Зеркало




20 августа, 2015

Стукач

Семён оказался стукачом. Никто не мог на него подумать, и вот оно… Факт неоспоримый. Правда, из-за его стукачества никто серьёзно не пострадал, но это только начало. Хорошо, что всё это раскрылось в начале рейса.

В кубрике стоял дым коромыслом, хотя иллюминатор был открыт настежь.
— На «Воркуте» подобного хрена выкинули в море на съедение акулам. – хмурый Гоша смотрел из-под насупленных бровей.
— И правильно! Нечего такой падали коптить белый свет! – ударил по столу рукой гитарист и весельчак Петро.
— Но, это же «мокруха»! Кто из вас возьмётся привести подобное решение в исполнение? – Игорь испытывающим взглядом обвёл окружающих.

Наступило тяжёлое молчание, нарушаемое нервным постукиванием пальцев руки Гоши об крышку стола.
— Его надо проучить! На первый раз.… Дать ему понять, что мы обо всём знаем. Ну, а если и это не поможет, тогда… — Игорь, осёкшись, замолчал.

— Ну, и чем ты хочешь его проучить? – ехидно спросил Петро. – Морду набить? Головой в гальюн опустить? Или может, предложишь его «петухом» сделать? Говори же!
— Не знаю.… Надо придумать… — тихо, запинаясь, ответил Игорь.
— Братва, я знаю, как можно его проучить! – я вскочил из-за стола.
— Ну, наказание кока должно быть суровым! – чуть улыбнувшись, произнёс Гоша. – Это либо клизма из переперчённого супа харчо, либо изнасилование «Московской» колбасой в самых извращённых формах!
Хохот грохнул и затих в накуренном кубрике.
— Да ну, тебя! – я обидчиво поджал губы. – Хотел толковое предложить, а ты мне всю малину испортил! Придумывайте сами.
Я сел на своё место.
— Ладно, братишка, не обижайся! – Гоша положил свою тяжёлую руку мне на плечо. – Это же шутка. Говори, что хотел предложить, мы внимательно слушаем.

Я полез в рундук и достал пробковый шлем, купленный в Дакаре как сувенир.
— Из чего сделан этот шлем? – я окинул взглядом присутствующих.
— Ну, пробка. Что дальше? – вскинул брови Петро.
— А дальше, вот что. Я пожертвую этим шлемом во благо общего дела. Мы напоим этого поца чаем из пробки.
— И что это даст? Он сдохнет или станет тупым, как пробка? – Игорь усмехнулся.
-Это его проучит тем более, что у нас большой женский коллектив. – я пытался не открывать свои карты до поры до времени.
— Братан, ты не темни! – Петро покрутил в руках шлем. – Колись. Мы все делаем одно дело и презенты с неожиданностями нам в этом деле не нужны.
— Хорошо. Слушайте.
Я забрал из рук Петра шлем и поведал им свой план.

День рождения капитана отмечалось в кают-компании. Петро с тремя девушками рыбообработчицами исполнил музыкальное поздравление. Мне пришлось поработать на славу со своими помощниками, чтобы приготовить разнообразное меню и трёхэтажный торт. Настой из пробкового шлема стоял в кастрюле на плите. В разгар приготовления ко мне на камбуз заглянул Семён.
— Сёмка, ты чаю хочешь? – увидев его в дверях, закричал я.
— Чаю? А к чаю есть, что-нибудь? – он многозначительно посмотрел на меня.
Я молча залез в шкаф и показал ему бутылку бренди.
— Давай чай! – воскликнул Семён и расплылся в улыбке.
Большая чашка пробкового настоя сдобренного сахаром и молоком была опорожнена с двумя стопками бренди.
«Ну, держись, стукач!» — пронеслось в голове.

Семён за столом чувствовал себя, как дома. Он подкладывал пищу себе в тарелку, поддёргивал девушек и громко хохотал, отпуская очередную плоскую шутку. В разгар застолья он поднялся из-за стола, решив вероятно сходить в гальюн. Он сделал шаг от стола, и на всю кают-компанию громкий звук, вырвался из его зада: «Пу-у-ук!!!». Настала мёртвая тишина, оборвавшаяся хохотом. Семён даже не понял, что произошло. Он смущённо улыбнулся и сделал шаг в сторону.
— Пу-ук! – истерически вскрикнул его зад.
Новая волна хохота накрыла кают-компанию.
— Херня какая-то! – срывающимся от волнения голосом выпалил Семён.

Он повернулся и стремглав бросился бежать .
— Пр-р!!! Пу-у-ук!!! Пр-р!!! – взревел, повизгивая, его зад, издавая непрерывные залпы разной тональности.
Присутствовавшие хохотали, втирая слёзы.
— Вот это музыкант, так музыкант! – закричал на всю кают-компанию Петро, вытирая от смеха слёзы. – Куда там мне грешному с моей гитарой. Нашего Семёна можно показывать в инпортах, как оригинальное шоу «Поющий зад». А на вырученную, от показа, валюту доукомплектовать наше судно.
— Назначаю тебя художественным руководителем этого шоу, но без штатного оклада. – со смехом крикнул капитан.

Непрекращающийся смех стоял в кают-компании. Семён, недоумевая что, происходит, побывав в гальюне и не добившись молчания своего зада, ворвался в свой кубрик, задыхаясь от стыда и злости. На своей койке он увидел записку, написанную печатными буквами:
«Семён! Рекомендуем тебе сохранить способность газовать. В случае, если ты не перестанешь «стучать» и окажешься, вдруг, в открытом океане без плавсредств, у тебя будет шанс, используя свою способность, дойти на собственном газовом двигателе до ближайшего участка суши. Доброжелатели – не дятлы».

С этого дня Семёна почти не было видно. Доносы прекратились. Отвратительная черта, благодаря неординарному решению, была у человека удалена. Правда, не известно, навсегда ли?

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Свинья
20.08.15 16:52

Если бы ему пробку в жопу вставили, весь членшлем целиком, я бы понял тогда

 
Крендель
21.08.15 08:13

Афтара походу Петросян прогнал за бездарность и графоманство

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
4 причины, почему мужчины уходят от тебя
Реальные новостные заголовки из реальных СМИ. Топ 2017.
Следите за детьми!
На форумах молодых мам
Только после свадьбы
Горько!
Козел! Опять пришел!
Мгновенная карма. Лучшее за год


Случайные посты:

Андреич
О провинциальных зарплатах
Реклама, которую мы заслужили
Книга начинающей мамы
Девушки из Рязанского высшего воздушно-десантного командного училища
Тёща
Солдат ребенка не обидит
Инициатива наказуема
Мужское и женское
Финляндия: мелочи жизни