Всемирном Фестивале молодёжи и студентов в Пхеньяне. Я с радостью согласился – а как же, загранпоездка, суточные в валюте, круто. Про Северную Корею я тогда не знал ничего – думал, что это просто ещё одна соц. страна, типа Румынии или Польши, только с восточным колоритом.
Ну, собрались, полетели. В нашей группе, кроме комсомольского начальства, были специалисты разного профиля – рабочие–монтировщики из Торговой палаты, техник по установке игровых автоматов, специалисты по телевизорам (там монтировали целую стену из телевизоров, чтобы показывать советские ТВ каналы через спутник), режиссёр–постановщик концертной программы клуба, ну и я. Ребята подобрались хорошие, бывалые. Как в самолёт сели, сразу открыли, поэтому дорога прошла незаметно.
Слегка покачиваясь, спустились с трапа самолёта в Пхеньяне, местное телевидение нас запечатлело, и мы пошли на таможню.
На таможне у нас сразу спросили – нет ли у нас с собой радиоприёмников? Тех, у кого были, отметили, проверили работоспособность приёмников (на выезде приёмники опять проверяли – на месте ли, работают ли). Эта процедура немного напрягла.

Привезли нас на свежее выстроенный проспект Кванбок (я не ручаюсь за точность названий). Широченный проспект полос в шестнадцать, обрамлённый высоченными жилыми домами. В начале и конце проспекта шестнадцать полос резко переходили в две полосы, то есть вся эта ширь и мощь была нафиг не нужна, так как автотранспорта на улицах было очень мало. На проспекте штук пятьдесят свежее закупленных чёрных мерседесов отрабатывали развороты и построения. Кроме них и автобусов, которые возили нас, никаких других машин не наблюдалось. А, ещё в городе видели открытые грузовики, в которых людей возили на работу. Часть людей на работу ходило строем с флагом.
Мы поднялись в квартиру, где нам предстояло жить. И там застали двух девушек–горничных, которые не успели уйти до нашего прихода. Девушки впали в полуобморочное состояние, а когда наши работяги подарили им жвачку «Незнайка», покраснели, побледнели, бросили жвачку на стол, и опрометью выбежали из номера. Надеюсь, им ничего не было за несанкционированный контакт с иностранцами.
У нас у каждого была целая куча сувениров с фестивальной символикой (нам выдали), мы сначала пытались дарить. Но потом заметили, что значок, утром подаренный лифтёру, вечером красуется на груди у старшего по подъезду. Поэтому мы сразу отвалили все сувениры старшему, и что он с ними потом сделал, я не знаю. Наверно, передал более старшему, а тот дальше по цепочке.
Никакого общения с простыми корейцами не было совсем. Ничего похожего на Московский Фестиваль 57–го года. Вокруг только иностранцы и обслуга с охраной.
Мы приехали дней за двадцать до открытия, и начали работать. Вокруг были такие же работяги из разных стран. Рядом с нашим домом построили временные магазинчики, в которых продавали всякую мелочь – одноразовые фотоаппараты, плееры и т.д. Магазины открыли корейцы, приехавшие из Японии. Там, оказывается, их много, и им, почему–то, разрешили организовать торговлю. Японские корейцы были где–то на полторы головы выше, чем корейцы корейские. Мы всё гадали – почему, потом поняли.
Вечерами весело проводили время с болгарами, немцами. Все хорошо говорили по–русски, не то, что сейчас.
В качестве сопровождающего к нам был приставлен товарищ Ли – парень лет двадцати пяти со злыми глазами. Ещё был шофёр автобуса, но он ни слова не понимал по–русски, только радостно улыбался и кивал головой.
Товарищ Ли очень хорошо отвечал на вопросы. Например.
— Товарищ Ли, какова высота статуи великому вождю товарищу Ким Ир Сену?
Товарищ Ли злобно смотрел на нас своими щёлочками.
— Высота статуи великому вождю товарищу Ким Ир Сену определяется размером уважения корейского народа к великому вождю товарищу Ким Ир Сену.
Или.
— Товарищ Ли, у тебя есть телевизор?
— Я часто смотрю телевизор.
И так далее.
Деньги тогда там были трёх видов. Жёлтые – для корейцев. Красные – как бы валюта соц. стран. Синие – валюта кап. Стран.
На жёлтые можно было купить соевый соус и ещё какую–нибудь фигню. К нам приставили переводчиком русского парня, который там то ли стажировался, то ли при посольстве работал. Он–то нам глаза и открыл. Он рассказал, что, допустим, если человеку надо купить какую–нибудь вещь для хозяйства, его вопрос рассматривает «тройка», и решает, достоин ли он этой покупки, хорошо ли он изучал идеи чучхе, работал, и т.д. Если достоин – дают бумагу–разрешение, и с этой бумагой он снимает деньги со своего счёта. Как–то так.
Нам выдали красных, и немного синих вонов. В пределах шаговой доступности от нас располагался огромный четырёхэтажный магазин. В 89 году у нас в Москве уже ничего не было вообще, кроме берёзового сока, поэтому мы со своими красными вонами ломанулись туда. Чего там только не было!
Первый этаж – продукты питания со всего мира, второй – одежда оттуда же, третий – мебель. Четвёртый – всякая фигня, типа спорттоваров и мотоциклов.
Мы ходили раскрыв рты и пуская слюни. Торговля велась на синие и на красные, но нашей наличности ни на что не хватало. Ходили как по выставке.
Корейцы к этому магазину не подходили даже близко. Они его просто не видели, как будто его нет. Зато я видел, как к магазину подъехал мерседес, из него вышла корейская женщина в дорогом платье, и стала покупать сигареты Мальборо на синие воны. Их у неё была толстая пачка.
В нашем клубе мы смонтировали фотовыставки, комнату бесплатных советских игровых автоматов, телевизионную стену с огромной спутниковой тарелкой. Всё работало, всё было бесплатно. В клубе кроме охраны и уборщиц никого из корейцев не было. Как только по телевизору начинали показывать корейские передачи, корейцы бросались к ним, и жадно смотрели. Стоило начать трансляцию советского ТВ, все как по команде, отходили и поворачивались спиной.
Начальник заставил меня написать плакат на корейском языке и установить его за воротами клуба – никто к нам не заходил.
— Миша, зачем? Никто всё равно не зайдёт!
Я уже всё понял.
— Пиши! Они просто не знают, что здесь всё бесплатно.
Я написал. Ни один человек с улицы к нам так и не зашёл.
К открытию Фестиваля съехалась уже куча народу со всего мира, и у нас на Кванбоке круглые сутки шла гульба с дискотеками, пивом и шашлыками. Метрах в ста от толпы на корточках сидели корейцы из обслуги, и молча смотрели. Сначала все их пытались приглашать, но потом перестали.
Они работают, как муравьи. Например, для поддержания чистоты на проспекте требуется 200 девушек – сто девушек несут каждая по тазику с водой и разбрызгивают её на асфальт, сто девушек идут за ними с вениками и совочками. Получается очень чисто.
Бойцы корейской трудовой армии, которых нам выдали в качестве грузчиков, получили задание затащить 12 игровых автоматов на четвёртый этаж без лифта. Мы прикидывали, что на это им понадобится дня три – автоматы весили тонны по две каждый.
Человек десять облепляли автомат, и с криком «асса» (!) поднимали его, и бегом(!) затаскивали его на нужный этаж. Они управились минут за десять, спустились и сели на корточки в ожидании дальнейших распоряжений.
Для церемонии открытия построили здоровенный стадион на восемьдесят, кажется, тысяч человек. Туда–то нас и привезли. Каждому выдали бумажный веер с деревянной ручкой. Было видно, что ручки вееров делали вручную, напильником и шкуркой. 80 тысяч.
Пока жили в городе, я не видел ни одной собаки или кошки. Это–то ладно. Но на улицах, практически, не было голубей. «Куда они делись», — думал я.
Грянуло открытие. Петарды, конфетти, гром музыки, прожектора… Из–под трибун, из специальных отверстий, множество людей из клеток стало вышвыривать голубей – обыкновенных сизарей. Их было очень много. Я не знаю, сколько времени птицы провели в клетках, но когда их выпустили, они стали метаться, садились на трибунах, прямо на людей, многие долетели до беговых дорожек и сели там.
В это время по дорожкам пошли стройные ряды корейских физкультурников с флагами, они шли как роботы, катили огромные транспаранты. Голуби на них почти не реагировали – какие–то птицы успевали взлететь, но многих просто раздавили. После прохождения колонны, на беговой дорожке оставались лепёшки из перьев. Из–под трибун выскакивали люди в серых костюмах, и мгновенно их убирали. Видимо, на репетиции было то же самое. Мы сидели в первых рядах, и видно нам это было отлично.
Корейцы показывали живые картины на трибунах. По сравнению с ними плачущий Мишка с Олимпиады–80 это просто слёзы.
Потом зажгли Фестивальный огонь. В огромной чаше вспыхнуло пламя, и оттуда вылетели… голуби. Многие, оказывается, долетели до чаши, и там разместились, как им казалось, в тишине и безопасности.
Вот ссылка на видео, там даже видно нескольких голубей, на самом деле их было много с противоположной стороны факела.
Через несколько дней после открытия часть нашей группы, и меня в том числе, отправили домой – погуляли, и будет. А часть группы осталась – на всякий случай.
И, на следующий день после нашего отъезда, в клуб приехал Ким Ир Сен. И сфотографировался с работниками клуба. И меня на этой фотографии нет! А мог бы быть.
И вообще, фотографий оттуда у меня нет. Я привёз туда Зенит–Е – старый, проверенный аппарат. Но, мудак, повёлся на иностранные штучки, купил там за 9 долларов какую–то говённую мыльницу, и зарядил плёнку в неё. И всё. Ни одного фото не получилось – темнота.
В аэропорту наш водитель автобуса, который не понимал ни слова по–русски, и при котором мы несли про Корею всё, что думали, повернулся к нам, недобро улыбнулся, и сказал на чистом русском языке, без акцента:
— До свидания, дорогие товарищи…
В общем, ощущения такие. Любые изменения на Севере Кореи приведут к трагедии. Там может стать так, как в Китае, но лет через пятьдесят, и то только если все перемены будут происходить плавно.
У нас–то социализм понарошку был, с разговорами на кухнях, анекдотами и т.д. А у корейцев всё в серьёз.

http://leprosorium.ru/users/kotenochkin

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
sergei4
11.07.12 12:21

занятно!

 
Parasite
11.07.12 12:24

И чо? Живут - хай живут. Никого не трогают. Не надо туда джинсов и жувачки....

 
@loki
11.07.12 18:49

Мандавошка, а ты почему в насквозь проамериканском таиланде устроился, а?

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
4 причины, почему мужчины уходят от тебя
Реальные новостные заголовки из реальных СМИ. Топ 2017.
Следите за детьми!
На форумах молодых мам
Только после свадьбы
Горько!
Козел! Опять пришел!
Мгновенная карма. Лучшее за год


Случайные посты:

Самый страшный кошмар
Эволюция крупного контактного центра в провинциальном городе
Косплей по-русски
Плитка уходит из Москвы
Телевизоры - зеркало чужих жизней
Свиньям вход воспрещён
Домашний тёплый ламповый стриптиз
Когда в гости пришли веганы
Меркантильность
Разводы в ресторанах Таиланда