Зеркало




25 сентября, 2012

Дальнобой

- Ой, ну как это…
- Что – как? – грозно спросила Люська.
- Ну я не знаю… Давай лучше завтра… - Катя захныкала.
- Слушай, мне с тобой нянькаться некогда! Мне работать блять надо, семью кормить! И тебе, кстати, тоже.
- Нууу… я боюсь.
- Да чего бояться-то? Ну чо ты внотуре?!
- Ну я не знаю – как.
- Что – как? Блять…
- Ну… как стоять. И вапще.
- Да вот так и стой. Не, канеш не так. Смотри. Надо, чтоб сразу было видно – работаешь. Одну ножку выдвинь вперёд. Да. И улыбайся. Да не так, идиотка! Уверенно улыбайся. Ты же на работе, а не из дурдома вчера… Во, примерно так, да.
- А потом?.. Не, может, всё-таки завтра? – опять захныкала Катя.
- Щас как вломлю, заррраза… До завтра не оклемаешься.
- Ну ладно… А чо дальше-то?

- Да я уже тебе сто раз говорила, дура. Притормозит, дверцу откроет. Может, спросит типа – «работаешь?» или скажет – «привет, залезай», или «блять, шалава ебучая», или просто молча.
- И чо?
- Чо-чо. Ну и залезай.
- И чо?
- Тьфу, блять. Ну и работай.
- Ойййй, мамаааа… Как - работай?
- Как захочет, так и работай. Может, на ходу отсосёшь, тогда быстро, обычно до Сосновки хватает. Там не забудь бабло забрать, дура! А то я сама поначалу… помню… хыхыхы! Ну да ладно. Потом лови на обратку, или пешком пиздюхай, тебе видней. А если пасерьёзке, тогда через полста стоянка – там уже отработаешь по полной. Может даже за триста!
- А… это много – триста?
- Вот уж дура. Много – это когда вместо бабла кулаком паибалу, и на ходу из кабины. А триста – это нормально, и приятно. Тебе понравится.
- Ой…
- Это поначалу – ой. Ну прикинь что чисто он и есть, принц на яхте. Ну вот ты бы хотела, чтобы тебя Бельмондо атыбал?
- Нннну…
- Или Дима Билан?
- Да… наверно…
- Эх, маладёж. Билан им уже как Жан-Поль… Тфу блять… О! Кажысь наша! Вольва кстате, не Камаз! Павезло тебе, дуре. На вольвах и места больше, и бабла… Давай бля работай… я сыбусь штоп без вариантов… давай-давай!!!
Брххххх! – добродушно сказала вольва, опытно становясь кабиной точно напротив дрожащей Кати. Ищо раз пыхнула перегазовочкой – брррыххх-ххххых! – и распахнулась дверца. Дверь в заплечный мир.
Катя отчаянно вдохнула горячий воздух и полезла в кабину.
Там была особая дальнобойская уютность, целый мир внутри обстоятельной кабины.
- Дверцу прикрой, - сказал хрипловатый дальнобойский голос. – Тока не хлопай бля. Неновижу.
Чота… чота тут не… чота тут не то… - инстинктивно на отъебись размышляла Настя… то есть Маша… то есть Катя – она потеряла себя совсем… чота тут совсем… вообще – не то! – и захлопнула дверцу пожалуй сильнее, чем просил голос. Голос усмехнулся – хуле, новенькая, свежак, так что простительно. Огонёк сигареты плавно пролетел к щитку, и в кабине стало светло.
- Здра…
- Здравствуй, Сидорова.
- Ой… МарьИванна, а вы… как… тут?
Бывшая учительница неторопливо, как положено дальнобойщикам, смерила бывшую ученицу взглядом, сплюнула сквозь зубы в открытое окошко и стрельнула туда же бычком – не забыв цынкануть зеркало.
- Я-то ладно, Сидорова. Ты же помнишь. У меня когда муж умер – пришлось искать что-то выгоднее, чем учительство, хуй… извини… пенис ему в рот. Детишки, кормить надо. А я ведь уже не девочка, чтоб на трассу вот так, как ты. Ну и вот, сама видишь.
- МарьИванна…
- Ну а что? Работаю, машины гоняю. Бабло есть, уважуха есть. Но ты-то как, Сидорова?
- Ну вот… сами видите.
- А! А я тебе говорила – учись на питёрки! Щас бы может в институте была, столичных лошков охмуряла! Я же говорила – учение – свет! Говорила?
Катя понурилась.
- Ладно, что уж теперь. Поздно. За что боролась – такой и хуй.
Катя изумлённо подняла глаза:
- МарьИванна, я Вас не понимаю…
- Щас поймёшь. Сначала отлижешь мне – даю сотку, это чисто по старой памяти, как бывшей ученице и троечнице. Но отлижешь на пятёрку! Это тебе блять не школа, тут на троечку только пиздюлей можно отхватить. Трасса, понимаешь? Жизнь как она есть.
Катя шмыгнула носом и стала неуклюже наклоняться.
- Ну ты расстегнись хотя бы наверное, Сидорова! Не то чтоб меня так больше заводит. Просто – положено. Эх, учить вас и учить, блядей мелких… - тут МарьИванна скинула тёртые джинсы с вышивкой «ай фак ёр асс» и вместе с креслом вальяжно отвалилась назад, распахнув перед Катей потную дальнобойскую промежность.
«Ну хотя бы… - думала Катя, сначала опасливо, а потом уже с интересом вылизывая лоно бывшей учительницы по литературе и эстетике, - хотя бы ибать сегодня не будут… Мне и без того стыдно и неловко… что же я делаю!..»
- Ммммм… - хрипловато произнесла истязуемая училка и немножко помотала головой по подушке. – Неплохо, дааа… для начала. – и погладила Катю по волосам. – И добавила: - Ну, теперь я тебя выебу.
- Охххх, - не поверила Катя. – Как же так? За что?!
В левой руке МарьИванны заблестела новенькая неюзатая монтировка, а правой она вытащила из-под сиденья полуметровый страпон.
- Триста, девачка моя. Триста. – глаза её блуждали.
«Триста – это нормально» - вспомнила Катя, стягивая с себя колготки. Потом заплакала и улыбнулась.

© Толстый Хрен

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Ass
25.09.12 13:25

паралич мозга))

 
ганжи.джи
25.09.12 13:54

виртуозно!3!

 


Последние посты:

Победа!
Девушки дня
Итоги дня
Следственный эксперимент
Кандидат, которого мы заслужили
Теща
Икона святого реально помогла на экзамене.
Эксперимент
Никогда нельзя волновать маму
Сосед vs младенец


Случайные посты:

У вас уши после куннилингуса не болят?
Анекдот
Зеркало заднего вида
Готовимся стать родителями
Девушки дня
Позвоните Володе
Промокод "9 мая"
Половина россиян за запрет футбола
Как защититься от нападения женщины?
Кровавый Меч