Зеркало




15 апреля, 2015

Про ноги, про поезд и чудесную силу мантр

Ничто так не сближает людей, как купе в поезде дальнего следования. Нужно чтобы поезд ехал куда-нибудь в Сибирь. Дня четыре. В первый день, ближе к вечеру люди уже не стесняются ходить в исподнем. На второй вся еда становится общей. На третий обнаруживаются родственные связи. На четвертый все приглашают друг друга в гости, да и вообще: «Вот приезжай ко мне в Мухоёбовку, живи сколько хочешь».

Раньше я часто ездил поездом. Как раз четыре дня. Протискиваясь с рюкзаком по узкому коридору вагона в купе, повторял про себя мантру: «Будут бабы, будут бабы, бабы будут пусть». После того, как однажды пришлось три дня до Байкала ехать с тремя женщинами: бабушка, дочка бабушки, внучка бабушки – решил, что нужно быть более конкретным в своих заказах бытию.

Женский детёныш уже через несколько часов довёл мамашу до истерики и бабушку до нравоучений. На третий день, когда я оказался с маленьким монстром на несколько минут с глазу на глаз, чуть не свершилось страшное. Я вполне осознанно обдумывал, как лучше выкидывать в окно маленьких детей. Чтобы шуму поменьше.

Девочка достала из носа самую зелёную из всех возможных козявок, удивленно вздернула брови, засмеялась и показала её мне. Я решил, что лучше разрезать девочку на несколько кусочков и выкидывать частями, но в этот момент вернулись бабушка с мамашей. До сих пор пугаюсь тех своих мыслей.

В следующий раз я подошел к делу куда ответственнее. Сразу, еще на перроне начал шептать обновленную мантру: «Баба няша, баба няша, будет няша хоть одна».

Она сидела на верхней полке, беспомощно свесив самые лучшие ноги на свете, которые я когда-либо встречал в поездах. Стало ясно, что эти ноги нужно занести в красную книгу. Или одну ногу под эгиду Юнеско, другую в палату мер и весов как эталон. Крохотные пальчики с накрашенными ноготочками пересчитать, измерить и приставить часового с ружьём.

Лучше уж маленькие девочки с зелёными козявками, бабушкой и мамой, чем вот такие вот ноги и четыре дня пути. В моих фантазиях эти ноги и на плечах у меня побывали, и коленки у них заскучали друг по другу. Но мы просто ехали в поезде, смотрели в окно. За окном, с бешенной скоростью, проносилась утыканная деревьями страна.

Почему я всегда думал, что окажись вот в такой ситуации как сейчас и обязательно начнётся порно с любовью? После порно в поезде - обязательно нужна любовь. Чтобы доехать куда едешь, немного погрустить на перроне и потерять адрес, записанный на маленьком клочке бумаги. Иногда вспоминать и думать: «А что если…»

На конечной станции мы вышли из вагона. Я думал только о том, как быстрее добраться до гостиницы и заняться уже онанизмом наконец-то. Кто-то тронул меня за плечо. Я обернулся. Она сунула мне в руку аккуратно сложенный клочок бумаги и сказала: «Смелее нужно быть». Прыгнула в такси и исчезла.

Через два года я снова вышел из поезда на перрон в этом городе. Подумал, а что если… достал клочок бумаги с адресом, что она сунула мне в руку. Он так и хранился в рюкзаке. Набрал номер телефона, особо не рассчитывая ни на что. Она взяла трубку.

- Привет, - сказал я.
- Привет, - ответила она.

По телефону держать паузы гораздо проще. Можно многозначительно сопеть несколько секунд, чтобы она успела подумать о тебе всё, что в такие моменты думают женщины. Главное, не ляпнуть «как дела». Это провал!

Машинист как-то резко дернул поезд. Колеса полоснули сталь об сталь. Состав ухнул и покатился в депо. Люди тараканами разбежались по перрону, а я так и соплю, судорожно листая в голове удачные шаблоны для продолжения разговора.

- Я смотрю, за два года смелости в тебе не прибавилось, - в её голосе не было упрёка, и я смог наконец-то найти нужную фразу.
- Как ты поняла, что это я?
- Не знаю.

Мне всегда хотелось посмотреть в глаза человеку, который придумывает название городам, деревням, посёлкам в этой стране. Я знаю деревню «Пиздищево». Я слышал о посёлке городского типа «Блядуново». Я знаю речку «Чирей» и «Сиськину гору». Я стою на перроне станции «Наушки» и в сотый раз думаю: "Почему Наушки? Как это произошло?" Пограничная станция. Здесь поезда утыкаются в конец страны, к нему цепляют дополнительные вагоны и дальше на Улан-Батор. В непонятную страну Монголию. Один местный бурят рассказывал, что торгашы в давние времена не хотели платить таможенную пошлину, поэтому шептали друг другу «на ушко», что в Монголию есть другой путь, в обход таможни. Так и получились «Наушки».

- Адрес мой сохранился?
- Да.
- Тогда возьми вина по дороге.

Я лежу на кровати, рассматривая замысловатую трещину на потолке. Она встала, накинула легкий халатик, который вместо того чтобы скрывать наготу, только подчеркивает её. Женщина прекрасна, когда к ней нет никаких чувств. Только чистая, первобытная энергия, которой она без сожаления делиться с тобой. Она не знает всех твоих отвратительных качеств. Она еще не задумывается о том, каково ей будет с тобой, и когда ты в первый раз её обманешь. В голове не возникает мысли, что придет время, когда вы будете лежать вместе, но вместо этого сводящего с ума космоса будет только усталость и слишком привыкшие друг к другу люди, которые уже забыли о причинах того, что сейчас они лежат вместе.

- Я хочу, чтобы ты меня запомнил, - она снова легла рядом.
- Я запомнил.
- Врёшь. Точнее ты еще не знаешь, что врёшь.
- Почему?
- Потому это будет понятно только спустя какое-то время. Если ты вспомнишь обо мне лет через десять, значит запомнил.
- Но как ты узнаешь?
- Расскажи кому-нибудь эту историю, и я почувствую. Я подарю тебе самые честные слова, и сейчас они будут как никогда приятны. Пройдет время, ты вспомнишь их, и это потянет другие воспоминания, которые приведут память ко мне.
- Какие слова?
- Я не люблю тебя.

По дороге громыхая, взбивая в туман дорожную пыль несется армейский, тентованный грузовик. Все автобусы, что идут в моем направлении я упустил, поэтому почти выскочил на дорогу, замахал руками. Грузовик остановился. В кабине места не оказалось, я залез в кузов.

Я не люблю тебя. Странно, но эти слова оказались сильнее, чем любое признание в любви. Людям свойственно называть вещи не своими именами. Что угодно принимают за любовь. Человеку очень хочется, чтобы его любили. Не любить, а любили.

Десять лет прошло. Я рассказал сейчас эту историю.

Ты почувствовала? Надеюсь, что так. И, да, я не люблю тебя. Тоже не самая плохая мантра.


© week-by-week

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть


  • Вот идеальная женщина...

    Вот идеальная женщина по-русски. В ней до 170 см роста (никак не больше) и...

  • Герб Иркутска

    Мне тут рассказали, почему на гербе Иркутска изображена неведомая упоротая...

  • Почему мы не любим...

    С тех пор, когда я была молода и невинна, и носила бюстгальтер с чашкой А, и...

  • Аннушка

    Вот она, Аннушка. Никто не знал, да, наверное, и никогда не узнает, чем...


Комментарии
пыш-пыш
15.04.15 12:17

Душевно. Респкт автору.

 
Насрул
15.04.15 12:21

Я бы сказал что админ долбоеб, но об этом все знают. Чтиво - баян столетний. Его уже обсосали на всех ЯП, Васи, Фишках, пикабах и прочих.

 
Изольда Нехилая
15.04.15 12:47
"насрал сто куч..." писал:
Мне Мутная поведала ,что меня тоже не любят...И чё,обосраться и не жить?...Любят-не любят,а с сиськами продинамила...
Чо, запало в душу?) Вспомни об этом лет через 10))
 
cahbe
15.04.15 13:48

Нда... Маршрутчик уже 4 дня едет без остановки... Видать тоже что-то вспомнил.

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Ночной гость
Так себе подарок
Современное поколение
Минздрав Краснодарского края пустился во все тяжкие
Гы...
Врачи умоляют женщин не пылесосить свои вагины
Умняшка
Суровые челябинские пенсионеры


Случайные посты:

Этo лeтo бyдeт незабываемым!
Как выглядит человек, который не мылся 60 лет
Как перехитрить жену. Три идеальных способа
Причина для жизни
Рогоносцы
Ночной мигрант
Как выглядят Гаваи через год после извержения вулкана
Девушка дня
Меня бьет жена
Про сериал о Чернобыле