Зеркало




17 февраля, 2009

Призрак коммунизма

Смотрите, молодой человек, на рабочем месте не пить, у нас все-таки детский сад!
Директор Зоя Ивановна метала в меня свирепые взгляды. Да и было за что. Недельная небритость, засаленные волосы и гнилые зубы - как отличишь погруженного в себя интеллектуала от обычного запойного пьяницы? Да и чем они собственно различаются?
Сутки - трое в газовой котельной - именно то, что нужно, чтобы, имитируя тяжкий труд, укрыться от семьи и посвятить себя искусству.
Обложенный небесно-голубой, кирпичиком, плиткой купеческий особнячок в стиле модерн, в котором располагалось муниципальное дошкольное учреждение, обещал столь необходимые мне для окончания книги тишину, покой и здоровую ауру. Уединенный, теплый и сухой подвал, арочные своды и уютно гудящие котлы. Мечта творца.
Детсад был круглосуточным. В ночь, кроме дежурной нянечки, оставались один-два ребенка, да и то не всегда.
- Боятся детки спать без родителей, говорят, бабай к ним приходит, - пояснила директорша.

Место действительно оказалось очень хорошим. В первое же дежурство, приняв дела, я расположился на топчане и, погасив свет, под умиротворяющее жужжание погрузился в работу. Около часа ночи, почувствовав, что шея и спина окончательно одеревенели, я тыцнул кнопочку с дискеткой и закрыл ноут. Перекур. В укромной темноте моего логова горели лишь светодиоды на панелях двух автоматических газовых котлов.
Глубоко затягиваясь, я медленно выпускал тугие струи дыма, который, плавно покачиваясь в неверном желтом свете, тянулся через все помещение к отверстию вентиляции. На своем пути табачное облачко мягко обтекало что-то, отдаленно напоминающее прозрачную человеческую фигуру.
Тьфу, бля - я поднялся и включил свет. Дым как дым, ничего особенного. Спать пора. Щелкнул выключателем и вытянулся на жесткой лежанке, закрыв глаза.
Сон не шел.
Иииии-оо-иииии-оо – гоняя по кругу кипяток мягко подвывал безотказный насос "грюнфос".
"Тыыыы ктоооо" - отчетливо, словно высказанный вслух, возник вдруг вопрос в голове.
- Я Рома, а ты кто? - произнес я вслух и сам испугался. Не хватало еще ебнуться тут, как мой предшественник, которого по рассказам сменщика забрали в дурку.
Ееееее-ииииии-ааааааа ооооооо-юююююююю... - сменила тональность общительная железяка.
- Бля, надо будет утром сказать директорше, пусть мастера вызовут.
Я достал сигарету и вышел на свежий воздух. Рядом с парадным входом, между огромными окнами бывшей гостевой залы, а ныне комнаты старшей группы, тускло блестела пожелтевшим мрамором мемориальная табличка: "В этом доме в период с 1920 по 1922 год жили видные революционеры Епифан Иович Ковтюх и ..."
"еееее -пииии-фаааааан коооооо-втюююююх", - вмиг покрывшись мурашками, догадался я.
Вот кто у нас бабаем подрабатывает. Но с другой стороны - общение с призраками весьма полезная практика, глядишь, еще Стивена Кинга переплюну. В итоге любопытство взяло верх над страхом и, мягко подталкивая под сраку коленкой, вернуло меня обратно в берлогу.
Грюнфос, как ни в чем не бывало, гудел ровно и безразлично. Не зажигая лампу, я раскрыл ноутбук, распыхтел очередную цыгарку и, открыв, как источник рассеянного белого света, новое окно Ворда, громко спросил: "Ты кто?"
Спустя пару секунд табачная завеса колыхнулась и на клавиатуре стали неуверенно нажиматься кнопки "tgbafy rjdn.[" .
- Контрол - шифт, тупица!
"епифан ковтюх" - возникло в следующей строчке.
- Что тебе нужно?
«Помоги мне»
- Как?
"Нарисуй на полу красную звезду" - появилось на экране.
Большевистская кабалла и общение с загробным интернационалом. Это уже интересно. Поразмыслив с минуту, я достал из сумки початую пластиковую баночку Балтимора и изобразил вязкой струйкой подкрашенного загустителя требуемую фигуру.
"Стань внутрь и 66 раз читай "Манифест коммунистической партии" Маркса"- поступила следующая инструкция. Ахуеть, сатанисты отдыхают.
Покопавшись в яндексе, я занял исходную позицию и, прокашлявшись, затянул загробным речитативом: "Призрак бродит по Европе - призрак коммунизма..."

С каждым новым повтором нетленного заклинания бесплотный дух выступал из дрожащего от ужаса полумрака капиталистической реальности все отчетливее. Часам к пяти утра, когда язык мой начал заплетаться и во рту пересохло, Епифан, уже почти не прозрачный, смилостливился. Дождавшись очередного "Пролетарии всех стран, объединяйтесь!", он поправил на поясе деревянную кобуру и, присев на топчан, бодрым голосом произнес:
- Ну-ка, боец, угости папироской и покажи, куда нажимать в твоем аппарате. Дальше я и сам сумею.
- Слабенький табачок, - вытянул он "LD" в две затяжки, - давай еще.
- Что тут у вас творится то? Коммунизм построили? Чую, што нет, не место таким, как ты, лоботрясам в коммунизме. Ну ничего, я тебе мозги-то вправлю. А нет, - грозно полыхнул он багряными очами, - к стенке поставлю. С контрой у меня разговор короткий! Комсомолец?
- Д-д-да.
- Это хорошо. Комсомольцы нам нужны. Сбегай-ка, братец, принеси курева покрепче да мясца пожрать. Изголодался я в этом подвале. А мышки нету у тебя? Несподручно мне, красному командиру, заскорузлым пролетарским пальцем по буржуйскому тачпаду елозить. Что вытаращился? Думаешь, как призрак, так необразованный? Я хоть и крестьянский сын, а военную академию РККА в 22-м году еще закончил. И в книжке про меня прописано. "Железный поток" Серафимовича. Брешет он там конешно кое-где, ну да ладно. Писаки все такие.

Когда получасом позже я, шелестя кульком, вернулся из круглосуточного чипка, Ковтюх, уже абсолютно материальный, скрипел грубой комиссарской кожей и, злобно подкручивая ус, скролил передовицу RBC:
- Эх вы! Революцию просрали, страну просрали. Везде контра, сверху донизу. Разжирели, обнаглели. Придется сначала начинать! Ну ничего, я ребят своих соберу. Молодежь то у вас боевая еще осталась?
- Угу.
- Что ты блеешь, комсомолец, страшно? - обернулся ко мне легендарный комкор и обнажил огромные загнутые внутрь клыки. - Врагам должно быть страшно! Слушай внимательно: машинку свою оставишь мне, почитаю я, чем дышут нонешние большевики и какие теперь перспективы у мировой революции. Светает уже - я схоронюсь пока на чердаке, вернешься вечером, когда стемнеет. Возьми парочку ребят, из сознательных, кетчуп и книжку Маркса. Пойдем на кладбище, эскадрон мой собирать. Огонь-ребята! Сперва Дон поднимем, а там эскадрильями на Москву двинем, Ленина будить! Никак сегодня без Ильича такую вражину не одолеешь! Интернационал-то хоть помнишь?
- А то!
- Подпевай!
«Вставай, проклятьем заклеймленный…» – грянул он мощным баритоном, дирижируя ржавым Маузером и подмахивая в такт огромными кожистыми крыльями с красными звездами и надписью "ОСОАВИАХИМ".

(с) Фрезеровщик ака Че катилло 2009

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
котяра
17.02.09 14:50

и

 
marchi
17.02.09 14:54

Первыйнах

 
masterok
17.02.09 14:55

1-ый??

 
котяра без ника
17.02.09 15:08

И? )))

 
фыыч
17.02.09 15:48

прикольно ... описание дет.садика сильно знакомое...

 
zmeij
17.02.09 17:03

То ли хня то ли белочка...

 
udav
17.02.09 17:33

Что курил аффтар???

 
sonci
17.02.09 18:04

ииииииииииииииии-оооооо

 
енен
18.02.09 10:09

пора уже поднимать Ленина, пора...

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Чуть до греха не довёл
На заметку парням
Мошенников все больше
Когда самодельная реклама лучше той, что по телеку
Сколько зарабатывает московский водитель Яндекс такси
Нативная реклама
Воля старших, наследство и любовь
Девушки, которым скучно на работе


Случайные посты:

Мир глазами пьяного водителя
Фродо пытается нам сказать, что в той пещере побывал весь Мордор
Не мы такие, жизнь такая видимо...
Дайджест авторского юмора с авторской орфографией
Не влезай-убьет
Что нельзя прощать женщине?
Любовь существует
Я ненавижу 90-е и ненавижу родителей за то, что сдались...
Свидетели Иеговы
Экспромт топ-менеджмента