Зеркало




15 сентября, 2011

"Маньяк"?

Это будет очередная прокурорская история.

Заранее простите за очень большое количество букв.

Для тех, кто еще не знает, я (уже много лет) БЫВШИЙ следователь прокуратуры. Прокуратура и милиция - не одно и то же. Я вас очень прошу не путать эти структуры.

Однако, все написанное мной, имело место быть в моей практике. Все, что я позволяю себе выдумывать, так это лишь имена «героев», иных участников и места событий. Но, на это, вы уж простите, есть свои объективные причины. Опять же, верить или нет – решать только вам.

Хм…эта история…Скажу вам так: я хотел ее написать уже давно, и даже несколько раз начинал, но все как-то не шло…Вот сегодня решился написать и выложить.
Я захотел ее написать именно в таком стиле. Но, вы уж, не судите строго, как получилось.

Текста в этой истории будет много, гораздо больше чем обычно. Дело было многоэпизодное, т.е. «злодей» совершил не одно, а несколько преступлений.

Еще раз извините, за большое количество букв.

А теперь сама история.

Дело мне досталось на закате моей следственной карьеры. Я его, как всегда, надежурил. Не буду вас обманывать, говоря, что оно (дело) было самым интересным. Нет. Просто оно было каким-то необычным. Для меня, во всяком случае, необычным. Необычным от начала и до конца. В чем его необычность? Да просто оно выбивалось из классической схемы подобных дел, если можно так выразиться.
Не буду вас более интриговать, надеюсь, вы, по мере прочтения, все сами поймете.

Это были очередные сутки «по району», но находился я дома. Благо, подобный вид дежурства это мне позволял. К счастью, не так часто на «нашей территории» случалось что-то такое, что могло вызвать острую необходимость находиться в конторе до утра. В этот день я поехал спать домой. Наличие авто, позволяло мне, если что, добраться до конторы за 30-40 минут от дома.

На «сутках» даже дома спишь всегда настороженно, ожидая «нехорошего» звонка в любое время. Но так хорошо как дома, пусть даже недолго, нигде не спиться. Добрый запах дома и тепло любимого человека рядом способны усыпить любого. Я спал чутко, но сладко, как ребенок. Я спал дома!

Телефон! Телефон чертовски противно вибрировал под подушкой в режиме «без звука». Я, еле открыв глаза, с трудом смог рассмотреть светящиеся цифры на экране мобильного. Номер был мне незнаком, и это не предвещало ничего хорошего.
Бодрый (и даже какой-то радостный) голос дежурного по ОВД района…г. Москвы заставил меня проснуться.
- Доброй ночи, Иван Иванович! У нас уже более четырех эпизодов с раскрытием, потерпевшие установлены и у них берут объяснения, злодея «принимали» двумя экипажами - ГНР и ППС. Возможно это даже наш МАНЬЯК! Петрову (это был мой руководитель) уже позвонили, он сказал, что уже едет. Что нам делать с людьми и материалом?

Мой сонный мозг упорно отказывался работать.

- Какой маньяк? А что еще Петров сказал?
- Насильник наш....., похоже! Петров сказал вам звонить, вы же «по району».
(Бл……., вот только этого для полного счастья мне не хватало.)
- Злодей вменяемый?
- Да я не в курсе, вроде нормальный…
- Где он?
- У нас в «обезьяннике».
- Потерпевшие?
- Две у нас в отделе. У них опера объяснения берут. Одна в травмпункте, через медиков «по 02 прошла». Другая дома, сутра приедет заявление писать. Она тоже по «02» отзвонилась из дома.
- Если злодей «вменос», то его ко мне в контору, потерпевших обеих тоже ко мне. Я через минут 30 буду.

Покидать теплую постель, не то, что не хотелось, это было сродни жестокому преступлению над собой. Однако, быстро, но тихо, дабы не будить домашних, я собрался и поехал в контору. Часы показывали четыре часа утра.

В это время суток Москва или уже, или еще спит. Пока я ехал по одной из, непривычно пустых для Москвы, магистралей, я пытался собрать в кучу мысли. Необходимо было выстроить наиболее оптимальный план действий.

«Маньяк»?
На тот момент на нашей «земле» действительно уже три месяца разыскивали «маньяка». Какой-то выродок изнасиловал и убил трех молодых женщин. Способы убийств в каждом случае были разные, но все совершены в одном месте. (В том месте, где, по словам дежурного, задержали моего «злодея».) Вот и приняли решение все дела объединить в одно производство, т.е. в одно дело. Того урода, или нескольких уродов все еще искали. Место это было и остается очень не любимым сотрудниками ОВД района…Это пустырь, совершенно не освещенный. Там даже тротуара нет. Жителям нового микрорайона необходимо было от метро делать не маленький круг, чтоб добраться домой «цивилизованно». А по прямой, через тот самый пустырь, путь в три раза короче. Вот и идут люди. И сейчас идут, сколько бы агитация ОВД людей не отговаривала от этого.
А там, на пустыре, ну просто раздолье, для определенной публики.

Мой ли «злодей» был тем маньяком, или нет, еще предстояло выяснить. Но, я признаюсь, очень не хотел заполучить себе дело искомого «маньяка». Меня никто бы не «освободил» для его полноценного расследования. Пока это дело заберут в ПДСОГ (тогда это была постоянно действующая следственно-оперативная группа при окружной прок-ре), мне «все жилы вытянут». Одними указаниями «сверху» превратят мой мозг в проститутку, которую всем хочется поиметь. А у меня «не маньяков» полон сейф.
Но пока, минимум несколько суток, «маньяк» мой. И мне все это очень интересно.

Пока ехал, я пытался сам с собой рассуждать.
В случаях с «маньяком» жертвы все были убиты. У «маньяка» три жертвы за три месяца. Тут же, пока четыре за несколько часов, но все живы, да еще и показания дают. (И, Слава Богу, как говорится!)
Там молоток, нож и веревка в качестве удавки, а тут, только руки и ноги. Ну, и подручные средства в одном случае.
Нет, не он это. Не то все как-то, не то. Или я сам себя пытаюсь обнадежить?

Приехав в контору, я позвонил в ОВД. Опера в эти сутки дежурили толковые, мне оставалось лишь ждать материал и людей.
Всех троих (первых двух потерпевших и «злодея») привезли часам к шести утра. Все это время «злодея» возили «на продув», а у потерпевших брали подробные объяснения. Я к этому времени уже успел выпить изрядное количество кофе и кое-как привести свое полусонное состояние в относительно рабочее.

Ознакомившись с привезенным материалом, я смог примерно нарисовать себе картину того, что произошло. Пока мне были доступны детали лишь двух случаев из четырех. Обращения четырех потерпевших прошли через «02» в период с 22:30 до 23:30. «Злодея» задержали примерно около 00:00. Причем, его задержали на месте преступления, когда он бил четвертую потерпевшую.

Я, закурив, вышел в коридор, знакомиться со своим «контингентом». В коридоре сидели две девушки или даже скорее девочки. Я, почему-то, про себя назвал их «девчонками». От мысли, что таким хрупким, беззащитным девушкам, кто-то хотел сломать жизнь, попытавшись их изнасиловать, меня передернуло. Это были очень симпатичные девушки. На одежде одной из них были видны следы грязи, словно она валялись по земле. Слегка взволнованные и несколько растрепанные. Когда я поздоровался и представился, обе непроизвольно стали поправлять одежду и прическу. Выглядело это очень умилительно. Я подумал, что раз они, как любые нормальные девушки, подсознательно беспокоятся о своей внешности, то все уже не так плохо. Значит, шок от пережитого уже проходит. На их вопрос, долго ли им тут еще сидеть, я извинился и попросил их потерпеть еще некоторое время. Сотрудники милиции, находившиеся в коридоре с потерпевшими (надо отдать им должное), пытались балагурить, чтоб хоть как-то девчонок отвлечь от пережитых событий и скрасить их (уже достаточно долгое) нахождение в правоохранительных «застенках». У девушек, получалось улыбаться и, по моему, даже слегка кокетничать. Но меня сейчас больше всего интересовал мой «маньяк».

Меня распирало чувство двоякого любопытства. Чисто человеческое любопытство, перемешанное с профессиональным. Правда, профессиональное, все же, преобладало. Маньяков до этого у меня еще не было.

Войдя в кабинет, где находился «злодей», я поздоровался и представился. Я задал дежурный вопрос, о том, понимает ли «злодей» почему он тут находится и что происходит? На что он, спокойно глядя на меня, молча кивнул.

«Злодей». Назовем его Роман. Рома.

«Маньяк» мой оказался молодым человеком, двадцати двух лет. Высокий, худощавый, темноволосый, со спокойными коричневыми глазами и худым бледным лицом. Глядя, на него с трудом верилось в то, что он «маньяк». Но, как нам всем известно, внешность бывает обманчива. Мы (я, злодей, конвой) прошли ко мне в кабинет, предварительно уведя потерпевших, дабы они со «злодеем» не могли пересечься даже взглядами.

Рома, зайдя в мой кабинет в сопровождении двух милиционеров, молча сел на предложенный мной стул, стоявший напротив. Какой-то он нескладный был. Куртка с короткими ему рукавами, под курткой темная толстовка, на ногах туфли уже без шнурков, черные джинсы, все перепачканные в грязи. Темные стальные «браслеты» на его худых запястьях казались какими-то очень большими и тяжелыми. Я предложил ему закурить, он как-то робко согласился, но попросил еще воды, сказав, что его «очень сушит». От чая и кофе он отказался. Вода у меня была только горячая, из чайника. Меня очень удивило желание одного из двух милиционеров сбегать за водой в ближайшую круглосуточную палатку. Рома обратился к милиционеру-энтузиасту по имени с просьбой сходить за минералкой. Сказал, что деньги потом отдаст, так как у него все изъяли.

Милиционер тихо выругался насчет денег и глянул на Рому исподлобья. Спросив у меня разрешения выйти и оставить «злодея» с одним конвойным, милиционер вышел. Второй милиционер, тяжело вздохнул и, глядя на Рому с какой-то жалостью, сказал: «Рома, Рома, что же ты, бл…, натворил». Я уже начал понимать природу подобных «теплых» взаимоотношений ППС и «злодея». Только вот странно, почему мне об этом сразу не сказали?

Рома оказался сотрудником ППСМ того района, где его задержали. Причем задерживали нашего «маньяка» его же коллеги, которым он накануне сдал смену. Он, уроженец одного из славных городов нашей родины, подался после армии в Москву в поисках лучшей жизни, так как дома работы вообще никакой не было. Решил пойти в милицию. По здоровью проходил, да и жилье предоставили в виде комнаты в общаге. Проработал он чуть менее года.

В семь часов утра Рома все еще был рядовым сотрудником ППСМ ОВД района….г. Москвы. Он мне поведал, что вчера, после суток, сдав смену и разоружившись, они с коллегами решили немного выпить, так как сутки были сложными. По его словам, Рома выпил всего три алкогольных коктейля по 0,5. Коллеги его, дойдя с ним до его дома, до подъезда Рому провожать не стали. В руках у него была третья, только открытая банка коктейля. Далее Рома, с его слов, ничего не помнит.

Меня удивило, что Рома со всем соглашается. Когда я сказал, что он подозревается в таком количестве преступлений, да еще каких преступлений, он, держа голову руками в наручниках, просто смотрел в пол. При этом он говорил, что он не мог этого сделать, но и столько людей не могут врать. Если все потерпевшие говорят, что это он, то он и отрицать не будет.
«Если люди говорят, что это я, значит это я. Вон, ребята говорят, что они меня «приняли», когда я бабушку палкой бил. Они же не будут врать? Но я не знаю, как я такое мог сделать. Я ничего не помню.»

Когда я начал Рому допрашивать, он сказал, что подпишет все, что я ему дам. От защитника он отказался. Точнее заявил, что защитник ему не нужен. Это было очень необычно и подозрительно. Пока не проснутся знакомые адвокаты, я решил ничего не предпринимать. При раскладе, что Рома «ничего не помнит», мой протокол допроса, и прочие документы без адвоката не стоили бы и выеденного яйца. Дав Роме возможность позвонить отцу, я попросил конвой увезти его пока в ОВД до 11 часов дня. Я решил все следственные действия с Ромой проводить только при наличии адвоката. Моего или его адвоката, мне было без разницы. Так было бы правильней, учитывая, что мой «злодей-маньяк» «ничего не помнит». Тогда я думал, что это просто такая линия защиты. В голове не укладывалось то, что Рома все готов был подписать. Я думал, что он, будучи сотрудником милиции, знающим как себя вести, решил сейчас со всем согласиться, а потом начнется «геморрой» с обжалованием всех проц. документов, составленных без защитника.
«Маньяка» увезли. Пришла очередь потерпевших.

Ксюша. Первая потерпевшая. (19 лет)
- покушение на насильственные действия сексуального характера с применением насилия или с угрозой его применения;
- побои, т.е. нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не вызвавших кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.
Внешне очень миловидная, если не считать огромного кровоподтека вокруг левого глаза, который стал уже приобретать лиловый цвет. У девушки были очень красивые большие серые глаза. Ну, один глаз точно. Второй, отекший, девушка прикрывала носовым платочком. Я, воспользовавшись статусом следователя, попросил-таки показать мне «полученные в результате нападения телесные повреждения», второго глаза не смог увидеть. Слишком сильный был отек. Увидев это на молодом симпатичном девичьем лице, я сразу вспомнил слова конвойного: «Рома, Рома, что же ты, бл…, натворил». Только от себя я еще мысленно дополнил эту фразу, более крепкими словами.

Эта девушка достойна аплодисментов стоя. Девушкам, которые будут это читать, очень рекомендую взять на вооружение ее тактику поведения в экстремальной ситуации. Хотя, упаси вас всех Бог, от этих ситуаций.

Студентка, умница и просто красавица.
Она старшая дочь в семье и от того всегда была очень самостоятельной. Учась на дневном отделении оного из столичных вузов, старалась еще работать. В тот вечер Ксюша возвращалась домой не очень поздно, около десяти вечера. Где-то с подружками сидели они. Ну, раз еще не очень поздно, решила срезать путь через пустырь. Впереди, метрах в ста от нее, шли какие-то люби и потому Ксюше было не страшно. Когда она шла вдоль гаражей-«ракушек», стоявших на пустыре, увидела идущего навстречу парня. Шел он как-то странно, из далека ей казалось, что он сам с собой разговаривает.

Когда он был уже ближе, Ксюша увидела, что парень этот с кем-то громко ругается по телефону. Из того что она услышала в его громком разговоре, Ксюша поняла, что спорил этот парень с девушкой. Когда они поравнялись, Ксюша увидела, что парень этот несколько не в себе. Он продолжал ругаться вслух, хотя телефон был у него в опущенной руке. После того, как они с этим странным парнем разминулись, Ксюша прошла еще метров 10. После этого она услышала, как сзади кто-то бежит. Она повернулась и увидела, что это тот самый молодой человек бежит обратно. «Ну мало ли, может забыл что-то, или девушка назад позвала…». Ксюшу неожиданно обхватили сзади за шею, сильно сдавили горло и, практически приподняв над землей, потащили в сторону ракушек. Она очень испугалась и не сопротивлялась. Когда они оказались между ракушек, ей было сказано: «Стой, не дергайся, с…ка, а то убью…». Ксюша прохрипела нападавшему, что он может ее отпустить, а то ей трудно дышать. Говорила она очень спокойно. Девушка понимала, что дело имеет с человеком невменяемым. Ее отпустили.

Ксюша смогла развернуться и увидеть лицо того, кто ее сюда затащил. Это был тот самый молодой человек, которого она видела идущим навстречу и после бежавшим позади. Вид у этого парня был действительно каким-то странным. Он никак не мог сфокусировать взгляд на одном месте. Ксюша спокойно, не из самообладания, а скорей из жуткого страха, спросила, что ему нужно. При этом она получила сильный удар кулаком в лицо. Она упала, ее подняли за шиворот и сказали: «со..и давай». Парень расстегнул брюки, вынул свой член и еще раз повторил требование. Ксюша, заметила, что ее потенциальный насильник находится в какой-то прострации и решила этим воспользоваться. Она, держась за ушибленное место, сказала, что все поняла, но ей придется расстегнуть куртку. Парень ответил, что он не возражает. Ксюша повернулась к нему спиной и сделала вид, что расстегивает заевшую молнию на куртке. Так, дергая за молнию, она стала тихонько идти в противоположную от насильника сторону, говоря, что молния заела и ничего не видно. В какой-то момент, Ксюша просто побежала. Побежала так, как она никогда не бегала в своей жизни. Она не разбирая дороги, бежала в сторону домов, где шли какие-то люди. Парень ей что-то крикнул в ответ, но она не смогла разобрать слов, так как в ушах сильно отдавался сердечный пульс.
Дома, после того как Ксюша все рассказала родителям, ее папа позвонил в милицию. Папа в приступе гнева порывался выйти и найти этого….Но жена и дочь его отговорили.

Настя. Вторая потерпевшая. (21 год)
- покушение на насильственные действия сексуального характера с применением насилия или с угрозой его применения;
- разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.
- побои, т.е. нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не вызвавших кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.

Настя. Тоже очень симпатичная, голубоглазая, с огненно рыжей шевелюрой, девушка.
В тот раз Настя возвращалась домой с вечерних курсов английского языка. Этой дорогой она ходила уже сотни раз. Вот и в этот раз пошла через пустырь, не задумываясь. Не произвольно обернувшись, Настя увидела, что за ней быстрой походкой идет какой-то высокий и худой молодой человек. От его вида у Ксюши внутри возникло беспокойство, даже тревога. Ксюша не оборачиваясь ускорила шаг. Неожиданно, ее схватили сзади за воротник куртки, резко развернули, и она почувствовала на лице сильную пощечину. В глазах потемнело. От страха у нее обмякли ноги и Настя села на землю, не в силах стоять. Девушка стала протягивать этому странному молодому человеку свою сумку, говоря, что у нее больше ничего нет.

Настю так ударили в первый раз в жизни. Лицо очень горело. Голова гудела. Страх парализовал все ее тело. Она только и могла, что глупо повторять одно и тоже: «вот бери, больше нет ничего», постоянно протягивая свою женскую сумку. Настя говорила одну и ту же фразу, и совершенно не слышала, что ей говорит этот молодой человек с безумными глазами. Когда на нее замахнулись в очередной раз, Настя расслышала вопрос, который ей задали. Ее спросили, будет ли она со…ать, при этом парень одной рукой расстегивал джинсы. Настя, находясь в состоянии какого-то животного страха, продолжала тихо твердить одно и то же. Она все время пихала сумку парню в руки, предлагая ее забрать. Незаметно для себя Настя встала на ноги, и, сама не понимая как, сильно толкнула парня в грудь своей сумкой, которую она держала обеими руками. Парень пошатнулся и, машинально схватив сумку, выпустил Настин воротник. Она побежала, повторяя про себя лишь «мамочка, мамочка, мамочка»…Гнались ли за ней, Настя не знала, так как оборачиваться было очень страшно.

Уже только тогда, когда Настя добежала до ближайших домов, она смогла немного успокоиться. Сумка ее осталась у парня. У кого-то из прохожих Настя попросила телефон (ее остался в сумке) и позвонила брату, попросив, чтоб он ее забрал. С братом на машине они поехали в местное ОВД, по дороге позвонив в «02».

Елена. Третья потерпевшая. (37 лет)
- побои, т.е. нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не вызвавших кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.

Все еще достаточно привлекательная женщина, мать двоих детей. Елена возвращалась в тот вечер из гостей. Решила пойти от метро через пустырь. Муж встретить не мог, так как сидел дома с маленькими детьми. Елена разговаривала с мужем по телефону и уже почти подошла к дому, когда к ней подбежал какой-то странный молодой человек и, крикнув «Суки вы все», нанес ей удар кулаком в лицо. От удара Елена упала на землю. Из носа шла кровь. Лена так и не поняла, что произошло. Ударивший ее молодой человек, куда-то исчез. Рядом надрывался ее мобильный, который она, падая, выронила. Это звонил муж, который видел, все в окно. Встав на ноги и зажав пальцами разбитый нос, Елена побежала в сторону подъезда. Из дома она позвонила в «02».

Клара Захаровна. Четвертая потерпевшая. (57 лет)
- покушение на изнасилование, то есть половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей;
- побои, т.е. нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не вызвавших кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.

К.З. вышла (на ночь глядя, за каким лешим, не понятно) покормить дворовых кошек у мусорного бункера, стоявшего сбоку дома на достаточном удалении. Она уже выложила кошачью снедь на определенное место, когда сзади ее по голове сильно ударили чем-то твердым. Она упала лицом вперед и капюшон пальто накрыл ее голову. Кто-то уселся на нее сверху и пытался порвать на ней трикотажные брюки. К.З. боялась поднять голову, и прижав капюшон к лицу руками, кричала. Кричала от страха и не понимания того, что с ней происходит. С головы по щеке стекало что-то теплое и липкое. Она кричала тому, что сидел сверху и говорил ей: «молчи тварь, а то убью», что ей уже пятьдесят лет. «Что тебе надо, сынок, я же уже старая?». Ей ответил мужской молодой голос: «Я секса хочу». Она что-то еще кричала, он тоже. Потом, видимо, не справившись с брюками К.З., молодой по голосу парень вдруг встал с нее, и она почувствовала еще два сильных удара по спине чем-то твердым. Потом какие-то крики. Кто-то приподнял ее капюшон, и она увидела милиционера в форме с автоматом. Кто-то еще рядом кричал: «Рома брось палку!». Милиционер спросил, может ли К.З. встать и, увидев у нее на лице кровь, сказал, что сейчас вызовет «скорую». Поднявшись, К.З. увидела молодого парня с большой палкой в руках. Милиционеры обращались к парню по имени и долго уговаривали бросить палку. Потом этот парень бросил палку и сразу как то обмяк. Он сел на землю, опустив голову вниз, и протянул вперед руки, чтоб было удобней одевать наручники. Милиционеры на одной машине увезли безумного парня в наручниках, а на другой, оказав К.З первую помощь, отвезли в травмпункт.


Даже после того как Роме был предоставлен государственный защитник, он так и продолжал утверждать, что он ничего не помнит. В суде Рома согласился с избранием ему меры пресечения в виде заключения под стражу. Этому удивились все, даже судья. На моей памяти ни один «злодей» не хотел в изолятор, все просили оставить их на свободе «под подпиской». Рома же сказал, что он согласен. Он все понимает и со всем согласен.
Рому опознали все потерпевшие. Ксюша с Настей очень боялись этого опознания, но обе, поочередно входя в камеру КПЗ, где стоял Рома среди похожих статистов, не дожидаясь вопроса и определенных процессуальных процедур, сразу указали на Рому пальцем. Елена и Клара Захаровна опознали его по фото. На тот момент Рома уже сидел в ИЗ 6/77 г. Москвы (на половину женский, на половину «красный»), в который я выписал ему «направление» по просьбе его самого и его коллег.

Позже Роме отец нанял адвоката, хорошего адвоката. К счастью, нам с защитником удалось найти общий язык. Забыл вам сказать, что Рома, на момент задержания оказался уволен. Еще вчера! Надо же какое совпадение. И, что делал на суточном дежурстве экипажа ППСМ этот, уже уволенный, сотрудник было не совсем понятно. Так ему еще и оружие доверили.

У некоторых лиц было очень большое убеждение в том, что «мой Рома», это и есть тот самый маньяк, а потому это еще 3 «износа» и 3 «убоя» сверху. При таком раскладе уехал бы Рома надолго. Только вот лица эти не удосужились глянуть Ромин график дежурств. В двух случаях ранее совершенных «маньяком» убийств с изнасилованием в эти дни Рома дежурил в экипаже ППСМ. В третьем случае, его вообще не было в Москве, он ездил домой на день рождения к отцу. Это «под протокол» подтвердили четыре человека. Слили Рому по полной.
Стационарная «психушка», т.е. экспертиза, признала Рому вменяемым.

Я думаю, что Рома наш был под какой-то наркотой. Или же в состоянии патологического опьянения, что не лучше. Есть такие люди, которым пить нельзя вообще, они от 50 гр. алкоголя начинают вести себя как буйнопомешанные и становятся очень агрессивными. Но, ни то, ни другое никак не оправдывает всего того, что он натворил. Я узнал, что Рома накануне всего этого нехорошего действа сильно поругался со своей любимой девушкой (ее я тоже допросил, если что).
До самого конца следствия Рома утверждал, что он ничего не помнит. Для дела это было не важно, доказательств его «похождений» было достаточно. По совету адвоката, вину свою Рома признал частично. Мол, раз говорят, что я, то я не спорю, но я не хотел. Не помню ничего. Говорят, на суде Рома у потерпевших попросил прощения и раскаялся.

Рома был осужден только за те преступления, что было доказано. Никаких «висяков» на него не «повесили».
Позже было возбуждено дело по факту его незаконного увольнения.

Р.S. Ксюша через месяц была «как новенькая», глаз прошел, не осталось и следа. У нее действительно очень красивые глаза. Оба !

P.P.S Настоящего маньяка задержали позже.

У меня все. Спасибо, что дочитали.

© Gaskonets

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
самый спокойный
15.09.11 16:28

Внатуре букофф дохуя.

 
Квадрат
15.09.11 16:30

Заранее простите за очень большое количество букв.

нипрастил нихуя!

 
Паниковский
15.09.11 16:32

Довольно продолжительная прелюдия.

 
Старпом
15.09.11 16:35

Нечетал

 
Ra
15.09.11 16:35

Четадь?

 
самый спокойный
15.09.11 16:36

Кто-то прачетал?

 
подперд
15.09.11 16:38

не, много букф

 
подперд
15.09.11 16:38

не, много букфф

 
Квадрат
15.09.11 16:41

Еще раз извините, за большое количество букв.

не извиню и ни праси!

 
Паниковский
15.09.11 16:43

Какой же я мудаг, что дочитал. Автор! Не пиши больше!

 
Паниковский
15.09.11 16:44

Бля! Вот большего "ни о чём" я в жизни не читал.

 
читал
15.09.11 20:25

Нада была клафилинщика искать, который его траванул. Каму-та видима Ваш Рома мешал сильна. И дружбанов его бывшей проверить.

 
ich
16.09.11 10:59

Прочел.
Паходу это его сослуживцы падставили

 
Uster
16.09.11 14:48

блеать, проверили его на химию то в организме?
подмешали коллеги хрень какуюнить, чтобы потом задержать его как "маньяка" и медали или ордена получить

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Пойми ее, если сможешь: как читать между строк при общении с девушкой
Страшная тайна отечественной мультпликации
Основной признак гулящей жены
Советы по экономии, которые не работают
Можно ли ударить чужого ребенка?
Павел Воля о мужчинах
С каким-то — не значит с любым
Как Леонид Броневой Мюллером стал


Случайные посты:

Ополаскиватель для рта
Хоть кому-то диплом в жизни пригодился
Насильники утопленниц
Заметки о США и менталитете американцев
Эх щас бы в Питер
Итоги дня
"Скотина бестолковая!" или записки слесаря
Факты о сказках
Как я сбежал от девушки
Не все знают, за счет чего утки держатся на воде