Зеркало




11 января, 2010

Преподавательская солидарность

— Роман, вы мне уже порядком надоели. Я не собираюсь здесь с вами сидеть до вечера и слушать ваш невнятный бред!
— Ну почему же бред? Я вчера всю ночь учил! Просто немного забыл… Вы мне наводящие вопросы позадавайте, и я сразу вспомню!
— Все, Роман, мне надоело. У меня рабочий день закончился уже полчаса назад. Учить надо было лучше, вы здесь не в детском саду.
— Когда можно будет прийти снова?
— А вот и не знаю когда. Я в отпуск ухожу! А вы что думали? Все уже давно всё посдавали, а вы уже четвертый раз пытаетесь.
— Но если я до конца следующей недели не сдам, меня же отчислят! Что мне теперь делать, Любовь Александровна?!
— Это уже не мои проблемы, Роман, у вас было два с лишним месяца на подготовку, а вы даже на экзамен явиться не соизволили. А я теперь на вас свое свободное время должна тратить? Нет уж, увольте. До свидания Роман. Встретимся через год.
— Любовь Александровна, ну дайте же мне еще хоть один шанс! Я обещаю, что все выучу!
— Хм. Ладно, вот вам мой домашний телефон, позвоните мне завтра после трех, договоримся на еще одну пересдачу. Но это будет в последний раз. По крайней мере, в этом году.
— Спасибо, Любовь Александровна, я все выучу…

— Ага, где-то я уже слышала это, и не один раз.
— До свидания, Любовь Александровна.
— И не забудьте взять экзаменационный лист в деканате!

* * *
«От сессии до сессии живут студенты весело». Вспомнив эту поговорку, Роман почувствовал, что его начало тошнить. Прокляв трижды универ и всё, что с ним связано, он вышел на улицу и поплелся домой.
Учиться Роман не умел, потому что не хотел этого. Его и так порядком заебал колледж, в который он поступил после девятого класса. В нем, как ни странно, он учился нормально и почти без троек. На третий курс необходимо было ехать в Питер и получить диплом о среднеспециальном, который являлся проходным билетом на третий курс, только уже универа.
Пройдя этот нелегкий квест, он поселился в общаге С-Пб ГПУ. И всё — учебу он откровенно и безапелляционно послал нахуй. Засел за комп, и просидел так, покуривая гашиш и потягивая пивко, полгода, пока его не отчислили и не выселили из общаги.
Дома ему, естественно, были не рады. Отец разбил ему ебальник, а мать перестала с ним разговаривать.
Выхода не было. Пришлось поступать в местный универ на первый курс. Родители сказали, что если он и здесь будет учиться как в Питере, они его отправят в армию, куда Роман ни при каких условиях идти не желал.

* * *
— Ало, здарова! Ну чо, сдал?
— Ага, бля, дахуя! Эта сука опять в залупу полезла — мол, невнятно, неуверенно... Пизда ебанутая!
— И чо теперь?
— Да хуй знает! Дала телефон, сказала завтра перезвонить, договориться о пересдаче. Последний, типа, шанс мне дала, сучара…
— Ыыыы. И чо? Будешь учить?
— А хуле мне остается, бля? Придеца учить, ёбанаврот. А ты чо делаешь?
— Да нихуя. Давай припездывай до меня, бухать будем! У тя бабло есть?
— Чота есть...
Единственным настоящим другом Романа был Вован, с которым он когда-то учился вместе в колледже — старший кладовщик по профессии, заядлый алкоголик по призванию. Являясь прямым доказательством бесполезности среднеспециального образования и дезодоранта, он, как и Роман, очень любил бухать.
Алкоголь в жизни Ромы всегда играл очень важную роль. Все самые яркие моменты его жизни случались с ним почти всегда не без участия водки. Под водочку он лишился девственности и... В общем, все. Больше ярких моментов в его жизни не было. Каждый раз, осознавая это, ему хотелось нажраться еще сильнее, и он нажирался еще и еще сильнее, пока не падал на пол и не засыпал.
Скинувшись, они купили два литра водки, томатный сок и две пачки пельменей. Бухая и закусывая, они, как всегда, спорили об Украине с Грузией и о бесконечности Вселенной, соглашаясь друг с другом лишь в том, что рэп — говно. За этими философскими беседами они и не заметили, как наступило утро…
— О бля, всё, мне на работу пора! Сегодня директора нет, хоть посплю там, бля.
— Уэбляигэат хххр кх-кх бля такси…
— Ща вызову. Тя предки не ёбнут?
— Меяпохуйбля!!!

* * *
Проснувшись в пять часов вечера в кровати у себя дома, Роман тщетно пытался вспомнить, как он сюда попал. Родители были еще на работе, и надо было срочно съебывать куда-нибудь, пока они не вернулись и не надавали Роме пиздюлей. Медлить было нельзя не секунды, иначе — крах.
Роману пришлось приложить титанические усилия, чтобы встать с кровати и дойти до ванной. Из зеркала на него пялился какой-то небритый и изрядно поёбанный жизнью бомж.
— Нихуясибе!
Пока он чистил зубы, вдруг вспомнил о вчерашнем экзамене и, взглянув на наручные часы, снова выругался.

* * *
— Алло, Любовь Александровна?
— Да, слушаю.
— Любовь Александровна, здравствуйте, это Роман. Я по поводу экзамена. Вы мне вчера телефон дали…
— Да-да Роман. Я смогу на этой неделе принять у вас только в субботу. В другие дни я занята.
— Суббота — отлично! А во сколько мне подойти?
— Так... В университете у нас не получится с вами встретиться. Вам придется прийти ко мне домой.
— Хорошо. А какой адрес?
— Так... Записывайте: Ленина, 75, квартира 13. А, ну и там код на двери — 574. Записали?
— Да-да. Так во сколько мне подойти?
— А когда вам удобнее?
— Я в субботу могу в любое время.
— Хорошо, подходите тогда к шести вечера. Я вас буду ждать.
— Ага, понял. Ну, тогда до свидания, Любовь Александровна.
— До субботы, Роман.

* * *
Подойдя к карте города, висевшей на стене, Роман начал искать улицу Ленина. До субботы оставалось еще целых три дня, и Роман уже знал, как их провести.
Наконец, найдя нужный дом на карте, он быстро прикинул, как туда добраться. Всего несколько остановок на автобусе от его дома.
Приготовив наскоряк себе пару бутербродов и кружку кофе, уселся смотреть новости. Досмотреть толком ничего не получилось, так как пища была в две минуты полностью съедена, и уже явно настало время валить из дома. Впервые за сутки во рту Романа появилось что-то съедобное, а не, как это бывало чаще всего, сигарета или пиво. Одевшись, Роман вышел на улицу и достал из кармана телефон.
— Алло, здарова, епта!
— Здарова, хуле.
— Чо такой грустный-то, сдох кто?
— Лучше бы кто-нибудь сдох! Этот пидар, начальник мой, ебать его в аденоиды, заставил написать по собственному желанию заявление без даты.
— Нахуя?
— Та блять, ебать его в носоглотку, приперся сегодня с какого-то хуя на работу, хотя сегодня первый день у него отпуск, и зашел на склад, блять, паскуда такая!
— Ну и чо?
— Хуйвачо! А я, блять, там на коробках с чипсами сплю, да еще и наблевано рядом!
— Гыыыыыы! Ебать, ты далбаеб, блять! И чо он сказал?
— Сказал, что еще один такой трип, и я иду нахуй с работы с ахуенной характеристикой и залупой в кармане.
— Да, похуй! Ты просто не пались больше и все. Нахуй на работу-то таким бухим ходить? Сидел бы дома и спал спокойно.
— Да блять, ебать, ты умный! И чо я раньше, блять, тупил?! У нас за опоздание на две минуты двадцать пять процентов от зарплаты снимают, а за прогул — так ваще уволят нахуй, и расчет хуй получишь!
— Забей, короче. Давай пить.
— Давай, хуле. Пиздуй ко мне, я уже к дому подхожу.
— Да заебло меня у тебя на хате бухать. Поехали в NEMO. Блядей цепанем. Я уже не ебался месяц.
— Поехали, хуле.

* * *
Клуб NEMO, будучи местом пафосным и скучным, всегда привлекал внимание Романа. Ему очень нравилось, нажравшись в гавно, издеваться над мажорами и блядьми, танцующими под, по его мнению, откровеннейшую хуету. Ведь сам он предпочитал Cradle of Filth, хотя по его внешности этого сказать не мог никто.
Сегодня у клуба был день рождения, и вход, как и полагается в таких случаях, был бесплатным. Романа с его другом сразу же удивила гигантская толпа народу, берущего входную дверь штурмом, и, поняв в чем тут дело, они немного расстроились и уже хотели все-таки идти бухать к Вовану домой, как вдруг...
— Парни, вы в клуб пройти хотите?
— А чо? Ты кто такой вапще?
— Я могу провести вас через служебный вход.
— И скока это нам будет стоить?
— Всего-нихуя. Триста рублей с человека.
— Веди, хуле.
Внутри клуба народу было не так много, как ожидали друзья. Ебанутый эм-си что-то вякал со сцены, показывая какие-то, наверно одному только ему известные, жесты руками ди-джею. Бляди дрыгались под музыку, мажоры мацали их за жопы.
Не найдя свободного столика (откуда он там нахуй в такой-то день?), Роман с Вованом подошли к бару и заказали литр водки, охуели от ее цены, но все же купили. БитЫ нещадно долбили по ушам и грудной клетке, а светомузыка слепила глаза.
— Чота тухло тут. Блядей симпатичных нет — вон, бля, какие страхаебины все!
— Ромка, ты заебал ныть! А ты думал, сюда Джесикаальба придёт? Вон, смотри: та, вроде, ничо.
— Ага, ничо. По сравнению с ее подружкой — ничо, а по сравнению с обезьяной — так ваще красавица.
— Ты, бля, на ней жениться чтоли собираешься? Иди знакомься, приглашай на чашечку водки!
— Сам иди, я ебал.
— Да и хуй на тебя! Сам пойду. А ты сиди тут и дрочи, как еблан, бля…
Вован накатил рюмку и пошел. После нескольких секунд общения с блядями он развернулся и двинулся обратно по направлению к барной стойке, где Роман уже весь расплывался в идиотской улыбке, глядя на друга.
— Ну чо, как они в постели? Бгыгыг.
— Они, суки, не пьют водку!
— И чо?
— И всё, хуле еще?
— Вот же ты лошара! Ыыыыыы
— Да иди ты нахуй! Я, когда их поближе рассмотрел, чуть от страха не серанул, бля. В чем смысл их жизни?!
— Давай, короче, тупо бухать, и не еби мозги!
Из колонок долбило «Moscow never sleeps», а друзья уже приговорили больше полбутылки, когда вдруг, эм-си выскочил на сцену и начал нести чушь про то, какой тут ахуенный клуб, про ахуенно красивых девушек и прочую хуету с поздравлениями. Друзья не сразу заметили на сцене шест для стриптиза, и были уверены, что еще минут десять назад его там не было.
Эм-си продолжал лепетать что-то про какой-то конкурс, но мало кто мог его толком расслышать.
Вован поперхнулся водкой когда, обернувшись, увидел то, что происходило на сцене: две вполне привлекательные марамойки голышом скакали по сцене, вертясь на шесте и мацая друг друга за причинные места.
— Ох, нихуя себе! Глянь на сцену, дебил!
— О!!!
— Это, интересно, профессионалки или из зала бляди? Чота я их тут и не видал. Пездатые!
— Палюбому из зала. Вон, они нихуя танцевать стриптиз не умеют, ёпта.
— А ты говорил, что тут одни страхаебины!
— Я и сейчас говорю. Вон, глянь, у той, которая жирнее, одна сиська больше другой.
— Зато булки одинаковые
— Короче, меня тут уже заебло все, поехали до тебя, дальше бухать.
— Да меня тоже, кстати, заебло уже — и музыка гавеная, и бляди не пьют. Где ж это видано-то?!
Закупившись пивом и, как всегда, игнорируя любую закуску, друзья пришли домой и стали тупо поглощать спиртное, переодически выходя посцать и покурить.
— Чо, когда тебе к этой пизде идти экзамен сдавать?
— В субботу, бля. Учить, сука, впадлу…
— Опять нихуя не сдашь, еблан.
— Да и в рот оно ебись!

* * *
Суббота, как всегда, наступила без всякого предупреждения. В алкогольной коме Роман спокойно мог незаметно от самого себя проебать с полмесяца. Но заранее поставленное напоминание в телефоне в этот раз не дало ему этого сделать.
Проснувшись у себя дома, опять не понимая, как он сюда попал, от истошно вопящего голосом Дэни Филса мобильника, и, прочитав «ПИЗДУЙ НА ЭКЗАМЕН!!!», Роман судорожно начал чесать жопу.
— Бляяяяяяя! Это пизец!!!
Он взглянул на часы. Было ровно два часа дня. «Еще успею прочитать», — подумал он про себя.
Вскочив с кровати, Роман тут же вскрикнул и присел на пол, держась обеими руками за голову. «Заебись, наверное, вчера было...»
Все-таки найдя в себе силы, он встал и пошел приводить себя в порядок, прежде завернув на кухню, чтобы прозондировать холодильник на предмет жрачки.
Примерно через час он уже читал конспект, одолженный у своей однокурсницы— занудной шмары, постоянно клевавшей ему мозг по поводу половой ебли, произошедшей между ними без согласия одной из сторон. Этой стороной, как ни странно, был сам Роман, уснувший от злоупотребления спиртным на ее кровати в общаге в День первокурсника. Естественно, он нихуя не помнил.
Прочитав от силы три страницы, Роман швырнул конспект в дальний угол комнаты и пошел в зал смотреть новости. По центральному каналу вещала симпатичная девушка: «...скандальное видео, снятое на мобильный телефон в одном из сыктывкарских клубов, было выложено для свободного просмотра и скачивания в одной из популярных социальных сетей. Ясно видно, что девушки, танцующие вокруг шеста, несовершеннолетние. Прокуратура возбудила уголовное дело, ведется следствие».

* * *
Найдя, наконец, нужную квартиру, Роман позвонил в звонок. Дверь открыла Любовь Александровна.
— Здравствуйте Роман, проходите! Ну как? Выучили?
— Да, я каждый день учил!
— Вот это мы как раз сейчас и проверим. Вешайте куртку на крючок и проходите вон в ту комнату, присаживайтесь за стол, а я сейчас пойду, возьму билеты.
Любовь Александровна была одета в домашний халат, на ее ногах были мохнатые тапочки с собачьими мордами и ушами. Для своих тридцати двух лет она в этом одеянии выглядела довольно симпатично.
Романа немного насторожила ее странная улыбка. Она была странной потому, что Роман никогда раньше не видел как улыбается Любовь Александровна, да и ничего веселого в данной ситуации не было.
Осознание того, что, возможно, сегодня решается вся его дальнейшая жизнь, учитывая нулевые знания по предмету, вселяло в Романа ужас.
— Роман, хотите чаю? Или кофе?
— Да нет, спасибо.
— Ну, тогда приступим…
Преподша подошла к Роману и протянула ему веер из экзаменационных билетов.
— Тяните билет.
Вытянув самый верхний, Роман произнес:
— Финансовый механизм, усиление влияния финансовых рычагов и стимулов по мере развития рыночных отношений… И второй вопрос: межбюджетные отношения и бюджетный федерализм…
— У вас ровно сорок минут. Закончите раньше — позовете.
Преподша взяла лежавшие на столе учебники по финансам и ушла с ними в другую комнату, из которой доносился голос диктора, говорившего о каком-то беспрецедентном случае в ночном клубе.
«Вот дура, бля. Думает, учебники унесла и мне списать неоткуда, — подумал Роман и достал из-под свитера конспект. — Где эти ебаные финансовые механизмы?»
— Нет, Роман! Так дело не пойдет!
Бедный парень схватился за сердце. Обернувшись назад, он сделал невинное лицо, всем своим видом давая понять, что не понимает, о чем идет речь. Но предатель-конспект зацепился уголком за свитер и никак не хотел прятаться обратно под него.
— Что там у вас? Давайте мне это сюда! Раз вы не хотите сдавать по нормальному, значит вам не нужно время на подготовку.
Взяв у Романа конспект и прочитав фамилию его владельца на обложке, она мерзко ухмыльнулась и присела за стол напротив него.
— Рассказывайте первый вопрос. Всё что по нему знаете.
— Я ничего по нему не знаю, Любовь Александровна…
— А как насчет второго вопроса?
— ....
— Ясно. Тогда пройдемся по всему курсу. Дайте мне определение понятия «финансы».
— Ну, финансы... Э... Это деньги, которые...
— Которые — что?
— Я не помню определение целиком.
— Вы и не целиком-то его не помните! Хуже нет, Роман, когда не знаешь, да еще и забыл. Финансы — это экономическая категория, а не деньги, как вы сказали.
— Да я знаю, я просто забыл!
— Это не имеет значения. Придется нам встретиться через год и попробовать снова.
— Ну, Любовь Александровна! Если я не получу тройку по Финансам, меня заберут в армию!
— Тогда через два года.
— Ну, Любовь Александровна!
— Ну, что ты ноешь прям как малое дитя? Уже в армию пора, а он все ноет и мямлит. Ты всегда такой неуверенный? Только лишь глядя на тебя, мне уже не хочется ставить тебе оценку. Нашему университету не нужны такие безответственные и неуверенные в себе люди. Раздевайся.
— …?!
— Что?
— Вы сказали «раздевайся»?
— Да, именно так я и сказала. Именно «раздевайся» и никак иначе.
— Но... Зачем?
— Ты долго будешь мне нервы мотать? Давай вставай и раздевайся! Или тебе помочь? Хорошо, я помогу!
Она встала со стула, и Роман тут же встал вместе с ней.
— Не надо... Я сам.
Она снова присела, а Роман не спеша снял свитер и футболку и положил их на стул.
— Господи! А худющий-то какой! Тебя что, дома не кормят? Ну что стоишь, давай дальше. Снимай джинсы, да поживее.
— Любовь Александровна...
— Или ты разденешься сейчас, или сделаешь это через два года! Ты мужик или где? Давай, показывай, что там у тебя!
Роман, шокированный такой наглостью, все же снял джинсы, положил их к остальным своим вещам, оставшись в одних трусах.
— Симпсоны! Очень оригинально. Давай, снимай их живее.
Парень, помявшись еще немного, снял и их.
— Хм... Неплохо.
— Можно я оденусь? Мне уже холодно…
— Еще чего? Холодно ему! Ишты! Теперь садись на диван.
Роман молча выполнил приказ. Училка подошла к Роману, присела рядом и взяла его член в руку, отчего он моментально начал набухать и твердеть.
— Неплохо, неплохо. Весьма неплохо…
Она наклонилась и коснулась Ромкиного хуя губами, и через секунду его член уже гулял у нее во рту. Больше всего Романа бесило то, что он ничего не мог поделать со своей эрекцией — в такой ситуации заставить хуй упасть было просто невозможно!
— Так, что-то я увлеклась… Это же не я тебе экзамен сдаю, не так ли?
Она встала, рывком развязала пояс на халате, сбросила его и легла на диван. Роман тут же про себя отметил, что грудь у нее была намного больше, чем она всегда ему казалась, будучи под одеждой. Трусиков на училке не было, да и было бы удивительно, если бы они были.
— Ну что, приступай! Чо сидишь-то? Не понимаешь, что нужно делать?
Все также молча, не проронив ни слова, он аккуратно раздвинул ее ноги, наклонился над выбритым начисто лобком и принялся работать языком.
Через пару минут, когда Любовь Александровна уже начала извиваться и ерзать задом по простыне, она вдруг остановила его и сказала:
— Как там твой боец? Не дезертировал еще? Давай уже вводи его в бой!
Роман с нетерпением ждал этих слов. Запах свежей пиздятины возбудил его настолько, что он бы вот-вот кончил, если бы не оторвался от ее пелотки.
Он залез на Любовь Александровну и засадил. Училка начала сладко стонать и страстно целовать Романа взасос. Он не сопротивлялся, и самоотверженно долбил свою училку со всей дури, так что аж кровать немного начала двигаться по скользкому ламинату.
Первой кончила кандидат экономических наук, но Роман не унимался и продолжал саботировать ее пиздень еще минут десять, пока сам не кончил.
— Зачот! Неси зачетку!
Роману категорически не хотелось сейчас вставать, но медлить было нельзя. Она снова могла захотеть ебацца, а то и вообще, передумать.
— Вот. Держите.
— Ооо. Да у тебя еще и Статистика не сдана, и Экономика, и Физ-ра, вон, тоже…
— Ну, хоть Финансы-то у меня теперь сданы?
— О, да, еще как сданы! Всё, давай одевайся быстрее и уходи. Дверь просто захлопнешь, она сама закроется…

* * *
— Роман, с таким отношением вы мне никогда не сдадите Статистику.
— Почему «никогда»? Я все выучу!
— Ага, выучите… Мне Любовь Александровна рассказала, как вы ей сдавали Финансы…
— Она вам всё рассказала?!
— Во всех деталях! И, знаете, Роман, я заинтригована…
Роман достал из папки ручку и тетрадь, открыл в ней последнюю страницу.
— Диктуйте адрес…

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
mikorr
11.01.10 14:53

?

 
Aleks SPb
11.01.10 14:58

эээ второй?

 
mikorr
11.01.10 15:10

Перкина спалили)).
Дохуя абзацев можно не читать.

 
Дядя Лёша
11.01.10 15:14

Третий???

 
Perkin Zelenograd
11.01.10 15:59

"" Роман, шокированный такой наглостью, все же снял джинсы, положил их к остальным своим вещам, оставшись в одних трусах.
— Симпсоны! Очень оригинально. Давай, снимай их живее.""

бля сцуки ну подъебали то как!!!!
У меня реально на даче валяются трусы с бартом симпсоном, я в них там летом хожу

 
DeZeR
11.01.10 16:37

дрочерские мечты, как они есть......

 
===
12.01.10 00:32

РРРРОТА, ПАААДЪЁМ !
зычный рык дневального оборвал дрочерские фантазии

 
SLVN
03.02.10 16:22

На следующее утро, Романа разбудил будильник на мобиле и Роман с сильной эрекцией и головной болью начал искать адрес училки.
Вот блять, подумал он, приснится же такое!

 


Последние посты:

Известные барышни на вечеринках и в повседневной жизни выглядят совсем по-разному
США поставили на колени Китай, причем давно
Романтика
Премия Дарвина: 10 самых глупых смертей в мире
12 примеров, в которых вся суть мужской и женской логики
Хит-парад придурков, которым никогда не перепадет
С днем рождения!
Девушка дня
Итоги дня
Глава родительского комитета


Случайные посты:

Веснушки
Итоги дня
Как из крыс во Вьетнаме делают вкусняшки
Сенсация! Шок! Волосы дыбом!
Почему не стоит гулять во время грозы
Когда твой дом всегда с тобой
Секс переоценен или исповедь девственника
Активность по дням недели
Диалоги в Смешариках
Любимый шаблон